16+

Дизайнер Елена Уколова: мечтаю о коллекции безумных свитшотов

Потребительский рынок, Персоны, Weekly, Бизнес, Южно-Сахалинск

Мы самоизолировались, когда ходили в зимней одежде, а сейчас уже — кроссовки, тренчи, легкие платья и куртки. Как будто межсезонье поставили на перемотку, словно скучный эпизод в фильме. А ведь наверное каждый хоть раз о таком мечтал: вот бы без этой грязи и слякоти, сразу раз — и из зимы в лето. Что ж, новый сезон — самое время отвлечься от новостной повестки и поговорить о моде, о стиле, о создании чего-то своего, нового, необычного. А еще — о том, как губительна обыденность и как жизненно важно вдохновение, чем бы ты ни занимался. Дизайнер и художник Елена Уколова рассказала корреспонденту ИА Sakh.com о своем пути от рутины до творческих полетов, о первой коллекции для танцовщиц, а еще о том, почему она никогда в жизни больше не возьмется за свадебное платье.

Елена Уколова
Елена Уколова

— Елена, во время показа вашей коллекции, созданной для сахалинских девушек, танцующих вог, модели не просто дефилировали, а именно танцевали. Это потому, что вог основан на подиумной походке и модельных позах?

— Да. Мы решили, что просто проходку делать неинтересно, потому что так устроены все показы. Девчонки умеют танцевать, почему бы это не показать, не сделать на это ставку? К тому же это такой тест-драйв, костюмы сразу проверяются на прочность, ведь девушки и в шпагаты прыгали, и приседали, и на пол ложились. Эта коллекция сделана по заказу танцевального коллектива. Ко мне обратились с конкретным предложением — хотим вот такие образы на такую тему. Нарисовали примерные эскизы, я доработала их идеи и предложила готовые варианты. И еще подумала, что будет здорово, если это будут костюмы не на один раз, чтобы выступить, пофотографироваться и сложить в шкаф, а чтобы их можно было носить и в обычной жизни. Необязательно такими комплектами. Все детали костюмов раздельные, съемные, все компонуются с повседневной одеждой и получаются универсальные образы.

— Какие материалы использованы для создания костюмов?

— Декоративные элементы, в основном в верхней области, сделаны из кожзаменителя. Это портупеи, разные вставки. Все продумано так, что не сковывает движения, потому что вог — это очень активная жестикуляция, много движений руками с большой амплитудой. Сами костюмы выполнены из стрейчевой искусственной замши. Цвет по желанию заказчика выбран зеленый, болотный, ближе к хаки. Идея коллекции — эльфы, что-то связанное с лесом, загадочные феи, нимфы… Поэтому нужны были неяркие цвета, что-то глубокое, древесных оттенков. В коллекции восемь комплектов для восьми танцовщиц.

— Коллекция как-то называется? "Древесные красотки" или что-нибудь такое?

— Мы долго думали над названием, было много вариантов, но решили обойтись без него.

— Какими модными тенденциями вы руководствовались, что взято за основу?

— Наверное, главный тренд — это брюки-клеш. Мода на них идет уже не первый сезон. Причем, клеш не от колена, а от самого бедра. Это скорее даже брюки палаццо, очень широкие, которые выглядят зачастую как юбка. И еще портупеи — кожаные или под кожу. Это модно и к тому же комфортно. Я видела, что некоторые профессиональные фотографы используют портупеи. Но функциональная составляющая необязательна, это может быть просто элемент, дополняющий образ и позволяющий сделать его более стильным.

— Вы сами носите портупею?

— Нет, я не ношу, но много думала о создании такой коллекции. Хотя тут всегда упираешься в вопрос реализации, чтобы это было сделано не просто так и не лежало на полочке. Мне нужно, чтобы был запрос, чтобы вся работа была не в пустоту. Поэтому я и поработала с девочками. Очень жалко, когда тратится очень много сил, энергии, времени, а вещи потом лежат.

— Сколько времени ушло на создание коллекции?

— Около месяца, и это даже долго. Я могла бы сшить быстрее, но нужно было делать примерки. Пока не подгонишь по фигуре, дальше работать не можешь. Если бы не эти промедления, вся коллекция родилась бы недели за две. Если охватывает вдохновение, получается достаточно высокая скорость производства, я даже за ночь могу пальто сшить.

— Были ли еще запросы на создание целой коллекции?

— Нет, но разные заказы, конечно, были и есть. Из интересного — мантия для молодого человека. Это такая толстовка своеобразного кроя с огромным капюшоном, который делает тебя похожим на героя "Звездных войн". Из самых крупных работ в моей истории было свадебное платье. Вообще заказы я беру крайне редко, потому что у меня был довольно-таки большой опыт работы в ателье и довольно часто там попадались неблагодарные клиенты. Это было не на Сахалине. Некоторые люди думают — я тебе заплатил пять тысяч, так вот я с тебя теперь их стрясу. Не понимают, насколько сложна работа, связанная с индивидуальным пошивом. Часто просят — а давай это переделаем, а давай то. Уже после того, как все оговорено, вносят изменения, а ты уже сделала, как договаривались. В итоге переделываешь порой по несколько раз, и все это без доплаты. Сейчас я беру заказы только от знакомых или от знакомых знакомых, ради своего душевного спокойствия. Но если мне интересна идея, я готова сделать что-то и бесплатно. Это может быть коллаборация с фотографами: если у них есть интересный фотопроект, я могу создать наряд. Такой опыт уже был, буквально за несколько часов я сшила простое, но в то же время необычное платье для модели.

— Если на заказ шьете редко и выборочно, то чем занимаетесь большую часть времени?

— Я преподаю в швейной мастерской и в частной художественной школе. Учу взрослых и детей шить, а детей — рисовать. Я окончила художественную школу на Сахалине, потом колледж искусств, где отучилась на дизайнера, и уехала в Ростов-на-Дону поступать на графического дизайнера, делать визитки, плакаты и так далее. Но, к счастью, в первый год обучения увидела преимущества в другой сфере и на втором курсе поступила на дизайнера одежды. Мне показалось, что это гораздо интереснее. Я училась и одновременно работала в ателье, хозяйкой которого была моя преподавательница. Прошла там практику и решила остаться. Проработала там три года. Большую часть швейного опыта приобрела именно там, потому что заказы были самые разные.

— Что самое трудное приходилось делать?

— Свадебное платье. Причем, не шить, а переделывать. Это всегда и есть самое сложное в процессе пошива. Пришла к нам в ателье невеста, которая купила платье своей мечты, но на несколько размеров больше. И это было настолько сложно исправить! Пришлось просто переделывать все полностью. Причем, это было платье в классическом стиле: многослойное, десять тысяч юбок, все в бисере. Я провела под этой свадебной юбкой две недели, все отпарывала, а там одну ниточку дернешь, одну бусинку отрежешь — и все рассыпается. Эти бусинки в баночки собираешь, корсет ушиваешь, потом на место приделываешь… Это был ад, просто безумие какое-то. Две недели в коконе из свадебного платья. Я потом сказала — все, со свадебными платьями никогда ко мне не подходите, я с ними работать не буду ни на каких условиях. В итоге все с этим платьем получилось, хоть оно и много нервов съело, но невеста ушла довольная.

— Какие еще были сложности?

— В остальном из сложного в работе в ателье — только клиенты. Ну и в конце концов такая работа надоедает. У тебя нет права отказа: принесли джинсы подшивать — подшиваешь джинсы, и так до бесконечности. Когда я вернулась на Сахалин, сшила себе пальто еще на каком-то свежем порыве, а потом убрала машинку и примерно два года вообще ее не касалась. То есть я на этом хотела поставить крест, потому что за три года работы в ателье и за время создания дипломной коллекции настолько нашилась, настолько сильная была передозировка… Я устала, просто безумно устала, это был уже не кайф, а обязаловка, рутина. Поэтому сказала — все, больше никогда к этому не вернусь. И ушла в преподавательскую деятельность, учила рисовать, работала в образовательном центре педагогом. Потом этот центр закрылся и открылась другая швейная школа. Я устроилась туда на работу как педагог по изобразительному искусству, а потом меня заставили (смеется). Точнее, уговорили преподавать шитье. Мы провели пробный мастер-класс, я снова втянулась и очень рада. В этой работе нет рутины, здесь такая энергетика добра и безумного интереса, такие благодарные клиенты… Мне очень нравится работать с людьми, хотя никогда не думала, что найду себя в педагогике. И вторая моя работа сейчас — в частной изостудии с детьми. Конечно, это большая эмоциональная отдача. Бывают дни, когда три-четыре занятия подряд, после которых приезжаешь домой и не хочешь разговаривать, хочешь просто помолчать, потому что с утра до вечера только и делаешь что общаешься с людьми. Это же не просто сказать, что к чему пришить, это еще и личный контакт. За время курса мы знакомимся, узнаем больше друг о друге, я всегда интересуюсь, как у кого дела, как прошли выходные, как поживают дети, собаки… У меня много клиентов, которые после окончания одного курса возвращаются и берут другой блок, учатся еще чему-то, и я всегда безумно рада их видеть. А еще я шью детскую одежду и сдаю ее на реализацию в недавно открывшийся сахалинский магазин. Там отдельная полочка с моими костюмчиками.

— Есть мечта открыть магазин, шоурум, студию — что-то свое?

— Всегда хотела делать все, что приходит в голову, и чтобы на это был спрос. Например, сшила как-нибудь рубашку, повесила — и все пришли и захотели ее купить. То есть не ограничиваться заказами, а просто творить. Да, для этого нужен какой-то магазин, шоурум, выставочный зал. И нужна команда: или наемные работники, или договариваться с каким-то производством где-то там, а это, я знаю, очень тяжело. Ты далеко и не можешь полностью отследить качество. Отшивать самой, чтобы хватало на целый магазин, был размерный ряд и при этом обновлять коллекции — это надо шить день и ночь. Еще одна сложность швейного производства на Сахалине — ткани. Я для работы все заказываю, здесь не покупаю.

— Потому что здесь нет выбора?

— Нет выбора и гигантские цены, накрутка 300 процентов, если не 400 или 500. А с учетом того, что оптом цена еще ниже, чем в розницу, конечно же, мне выгодно брать не здесь. Но тут такой момент. Нужно тщательно продумывать, что ты хочешь сшить, иначе купишь много ткани и останется лишняя. Хотя у меня ничего не залеживается, я шью в подарок родным, друзьям, знакомым. Очень часто дарю то, что делаю, чаще всего это свитшоты.

— Хорошо иметь такую подругу.

— У меня была миниколлекция таких странных свитшотов, всяких асимметричных, с вырезами, разрезами и так далее, вот я на Новый год подружкам их подарила. Они такие довольные были. Это неординарный подарок. Человек будет носить, помнить. Другой такой подарок никто не подарит. Ну и в принципе свитшоты с сахалинским принтом всегда хорошо заходят, их часто покупают в подарок, как сувениры. Мои свитшоты улетали в Корею, в Прагу, куда-то на черноморское побережье…

— Прямо как открытки.

— Да, точно. В Питер, помню, отправляла тоже. То есть разлетелись так нормально. Вот недавно купили у меня свитшот в подарок девушке из Приморья. А однажды три сахалинские девушки друг за другом заказали мои свитшоты и потом прислали фото, где они стоят вместе — и все в моих свитшотах. Оказалось, они из одного офиса и в пятницу у них свободный дресс-код, решили прийти так, сделать такое классное селфи и мне отправить. Свитшоты все были разные, так как я с клиентами работаю индивидуально. Один хочет капюшон, другой — короткие рукава, третий — определенную длину, четвертый — карман. Без проблем! Брендированные вещи в основном делают стандартного размера, со стандартным набором принтов. Нравится — бери, не нравится — не бери. У меня другой подход, но из-за этого я проседаю на их фоне, потому что у меня цена выше или в наличии чего-то нет. Зато в каждую вещь вложена душенька. Каждому клиенту подбираю цвет манжетиков, цвет рукавчиков и все остальное. И клиенты находятся, хотя я особо рекламой не занимаюсь. На это нужно много времени и усилий, Instagram сейчас очень сложен в раскрутке и поддержании интереса подписчиков. В основном работаю по рекомендациям.

— Часто шьете для себя?

— Это классический случай сапожника без сапог. Шить для себя безумно лень, и безумно не хватает на это времени. Единственное, бывает, сошьешь что-то для коллекции, для продажи, лежит-лежит, потом думаешь — нет, себе все-таки оставлю. Не шью для себя никаких сложных вещей. То есть в моей истории была пара вечерних платьев, пару пальто делала себе, но несложной конструкции. Себе тяжело делать примерки, на спине что-то поправить, поэтому все, что шьется для себя, должно быть максимально простым в исполнении. Ну а вообще это конечно здорово, когда приходишь на какое-то мероприятие и все вокруг — о, какое красивое платье! А ты с гордостью — да, это я сделала. Но меня редко так спрашивают, потому что на всех тусовках, где я появляюсь, и так знают, что я сама себе могу сшить. Иногда даже про покупные вещи спрашивают — сама? Люди думают, что если я шью, значит во всем своем хожу. Но на самом деле есть вещи нерациональные по трудозатратам. Например, никогда не буду шить себе футболку или джинсы, потому что проще пойти и купить. Вот над вечерним платьем есть смысл потрудиться, сложно найти именно такое, какое хочется. Хотя на самом деле, наверное, это неправильно. В первую очередь сам дизайнер является представителем своего товара, живой рекламой. Я должна одеваться в свое, чтобы люди спрашивали — а что это такое? И я отвечала бы — а это вот мое, и это тоже, и вот это.

— Получается, сейчас ваша вещь-визитка — это свитшоты?

— Да, наверное. Я безумно люблю работать с трикотажем, знаю его как свои пять пальцев. У меня есть маленькая мечта — создать коллекцию сумасшедших свитшотов с безумными молниями, чтобы у них что-нибудь отстегивалось, чтобы они были все в клепках, что-то такое безумное. Но опять встает вопрос, куда я это дену. Зачастую в творчестве меня останавливает только момент реализации, потому что, допустим, вещь кому-то понравилась, но не подошел размер. Встает вопрос размерного ряда.

— Классический вопрос — что будет модно этой весной?

— Знаете, говорить о моде на Сахалине как-то тяжело. Мы в принципе отстаем от России, и по моде в том числе. Большинство людей одеваются так, как им удобно или как они вынуждены из-за финансовой стороны вопроса. Настоящих модников у нас мало, в основном все в черном, все в сером, в джинсах… Но в последнее время у нас начали появляться стилисты, и это радует. Я тоже посещала курс по стилю, безумно интересно. На следующий день после него сменила цвет волос и пересмотрела гардероб, поняла, почему в какой-то одежде мне было дискомфортно, и в итоге избавилась от большого количества вещей. Мы часто одеваемся по ощущениям, а на самом деле очень полезно знать, какие цвета, модели тебе идут, какой стиль твой. Вообще заниматься своим имиджем полезно. Человек начинает чувствовать себя комфортно, потому что одежда отражает его внутренний мир, его характер. К новым покупкам начинаешь подходить не спонтанно, а осознанно, а это очень здорово и экологично.

Узнавайте новости первыми!
Подписаться на новости
Telegram Подписаться в Telegram WhatsApp Подписаться в WhatsApp

Обсуждение на forum.sakh.com

литера 20:14 13 мая
Свитшоты? Не проходящий хит любого сезона это просто шоты!
Axelerat 13:03 13 мая
Ленка молодечик!!
hussy_ 12:45 13 мая
А где преподает Елена, в "Фактуре"?
Дракон88 12:25 13 мая
Молодцы
Читать еще 8 комментариев