16+

Зампред ПСО Сидоренко рассказал, как давал взятку бывшему мэру Лобкину

Дело Хорошавина, Политика, Южно-Сахалинск

Очередным свидетелем по выборному делу бывшего сахалинского губернатора Александра Хорошавина стал заместитель председателя островного правительства Владимир Сидоренко. В 2014 году, когда проходили выборы в городскую думу Южно-Сахалинска, он был действующим депутатом и заместителем генерального директора "Сахалинэнерго".

На выборах в 2014 году Владимир Сидоренко одержал победу, но до конца созыва досидеть не смог. Народный избранник получил повышение и отправился на должность заместителя председателя правительства. Её он занимает до сих пор и остается одним из немногих чиновников "старой" команды при Валерии Лимаренко.

Владимир Сидоренко
Владимир Сидоренко

Обвинение спросило, знает ли Владимир Сидоренко бывшего мэра Южно-Сахалинска Андрея Лобкина. Зампред ответил утвердительно и отметил, что у них были деловые отношения как у депутата и мэра. По словам Сидоренко, неофициально Лобкин курировал выборы всех депутатов в гордуму в 2014 году.

— Со слов Лобкина тогда [стало известно], что по поручению губернатора [Хорошавина] он будет курировать выборы, — сказал свидетель.

— Лобкин вам об этом сам сказал? — спросило обвинение и получило утвердительный ответ.

В ходе допроса уточнялась роль Андрея Лобкина на выборах. Он собирал команду, чтобы закрыть все 25 округов кандидатами от "Единой России". По словам Владимира Сидоренко, список потенциальных кандидатов в депутаты отправлялся на согласование губернатору Александру Хорошавину (на тот момент).

— А что давало это согласование? — спросило обвинение.

— Как я понимаю, это давало нам возможность заявиться от "Единой России" как от партии. Не надо было ходить по квартирам, собирать подписи. Раз. Второе — понимание административного ресурса, что город будет помогать. Какие-то вопросы предвыборные [решать], — ответил свидетель.

— Что в вашем понимании предоставление административного ресурса? — уточнил прокурор.

— Например, дополнительно отремонтировать ещё один двор. Или дом, где есть какая-то проблема, которую депутат, при всем уважении к этой должности, [решить не сможет, потому что] ресурсы ограничены. Как-то подавить на ресурсные компании, чтобы лучше сработать, — объяснял Владимир Сидоренко.

— Что значит подавить? — спросил обвинитель.

— Ну, не знаю. В доме давно не было тепла, ну или плохое тепло, все-таки разобраться и сделать, чтобы там было тепло и жителям хорошо. И депутат говорит: вот я тут добился, не добился, помог, не помог. Ну, как пример, — ответил зампред.

Прокурор уточнял, что ещё дало выдвижение от партии. Владимир Сидоренко рассказал про то, что на остров "Единая Россия" приглашала команду технологов и юристов, чьей помощью можно было воспользоваться. Бывший городской депутат от этих специалистов хотел прежде всего юридической поддержки.

— Мне важна была юридическая составляющая. Юристов, которые все эти тонкости в избирательном законодательстве знают, найти достаточно сложно. Человек должен вариться в этой системе. Знать последние решения судов: за что снимают кандидатов или не снимают. Две запятые неправильно в каком-то отчете сделал или неправильно разместил листовку, за это [могут снять]. Такие нюансы юрист общей практики, как правило, не знает. Но это было важно, — добавил свидетель.

Дальше допрос свернул к встречам Сидоренко с Лобкиным. Первая произошла в январе — феврале 2014 года, где экс-мэр рассказал, что с кандидата нужно десять миллионов рублей. Владимир Сидоренко отказался, потому что у него таких денег не было. Через два месяца Андрей Лобкин обратился снова и снизил цену до трех миллионов рублей. На этом стороны договорились.

Деньги были переданы несколькими траншами, три миллиона выплачены полностью, расписок свидетель не брал. Обвинение уточняло, на что именно тратились деньги. Плата шла за общую поддержку и команду технологов с юристами. Под общей поддержкой Владимир Сидоренко понимал то, что он был в списке "Единой России", и наличие некого административного ресурса.

— Если бы "Единая Россия" заявила другого кандидата на этот округ, то пришлось бы посложнее. Мог бы и не стать депутатом. Можно было получить обратный эффект. Вместо поддержки какое-то противодействие, — рассказал свидетель.

— Кто мог [его оказать]? — спросил прокурор.

— Административный ресурс. Четко же понимали, например, если тебя заявили от партии, тебе не нужно состоять в списке, тебе просто сдается от партии пакет документов, общим списком регистрируются. И ты зарегистрированный кандидат можешь дальше юридически работать. Если ты не кандидат от партии, то тебе нужно собрать с жителей 100 или 150 подписей. Ну и вопросы: подписи приняты, не приняты, ошибка техническая, осознанная-неосознанная. Это же вопросы достаточно сложные. Как правило, нормальный человек пытается от этого уйти. Это была основная поддержка партии — пойти от партии, — добавил Владимир Сидоренко.

— А административный ресурс? Вы получили поддержку? — уточнил обвинитель.

— Нам главное, чтобы не мешали, — ответил зампред.

И дальше Владимир Сидоренко рассказывал о том, что если не идти в составе команды, то тебя могут не зарегистрировать. Если героически зарегистрировался, то могут появиться другие проблемы.

— Учитывая, что по факту это не случилось, то догадываться сложно [какие проблемы могли быть], — добавил экс-депутат.

Обвинение уточняло, что случилось бы, если Владимир Сидоренко не заплатил три миллиона рублей. Он считает, что, скорее всего, не попал бы в список партии. При этом в ходе разговоров конкретно такая информация не звучала. Андрей Лобкин говорил, что видит свидетеля в команде, будет поддерживать, но надо поучаствовать в общем деле.

— А на какие цели должны были пойти [деньги]? Он говорил? Какая-то смета? — спросил прокурор.

— Ни про смету, ни про отчетность финансовую ничего не говорил. Было понимание, что в целом [оплата] за поддержку, за то, что будет работать так или иначе команда. Она на всех работала кандидатов "Единой России". Ну а дальше каждый пользовался: кто-то больше, кто-то сам ещё доплачивал наверно, не знаю, — ответил свидетель.

Кандидат в депутаты свою предвыборную программу сам строил на 95%, а ещё 5% — это юридическая помощь. Вскоре слово перешло к защите, и те пытались определить, от кого была поддержка (за которую платил деньги Сидоренко): от администрации города Южно-Сахалинска или партии "Единая Россия".

Владимир Сидоренко не делил для себя представителей власти — для него это была одна система. Он понимал, что тот же Андрей Лобкин согласует свои действия с областью (со слов самого Лобкина). Защита спрашивала, в каком статусе общался Лобкин с Сидоренко. Сначала свидетель ответил, что как бывший мэр.

— А на чем ваши выводы основаны в этом случае? — спросила защита.

— Выводы о чем? — уточнил суд.

— О бывшем мэре, — сказал адвокат.

— Ну давайте я скажу, что я не помню, как он со мной общался, — поменял мнение зампред.

Защита уточняла об общих мероприятиях партии и кандидата от неё. Он вспомнил раздачу листовок, установку детских игровых площадок, которые Владимир Сидоренко ставил во дворах за свой счет. Что касается общей стратегии, то это единые решения на агитационных материалах.

Конкретных угроз от Андрея Лобкина не поступало. Партийную принадлежность Владимир Сидоренко менять не собирался и даже не задумывался об этом. О других кандидатах и их кампаниях даже не думал, а с некоторыми из них познакомился только после избрания депутатом в городскую думу.

Защита то и дело возвращалась к денежному вопросу, а свидетель снова и снова повторял, что перед ним никто не отчитывался, а он этого и не просил. Бывший мэр не говорил, что часть денежных средств может пойти к кому-то из городских чиновников. Деньги шли не в фонд партии "Единая Россия".

Экс-губернатор Александр Хорошавин спрашивал, понимал ли Владимир Сидоренко, что деньги (три миллиона) идут не только на его кампанию, но и на кампании социальных кандидатов (учителя, врачи и т.д., которые не имели возможности платить). Этим вопросом свидетель не задавался. У него была задача думать о себе.

— Областной политсовет утверждал все кандидатуры, которые затем шли на праймериз, шли на выборы, после конференции. Это была такая многоступенчатая [система]. Говоря о согласовании со мной, Лобкин имел в виду меня как члена руководящих органов партии или как губернатора? — уточнил Хорошавин.

— Он просто называл фамилию и все. Согласовать с Хорошавиным. Без должностей, без погон, — ответил Сидоренко.

Бывший губернатор уточнил, что мешало Владимиру Сидоренко обратиться в партию мимо Андрея Лобкина. Системно свидетелю ничего не мешало это сделать, но договоренность с экс-мэром появилась раньше, чем можно было приходить в "Единую Россию" и говорить: "Ребят, я хочу на выборы".

После этого Александр Хорошавин задал ряд вопросов по административному ресурсу и административному давлению.

— Есть четкое понимание административного ресурса. Вот мы этой формулировкой козыряем. Я задаю конкретный вопрос. В административный ресурс входит административное давление на избирателей в части подкупа избирателей, угроз избирателям, подтасовка результатов голосования. В вашем случае это имело место? — спросил Хорошавин.

— Я думаю, нет, — ответил Сидоренко.

— Дальше, следующий раздел, в административный ресурс входит давление на конкурентов. Такое как: информационная блокада, отстранение от выборов, уголовное преследование. О ваших конкурентах знаете что-то? — продолжался допрос.

— Мне такие факты неизвестны, — сказал зампред.

— Грязные административные ресурсы — это такая формулировка общепризнанная. В период вашей выборной кампании кто-то из администрации города или администрации области бесплатно или каким-то другим путем, неофициальным, давал ли в ваше пользование служебное оборудование, транспорт, помещение предоставлял и так далее? — спросил бывший губернатор.

— Нет, — ответил бывший депутат.

— Против кандидатов-конкурентов применялись какие-либо репрессии в виде давления через силовые структуры, создание трудностей в работе штабов этих конкурентов, давление через органы финансового контроля на них давление на спонсоров тех партий? — не останавливался Хорошавин.

— Мне об этом неизвестно, — говорил Сидоренко.

На прямой вопрос, давал ли Владимир Сидоренко взятку, он ответил, что передавал деньги Андрею Лобкину. В конце допроса сторона защиты напомнила, что в отношении свидетеля было возбуждено уголовное дело по даче взятки, но его прекратили. Сделано это было в связи с раскаянием зампреда. Решение он не обжаловал. Раскаяние является нереабилитирующим основанием.

Расшифровка допроса docx, 58.61 КБ

Узнавайте новости первыми!
Подписаться на новости
Подписаться в Telegram Подписаться в WhatsApp

Обсуждение на forum.sakh.com

анонимный  11:21 16 мая
Судя по доходам и наличмя недвижемости, затраты оправдали себя.
анонимный  08:52 13 мая
Да тут кроме взятки, товарищ рассказал как вообще эти выборы проходят в "ЕР", как подкуп избирателей осуществляется. И это не только в Южном, это везде так.
Нефтяник 08:48 13 мая
Вот мне интересно, мусолят тему, пытаются пришить взятки. А сам процесс передачи наличности должностному лицу (на выборы, на детский дом, на больницу) без каких-либо документов? Оплата "политтехнологов" за нал без документов? Что, действительно можно зайти к мэру, на серьезных щах дать ему пару миллионов наличкой и сказать "держи, это на выборы"? Меня интересует юридическая сторона данного действия
анонимная  08:10 12 мая
Ещё кто-то говорит о честных выборах!
Да и в данный момент, когда Сидоренко открыто признался в преступлении, всё равно продолжает сидеть в своём кресле - это просто за рамками какого-либо понимания.
Все они, как один, по всей своей вертикали, мазаны одним миром, все они преступники, причастные к самым грязным делам против своего народа, своего государства.
Поэтому так и живём...
av17.04.1957g.ru 21:55 11 мая
коррупция только нарастает...и пока такие признавальщики там сидят до сих пор.толку не будет....
Читать еще 303 комментария