20 октября 2018 Суббота, 13:46 SAKH
16+

Нам ли жить в печали!

Туризм, Weekly, Общество

В свете нынешних экономических событий хотел заменить устаревший заголовок — да ладно, пусть… Пусть остается! До лучших дней.

Итак: сказ о прошлогодней весне, о временах былинных, теперь уж нафталинных, когда доллар стоил 34 рубля. Когда можно было нам, небогатым, месяцами шляться по заграницам. "Валютный занавес", что советский "железный", хрен редьки не слаще.

Взял меня интонациями…

Как и в прошлое путешествие по Ближнему Востоку, змеем-искусителем и зачинщиком опять стал Анатолий. С осени до зимы искушал он нас сладкими речами про пляжи Пхукета и вулканы Явы и Бали, джунгли Суматры. Мы еще не были в этой части планеты.

Я всегда не прочь поехать "далеко и надолго" — и каждый раз это трудный путь в неизвестность, с восторгами — и нервами, приятными  — и неприятными сюрпризами. Бывает опасно. На такое РЕШИТЬСЯ надо. "Стреляешь" всегда легко и быстро, труднее "взвести курок".

Опять разболелся левый тазобедренный сустав, и мой приземленный ум пытается дать мне осторожный совет… Зато свободное сердце говорит прямо — в тропики! Там тебе будет лучше.

Они там веселиться будут на скоростях, а я здесь в зиме пропадать?!

"Ах, как мы помчимся вниз с двух тысяч метров! — сладкими модуляциями ворковал в телетрубке голос змея-Толи. — Вулкан Бромо — он в два раза выше нашего сахалинского пика Чехова! И мы с него мчимся на велосипедах. До океана!"

Интонациями… модуляциями взял?..

С Толей мы "одной крови" уже много лет, и на такие речи нельзя, невозможно ответить: "Нет".

 — Да, черт возьми! Еду!

Через неделю были у Фокса в Москве.

Толин трансформер везет мой.
Толин трансформер везет мой.

9 февраля. Последний день

У Фокса библиотека. Вчера с большим удовольствием еще раз перечитал "Путешествие в Арзрум" Пушкина, а завтра нам самим в путь. Через сутки летим на Бали. Как всегда, сегодня самый заполошный день.

Десятки мелочей. Важных! Ведь "дьявол таится в деталях".

Анатолий вдруг обнаруживает, что наши складные велосипеды на 20 дюймов не лезут в 120-литровые мусорные мешки. Всегда лезли, тут нет! Значит, прямо сейчас нам бежать — покупать 150-литровые.

Еще надо поменять бумажку $100 на долларовую мелочь. Ведь лететь больше суток через Эмираты и Джакарту, мало ли…

 — Фокс, чуть не забыл! — кричит Толя. — Выдай всем скрепки. В аэропорту ножей не будет. Когда будем паковаться, скрепками будем рвать скотч.

Фокс качает с Интернета карты, ставит "Навител" и "Скайп" в наши новокупленные смартфоны.

 — Фокс, получилось? — в очередной раз спрашиваю я.

 — В твой "Скайп" не лезет! — отвечает раздраженно, и я от злости слишком глубоко засаживаю себе в зад иглу с уколом алфлутопа.

Погуляли за столом эти дни, много было смеха и слов о прошлых приключениях. Много выпито пива, а завтра сухой закон.

Пересадка, пересадка, вот и Бали.

Ночь. В маленьком аэропорту Денпасара собираем велосипеды. Как всегда, в окружении таксистов и зрителей. Капает мелкий дождь.

Иду на разведку и нахожу рядом стройку, тут под крышей можно постелить наши коврики, покемарить, дождаться утра — а там и поехать на великах.

Но друзья решают иначе, и мы опять складываем велосипеды и берем такси. Километров 15-20 оно везет нас до поселка на море. Мы платим ему, потом платим в гостинице за остаток суток как за полные сутки, потом в обед опять платим за сутки…

Мне это активно не нравится. К тому же утром дождь кончился, солнце! И как было бы приятно въехать в этот городишко на велосипедах! Размяться после тяжелого перелета, спокойно, никуда не торопясь. Начать путь не таксистами-туристами, а путешественниками.

Санур

Трое суток обживались в Сануре, привыкали к тропикам. Жарко, влажно, так иногда бывает в августе на Сахалине.

Купались, ныряли. По дну какие-то толстые шланги ползают. Изредка проплывёт рыба-фугу, коралловая мелочь пестрая… Не очень богато.

А потом Толя и Фокс решили подняться на местный вулкан Батур, 1717 метров. Опять на такси!

Тут уже я восстал против такого "путешествия", и решил попробовать угнаться за ними на велосипеде + дешевый автобус. Так должно выйти жестче, интереснее. Да и дешевле.

Суть не только в экономии. Что такое в самостоятельном путешествии "товарно-денежные отношения"? Можно сказать и так: за ними прячется моя несостоятельность и непрофессионализм. Каждый раз, рассчитываясь за что-либо деньгами, "самостоятельный путешественник" становится уже не совсем самостоятельным. Деньгами он расписывается в своей беспомощности, и это неприятно, это задевает.

14 февраля. День посланий

В 8.00 выехал на велосипеде искать междугородний автобусный терминал и до 12.00 много раз был послан дружелюбными жителями острова. В разные стороны.

За эти четыре часа упорной езды я описал замысловатый округлый зигзаг и очутился в пяти километрах от нашего геста, откуда стартовал утром — так утверждал мой "Навител".

Плюнув на надежду сесть в бас, решил подняться на вулкан велоходом.

Начался дождь, довольно прохладный. Сменил джинсы на шорты и плащ.

Дорога сразу напомнила Индию. Как и там, при высоком трафике дорога узкая, опасная. Машины обгоняют меня впритирку. Вонь от них, я дышу этой дрянью… Поганая дорога.

Но я доволен. Ведь все познается в сравнении, такси еще хуже. Раз за разом перевозить велы в такси — зло величайшее, хуже этой дороги.

Выше в горах машин стало меньше, дождь кончился. Стало лучше, приятнее. Темнело, вовсю пели цикады. Все чаще на подъемах шел я пешком, разглядывая балийские деревеньки.

Необычные. Их жители, даже не очень богатые, живут как бы в храмах — такова здешняя архитектура. Влажность быстро старит камень, новодел неотличим от старины.

Совсем стемнело, уже нет машин. Я тихо вел велосипед джунглями. Вверх, мимо каменных изваяний их бесчисленных богов и богинь. Вдруг у статуи слона Ганеши две скульптуры — зашевелились!

 — Бог мой! — встал я, как камень вкопанный. Вгляделся в темень…

Курилась кумирня, стоял мотоцикл, двое молились.

За 5 километров до Kintamani съехал с дороги на тропу, нашел там крестьянский шалаш. Послал Толе и Фоксу СМС: "Ночую в мандариновом саду у водоема с жабами".

До сих пор греет душу эта первая дикая ночевка, помню ее. Тихая мирная ночь под пенье балийских петухов и хрюканье жаб на высоте 1150 метров.

Утром ясно, и мандарин, снятый с дерева, уже в своем естественном состоянии, солнцем согретый. Вкусный сок брызжет, заливает горло. Рай придумали люди, жившие в тропиках.

15-16 февраля

Утром в гору легко поднял эти оставшиеся 5 километров до Кинтамани, где ночевали в гесте мои друзья. Вот уже втроем на велах едем по гребню горы. Или вулкана, я так и не понял, где он.

Да и неважно. Главное — через пару километров начинается долгожданный спуск. С высоты примерно полтора километра мы мчимся к океану. Асфальт хорош и машин мало. Как в самолете, от быстрого сброса высоты тут бы конфетки сосать, пощелкивает в ушах, до того круты виражи. Мы в восторге.

Спустились, переночевали, заказали кар до водопада Gitgut. Потом на другом каре опять поднялись на максимальную высоту и оттуда съехали на велах к озеру Tambingan, высота 1200 метров.

Отъехали от деревеньки, нет никого. Поставили палатки, костер, рыбалка на каное. Как в старину, местные долбят их из цельного ствола дерева. Нынче везде в мире этот способ большая редкость, я только в Гоа видел.

А в лесу — уж такие дерева! Одно измерил: у корней 9 шагов в диаметре, над головой огромный сад цветов, веток, лиан.

Ночью и утром дождь, и серое негостепреимство горного озера погнало нас в путь. Опять вниз, к океану.

Первое падение. Как и предполагалось, упал житель Европейской равнины москвич Фокс. Это мы с Толей виноваты, не углядели, как он еще в Москве открутил передний тормоз, "за ненадобностью". Эта с головой выдает в нем отсутствие горного опыта.

Ударился локтем, ободрал пальцы руки. По горячке обматерил меня, когда я хотел сфотать, как Толя накладывает на локоть пластырь.

Кстати, Анатолий тоже спускается на одном тормозе — второй сломали грузчики в самолете. Они же погнули мне переднюю звезду. Скоро всем нам к веломастеру.

18 февраля

Вчера лихо спустились до горячих источников Hot Springs. Жара, я мечтал о холодной воде. В итоге за эквивалент всего лишь 15 наших рублей с человека получили и горячую, и холодную.

Поехали берегом в сторону острова Ява. На трассе встретили одинокого канадца-стопщика. Палатки нет, вещей негусто, только спальник в тощем рюкзаке — зато большая подробная карта Бали. (Хорошая карта сразу выдает опытного человека. Сравните, как Лермонтов писал о горцах Кавказа: сам в лохмотьях, а оружие в золоте).

По совету этого хипаря мы съехали к океану и заночевали в местной мусульманской общине рыбаков и рисоводов. Гостеприимные люди. Поняв, что мы хотим ставить палатки на берегу под деревом, мужчина взял метлу и смел жухлые листья.

Всю ночь тишина и липкая влажность, в горах посвежей.

Утром были свидетелями интересного явления. В океане возникла темная полоса и как-то жутковато, при полном безветрии стала медленно, потом быстро к нам приближаться. Вдруг тропический шквал ударил в палатки.

Он здесь за кошку...
Он здесь за кошку...
И за собаку.
И за собаку.

Паром на Яву

С Бали на Яву все уезжали полубольные.

У Фокса назревал ячмень, у Толи болело горло, и он смешно модулировал голосовыми связками. У меня ничего не болело, просто истекал соплями. Дождливый сезон: то жара, то ливень, регулярно мокрые ноги.

Огромный паром не тащился, как наши "Сахалины" Холмск — Ванино  — быстро пересек пролив.

На поезд не получилось из-за велосипедов. Думаю, если бы у Толи и Фокса были такие чехлы, как у меня, в котором не видно, что это складной велосипед-трасформер, то шанс был уехать. А так железнодорожники запросили по 100 тысяч рупий за каждый вел, причем билет на человека стоил всего лишь 18 тысяч!

Пошли на автовокзал, там тоже: с велосипедами не повезем! Блин, я ж еще в Москве говорил им: в чехле трансформер уже не велосипед, а багаж. Как у любого пассажира.

Не послушались. Пришлось переплачивать, и мне вместе с ними, по 50 тысяч с человека.

Поехали на автобусе берегом, справа мангры из океана растут, слева в окно автобуса врастает огромный вулкан Bondowoso.

А по дороге сплошной муравейник людской. Дома, дома, машины, машины… Кажется, Индонезия перенаселена. Хуже, чем в Китае и Индии. На шестой час "бас-броска" загрустил у окна, как космонавт на орбите. Поневоле вспомнишь "траву у дома", безлюдные горы Сахалина.

Анатолий сговорился, и водитель баса за дополнительные $10 довез нас до "чип хотэл", дешевого геста.

Паром на Яву
Паром на Яву

Заблудился

Утром Толя и Фокс хорошо выспались в своих внутренних (без тента) палатках, я нет. Они ставят их прямо на кровати, очень удобно. Моя не помещается, в итоге меня всю ночь кусали москиты.

Тут со мной произошла история, растянувшаяся часа на три-четыре. Поехал менять мои и Толины доллары. Почетным эскортом до банка вел отельер на байке, я следом на вело.

В банке две $100 бумаги долго осматривали, нюхали, потом отдали охраннику(!), он куда-то ходил… Канитель на полчаса.

Наконец, мусульманка за компом спросила имя, назвала свое, протянула узкую ладонь… Ха! Тут женщины смело здороваются с мужчинами!

Получил свои рупии, поехал назад и заблудился. Показываю визитку геста первому мото-рикше, он машет: туда! За перекрестком еще рикше, потом опять рикше показываю… Пятый махнул совсем в другую сторону.

Вгляделся в его глаза… Ага! Обкуренный! Али обнюханный, кто вас поймет...

Так, господа рикши, с вами больше не дружу — и стал спрашивать у водителей каров. А уже отъехал прилично, вокруг поля, города нет.

Так метался еще с час, по очередной "указивке" подьехал к отелю Bromo Permai. А мой называется Bromo Permai-2. Сообразил, что тут много разных Бромо Пермаи — 1, 2, 3 и т.д, вот и гоняют меня туда-сюда.

В какой-то лавке дал женщине свой телефон, и она позвонила в ресепшен отеля. Сказала, что муж довезет на байке.

Жестами: "Сколько стоит?" "Сколько дадите, столько и хватит". "Нет, напишите сумму".

Она написала в моем блокноте: 20 рупий. Это немного.

Сложил вел. Оказалось, с трансформером можно ехать сзади на байке, уперев раму в выхлопную трубу.

Километра три вез меня мусульманскими узкими улочками, беспрестанно меняя направления. Как в лабиринте. Абсолютно не понимаю, где я. Беспомощный, потерявшийся в пространстве человек.

Тут и он начал сомневаться, притормаживать, оглядываться… Подъезжает другой байк, мой кивает: "Пересаживайся к нему, он довезет". Пересаживаюсь, новый байкер кивает на старого: "Заплати ему". "Он не довез, почему я должен платить?!". "Я фри, бесплатно довезу".

Чувствую, басурмане аферу творят, но делать неча, надо платить. Буквально через две минуты "бесплатный" перекинул меня третьему байкеру, тот уже трет пальцами: мани!

Черт! А деваться мне некуда… Долго вразумляю умника: "Отель окей — мани окей. Ноу отель — мани ноу. Мани финиш, старт мани ноу!"

Этот опять вез черте куда закоулками, взятая в банке большая пачка денег "жгла ляжку", я готовился к худшему… Но он довез.

Заплатил ему, потом грозно тыкал в визитку пальцем и ругал портье за плохой адрес. Потом сбрасывал напряжение, на весь отель матерился по-русски, громко, все равно никто не поймет. Открыл дверь номера и рухнул на койку, весь в поту и ногами, черными от смазки велосипедной цепи.

Вот так я "за хлебушком сходил", поменял доллары.

***

Через 15 минут пришли Толя и Фокс, в интернет-салоне качали инфу по Яве.

После обеда (кукса, как обычно), меня снова потянуло на приключения. Сфотал схему на стене у ресепшен и строго по компасу поехал к океану, до него километра три.

Неожиданно въехал в рыбацкий ковш, с деревянного сейнера матросы дружно сгружали корзины с мелкой рыбой. На пирсе на стуле важно сидел ОН, главный. Прицеливаюсь смартфоном:

 — Можно сфотать?

 — Ноу!

Протянул 5 рупий и ткнул пальцем в корзину:

 — Дай рыбы.

 — Ноу мани! — и не успел я огорчиться, как матрос по его команде швырнул мне под ноги четыре крупных рыбины, похожа на скумбрию.

 — Ноу мани! — повторил ОН.

Я взял три (нас трое, достаточно), поблагодарил и поехал на мол. Там удачливые любители ловили причудливую рыбу: пасть, как у крокодила.

Вечером пожарил подарки на кухне отеля. Натер приправами от куксы, получилось очень вкусно.

В этот вечер Анатолий заказал у портье тур, примерно по тысяче наших рублей с каждого — и в два часа ночи мы загрузили в джип свои трансформеры, выехали из отеля встречать рассвет на вулкане Bromo, 2392 метра.

22 февраля

Туда ехать было неинтересно. Ночь, нифига не видать. Шоссе, местами хороший, местами плохой асфальт, очень круто. Возможно, нашим велам тут не спуститься, тут нужен хороший горняк.

Потом долго ехали по ровному грунту, словно аэродром в горах. На смотровой площадке холодно и сыро, рассвет застрял в тумане, всемирная тусовка человек в 200 разочарована.

Обратно интереснее. Ровный "аэродром" оказался кальдерой древнего вулкана, из него растут два или три новых конуса. Обросли деревьями. Самый молодой извергался недавно, стоит голенький. Интересное необычное место.

На равнине просторной кальдеры — джигитовка. Какое-то племя гоняется на лошадях за богатыми джиперами и требует денег.

С половины вулкана мы спустились на велах, сейчас сидим в терминале, ждем экспресс в Джекджакарту, 10 часов езды.

Мужской день 23 февраля

Когда за окном мчащегося в ночи баса дождь стеной и ты не выспался, когда впереди неизвестность, когда ты бедный русский пенс, а не господин, у которого за окном мелькают "дрожащие огни печальных деревень" — тогда Индонезия кажется мне отвратительной, и я чувствую себя глупым старым мэном, который влез в очередную авантюру.

Но вот утром солнце, мы хорошо выспались в недорогом гесте, который удачно нашел Анатолий, и я по бумажной карте свободно и весело качу на велике по Джекджакарте. Жизнь удалась, нам ли жить в печали!

Такие скачки "счастья-несчастья" регулярно преследуют нас, и счастлив тот человек, который умеет держать удар.

Ява — самый населенный остров в мире. По длине с Сахалин будет, а людей на тамошних вулканах живет… Знаете, сколько? В 300 раз больше, ужас просто…

25 февраля

Тяжелый день. Даже давно завязавший с алкоголем Толя взял себе — неслыханное дело! — бутылку пива Anker. Я уже пьян от всего лишь 620 милилитров Draft Beer, сегодня были тяжелые сутки.

Мы без толку проторчали в Джекджакарте три дня. До тамошнего вулкана местные вулкановладельцы ломили гипер-бабки. А когда я нашел на сайте Винского местный бич Барон, Толя с Фоксом уже не захотели ехать на пляж.

Надоели здешние дожди, и по предложению Фокса мы сделали ночной бас-бросок до столицы, до Джакарты. С 16 дня до 11 утра.

19 часов езды в индонезийском басе можно смело приравнять к месяцу в швейцарской тюрьме. Сидел там, за слова отвечаю.

***

В 11 утра нас, безумных от езды, высадили где-то на окраине огромного города. Я удачно запудрил мозги персоналу дорогой гостиницы, будто мы собираемся у них ночевать. Приз от них — хорошая карта Джакарты, и мы на велах поехали в точку, про которую знал Анатолий: район гест хаузов, где тусуются небогатые иностранцы. На улицу Jalan Jaksa.

Это примерно 10 километров езды в стиле "азиат", кто был — тот знает. Даже опытный Толя задел въюком юркого байкера. Меня эта езда всегда веселит и возбуждает, но только не после 19 часов "бас-тюрьмы".

Долго ехали. Наконец — вот они! Молодые белые иностранцы, верный признак дешевого жилья. Еще час прочесывали райончик, отказываясь от дороговизны, пока я нашел комнату по 120 рублей с человека. Как всегда, без кондишена и телевизора. Нам нужны только окна, вентиляторы и туалет.

Сейчас в ресторанчике доем этого невкусного чикена, выкурю непривычную (сладкую) местную сигарету и пойду к ним номер. Неужели Толя выпил весь батл?! Не верю! Стаканчик разве, остальное отдал Фоксу.

Зашел. Пока я писал в ресторане, они сбегали еще, и Толя убирал суточный стресс третьим батлом, Фокс шестым.

27 февраля

Выехали паромом на Суматру. Прощай, Ява, чертовы дожди, нос из отеля не высунешь. На огромном пароме иностранцы только мы.

В Зондском проливе текла необычная "река". Сулой называется, если не ошибаюсь, опасное явление для мелких судов, стоячие волны.

Бухта и порт на Суматре в обрамлении островов, возможно, мы чалимся к берегу в кратере подводного вулкана. Голые мальчишки за деньги опасно прыгают с борта.

Едем в автобусе. Суматра уже не сплошная улица, как Ява. По сторонам приятный сельский вид.

Вот деревня удивительных сачков. Две мусульманки стояли на обочине с сачками и попрошайничали деньги, которые им кидали с проезжавших машин — в черные сетки на коротких ручках. Сачки, работать не хотят.

Переночевали на вокзале, еще раз обсудили варианты доезда до желанного Тайланда и решили не лезть в дебри Суматры.

От греха подальше вернулись в Джакарту. В наш хоум стей, отсюда хотим улететь в Сингапур.

На пароме
На пароме

1 марта

Здравствуй, весна! На острове вечного лета, хе-хе…

Утром, как обычно, вышел половить бесплатный вай-фай в Nemo Rues Kafe, но вместо любимого форума Сах.кома увидел нонсенс трезвой мусульманской страны.

На бетоне тротуара спал белый лет тридцати, на столе полная бутылка пива, пачка Мальборо, кроссовки — перед сном он успел разуться. Индонезы осторожно обходили невиданное ими существо — пьяного человека.

Взяли авиабилеты на Сингапур. Он тут рядом, поэтому всего лишь $48 с человека.

Вечером Фокс залез в инет, офигенные новости: посол Канады выдворен из России; на Украине объявлена всеобщая мобилизация.

С кем воевать собрались? С нами?! То-то еще в Джегджакарте на улице увидел двух молодых женщин и мужчину, услышал их русскую "мовную" речь, мягкий выговор. Обратился с радостью к высокой толстухе:

 — Привет, соотечественники!

 — Мы не соотечественники!

 — Да?.. Тогда привет, славяне…

 — Славяне, но не отеческие.

Словно враги отошли от меня. Западэнцы, не добил вас наш СМЕРШ.

2 марта

Едем в аэропорт.

Я не хотел в Сингапур. Уговаривал их лететь сразу в Куалу Лумпур, в Малайзию. Там рядом уже знакомый нам Тай.

Конечно, очень любопытно посмотреть Сингапур, но я боялся, что он окажется слишком дорог для нас. Анатолий непреклонен и полон решимости побывать в этом городе-государстве.

Эх, чует сердце, хлебнем мы там горя, как в олимпийском Китае в 2008 году. В Пекине хоть в луже удалось палатку поставить, а в Синге?.. Ограбит нас город своими отелями…

В аэропорту сразу знакомая проблема. Регистраторы не пропускают их велы: нет чехлов! Это пустяк, взяли всего лишь по $5 за обмотку лентой… Но, кажется, нас вообще не хотят пускать в Сингапур! Возможно, потому, что наша бронь на обратный билет в Москву кончается уже через шесть дней.

Клерк убежал начальство спрашивать, мурыжили минут 15. Стоим в касках, спортсмены, ага, мать нас ети… "Трудовые резервы"…

Возвращается с улыбкой: вас пропускают! И тут же выписывает сбор по 150 рупий на каждого. За что? Непонятно. Деньги улетают в никуда.

Да и фиг с ними. Зато мы улетаем от надоевших дождей Индонезии.

Боже, пусти в Сингапур!
Боже, пусти в Сингапур!

Ночь под пальмой

Выныриваем из подземки в районе Чайна таун, собираем велосипеды. Потом не садимся на них, а идем пешком по району, озираемся. Надо понять, куда мы попали. Пока нет индустриальной сказки, обычные азиатские трущобы…

Тут на велосипеде мимо нас китаянка лет пятидесяти. Тетя, где у вас недорого ночуют?

За мной! — махнула она, и мы еле угнались за тетей. Шустро, нарушая правила, она пересекла улицу, привезла закоулками к какой-то общаге.

Толя сходил, цена не понравилась. Вскоре сами нашли вывеску гостиницы, Толя пошел торговаться.

Выходит, говорит слова:

 — Комната небольшая, чистенькая. Кровать на двоих, один на полу ляжет, поместимся. Душ, туалет, все как положено. $100 на троих.

Карьера и авторитет выстраиваются годами, а теряются в одно мгновенье.

 — О, нет! — вырывается у меня.  — Не могу себе это позволить. Я ни разу в жизни не платил за ночлег таких денег и если заплачу сейчас — как путешественнику мне конец.

Не удивил, для Анатолия реакция моя ожидаема. Договорились, что завтра с утра к ним приеду, и они пошли заселяться, а я  — куда глаза глядят.

А уже ночь почти. Нарезаю по "шанхаю" петли закоулками, везде серый бетон китайщины, нор-загашников нет.

Людей тоже нет, никто не мешает, разогнался по асфальту — и опасно наехал на одинокий булыжник. Тяжело груженый вел тряхнуло, чуть руль не выпустил — а "булыжник"-крыса с писком рванул помирать под родной мусорный контейнер.

"Курва. Знай наших, — угрюмо думаю. — Кого еще задавить? Уже два часа кручусь здесь, толку нет.

Смотрю — старый китаец сидит, один. Подъехал просто так, от скуки поболтать:

 — Ай эм рашен. Ю чайна?

 — Ноу! — гордо ответил старик. — Май фаза чайна. Ай эм сингапуро!

Хм, какой ты патриото…

 — Май хоум Сахалин айленд. Ну, это… Джапан нэйм Карафуто, потом рашен нэйм Сахалин…

Китаец уперся в меня взглядом, соображая. Потом вскрикнул, засмеялся — и встал. "Чекнулся старый!", — подумал я и тоже встал. На всякий случай. Что ему померещилось в моем бэд инглиш?

Китаец качался и продолжал хохотать. Я понял, что старик изрядно пьян. Пора валить отсель.

Он заговорил:

 — Рашен солджерс пух-пух джапан! — и начал колоть воображаемым штыком. — Бах! Бах! Пух! Пух! Рашен Карафуто оккупацион, вэл! — и еле стоя на ногах, он начал пинать ногами воображаемых японцев.

Я все понял. За полгода разных путешествий по Китаю не раз встречал таких стариков. Они помнят русских освободителей, до сих пор ненавидят японцев — и есть за что. У них к японцам свой счет в Майданеках и Освенцимах, одна нанкинская резня чего стоит, даже фашисты не позволяли себе таких зверств.

Он протянул руку, пожал мою. Эге! Он меня зауважал, кажется. Нельзя терять шанс!

 — Где слип можно? — и показал международный жест "хочу спать". В любой стране понимают: наклоняешь голову и подкладываешь обе ладони под щеку, типа подушка. Для непонятливых можно глаза закрыть и похрапеть.

Он скомандовал:

 — Гоу! — и мы пошли длинной прямой улицей.

Минут десять шли, пару раз я пытался оторваться, уехать. Не верил, что пьяный мне поможет — и останавливался ждать его только потому, что, как и встарь, нынче ночью "китаец русскому брат". Не хотел его обидеть.

Привел на маленькую спортивную площадку в колодце двора: брусья, качели, перекладина, непонятный овал на шарнирах… Тренажерка для пенсионеров, везде они по Азии, нет только в России.

Указал на ряд стульев, махнул: ложись на них!

 — Полис но проблем?

Он заверил, что никто не побеспокоит, и сразу ушел. И все-таки я не стал лежать на виду (да и пенсы очень рано приходят), а спрятал вел и себя рядом за пальмой. Расстелил там коврик, кинул спальник.

Перед сном поблагодарил за ночлег маршала Василевского и его солдат. За разгром Квантунской группировки и освобождение Китая.

Не помню, сколько спал. Вдруг на спальник льет крупный дождь, а с многоуровневого гаража надо мной высовывается человек с ведром:

 — Сори! — кричит он оттуда, извиняется. Исчезает, опять высовывается голова:

 — Сори! Сори! Сори! — и исчезает уже окончательно.

Видимо, мыл машину и, как всегда, не глядя вылил под пальму. А тут я лежу… Ну, спасибо что вода, а не кислота аккумуляторная.

Второй день в Сингапуре

Поехал к фрэндам в их отель на "Лошадиную" улицу, так мы ее окрестили. Красные кони там скачут красиво.

Сказали мне, что велики им надоели, будут гулять по Сингу пешком. Сказали даже, что пожалели, что взяли велосипеды в путешествие, "тянут руки", хлопот много от них.

Ну нет! Синг большой, пешком не обойдешь, и я нажал на педали.

Уже к полудню утвердился во мнении, что Сингапур — Лучший Город в мире. Из тех, что знаю, на мой узкий вкус велосипедиста. В Европе хорошо, конечно, а вот все азиатские милионники для велодвижения просто дрянь города.

Сайгон и Ханой с их вонючими и опасными стаями байкеров, Бангкок с неудобным односторонним движением, в Улан Баторе мото-монголы мигом задавят, Нью-Дели не лучше. Москва и Южно-Сахалинск тоже для вело плохи. Разве в Пекине относительно хорошо, коммунисты сохранили велодорожки.

Весь этот день я катал и катал, благодарил Анатолия, который настоял на визите сюда. Наслаждался просторными улицами с редкими машинами. Уже знал, почему: налог большой, машину может иметь только богатый человек — но почему так мало велособратьев?

В идеальном для вело городе так мало нас! Может, тоже налог? Вот бы сюда моих друзей с Сахалина, они бы покатались, порадовались здесь.

Возможно, суть в хорошо налаженном общественном транспорте… И все ж таки, каким это надо быть пастухом, чтобы не пойти на поводу у толпы и усмирить рычащие автостада?! Это же народ, стихия, которая всегда естественным образом стремится все изгадить и подмять под себя.

Или с другой стороны подойти: какова должна быть степень доверия населения своим представителям во власти! Вот такие небоскребы настроить, уничтожить коррупцию — что за пастухи пасут здесь народы?

Мне не понять этого чуда, в России по каждому второму начальнику тюрьма плачет  — и все это знают, в чудеса не верят, смирились давно.

Третий день в Сингапуре

К середине дня устал от вертикальной роскоши небоскребов "города Льва и Храма". То ли дело цветы и кактусы! Велодорожки и ухоженный сад с прудами и пением птиц! Кафешки-вкусняшки недорогие: фруктовый суп Bi Bor cha cha, сладкий салат из папайи…

Там я и "прописался" после обеда, в Gadens bu the Bay, даже заночевать там хотел  — но все ж таки на ночь улегся под очередной небоскреб, так безопаснее.

Утром катал по Marina Gardes Drive и нашел место примерно в километре на юг от приметного небоскреба в форме корабля. Кусок неухоженной заброшенной джунгли-зоны, там и десять палаток можно скрытно поставить.

Это на будущее — ведь снова сюда захочу! — а нынче мы едем на велах от их гостиницы на автовокзал, вечером бас-бросок в Малайзию. Время обеденное, и я предлагаю друзьям покататься по просторным набережным Marina Bay, ведь они почти не видели Сингапура.

Фокс встает, хочет ехать со мной, но:

 — А я здесь на автовокзале останусь до вечера — с улыбкой говорит Анатолий. — Лень мне, никуда не поеду,  — и Фокс послушно садится рядом на лавку.

Поехал один, на ходу сокрушенно качая головой. Совсем наш лис на коротком поводке стал. Куда Толя, туда он.

Опять неустанно катал по городу-чуду, наслаждался, прощался, не мог надышаться им напоследок. Уже вечером вернулся к ним на вокзал.

Ничего не изменилось. Оба продолжали сидеть на лавке с довольным видом. Как два деда на завалинке.

Любимый парк
Любимый парк

На Пхукет

Малайзия оказалась для нас транзитной страной. Лишь в Куало Лумпуре затормозили чуток, на монорельсе покружили в столице, полюбовались знаменитыми башнями Petronas — и дальше басом поехали.

А башни… да! Из небо скребущих красивее не видел. В уже вечернее небо улетали две серебряные сигары, огромные. Эстетический малайский "космодром".

Уже в Тае обычная история: на автовокзале за провоз велосипедов без чехлов подняли нам цену вдвое. Отказались от такой цены, до ночи мучились, голосовали на трассе, как три придурка. Никто нас не взял, конечно… Почувствовал, что начинаю уже уставать от "бесчехольных" друзей.

Набрали крепкой малайской браги в стеклянных бутылках и переночевали в палатках в лесу у заброшенного здания. Утром Фоксову куксу атаковали муравьи. А нефиг в тарелке еду оставлять!

Опустили по одному бату в автомат, взвесились после месяца путешествия.

У меня было 68, сейчас 63,800. Потеря 4.200.

Фокс: было 80, стало 74. Потеря 6

Толя: было 73, стало 66.500. Потеря 6.500.

Утром по предложению Фокса поехали на велосипедах. Анатолий не выспался в палатке, настроения ехать на вело нет у него.

Таких достаточно много среди моих друзей: не любят палатку. Точнее, не доверяют тонким матерчатым стенам, ночь опасна, бессонна для них. Как и Анатолий, я тоже люблю иногда расслабиться в отеле — и все же не могу назвать себя "комнатным путешественником".

Проехали свежим утром на велах 30 километров, и где-то на отдыхе Анатолий зацепил попутный кар. Они с Фоксом уехали, я отказался. Договорились встретиться на Пхукете.

Еще не знал, что это был перелом в путешествии, что у меня начинается совсем другая жизнь  — велосипедная, палаточная и… одинокая.

Уезжаем в Малазию. Кондишен зверь
Уезжаем в Малазию. Кондишен зверь
Цены на пиво в Малазии разочаровали
Цены на пиво в Малазии разочаровали
Последняя совместная ночевка
Последняя совместная ночевка
Приехали в Таиланд
Приехали в Таиланд
Стану одиночкой!
Стану одиночкой!

К полудню жара, уже плохо на вело. В городке Hat Yai взял билет до Пхукета за 376 бат. По опыту: если билетер рассекретит мой вел, цена может увеличиться вдвое. Поэтому даже не стал заезжать на автовокзал, чтоб никто трансформер мой не увидел, а сложил его в чехол. Сел рядом с парой пожилых иностранцев-бекпекеров, у них багаж и у меня багаж, никакой я не велосипедист…

В 18.00 автобус тронулся. Ура, пролезло! Мой старый чехол, ты уже старенький, уже лет 30 назад я сшил тебя из тормозного парашюта истребителя сахалинской авиабазы "Сокол". Базы нет уж давно, а ты продолжаешь служить мне, бережешь мои деньги.

***

После утомительного велодня (полкило жира жара отобрала, не меньше!) наслаждение ехать в быстром басе. Как он лихо подъемы берет! Я бы здесь плелся на первой скорости километров шесть в час. Как уютно обливает холодом из кондишена, когда на тебе теплый плед! Нет, велопутешествия в тропиках придумали мазохисты, точно!

10 марта. В ананасах

Шофер толкнул меня спящего. Вышел из баса, и он сразу уехал, на асфальте одиноко лежал мой багаж.

Сформировал трансформер, навесил велорюкзак. Темень, второй час ночи, куда ехать? Карты Пхукета нет. Зато есть адрес старинного приятеля, в прошлом сахалинского туриста Александра Дашевского. Уже несколько лет живет он на Ravaiphuket.

Ткнул пальцем в адрес сторожу бас стейшена, он:

 — Твенти файв километрс!

Туда! — указал направление. Туда и поехал.

Через 15 минут нашел пустырь подальше от шумной дороги и спрятался в палатке, в ананасах. Сунул вел под куст, в черную щель ямы — и вдруг оттуда страшно зашипело. На колючку нарвался? Камера спустила? Но это была не колючка…

Для острастки еще раз пошурудил там велом, пусть знает "колючка": нынче ночью главный здесь я.

***

Как всегда, отлично выспался в палатке. Даже приятно прохладно ночью, укрылся спальником.

Поехал дальше по адресу, очень не торопясь, заглядывая на все рынки и маркеты. Шесть лет не был в Тае, дорог он стал, Тай… Цены в супермаркетах сопоставимы с гипермаркетами в Европе, да… Вьетнам явно дешевле. Хорошо, кукса недорогая, буду нажимать на нее, газовый баллон я купил, горелка есть.

25 километров полдня ехал, залезая во все попутные бесплатные вай-фаи. Да и куда торопиться? Я уже знал, что Саша вдвоем с другом отдыхают на яхте в морях. Где-то на Суматре рыбачат и серфят на океанских волнах.

Вернется через неделю — сказал мне Дима, знакомый с Сахалина, случайно с ним вышел на связь через форум Сах.кома. Он отдыхает здесь с Ксенией, а она сестра Кати, сашиной жены.

Пхукет. Постирушки на заправке
Пхукет. Постирушки на заправке

Рембо и музыка джунглей

Сегодня ночевалось не просто хорошо, а очень хорошо. Думаю задержаться на Раваях суток на трое-четверо, надоела беготня-суета. После лучшей "мандариновой" ночевки на Бали, эта — на втором месте. Все потому, что сделал, как по уставу положено: заранее, еще днем, выбрал место для бивака.

Поставил вел на стоянку и углубился в джунгли подальше от шумной дороги. Нашел хорошее, без травы, чистое место в тени (это важно!) огромного дерева. Постоял под ним и отметил, что с периодичностью два раза в минуту с него падают плоды. Уже много лежало их тут, среди жухлой листвы.

Стоял от них запах пряный, сладкий, приятный  — но в продаже таких я не видел. Не ядовитые ли? Надышусь ночью, к утру уже токсикоман… Если проснусь…

Полез глубже в лес, от дерева-греха подальше. Там под пальмами гнилые кокосы лежали, а вверху целые висели. Еще хуже! Кокос тяжелый, не хочу ночью по голове кокосом.

Лазил, лазил по колючкам, траве, бурелому и нашел чистое место меж бананов и деревьев без плодов.

Проснулся в 8.00, сейчас уже полдень, а уходить не хочется, здесь очень уютно. В тени, нет палящего солнца, тишина. Натаскал картона для лежака (коврик забыл в Москве), очаг обустроил для горелки, ободрал вокруг лишние банановые лопухи… Живу, как Рембо, тока ни с кем не воюю, разве с муравьями чуть-чуть.

Сейчас тишина, а ночью не так было. Под утро слева заработал метроном неизвестного насекомого, как часы он секунды отсчитывал. Следом в его ритм включилась первая цикада, она исполняла басовую партию. Вот уже множество цикад поднимают и опускают жужжащую волну звука, словно я в шторм на полосе прибоя лежу. Какофония проснувшихся птиц…

Думается мне, наш людской джаз породили джунгли. Там основа, первоисточник.

Вчера порядочно объехал этот Rawai Beach. В потемках приготовил куксу у спортзала бойцов тайского бокса, а выкурить сигарету поехал уже на причал, к рыбакам.

Пирс длинный, метров 200, туристы пешком прогуливаются. Нафиг надо! Это же скучно, променады такие делать — толи дело вел! Мой вел-пострел везде успел… Уже все дешевые маркеты знаю, вчера дешевый рынок нашел.

На веле все в три раза быстрее. Конечно, на байке еще быстрее, но он хорош для молодости, когда я страстно любил скорость. Или для занятых, у которых время мало. Или для толстых-ленивых. А вел физику качает, здоровья пенсу дает.

***

Встретил на рынке гитариста, по-русски поет.

 — Откуда, земляк?

 — Я с Дальнего Востока, с Благовещенска.

 — Ха! И я с Сахалина дальнего. Где живешь?

 — В доме… С друзьями в комнате. 5 тысяч бат в месяц. А вы?

 — Я отель "Джунгли фри".

Посмеялись, он тоже опытный, хоть и молодой. Автостопщик, на Сахалине бывал, нынче уже третий год в Тае. Заработок неплохой: пока разговаривали, он не пел — а тайцы все равно мелочь в банку кидали.

Приятно было послушать хорошее исполнение Наутилуса: "…Видишь, там на горе возвышается крест… повиси-ка на нем…". Эта песня и про нас тоже, про путешественников.

***

Что-то не хочется пока на море, на пляж… Пока и так интересно. Катать, смотреть… У пенсов денег мало, зато время много. В среднем 140 бат в день уходит на еду и воду, это мало, поэтому торопиться некуда, виза до 6 апреля. Успею, будет еще "райский отдых в Тайланде", а пока мне на картонном лежаке под бананом хорошо.

Проблема только с зарядкой смартфона. Никуда не звоню, но весь заряд в бесплатном вай-фае пожирают форумы Сах.кома и Винского.

На "улице боксеров" бригада долбила отбойниками бетон. Показал им телефон и зарядку — поняли, дали воткнуть в розетку. Один тяпкой крошеный бетон отгребает. Работа не сложная, скучно без дела стоять-ждать.

 — Давай тяпку! — жестом ему.

Отдал, сказал мне:

 — Сэнкью, мистер!

Пошла работа, они долбят перфораторами, я отгребаю. Потом кувалдой стали бетон крошить, оглядываются, чтобы проезжие машины не повредить. Тут я перешел на другой уровень, стал командовать. Едет машина?

 — Стопинг! — и тайцы послушно опускают кувалды. Машин нет?

 — Окей, ворк! — и они начинают долбить.

Где-то с час с удовольствием тяпкой греб (нафиг пляж! работу давай!) доски таскал. Распрощались по-дружески.

Завтра опять приехал на сеанс трудотерапии, но они уже мастерили опалубку, помогать — только мешать. Подзарядился, поехал, как всегда перед сном, на пирс к рыбакам. Сегодня они удачно ловили кальмаров, брызгающих чернилами, у одного лежал скат или манта.

Уже ночью залез в свои бананы, под пиво запек на костре три куриных голени. Жизнь удалась. Лежу, смотрю на звезды сквозь сетку палатки. За сеткой воют злые демоны путешествий: москиты. Им меня не достать.

Оцениваю свою жизнь: мне сейчас… гм…гм… хорошо… Только я не одиночка, и мне не хватает социализации, нашей форумской тусовки.

Да, мне сейчас хорошо. Как вспомню Яву, изматывающие автобусные перегоны, надоевшие толпы людей — лицо начинает морщиться брезгливо. Бесконечные поиски дешевых гостиниц, сколько денег и нервов на них потрачено! Нынче я спокоен и нетороплив, как удав, который проглотил оленя.

***

Всегда долго, не торопясь, собираюсь утром в своем уютном зеленом убежище: варю кофе, ем бананы, пишу…

Уже в который раз клею и зашиваю босоножки, купленные еще в Монголии. Им уже 7 лет, все путешествия в них, и их вид ужасен. Давно пора их кремировать, сжечь на костре, но никак не могу найти достойную замену.

Обычно старую обувь выкидывают на помойку, а вот заслуженную надо обязательно торжественно кремировать. Этот обряд у меня от моего учителя по загранице В.Несина.

***

Каждый день проводил часа два-три на равайском пирсе. Рыбачил с тайцами и чаще ничего не ловил, они тоже.

Еще ошивался в тренажерке тайского бокса. Там с иностранцами проводили тренинги местные боксеры. Красавчики мускулистые, с фэйсами, побитыми в прошлых сражениях, с ласковыми улыбками серийных убийц.

Вопили от якобы сильных ударов и падали на ринг замертво. Сами тоже били клиентов. Так, не сильно.

Намозолил им глаза, утром четвертого дня подарили мне маечку с красивым атакующим кик-боксером.

Тренинг стоит 500 бат. Мне тоже предлагали: бокс? Я: "Не-не! Олд рашен мэн, сразу помирай есть!". Раз подошел боксер-таец, показал на рот: открой. Я открыл. Он: гуд! — и палец вверх. Хороший у тебя рот, зубов почти нет, выбивать нечего. Бокс?

***

Задержался я здесь… Уже четвертые сутки на Раваях… Велосипедистов почти нет, а я еще и с въюком на багажнике, выделяюсь сильно… И одет не по-пляжному…

Собак здесь мало, но все лают только на меня. Пора уматывать, а то бездомным русским полиция заинтересуется.

В тренажерке
В тренажерке

14 марта

Решил объехать Пхукет против часовой стрелки. Сначала по востоку и северу острова, где мало надоевших мне туристов и побольше природы. Потом поверну на пляжные запад и юг.

Попутно заехал к фрэндам, они в 15 километрах от Равайев, в Пхукет Тауне. Заняли (Толя умеет) стратегическую позицию в центре острова и за неделю на недорогих карах объехали все пляжи. У Анатолия не спрашивал, а Фоксу Пхукет не понравился: слишком много людей.

Надо отдать им денежный долг, накопившийся еще с Сингапура. Завтра они уезжают в Бангкок, потом в Камбоджу, Вьетнам… Хотят найти хороший район у моря и снять дешевую квартиру, в которой проживут до лета.

Тай дороже и по еде, и по жилью, по экскурсиям тоже. А Фоксу еще и по выпивке. Завтра они уезжают в страны дешевого пива.

***

Все эти дни во мне гнездилась тревога. Тайцы мирный народ, да чем черт не шутит… Ведь я хочу соваться в самые "дырки", на непроходимые для байков дороги, на тропинки. Одиночка  — желанная добыча для грабителей.

Я боюсь скорпионов и змей, но еще больше боюсь быть ограбленным. Лучше почетно сдохнуть в пути, чем остаться на чужбине без денег на обратный билет.

Тревога зрела и превратилась в решение: надо отдать доллары на хранение Катерине, сашиной супруге. Она согласилась, сунула сверток в сейф, и я почувствовал большое облегчение. Повеселел, ага!

***

Попрощался с друзьями, поехал. А жара! Если зайдешь охладиться в магазин и оставишь вел на солнце, потом кожзаменитель седла через шорты нестерпимо жжет попу! Офигеть…

Ехал, через каждые 15-20 минут обливал голову под шлемом "технической" водой. Взял за правило возить две полторашки с водой. Одну покупаю и пью, вторую набираю с разных трубопроводов.

Вот уже ночь, хотя всего только 20 часов. Шоссе зажглось огнями машин, в их свете сильнее моя одинокость и уязвимость. Зеленое мое логово осталось далеко за спиной, и где сегодня упокоится бренное тело мэн-трансформера абсолютно неясно.

У монумента сестер милосердия повернул на восток и сразу вышел из метеоритно-опасного потока байкеров и машин. Пустое и широкое шоссе, ты все мое.

Ночной велосипедист. Дорога вниз. Наслаждение скоростью и тишиной. Наконец-то услышал ровный и надежный рокот передней покрышки, сзади бесшумный слик. Москиты не поднимаются выше уровня таза, бьются в колени.

В 22 часа на пару километров проскочил поворот на водопад Банг Па. Еду назад, сейчас поверну, и пора уже где-то на ночевку нориться.

Поворот, длинная прямая дорога, слева на фоне черной горы вырастает холм… Нет, это крыша большого здания. Ночью все по-другому.

Неосвещенная дорога уходит направо, с теплого асфальта испуганно подрывается собака, ей на помощь бегут еще две. Ща укусят… Дорога вниз, крутить педали не надо, и я задираю ноги выше руля.

У запруженного озера проезжаю подозрительный домишка и шлагбаум… Тикет! Освещаю налобником… Да, это касса на водопад. К черту спящих билетеров, еду дальше.

Вот подъем, иду пешком, высматриваю на теплом асфальте скорпионов, это Дима запугал меня скорпионами. Вот грунтовка слева, еду по ней, вот из темноты вырастает скала… Нет, это высокая хижина, пустая.

Тут на траве и поставил полог палатки. Все вещи внутрь, чтобы в них никто ядовитый не поселился. Чай делать не стал, попил воды с печеньем, выкурил последнюю сигарету. Специально покупать не стал, слишком много стал курить.

Уснул. Через мгновенье проснулся. Как-то странно, необычно… Луна в зените, прямо над головой — и тишина. Такой оглушительной тишины еще не было, ни разу…

15 марта, утро

Уж такая тишина ночью была… Ночные птицы в лесу кору карябают — за версту слышно, крыса листвой шуршит, как сахалинский медведь, а если большой жухлый лист на палатку спланирует — это уже нападение!

А еще под утро звуки непонятные. Словно собаки от боли визжали, долго… Или как гиена африканская воет-смеется. Звуки от озера, сейчас поеду туда.

Позавтракал, залез на гору и обозрел окрестности, сверил их с картой. На севере (мне туда ехать) внизу поля и редкие фермы в 5-10 домов, дальше мутная голубизна морского залива и горы. Необычной фантастической конфигурации.

А дорога здесь… За пол часа только один мотоциклист проскочил. Такие дороги мне и нужны, устал от людей.

Ладно, все увидел, план на день есть. А сейчас вернусь назад. Интересно ведь, что там за "гиены" ночью выли-плакали…

Еду, еду вниз к озеру… Приехал.

Это гиббоны в вольерах. Вот кто устроил мне устрашающий ночной концерт! Тут написано про них: "Уникально их громкое пение, которое слышно за многие километры в лесу". Да уж, попели, страху нагнали.

Это экологический проект по возобновлению популяции белорукого гиббона организации Gibbon Rehabilitation Projekt. Волонтеры из Франции, Англии…

Вот выписал из их листовки на русском языке: "Каждый раз, когда вы видите на улице гиббона, используемого в качестве тур-приманки, знайте, что всю его семью убили. Браконьер стреляет в мать, она падает на землю. Не поддерживайте этот бизнес! Не фотографируйтесь с дикими животными!"

Тихая ночь у хижины
Тихая ночь у хижины

Не сезон дождей, и водопад слова доброго не стоит, даже фотать не стал. Зато туда ведет приятнейшая тропа. Наша, "сахалинская", в горном распадке по камням, под не пропускающим солнце пологом дикого леса. Только здесь до меня дошло, что до людей изначально тропики были не жарой асфальта и пляжей, а прохладой джунглей.

У водопадной выбоины спонтанно оказались пятеро русских: девушка из Питера, торговец недвижимостью из Испании…

Я первый полез в воду:

 — Только русские могут собраться у одной лужи! — все рассмеялись и тоже полезли в прохладную воду.

Проезжаю мимо вчерашней кассы. Ночь помогла, билет обошелся бы в 200 бат + велосипед 10 + тент палатки 30. Еду, вглядываюсь в деревья: вот бы еще какой-нибудь плод слопать здесь — и все будет в мою пользу, ноль в их. Но вокруг только рощи каучуконосов.

Неожиданная встреча

Еду к заливу, вдруг дождь заморосил. Впервые с Явы! Заехал в беседку и уткнулся в записную книжку.

Вдруг с дороги кто-то меня окликает — и мимо со смехом проносится велосипедистка. Как у меня, с вьюком! Увидела мой навьюченный вел, вот и окликнула. Успел крикнуть вслед:

 — Вай ю фром?

 — Голланд!

Голландка! Это символично. Шесть лет назад в велопутешествии Сахалин — Индия мы впервые встретили таких же, как мы, аж через два месяца пути, во Вьетнаме. И тоже из Голландии и тоже девушки, две.

Впервые коллегу увидел за месяц и пять дней. Ща поеду догонять…

Догнал уже далеко в море, в конце причала. Она чуть-чуть говорит по-русски! Велосипед на 26 дюймов, весь обвешан бутылками с водой, на багажнике едет ее компаньон: большой плюшевый мишка. Очень мило!

Ночует и в отелях, и в палатке. Едет на велосипеде от самого Бангкока. Большой путь!

 — Хорошо! — говорит она, и оттягивает мускулистую кожу на боку: — Жир нет!

Да, в ее склонной к полноте фигуре не видно лишних запасов.

На карте показал свой дальнейший маршрут по Пхукету — вот те на, она тоже так запланировала! Хм… я, может, и хотел бы объединиться, но я-то одиночка по обстоятельствам, а она, скорее всего, по жизни. Так что вряд ли.

Ей 43 года. Агата зовут.

Снова дождь закапал, я: "гоу-гоу!", и первый поехал по пристани к берегу, она следом. Еле успели в укрытие, как с неба рухнул водопад. Быстро кончился, и она протянула ладонь, прощаясь.

Уехала. Оставила во мне конфликт двух взаимоисключений: сожаление и облегчение. Победило последнее. Кажется, я тоже становлюсь одиночкой.

Объезжаю залив, асфальт великолепный, а машин-байков мало. Даже Сингапур вспомнил, с горочки разгонюсь — и получаю "сингапурское удовольствие".

Заехал в "Севен-Элевен", сфотал смартфоном слишком дорогую для меня карту Пхукета. А Агата путешествует по Гугл Мэп, "ноу проблем!". Вот так надо катать, а я глупо прячусь от продавцов, тайно фотаю бумажные карты.

На отдыхе подошел таец, сказал:

 — Ван леди гоу! — туда, махнул он рукой. Угу, понял тебя. Агата впереди, жмет на северо-запад. Мне ее уже не догнать.

Скоро стемнеет, надо поворачивать к морю. И повернул  — через какой-то богатый гольф-клуб, из будки ко мне все охранники выскочили.

19.00 светло, 19.30 — уже ночь, быстро все. Опять начинается фантасмагория. Кто на велах ночами катает — тот меня поймет. Ночью все по-другому, а уж в одиночку да в чужих-то краях…

Черный, ровный, идеальный асфальт. Нет никого. Тихо гудит передний полу-слик, обоняние и слух начинают заменять зрение.

Качу накатом к морю. Здесь шумно ездят моторизованные, а меня почти не слышно. Впереди что-то испуганно подрывается и убегает в лес, шурша лианами и травой, я рычу ему в след.

Иногда из джунглей веет до боли знакомым ароматом. Какая-то приятная приправа, а вспомнить не могу.

Вот и море, порт, что ли… Звуки морской работы ни с чем не спутаешь. Вот слева грунтовка примыкает, она уходит круто в гору.

Бросаю вел, иду на разведку вверх по дороге. Там лес. У заброшенного здания вдруг слышу шорох — и почти наступаю на змею! А все из-за фонаря, в нем слабые батарейки. Нельзя экономить на батареях в тропиках!

Змея была длинней меня, метра два. Тонкая, как веревка. Услышала, как я подхожу, и ушуршала за угол дома. Не очень-то испугалась! — хвост наружу оставила. Сфотал ее, потом хотел камнем по хвосту, потом подумал: да кто я такой, чтобы местных змей по хвостам бить?!

Опять пошел вверх и нашел на склоне настил. Он над землей, на высоких бревнах-"ногах". Кто-то в лесу жил и работал.

Настил из мелких жердочек, жестковато спать будет — и я спускаюсь вниз, экспандером привязываю к велу две четырехметровые пальмовые ветви. Напрягаюсь, волоком тащу все добро наверх.

Маленькой пилкой лазермана отпиливаю от ветвей листья и устилаю ими жерди. (Хороший прибор! Нужный. Чего только я им в путешествиях не мастерил-ремонтировал…).

Перед тем как ставить палатку на жерди, оделся от москитов: носки, джинсы, кофта с капюшоном. Вообще-то здешние кровососы в подметки не годятся моим соотечественникам. Хилые, даже китайские носки не могут прокусить. Надо завезти на Пхукет коренную популяцию сахалинских комаров, чтобы тайцам жизнь раем не казалась.

Улегся, гляжу сквозь сетку палатки на ночное море. Хорошее место нашел! Шикарный вид сверху, обзор, все видно. С судна внизу негромко звучит приятная западная музыка.

Только самолеты шумят. На той стороне острова аэропорт, надо мной проходит глиссада взлета-посадки.

Вокруг лес, но в последние дни уже не сильно боюсь джунглей. Уже не сплю в шортах, а как в отеле раздеваюсь догола. И фонарик спокойно лежит в кармашке палатки, а не на шее всю ночь тревожно болтается.

Спокойной ночи, Вова, ты интересно прожил этот день…

16 марта

Спалось неважно, но не из-за самолетов. Они ночью редко летают, за час один-два сядет-взлетит. Видимо, из-за перемены погоды, сегодня опять небо в тучах.

Решил сделать на этих жердях еще одну ночевку. Красиво здесь и ночью, и утром. Вокруг в горах дорогие шале. Как птичьи гнезда в скалах над морем. Уютные, редкие очаги цивилизации для богатых, в горном лесу.

А у меня свое шале "Куриный насест". С чудным видом окрест. Вон одинокая яхта идет к берегу под всеми парусами.

Для начала решил изучить склон, на котором живу. Пошел медленно вверх по горным джунглям. Осторожно, с остановками, чтобы не нарваться на паутину, не наступить на что-нибудь. Вглядываюсь внимательно в кроны деревьев на предмет плодов и свисающих с них кобр. (Это Дима запугал меня кобрами).

Пригляделся, понял: это не первозданный лес. Вокруг угадываются рукодельные террасы, уже заплывшие от времени. Склон был окультурен, сейчас заброшен. Одни террасы пусты и заросли колючей травой, на других стоят в ряд старые инвалиды-каучуконосы. Бананы там сям растут беспорядочно, на них грозди. Высоко, не достать.

Неожиданно вышел на дорогу, тоже давно заброшенную, вся в траве и деревьях. А паутины нет совсем. Птицы не поют, насекомые не летает, тихо. Как-то зловеще тихо, подстерегающее тихо.

Не Сахалин.

А, к черту вас, джунгли! С облегчением спустился к своему насесту, больше туда не пойду.

Насест
Насест
Там змея
Там змея

Оставил на биваке все вещи, даже палатку не стал собирать, налегке поехал кататься. Надо же ознакомиться с округой, обнюхаться. Для начала туда, откуда приехал ночью, чтобы посветлу все осмотреть.

Дорога идет по верху, внизу в манграх плещется море, пляжей нет. Вот тропа вниз. Оставляю вел и спускаюсь к морю. Метров двадцать берега очищено от мангровых зарослей. Это место станет моим индивидуальным пляжем: днем в плавках, ночью голый буду купаться.

Поехал обратно, вот маленькая дощатая пристань. Судя по фото, отсюда редких туристов вывозят на местные острова. На берегу таец обливался из шланга. Попросил налить воды в полторашку, жестом: "Пить можно?". Он: "Эту нельзя! Ты хочешь пить?".

Побежал (!) на пристань, принес из холодильника бутылочку воды, приговаривая:

 — Колд! Колд! (холодная).

 — Хав ю мач?

 — Но мани!

Так я познакомился с мистером Ту Ю и окончательно поверил, что я в провинции.

Еще в одном месте дорожка к морю. Кладбище. Трое землекопов увидели меня и возбужденно заспорили, один махнул рукой: "Уезжай!".

Но уже подъехал катафалк, трое мужчин тащат к могиле тело, обернутое в полосы белой ткани, из другой машины бегут с гробом и крышкой.

Пошел с кладбища, глаза в землю. Навстречу вереница байков, машины родственников, женщины в платках. Если покойник мусульманин, то он умер сегодня  — а ни слез, ни причитаний.

***

Остаток дня провел на причале мистера Ту Ю за рыбалкой. Ловились разноцветные красотки аквариумного размера, максимум с корюшку-малоротку.

Под конец поймал фугу, эта маленькая тварь уже на причале откусила крючок, и начала гордо надуваться. Мальчишка-матрос с бота спросил прям-таки по-русски:

 — Футбол?

Я кивнул, и он пнул ее за борт.

Потом сидел в вай-фае. Потом полез к себе варить уху.

Потом снова на ночную рыбалку. В потемках втащил из глубины НЕЧТО. Оно упало мне на голые ляжки, я порядком струхнул. Засветил фонарь — это осьминожка с пачку сигарет. Смешной, пытается встать на щупальца, как пьяный качается. Отпустил осьминожку.

В 22.00 лежал голый в палатке.

Так в неторопливой суете и заботах прошел этот "овощной" день 16 марта. Из Пушкина: "Ведь мы играем не из денег, нам лишь бы время проводить".

17 марта

Сегодня еду дальше. С утра решил, что всю необходимую работу проделаю в поселке у доброй тетки-тайки в "магазин вай-фай".

Пока заряжался смартфон, на лавочке у магазина опять долго шил и клеил босоножки, потом распиливал лазерманом школьную тетрадь на два блокнота, потом выправлял переднюю звезду, погнутую еще сингапурскими аэро-грузчиками…

Часа два трудился, принародно. Все наблюдают, понимают: старый белый не богат. Пожилая тайская дама купила печенье и подарила мне. Ну да, стоит только глянуть на мои босоножки… Ими можно на жизнь зарабатывать!

Мальчишка подошел и улыбнулся, махнул рукой в горы: я знаю, ты там живешь! А я-то думал… Оказывается, весь поселок про меня знает.

Зарядился 100%, надо прощаться. Очень мне по душе эта хозяйка магазина. Второй раз зарядка и вай-фай бесплатно. Труженица, вся в делах, умница… и красивая! Подхожу к ней:

 — Сейчас покажу тебе рашен биг сэнкью — и по старинному поклонился ей в пояс, правая рука до земли.

Женщина рассмеялась. Всадник в седло сел, поехал.

Хлеб насущный дай нам днесь. Размышление о еде

Слышал (но не знаком), есть люди, которые считают, что еда — самое главное в жизни.

Мы рождены, чтобы вкусно поесть, остальное второстепенно — так они думают.

Хм…

Выехал на главную шумную трассу, чуть проехал на север, и за Blue Canyon Golfclab сделал стратегический поворот на запад. Кончилась моя провинция, начинаются людные места.

Всегда приятно в обед заехать в уличную кафешку, взять дешевого чикена с рисом или лапшой, разными их вкусняшками. Ножом мелко накрошить в тарелку лука (у меня всегда его запасец), залить лук и рис черным сладким соусом. По цвету  — как деготь он благороден, натурален, как чага.

Всегда с пивом. Съесть все дочиста, подождать минут пять, пока кайф возьмет иссушенное солнцем тело мэн-трасформера. Положить усталые ноги на свободный стул и выкурить сигарету.

Не старик Лев Толстой после сохи-пахоты — но я тоже заслужил свою пищу.

Делаю так каждый день, хотя и на куксе прожил бы не горюя. А уже русских много. Вот из "сэвен-элевен" вышла нехуденькая женщина с мужчиной, в руке большой пак сока. Услышал ее слова: "Сегодня ужинать не буду!".

Да, тебе полезно — мысленно поддерживаю тетку на подвиг.

А вот молодая пара за столиком выбирают в меню, стоит официант. Парень просто и с достоинством держится перед обилием пищи, а вот его девушка…

Склоненная к меню голова в лихорадочных мыслях, она нехорошо возбуждена. Лицо мученицы перед казнью: я правильно выбрала? Будет ли вкусно? Солнце Пхукета почернеет, если не угадаю!

Привычный ко всему палач-официант стоит, равнодушно ждет приговора.

Нас давно уже ждут в ресторане.

Ты всегда не любила пожрать.

И блатные одесские песни,

Музыканты нам будут играть…

Решаю картографическую загадку: на моей карте мимо аэропорта по морю нет дороги. Не верю! Может, тропы будут? Ведь я на веле, прорвусь… Сворачиваю карту. Прощай, кафешка, мой путь на запад, потом на юг.

Уперся в колючую проволоку взлетки и повернул вдоль нее к морю. Тут как у нас в Охотске на Теплых озерах (и мусора столько же): кусты и через них песчаные тропы, ехать нельзя. Упираюсь в речку-гнилушку, а от отеля уже бегут собаки… Лают, черти… С велом под мышкой бегом по мерзкой грязи…

Ура, я на море! Белый песок. "Утомленное солнце с синим морем прощалось". Голубой аэробус стартует, красиво влетает в багряный закат. Пожалуй, здесь заночую.

Поставил палатку. Вдоль забора аэропорта 500 метров безлюдного пляжа, я один. Ночь, купаюсь голый.

***

Так с большим опозданием наступил мой "райский отдых в Тайланде", а то фигней всякой занимался. Я ж расейский чел, а русскому надо лежать на пляже, иначе это не отдых. На родине не поймут!

Еще до рассвета поднялся и долго купался, потом зарядка, бегал по пляжу туда-сюда, потом опять купался и даже замерз. Грелся на восходящем солнце, для Пхукета это странно звучит.

Взлетают и садятся разные самолеты. Вот от мощного старта крупного упитанного боинга летит с пляжа песок в море. Вчера бирманцы, строители аэропорта, из-за ограды отсоветовали мне ставить там палатку. Жестами: нельзя! нельзя!... А я хотел! Попал бы под турбины и улетел с палаткой в море.

18-19 марта. Кемпинг-фри в Sirinat National Park

Собрался, поехал дальше на юг. Сначала по прибою, потом по аллеям прекрасного тенистого парка. Боже, как здесь хорошо! Плохо я думал о западе Пхукета, пока все отлично… Тьфу три раза…

Ха! Куриная ляжка-гриль 80 бат! Больше половины моего суточного бюджета. На востоке в три раза дешевле. Вот те и запад, перехвалил, мало плевался через левое плечо.

Пиво 120! Все, объявляю сухой закон и сажусь на куксовую диету, ляжки отдаю врагу.

Вдруг слева — рынок, тайцы покупают. Значит, должно быть дешево, и я заложил на рынок крутой вираж. Так-так! Где здесь эти вкуснейшие маленькие огурчики?!

Просила тетя тэн за пакет, сторговал два пакета огурцов за 15 бат, больше килограмма. Сегодня по-русски посолю эту тайскую прелесть.

***

Еду дальше аллеями приморского парка. Людей мало, меж деревьями пара палаток, тайцы отдыхают-купаются. Вот на плакате написано волнующее меня слово: Kemping.

Так-так… У кого спросить... Вот работник физического труда аллею подметает. Рисую ему руками домик, тыкаю в тайские палатки:

 — Хав ю мач слип ван дэй?

 — Фри, ноу мани.

Не понял… Пиво у вас здесь 120, ляжка 80… а кемпинг бесплатный? Не может быть!

Пошел выяснять к тайцам-туристам, те подтверждают: да, бесплатно. Им тоже не поверил, пошел к соседнему дому, там приветливый дядька с улыбкой подтвердил: фри!

Вот счастье-то! Вот запад, а?! Мне давно пора стираться. И огурцы солить.

Соленые огурчики в походных условиях

Берется пустая полторашка пластик. Ниже пробки ножом аккуратно делаем маленький надрез. Размером, чтобы пропихнуть огурец. Огурцы предварительно моем, я обычно мою с мылом.

Затем отрезаем кончики огурцов, чтобы быстрей просолились, длинные режем пополам. Заполняем пластик огурцами. Дополнительно закидываете, что под руку попадется: резаный чесночок, перец горошек, лаврушки листик — но это не обязательно. На полторашку я засыпаю соли три столовых ложки с горкой.

Надрез аккуратно заклеиваем скотчем или лейкопластырем из мед. аптечки: вдоль надреза и сверху дополнительно крест на крест. Заливаем в пластик чуть остывший, но еще горячий кипяток. Закручиваем пробку.

Бутылку можно укутать в спальник, чтобы дольше была горячей, но это необязательно. Вечером сделал, утром готово.

***

Весь следующий день была полноценная буржуйская дневка под присмотром тайской обслуги. Не боясь, оставлял велосипед и палатку с вещами, стирался, купался, уходил гулять к дальнему острову. Кемпинг большой и просторный, 100 моих палаток влезет — и я один всем владею, тайцы вчера собрали палатки и уехали.

Вечером еще съездил на рынок, задумчиво присмотрелся к пожилой крестьянке и ее огурцам. Рынок большой и русских покупателей много, а огурцов соленых нет. Я уже слопал всю полторашку малосола, очень вкусно получилось. Почему нет соленых?

Надо заполнить эту брешь! Отдых надоел, займусь бизнесом!

Купил еще килограмм, уже со скидкой постоянного клиента. Поехал солить, воду кипятить. А самолеты все садятся и садятся. Покупатели летят…

***

Жаль, не довел эксперимент до конца. Можно было под процент с этой тайкой, чтобы поторговала. Или с другой. Дальше на юг в меню ресторанов появились "русские солененькие огурчики", а здесь не было.

Впрочем, вопрос закуски уже неактуален. Пиво дорогое! Начать процесс производства походной трехсуточной бражки?

Кемпинг
Кемпинг

20 марта. Банана бич

Сегодня уезжаю дальше, и сегодня экономическое событие: кончились $500 из $1500, что брал на путешествие. От Бали до Тая, за сорок дней треть денег истратил.

Рано утром прощался с Nay Yang Beach, долго плавал в ласковом море. Вода хороша, не парная. Чуть-чуть, а остужает тело.

Немножко грустно. Вряд ли дальше найду такие идеальные условия, как здесь.

Отдохнул, и, как нынче говорят, хочу "задолбаться", пройти насквозь безымянный гористый полуостров. По карте там нет дорог.

Полез… Оказалось, что и троп нет, сплошные непролазные джунгеля. Пришлось спуститься к дороге, которой тоже нет на карте. Курортные места развиваются, опережают картографов.

Перед Nai Thon Beach затяжной подъем. Потею, упираюсь, 110 раз (считал) только с носу капнуло, с других мест не считал. Для пролетающих изредка байкеров и машин я, наверно, конченый мазохист-самоистезатель.

А мне нравится. Напрягся в подъем — и с ветерком спустился по отличному асфальту. Сижу, ем мороженое, любуюсь уютной бухтой пляжа Nay Thon. Снова потею в подъем, снова спуск-отдых… "Напрягся-распрягся", жизнь как волна, без трудностей отдых не сладок.

Иногда, увидев меня, тяжело едущего в гору, встречные тайцы поднимают вверх большой палец:

 — Гуд мэн! Вай ю фром?

 — Рашен.

 — Рашен? Ю рашен?

Не верят, что русский.

Впервые увидел русского гида. Сказал ему, что от аэропорта он первый.

 — Там дальше еще будут! — рассмеялся он. Экскурсии намного дороже, чем во Вьетнаме.

А мне и так нескучно. Дорога идет поверху, внизу красивый скалистый берег, в камни-глыбы бьется море. Людей нет, заночевать бы здесь…

***

Пара байков и машин стоит у обочины — и тропа к морю. Замыкаю вел на замок, иду на разведку. Тропа вниз пешеходная, байк не пройдет. А вот и пляжик маленький в бухте уютной. Меня окликает таец-пацан. Я:

 — Тент но проблем?

 — Ноу! Фри!

 — Хм… а это (изображаю рукой змею)?

 — Ноу!

 — Фиш?

 — Фиш окей — и вручает мне две блесны на кальмара.

 — Хав ю мач?

 — Фри!

Блин, ваще сказка…

 — А где ловить? Там в скалах или там в скалах? — тычу руками по сторонам.

Он махнул в скалу на юге.

Так я познакомился с мистером Боу, человеком-фри. Спасателем, уборщиком пляжа и просто веселым и услужливым малым.

С трудом спустился с великом к морю, неподалеку от приветливого тайца залез в лес, в тень. Хотел напрямую через траву — и тут же в левую ногу вцепились санитары леса, большие рыжие муравьи.

Пришлось в обход тропу бить. В тропиках муравьи проблема, могут — ой-ой! — так "отсанитарить"…

Вдруг слабость накатила… От укусов? Впервые за путешествие. Достал пакетик с сушеным лимонником, разжевал три косточки. Сразу взбодрило.

Наломал пальмовых веток и выровнял площадку на склоне под палатку. Впервые пилил настоящий пятиметровый бамбук на колышки. Твердый! Пилка нагрелась. Палатка встала, как была здесь.

Кончился газ, и я из камней соорудил очаг, потом таскал дрова…. Дружный хор цикад возвестил конец рабочего дня, и я оглянулся на море. Белые шезлонги пусты, все уехали — и я пошел на скалу мистера Боу спиннингом махать.

Ничего не поймал, разумеется. Не ловил кальмара еще, нет опыта.

Вернулся, делать неча, вай-фая нет… Стал какао кипятить. Впервые у меня "дрова" — пальмовые листья. Хорошо горят, как солома.

Потом закинул в угли картошку, пошел купаться в ночное море, форма одежды: фонарик на голове, тапки на ногах. Волна веселая, даже страшновато.

Облился из бутылки пресной водой, повалялся в шезлонге. Поел картошки — вкуснятина тайская, не хуже нашей. Обсох и спать.

21 марта

Впервые на Пхукете спал "по-сахалински". Под шум ветра и волн. И еще чужой, но уже приятный звук: от сильного ветра с моря над палаткой тихо стрекочут "перья" пальм.

Пляжа этого нет на карте. Из всего, что видел, самое красивое и уютное место этот недоступный для машин Banana Beach — и все-таки утром в 10.02 уже был в пути.

Загрустил что-то…

Надоел отдых в одиночку…или устаю от тропиков? Бог знает…

Все чаще посещает мысль, что скоро буду на Сахалине. На лыжах с друзьями похожу, в палатке на льду озера Тунайча с удовольствием переночую… Так где же мне лучше, здесь? Там?

А везде хреново. Хорошо там, где никогда не был.

Вот такой я с утра грустный ехал.

***

Первый день на Пхукете, когда я торопился. Саша обрадовал неожиданным звонком. Он приехал, только что с яхты, и завтра с друзьями они отправляются "в чудное место с ночевкой" .

 — Хочешь? За все удовольствия тысяча бат.

 — Конечно, хочу!

Хватит экономить, деньги есть. Наконец-то буду не один. Да здравствует социализация одиночек! (Уже разговаривать сам с собой начал, да еще громко так… Ругаться начал!)

А уже 17.00. Далековато мне от Ката Бич до Раваев, скоро стемнеет.

Написал Саше СМС: "Видимо, не успею. Устал. Я у памятника сестрам милосердия". Но отправить эсэмэску не успел. Дунул ветер с севера, и я полетел на юг, как сухой банановый лист, легко.

О товарище

Когда-то мы все дружно жили на Сахалине  — наша тусовка турклуба "Родник" с директором Сережей Курниковым. Александр Дашевский, несмотря на молодость, был не последним у нас.

Познакомились, когда я позвонил в квартиру Андрея Клитина, и мне открыл дверь незнакомый парень. Супруги Клитины уехали в отпуск, Александр бесплатно снимал квартиру у них. Тогда Саня был худеньким еврейским мальчиком из предместья Южного — Новоалександровки, бедный студент педагогического института.

Перестройка разбудила талант бизнесмена. Как и все тогда, он зарабатывал и по-черному, и по-белому, самостоятельно выучил английский и вовсю сотрудничал с иностранцами, приехавшими открывать рассекреченные Сахалин и Курилы.

Забурел, но от друзей не отрывался. Помню, купил квартиру на Комсомольской, я спросил:

 — Почему здесь?

 — Чтобы поближе к Роднику.

Да, не отрывался от коллектива. Помню, как впятером тесно лежали в палатке, за бортом минус 30, мы пересекаем на лыжах Сахалин от моря до моря, через гору Спамберг, еще никто так не ходил. Я пилю дрова удивительной пилой, сашиной лучковой пилой, которую он привез с Аляски.

Впрочем, работящих и успешных не очень любят. Кое-кто из наших бездельников невзлюбил трудоголика Саню. А мне он был симпатичен. Всегда. Не в последнюю очередь — за легкое раздолбайское отношение к деньгам. Бесконечно и круглосуточно их зарабатывал — но никогда не грузился ими, часто терял и сильно не переживал.

Говорят, что о мужчине многое говорит его отношение к женщинам. Вот и он не стал судиться-рядиться с первой женой за первую квартиру на Комсомольской, при разводе оставил все ей и чужому ребенку.

Объездил полмира и заметил за собой, что уже мало ему раз в год съездить в Тайланд, надо больше. Продал квартиру, гараж, все свои снегоходы и квадроциклы и уехал жить на Пхукет.

Сейчас живет на Раваях с женой и сыном. В "деревне" средь города, за шлагбаумом со сторожами. Деревня размером с футбольное поле вся в зелени искусственного ландшафта, словно где-то в Европах-Америках.

Просторно заставлена одноэтажными коттеджами, рядом живет его фрэнд: канадский летчик с тайской женой, дальше — директор ГТРК русского города NN…

Дороговато, аренда 30 тысяч бат в месяц, такой дом на востоке Пхукета стоит в два раза дешевле — а у друга опять денежные затруднения, бизнес пока что идет вниз под гору… Но он человек-Фенкс, не пропадет.

Да и деревня того стоит. Детям есть где гулять, на всех большой общий бассейн, в прудах лебеди, скворцы летают. Птицы подходят к летней кухне, где мы сидим, берут рис прямо из рук.

Последнее время Александр увлекся яхтингом. Выучился на капитана парусной яхты, участвует и уже побеждал в регатах.

Вот вернулся с Индонезии, опять насмотрелся, как в самых глухих местах планеты можно обнаружить стоящую в манграх недорогую яхточку с семейным экипажем. Австралийцы, французы, даже украинцы… Экипаж  — папа, мама, их чуть ли не грудные дети. Плавают годами, яхта как дом.

Тоже так мечтает. Ведь не деньгами, "не хлебом единым" жив человек. Кому интересна эта тема — найдете Александра Дашевского на Фейсбуке.

22 марта

"Чудное место", как сказал Саша, это озеро Чео Лан. Далеко, на материковом Тае.

Утром в путь, тремя машинами, до озера 192 километра. Сижу один на заднем сиденье джипа (Саша впереди с Катей) и очень жизнью доволен, о велосипеде даже не думаю, накатался.

На берегу фрахтуем длинноносую лодку и начинаем объезжать, осматривать озеро. Оно искусственное, тайцы просто запрудили дамбой горную реку. Над головой километровые утесы, а навстречу нам необитаемые острова  — это вершины затопленных гор, которые пониже.

Проплываем девственные, очень древние дождевые джунгли. Они здесь всюду. Драпированные лианами скалы уходят в воду вертикально.

Необычно, что берегов, в привычном понимании, здесь нет почти. Нет пологих мест, земля к воде стоит углом в 90 градусов, поэтому с воды весь берег воспринимается зрителем как поставленная вертикально картина.

Как небоскребы Сингапура. Нетронутая Природа стоит к человеку лицом. Возможно, самое красивое место в Тае.

***

Лодка шурует быстро, Саша надувает маленькую серферскую доску, и мы по очереди катаемся на ней, как на водных лыжах. Лодка тормозит, и мы плаваем между скал в бирюзовом пресняке.

Потом они ныряли с хитро изогнутой железякой. Подводный кран, на скорости он загружает дайвера в глубину.

Потом обедаем в ресторане на воде. Кормлю из рук рыб. Здесь есть плавучая гостиница, но мы не остаемся, едем домой.

Лучший день в Тае. Такие дни остаются с человеком навсегда. Греет душу память о тех, кто разделил с тобой этот праздник.

Наша компания
Наша компания

23 марта

Утром, после часа работы за компом, Александр нашел мне максимально дешевый билет до Южного, $650. На 28 марта. С Бангкока, с пересадками в Гонконге и Владивостоке.

В 14.40 тронулся в путь от его дома, взвешенный (еще на 1300 похудел, до 62500), наетый, напитый, помытый, побритый и даже Катей постриженный. Осталось три дня, чтобы поовощиться на Пхукете, поэтому еду недалеко, до Mum Nai Bay.

Подъем на смотровую площадку круто вверх, опять потом горячим умылся. Съехал на боковую глиняную дорогу, куда Саня направил. Вниз к морю крутые ступени, с велом никак.

Сложил вел в чехол и спрятал в лесу, засыпал листьями. С рюкзаком спустился к скалистому берегу, поставил палатку на плоскую глыбу. Если начнется прилив — буду на ней как на острове. Накупался в заливчике, поймал-отпустил золотую рыбку.

Вечером тоже хорошо. Ветерок дует, не жарко, москитов нет. В полкабельтове от берега на якоре яхта, здоровенная, как у Абрамовича. На клотике крутился локатор, приглушенно работал вспомогач.

Не ловился кальмар, от скуки стал фонарем вызывать вахту: точка-тире, точка-тире, не забыл еще морзянку со службы в ВМФ.

Точка-тире-точка-тире. Точка-тире-точка, точка-точка-тире…("Я русский").

Не отвечает Абрамович. Терки у них там, дела, бизнес…

Яхта и я

В молодости в советское время видел такие яхты только в кино, всегда думал: живут же люди! Счастливые, не то что я.

Потом началась перестройка, да и зрелый возраст позволил начать размышлять. Ведь молодые мужчины "думают" тем, что у них ниже пояса, и только после тридцати-сорока начинают чем нужно: головой и сердцем.

Насмотревшись в девяностые, как "люди гибнут за металл", понял: всего-то две позиции надо занять для жизни, только две. Первое и самое главное — это, как у зверя, логово, берлога, убежище — свой дом. Второе — любимая работа (или хобби).

Территория покоя и территория творчества.

Занять позицию, окопаться, зарыться… Отгородиться, стать недоступным из вне. Дом. А дальше — хоть печником, хоть лесником, крадуном... Неважно!

Две позиции занимаешь сам. Остальные — друзья и подруги, семья, деньги, карьера  — вторичны и лепятся к человеку сами собой, и яхта тоже. А не прилепится — и бог с ней. Яхта второстепенна и не важна, часто — излишняя тяжесть и проблема.

Любая собственность закрепощает, многим людям комфортней живется, если они ничего не имеют, "все свое ношу с собой". Самое главное в жизни — это свобода, а из всех свобод главная  — свобода передвижения.

***

Самостоятельные путешественники  — словно в старину странствующие монахи. Для такого образа жизни не нужно много денег.

Еще одна похожесть: у нас тоже есть религия, не всеми нами осознанная, но она есть, потому что главная часть нашей жизни проходит вне городов. Там мы черпаем силы у Природы, боготворим Ее и поклоняемся Ей. Получаем силу для жизни напрямую, без посредников. Те из нас, кто перестает ходить за город, начинают болеть и долго не живут.

"Бог есть любовь", за городом хорошо чувствуется эта великая истина. В городе много зла, за городом зла нет совсем, там наши сердца наполняются любовью. Еще подростком заметил, что за городом даже плохие люди становятся лучше.

Поэтому нам близок древний буддизм и его предтеча анимизм, язычество, а те религии, которые в последние столетия овладели людьми,  — это религии городов.

Наши храмы за городами. Укорененную в человеке суть — ее не убьешь, не заменишь новой верой, священные рощи предков начинают расти из сердца ребенка, стоит ему выйти за околицу.

"Будьте, как дети". Будем, как дети. У взрослых глупый ум все подменит и извратит, и сердца в человеке становится меньше.

Как лимонник, мы иногда паразитируем, единицы из нас, как тайфун, убивают — но абсолютное большинство живут просто, как деревья. Такой образ жизни позволяет спокойно и даже равнодушно смотреть на богатства всяких разных хорошавиных.

Мы раздвоены, физические наши тела большую часть жизни находятся в городе  — наши сущности всегда за городами. Там стоят наши храмы и висят наши иконы: в зимних и летних горах, в лесах и полях, на скалах, на диком морском берегу.

Все, что за городом, то могуче и вечно, и намного сильнее того, что напридумывали люди. Какой бы Храм они ни построили на площади Победы под Холмом Восходящего Солнца (Асахигаока, она же Большевик) — для нас сакрален Холм, а не Храм. Это настолько очевидно, что не стоит тут много писать, достаточно.

***

На камне — как на острове, всю ночь на "стоун бивак" спал покойно, под плеск прилива, утром луч солнца хозяином сошёл с неба сквозь сетку палатки, в ресницы левого глаза.

Яхта "Куча Проблем" медленно уходила в открытое море. В миле от берега капитан пришпорил ее, у форштевня вырос бурун. Задрала нос и красиво полетела вдаль. Вспомнилось из Галича:

Академик он, академик.

Эко денег у него, эко денег…

А я кричал им в лохматые уши:

"Я такой же, как и вы, только хуже!"

Палата №13. Жизнь в печали

Уже двадцать дней, как я дома, на Сахалине. Уже не будит по ночам сладкий тайский сон со звуком входной двери "7Eleven", звуком приятным, обещающим счастье прохлады от уличного зноя. Иссушенное жарой тело набирает вес, я постоянно хочу есть, и знаю, что очень нескоро начну снова мечтать о тропиках.

В последнее ночное купание в Тае совсем чуть-чуть оцарапал тело о кораллы — и ровно через неделю разбарабанило правое колено, угодил в больничку, в отделение с неприятным названием "Гнойная хирургия". Я едва мог ходить и благодарил Бога, который обезножил меня не за границей, а дома, на Сахалине.

Мест не было, и меня положили в тринадцатую палату к умирающим. Жуткое шоу продолжалось трое суток. Опыт, прочищающий мозги и меняющий мировоззрение.

Настоящая неподдельная печаль жила в этой палате и питалась криками страдающих смертников и измученной тяжелой работой санитаркой, которая била умирающих. Питалась страшными кровавыми пролежнями и телами, измазанными коричневым калом, желтой мочой и белыми червями.

Когда по утрам делал зарядку, они поворачивались ко мне, молча смотрели. "Ты живой, выйдешь отсюда. Мы мертвецы".

В такие палаты надо ставить камеры и выводить в Интернет, чтобы каждый "несчастный" видел настоящее горе — и потом уже не мог жить своими мелкими и надуманными неприятностями.

***

Мы стареем, и палата №13 ждет нас. Она всех рассудит.

Люди, пока жизнь и здоровье позволяют нам жить-улыбаться, пока мы не попали в такую палату  — давайте жить не в печали.

Читать 32 комментария на forum.sakh.com  

Новости

13:35 сегодня
Фотографий: 5 Видео: 1
13:26 сегодня
Восточному Сахалину разрешили взять еще 700 тонн кеты
13:08 сегодня
В Государственной Думе заинтересовались реорганизацией гинекологии Южно-Сахалинска
12:23 сегодня
Фотографий: 6
Сахалинских каратистов поздравили с успешным выступлением на всероссийском турнире
11:44 сегодня
Две томаринские управляющие компании оштрафовали за плохую подготовку к отопительному сезону
10:35 сегодня
Фотографий: 5
В Аниве провели траурный митинг в память о жертвах трагедии в Керчи
10:18 сегодня
Фотографий: 24
Баскетболисты "Востока-65" жестоко прошлись по ярославскому "Буревестнику" в первом домашнем матче сезона
10:00 сегодня
Просмотров: 9018 Видео: 1
21:47 вчера
Просмотров: 18333 Комментариев: 289
ВИЧ-инфицированная мать-алкоголичка или законные опекуны: на Сахалине решают судьбу годовалой девочки
21:22 вчера
Жители села Яблочного и 16 улиц Холмска на несколько часов останутся без воды
20:02 вчера
Просмотров: 31475 Комментариев: 311
В невельском селе Шебунино в мусорном контейнере нашли убитой годовалую девочку
19:56 вчера
Просмотров: 7386 Видео: 2
19:11 вчера, обновлено 20:36 вчера
Просмотров: 9711 Видео: 2
19:06 вчера
Просмотров: 2161 Фотографий: 18
На Сахалине провели соревнования по "пожарному кроссфиту"
18:54 вчера
Работников Углегорского ДРСУ наградили в честь профессионального праздника