16+

Иван Санжаров: ищу тех, кто полюбит кедры, как я

Персоны, Weekly, Общество, Южно-Сахалинск, Корсаков, Макаров

Берешь семечко мечты, сажаешь его во влажную, пахнущую новой жизнью землю, охраняешь от любопытных поползней и мышек, спишь и видишь, как в мультфильме "Тоторо", когда взойдут драгоценные ростки и Сахалин превратится в остров кедровых рощ, тисовых и дубовых аллей. Свою зеленую мечту сотрудник департамента городского хозяйства южно-сахалинской администрации Иван Санжаров начал поливать шесть лет назад. Тогда он впервые присыпал суровой островной землей маленький кедровый орешек и тем самым дал старт проекту "Превратим Сахалин в остров кедра". В этом году "кедровый папа" отведет в лесной детский сад не меньше трех тысяч подросших кедровых малышей — пересадит саженцы из питомника в новую среду. И продолжит искать тех, кому тоже каждую ночь снится сахалинское солнце в кедровых лапах.

Родился 1 января 1955 года в городе Партизанске Приморского края. В 1979 году приехал на Сахалин. Работал матросом на холмской базе производственно-транспортного флота. С 1985 по 2001 годы жил и работал на Курилах, где впервые пытался выращивать кедры. В 2002 году снова приехал на Сахалин, работал вице-мэром в Аниве, затем директором макаровского филиала ЗАО "Рыбокомбинат Островной". Там, на берегу реки Пугачевки, успешно высадил много кедров. С 2004 года работает в департаменте городского хозяйства, занимается вопросами санитарной очистки города.

— Иван Иванович, вы увлекаетесь выращиванием кедров уже шесть лет. Есть работа, результаты которой видно сразу, а есть занятие для терпеливых. Кедр растет очень медленно. Какие плоды вашего труда уже заметны?

— За эти годы я вырастил более 25 тысяч кедриков. Или кедрят, как я их ласково называю. Всего же с 2009 года я посадил 101 тысячу орешков. Сейчас мне кажется, я знаю про кедры все, а на начальном этапе было очень сложно. В Интернете очень много рекомендаций, и все они разные. Порой советы дают люди, которые вообще ничего о кедрах не знают. Но ты-то к этим советам прислушиваешься и не понимаешь потом, почему у тебя ничего не выходит. Помню, переписывался с одним товарищем, который давал мне рекомендации, а закончилось тем, что дал мне характеристику — мол, вы ретроград, воспитывались при советской системе, у вас нет будущего! Я удивился, спрашиваю — сколько же кедров вы вырастили? Он говорит — ни одного. А у меня в то время было тысяч наверное 15 выращенных кедриков. Представляете?

— "…опыт, сын ошибок трудных…"

— Да. Зато теперь меня, знаете, какая ситуация удивляет? Раньше, когда пропалываешь грядки с кедрами и нечаянно один выдернешь, — вроде бы их уже десятки тысяч, а так больно… Так вот, когда я в начале своего увлечения случайно вырывал кедрик и потом пытался снова его посадить, он у меня погибал. А сейчас пересаживаю — приживается. Не знаю, почему. Или знания появились, или уверенность. Или кедры тоже полюбили.

— С чего началось ваше увлечение?

— Вроде бы с мелочи. Я сам с Приморья, попал на Курилы по распределению. Поехал домой в отпуск и увидел, что там продаются кедровые орешки. Купил, приехал на Курилы, высадил в огородике и в лесу. Всходили хорошо, но начинаешь пересаживать — гибнут. Тогда Интернета у меня не было. Обращался в курильский лесхоз — тоже ничем не смогли помочь. Я же не знал, что кедрики нельзя пересаживать первые два-три года. Много, конечно, у меня погибло тогда…

Потом, когда оказался на Сахалине, стал высаживать на даче в садоводческом обществе "Любитель" во Второй Пади Корсаковского района. Договорился с тещей, она выделила место. Однажды смотрю — тесть косил траву, и все кедрики мои нечаянно скосил. Что ты будешь делать! Соорудил заборчик, снова высадил орешки. И, вы знаете, как-то пошло-поехало. Просто мне нравится кедр. И я хочу, чтобы кедр был на Сахалине. Каждое дерево прекрасно по-своему, но для природы и для человека дерева более полезного, чем кедр, я думаю, не найти. Для человека это прежде всего питательные орехи, из которых получается ценное масло. На Сахалине можно наладить производство, это не фантастика, а вполне реальная перспектива. Для природы кедр тоже незаменим: там, где растут кедры, заводится всякая живность, богатеет фауна. Кедры образуют вокруг себя совершенно новый ареал жизни: где есть кедр — там белка и кедровка, где белка — там и соболь. Где кедр и дуб — там кабан и изюбрь, а где кабан — там и тигр.

Сейчас я только закладываю основу всего этого развития. Меня удивляет, почему раньше на Сахалине не делалось ничего в данном направлении. Я пытался разобраться в этой истории. В советские годы были какие-то питомники, была лесотехническая станция в Долинске, небольшой питомничек в Гастелло. И на этом все закончилось. Японцы высаживали здесь много кедров, в частности, на площади Славы в Южно-Сахалинске, где-то в лесу возле Сокола, Березняков... Почему-то их называют японскими кедрами, хотя японских кедров у нас нет, есть корейские, сибирские. А вообще-то сибирские и корейские — это не кедры, это сосна кедровая. Это мы называем их кедрами, хотя настоящие кедры — гималайский, атласский. Я сажаю корейский и сибирский. Есть еще кедровый стланик — его много на Сахалине и Курилах, мне он не очень интересен.

— Кроме кедра есть у вас еще какие-то любимчики среди деревьев?

— Мне очень нравится тис. Обратите внимание, японцы, жившие на Сахалине, рядом с учреждениями власти, религиозными объектами, какими-то знаковыми местами всегда высаживали тисы. Почему-то они трепетно относятся к этому дереву. Если кедр живет 1000-1200 лет, то тис — 3,5-4 тысячи.

В прошлом году я передал четырем управляющим компаниям 45 кедров и 12 тисов. На безвозмездной основе, для благоустройства территории жилых домов. В этом году планирую продолжить высаживать тисовую аллею в лесу в Корсаковском районе. До конца 2016 года хочу высадить там 200-250 тисов.

Еще в этом году намерен высадить 50-70 тысяч орешков корейского и сибирского кедров в своем питомнике, на даче, в лесу, на брошенных дачах, на гарях. Вот в одном месте в лесу была гарь, ничего не росло, кроме дикой малины. А сейчас мои кедрики растут. Представляете, какая красота будет там через 10-20 лет?

В этом году пересажу в лес от трех до пяти тысяч саженцев кедра. Буду продолжать высаживать желуди дуба. А в прошлом году я высадил 740 ягод амурского бархата и 240 ягод боярышника приморского.

— У вас удивительное увлечение.

— На него уходит все мое свободное время. Я уже несколько лет вообще невыездной из-за своего хобби. Но это очень приятно и интересно. Самым большим деревьям, которые я вырастил, уже по шесть лет. Чтобы кедр вырос, нужно очень много времени. В первые четыре года он прибавляет всего 15-20 сантиметров, а потом уже по столько же, даже до 40 сантиметров каждый год. Когда я прихожу в лес и вижу, что семечко лиственницы, упавшее в этом году, перегнало мои кедрики, которые растут уже года три-четыре, с одной стороны мне вроде как обидно, а с другой — я говорю своим кедрикам: ладно-ладно, растите, когда вы вырастите, эти деревья будут вам по колено, а некоторые вообще погибнут.

— Вы отвечаете за мониторинг санитарного состояния Южно-Сахалинска. Бывало ли такое, что вы обнаруживали несанкционированную свалку рядом с кедрами, которые посадили?

— Да, увы. В Корсакове кучи свалок рядом с моими кедриками. Некоторые люди ведут себя по-свински. Посмотрите, что творится за пределами населенных пунктов. И самое страшное, что у нас забрали полномочия для борьбы с такими вредителями. С октября 2011 года мы не можем составлять протоколы об административных правонарушениях. Нас лишили рычагов воздействия. Наверное, это преступление против общества и природы. Кому было плохо от того, что мы могли пресекать нарушения и бороться с ними? Ладно, лишили — так дайте альтернативные рычаги. Нет. И сейчас все муниципалитеты смотрят на это свинство. А масштабы, между прочим, огромные, уследить за всеми сбросами невозможно. У меня была идея — привлечь население. Наш отдел разработал порядок поощрения граждан за предоставление информации о несанкционированных свалках. Предполагалось, что человек, принесший нам фото или видео нарушения и указавший место свалки, получит 40% от суммы штрафа, которому подвергнется нарушитель. А штрафы там очень серьезные. Но в связи с тем, что у нас забрали полномочия по составлению протоколов, дело не пошло.

— Да, это печально. Увы, многие сахалинцы вносят вклад в превращение острова в одну большую свалку. Стоит выехать на пикник в лес или на побережье — везде бутылки, пакеты, коробки… Но давайте вернемся к вашим кедрам. Скажите, вам помогает кто-нибудь?

— Финансово, имеете в виду? Никто не помогает. В прошлом году я закупил 90 килограммов кедровых орехов, на это ушло 60-70 тысяч рублей. Деньги мои, личные. Это то, что я посажу в этом году. Планы у меня наполеоновские: развивать свой питомник (сейчас это четыре-пять соток), делать посадки в лесу, продолжать обеспечивать саженцами кедра учреждения образования и здравоохранения Сахалинской области на безвозмездной основе.

Сейчас моя задача — найти единомышленников. Может быть, не такой степени, как моя жена говорит, одержимости, как я, но увлеченных. Сформировать инициативную группу "Возрождение", поддерживающую девиз питомника "Кедровая Падь" — "Превратим Сахалин в остров кедра". Найти тех, кто посадил бы кедры в своих районах и стал выращивать.

Я не раз обращался в СМИ. Одна только корсаковская газета "Восход" раза три публиковала материал. После первого откликнулись человек 10-15, я был такой довольный. Это было в прошлом году. "Ой, как здорово, да вы такой молодец, нам так интересно". Без проблем, говорю, приезжайте, я вам все расскажу-покажу. И тишина. После второй публикации — то же самое. И после третьей. Обращался в редакции газет Анивского, Долинского, Углегорского, Макаровского, Александровск-Сахалинского районов… Реакции никакой. У нас ведь какая система — пока команды не будет сверху, ничего не сдвинется.

У меня в одном из районов есть хороший знакомый — мэр. Сначала тоже так восхищался моим увлечением. Я говорю — ну давай у тебя в районе организуем выращивание кедров, это не так уж сложно. Мне от тебя нужно, чтобы ты собрал заинтересованных людей, я им все расскажу, наверняка найдутся несколько человек, которые займутся этим. Нет. Пытался сыграть на его самолюбии, говорю — если посадишь кедры, тебя потом вспоминать будут, будут говорить, что благодаря тебе в районе появился кедр. Не сработало. Пока в распространении кедра мне мышки помогают больше, чем люди (смеется).

Фотографии с сайта sakh-kedr.com
Фотографии с сайта sakh-kedr.com

— Мышки?

— Ну да. Как-то раз у себя в питомнике на расстоянии 20 метров от грядок я обнаружил росточки кедриков. Растут кучками, штук по семь. Я там явно не высаживал. Мыши! Оказалось, выкапывают мои зернышки, закапывают их в другом месте — и они там прорастают. А вообще, конечно, мышки съедают семена, многие ростки не всходят из-за них. Но то, что не доедают, прорастает и дает жизнь новым деревьям.

Есть проблема с поползнями и голубями — просто ходят по грядкам и выдергивают взошедшие ростки. Думал-думал, как защитить мои кедрята, а потом нашел очень простой способ: натянул над грядкой нитку, на нее повесил магнитофонную ленту. Она от ветра колышется — сохранность стопроцентная. А что делать? Приходится идти на ухищрения. Однажды вот застрелил поползня — так жалко было. Вот, за что я, думаю, его застрелил? За то, что он любознательный? Или голодный? Это не дело.

— Неужели такой долгий поиск единомышленников совсем не принес результатов?

— Нет, почему. В Макаровском районе хорошо работает группа — преподаватель школы уже около 200 кедриков посадила с учениками. У каждого саженца есть опекун из числа школьников. В Озерском товарищ тоже хорошо развернулся. Он сам южносахалинец, в Озерском у него дача. Высаживает кедры. Но, должен признать, организовать кампанию по поиску единомышленников даже сложнее, чем выращивать кедры. Может быть, людям просто кедр неинтересен? Может быть, у меня просто какое-то отклонение...

Я обращался в министерства образования и здравоохранения с предложением выделить для всех подведомственных учреждений области саженцы кедров на безвозмездной основе, но отклика не последовало. Ну да Бог с ними. Я сам обеспечил саженцами школы Южно-Сахалинска и Корсакова. Есть договоренность о том, чтобы высадить кедры на территории областной больницы. Было бы красиво вдоль ограждения посадить их на расстоянии 15 метров друг от друга, а между ними — тисы. И все беседки обсадить тисами. Кроме того, в этом году договорился с железнодорожной больницей — там тоже будут высажены кедры в рамках кампании по озеленению. Потихоньку "достаю" людей. Моя мечта — сделать Сахалин островом кедра.

Иван Санжаров обращается ко всем неравнодушным и инициативным людям с предложением присоединиться к его увлечению и внести свой вклад в превращение Сахалина в кедровый остров. Связаться с Иваном Ивановичем можно по телефону 8-914-759-79-72. Адрес электронной почты — isan_ru@mail.ru.

Подробнее о проекте "Превратим Сахалин в остров кедра" можно узнать по ссылке.

Новости по теме:
 Показать все
Узнавайте новости первыми!
Подписаться на новости
Telegram Подписаться в Telegram WhatsApp Подписаться в WhatsApp
Читать 34 комментария на forum.sakh.com