16+

Композитор Максим Дунаевский рассказал сахалинцам о съемках "Д'Артаньяна и трех мушкетеров"

Утро Родины, Культура, Южно-Сахалинск

Творческий вечер Максима Дунаевского состоялся в Южно-Сахалинске. Знаменитый композитор приехал на Сахалин по приглашению организаторов первого фестиваля художественных телевизионных фильмов "Утро Родины" в качестве члена жюри. И следует сказать, что это абсолютно справедливо. Потому что мало кто из советских, а затем российских композиторов сделал столько для популяризации этого направления, создав музыку для более чем 80 фильмов. Вместе с группой "Коктейль-Project" он презентовал большую программу "Судьбе не раз шепнем: "Мерси боку".

Сегодня Максим Дунаевский демонстрирует фантастическую творческую энергию, в театрах идут его мюзиклы "Алые паруса", "Летучий корабль", "Любовь и шпионаж". Но, выбираясь в гости, он из гуманистических побуждений презентует теле- и киношлягеры, нажимая на ностальгические клавиши публики. Потому что практически нет среди тех, кому сегодня за 30-40, людей, кто бы не читал "Трех мушкетеров". И ей-богу, даже жалко сегодняшних детей, кто не знает, каково это — дочитывать заветную книгу ночью с фонариком под одеялом, чтобы утром отдать следующему страждущему. А "Д'Артаньян и три мушкетера" входит в число немногих первых советских телесериалов ("Семнадцать мгновений весны", "Рожденная революцией" или "Вечный зов"), в дни просмотра которых пустели улицы и, как гласит молва, снижалась преступность. Так что начало вечера ожидаемо переросло в изящный мини-моноспектакль "Как мы снимали "Мушкетеров", в котором маэстро явился превосходным вокалистом. А также юмористом и темпераментным мастером разговорного жанра — о музыке, которая внятно говорит, что была и все еще необходима пушистая чепуха, без которой человек не пойдет в рост, не научится вечно стремиться к горизонту. И звон клинков в поединке тет-а-тет, и брабантские кружева, и честь мундира — не пустые слова, и отдать все за други своя — шпагу, последний грош и жизнь, и преклонение перед женщиной — достоинство настоящего мужчины...

Фильм естественно оброс закулисной мифологией. Режиссер Георгий Юнгвальд-Хилькевич в сильно стесненных советских условиях экранизировал роман Дюма, который Дунаевский, однако, ухитрился не одолеть в детстве. Так, парижские сцены снимали во Львове, Лондон — в Одессе. ("Сейчас снимать можно где угодно, хоть на Северном полюсе, правда, получается много маловразумительных фильмов, а "кина" мало".) В первый съемочный день предполагалось снять лихой променад квартета верхом по парижским улочкам, но не учли пугливый нрав копытных артисток. Лошади шарахались от музыки, перевеса Валентина Смирнитского, набравшего для роли Портоса 20 кг, и недовеса субтильного Игоря Старыгина (Арамис), который был просто унесен в лес в седле и вернулся пешком. Потому от греха подальше лошадей поменяли на грузовичок, мушкетерам вручили уздечки и старательно снимали их только выше пояса...

— "Песенка мушкетеров" в исполнении Михаила Боярского была не просто хитом, но жутко всем надоела, — рассказывал Максим Дунаевский. — Она звучала из радиоприемников, телевизоров, ее пели на демонстрациях, дети в школах, в ресторанах — в разных состояниях. Я понял, что стал знаменитым, когда ее запели пьяные под моим окном. Дошло до того, что Алла Борисовна Пугачева сказала: "Одно из двух — надо убить либо Дунаевского, либо его песню".

К фильму было написано около 30 песен, не менее ярких и достойных, но первый хит "забил" всех. Поэтому композитор воздал им лично должное — душераздирающей пародии на рок-балладу про лилии в графском саду, вышибающему слезу из всех, романсу-посвящению Констанции — прекрасной Ирины Алферовой, в которую были влюблены все на съемочной площадке, включая Дунаевского. И, конечно, "выходной арии" капитана королевских мушкетеров де Тревиля для Льва Дурова, который в дополнение к глубоко "нефранцузистой" внешности не имел ни слуха, ни голоса.

С мультиком "Летучий корабль" связана почти смешная история. Песенку одинокого Водяного в нем озвучил своим неповторимым голосом Анатолий Папанов. А текст ее сильно встревожил теленачальство: что это за намеки гнусные — живет в болоте, как поганка. И куда это он хочет улететь, в Израиль, что ли? Из-за этого "как бы чего ни вышло" мультфильм пролежал год на полке. Но все чугунноголовое начальство пережил благополучно и жив-любим по сей день.

Максим Дунаевский — автор песен, которые настолько самодостаточны и не имеют возраста, что легко существуют отдельно от фильмов. Как только он называл очередной, пламя зрительского ажиотажа вспыхивало еще ярче, как будто в зал плескали бензина. Хитам из фильмов "Мэри Поппинс", "Ах, водевиль, водевиль!" новую жизнь дал безупречный вокал лауреата "Голоса" белокурой красавицы Ангелины Сергеевой. А песенку из "Карнавала" молодая певица знала с детства. Жаль, правда, что нынче на ТВ совершенно перестали снимать музыкальные фильмы, посетовал композитор, но все же не теряет надежды, что его любимый жанр возродится, кое-какие положительные подвижки есть.

Максим Дунаевский написал массу песен, и время не в силах ни обесцветить, ни вынести их из мейнстрима на всем российском пространстве, от Калининграда до Сахалина. И там, и сям, повинуясь повелительному мановению его руки, с первым аккордом слушатели начинают мурлыкать вот это "пора-, пора- порадуемся на своем веку...". Его мелодии вошли в плоть и кровь нескольких поколений, в зале могут сидеть внуки первых зрителей "Д'Артаньяна и трех мушкетеров", страшно сказать, 1978 года рождения. А он чудесным образом полон лучезарного обаяния и драйва, жизне- и дружелюбия на сцене, элегантный дамский угодник и за это самое их любимец, слуга и господин двух муз — кино и музыки, который писал песни "для пения", и они уходили в народ. По словам директора областной филармонии Ильи Александрова, в этот вечер он окунулся в детство. А в репертуаре актрисы и певицы Чехов-центра Елены Денисовой всю жизнь почетное место занимают произведения обоих Дунаевских — и отца, и сына.

Языком мелодий Дунаевского можно говорить обо всем — о жажде перемен, весне, надежде, даже о погоде. "Изменения в природе происходят год от года", — пела лучшая Мэри Поппинс всех времен и народов, леди Совершенство Наталья Андрейченко. Он слегка поругал московскую слякоть, которая еще ничего по сравнению с лондонской, и чистосердечно восхитился сахалинским солнечным сиянием.

— Сегодня вы — наше солнце! — радостно отозвался туго набитый зал.

И жаль, что наградой ему помимо шквала оваций стал один-единственный букет. Зато маэстро со своей стороны сделал щедрый подарок сразу всем сахалинским женщинам — песней "Городские цветы".

Узнавайте новости первыми!
Подписаться в Telegram Подписаться в Telegram Подписаться в WhatsApp Подписаться в WhatsApp