16+

Воспитатель Нина Грачева: я всю жизнь детей боготворила

Персоны, Weekly, Общество, Южно-Сахалинск

Многие из нас устают от выходных до выходных настолько, что жизнь начинает казаться бесплатным приложением к работе, а личное время — маленьким бонусом к постоянно затрачиваемым усилиям. Постоянные мечты о каникулах и отпуске не дают покоя, и выражение "на работу, как на праздник" воспринимается с долей сарказма. А вот представьте, так бывает! Именно как на праздник. Каждый день в течение более полувека. Знакомьтесь — Нина Ивановна Грачева. Призвание — воспитатель, смысл жизни — дети, рецепт вечной молодости — трудолюбие. Если вы только выбираете, какому воспитателю доверить своего малыша, спешу огорчить — Нина Ивановна уже не работает в садике, теперь всю свою любовь и все знания она отдает правнучке Аленке. Но видя на улице ребенка, подобно восточному философу, мысленно снимает перед ним шляпу, признавая исключительность каждого маленького человека.

Родилась в Воронежской области в 1940 году. В 1947 с родителями и двумя братьями приехала на Сахалин. Жила в Невельском районе. После окончания семилетней школы переехала в Южно-Сахалинск. Окончила сахалинское педагогическое училище по специальности "Учитель начальных классов". Общий стаж — 53 года, из них 43 года проработала в детском саду №43 "Светлячок" в Южно-Сахалинске. Удостоена многих званий, в том числе является отличником народного просвещения РСФСР, ветераном труда РФ, лауреатом конкурса "Женщина года-2008" в номинации "Сердце отдаю детям". Имеет сына, двух внучек, внука, двух правнучек и правнука.

— Нина Ивановна, как вы пришли в эту профессию?

— Я всегда любила детей и мечтала стать учителем, работать именно в начальной школе. Может быть потому, что у меня была прекрасная первая учительница. Мы ее очень любили. Ее звали Надежда Петровна, она с нами с удовольствием занималась, возилась, водила в походы, приглашала к себе домой, угощала чаем. Для нас это было блаженство. В то время прийти в гости к учителю — это было что-то. Ну и в детстве, конечно, мы играли в школу: писали, рисовали, учили друг друга. Игрушек-то не было.

После окончания семилетки я переехала в Южно-Сахалинск. Родители сначала оставались в Невельском районе, а я жила у сестры и училась в 10 школе. Это была одна из двух капитальных школ. №10 и №13 — остальные все деревянные были. Жили мы тяжело, бедно, папа один работал. Естественно, я спешила поскорее выучиться и пойти работать. Но мама меня не отпустила после седьмого класса в Александровск-Сахалинский.

На мое счастье наше сахалинское педучилище набирало двухгодичные спецкурсы на основе десятилетки, и я поступила на учителя начальных классов. Мне очень нравилось учиться, у меня получалось, меня хвалили. На втором году обучения стали спрашивать, кто куда хочет поехать. Мы тогда жили на Украинской, две комнаты на большую семью, было тесно. Я хотела куда-то в район поехать, но почти все районы уже были заняты. Педагоги требовались на север и на Курилы. И я поехала на Итуруп. Меня послали и как учителя, и как директора школы на самый юг Итурупа, в поселок Лесозаводское. Там была школа, но в ней не было ни одного учителя.

— И вы были там совершенно одна в целой школе?

— Поначалу да. А как я туда добиралась! На лошадях верхом, с пограничниками, там дороги вообще не было, одни козьи тропки. Около суток добирались. Мне было тогда 20 лет. Приехала — школа деревянная, рядом дали домик. Месяца через два прислали еще одного учителя. Школа была малокомплектная, это значит сразу сидят два класса: первый и четвертый, второй и третий. На все четыре класса было 16 человек. Летом отправили нас в Рейдово, в пионерский лагерь, я была воспитателем. Отработали год, а на второй нам говорят — поселок закрывается, мы вас переводим в Рейдово. Это было в августе. Я уже приготовилась ехать, и тут за три дня до начала учебного года случилось вот что. Недалеко от этого поселка была комендатура, там шесть-семь детей, а учителя нет. И они добились, чтобы к ним отправили меня. Я не хотела уезжать, потому что Рейдово было побольше и школа там десятилетка. Но поехала все-таки. Дали мне полдомика. Печку топила, учила детей — нормально работала. Познакомилась с женами военнослужащих, ходили на вечера, концерты... Скучно не было.

Там же я вышла замуж, потом муж мой демобилизовался, и мы уехали в Ленинск-Кузнецкий Кемеровской области. Там я прожила года полтора, сын родился. Но так получилось — молодые были, бестолковые, — что мне пришлось вернуться снова на Сахалин. Приехала с маленьким ребенком, места в яслях нигде нет. Трудно было сначала, потом наладилось.

— Чем вы занимались тогда? Как попали в детский сад?

— Летом работала на площадке для школьников, раньше при ЖЭКах были такие площадки. Ходили с детьми в походы, проводили конкурсы, весело было. До сих пор встречаю моих пионеров, уже им по 50 лет, помнят меня. Брат мой хорошо играл на баяне, я его подключила, давали концерты по предприятиям. К нам даже из горкома комсомола приходили, смотрели наши выступления.

А потом я устроилась работать в детский сад "Теремок". Комнату дали рядом с садиком, я до сих пор в этом доме живу. Поработала там почти восемь лет, но сад закрылся, и я устроилась в садик №43 "Светлячок". Это был самый лучший сад в Южно-Сахалинске в то время, японцы даже приезжали на него смотреть.

— Хороший садик. Нина Ивановна, расскажите, чем дети того времени отличались от сегодняшних, на ваш взгляд?

— Те были застенчивые, у них было больше такта, может быть. Слушались больше, больше уважали. Более спокойные, нравственные. Подвижные и неугомонные тоже были, конечно, но, по крайней мере, чувство ответственности, долга было развито у всех, даже у малышей. Они знали, что взрослый плохому не научит, очень внимательно слушали. Это от родителей шло, они полностью доверяли воспитателю. Когда вели в сад, говорили — слушайся воспитателя.

— Разве сейчас так не говорят?

— Нет-нет, сейчас не говорят. Сейчас говорят — смотри, если тебя обидят, ты мне все рассказывай, я разберусь. Изначально так детей настраивают. Конечно, не все, но основная масса родителей так поступает. Ждут от воспитателей какого-то подвоха, по каждому пустяку бегут жаловаться. Но, естественно, не все такие.

Раньше родители больше времени уделяли детям, дети были все говорящие. Сейчас в сад приходят — почти не говорят. В три года от семи до десяти звуков не могут произносить. А есть те, кто вообще не говорит. Все потому, что родители с детьми мало общаются, мало разговаривают, читают, все больше у телевизоров-компьютеров сидят. Вообще мало времени проводят вместе с ребенком. Раньше на лыжах целыми семьями ходили, повально. Хотя в последние годы эти традиции возвращаются, спортом многие стали заниматься.

А мультики какие сейчас безобразные, а фильмы… Раньше были фильмы патриотические, а сейчас многие дети вообще не знают, когда и какая война была. Помню, мы к 9 мая читали произведения о войне, учили стихи. Зато современные дети более интеллектуально развиты, этого не отнять. Они больше знают. Но меньше читают книг.

— Как можно привить любовь к книге? Актуальный вопрос для многих родителей…

— Надо просто читать. Где-то самим, чтобы быть примером для ребенка, где-то вместе, где-то книжку красивую купить, сходить в библиотеку. Прочитать книгу, побеседовать о ней.

— Детей сравнили, давайте сравним системы образования. В чем недостатки нынешней, как вы думаете?

— Сейчас постоянно вводятся новые стандарты. И в школах, и в садах воспитателей и учителей загружают писаниной так, что времени на детей остается мало. Спускают всевозможные распоряжения, планы… И постоянно какие-то новшества, изменения. Да не надо нового. Надо, чтобы ребенок больше писал, больше решал. Изложения, сочинения... А этого сейчас мало.

Кстати, добавлю о детях. Я замечаю, что современные дети не то что озлобленные, но какая-то жестокость в них есть. Не знаю даже, с чем это связано.

— Сейчас школьники увлекаются плетением браслетов и фигурок из специальных резиночек — Rainbow Loom. Некоторые свои работы потом продают одноклассникам. Так вот, я знаю, что в 23 школе недавно был случай — один четвероклассник надавил девочке на горло и сказал: "Если купишь браслет, отпущу".

— Потому что дети хотят, чтобы у них были карманные деньги. Из-за этих денег они готовы на многое. Раньше как-то такого не было. Я смотрю по своей правнучке: в магазин заходим — вот это купи, вот это купи! Как будто она никогда ничего этого не видела. Много соблазнов сейчас. А раньше, если ребенок хочет игрушку, собирали макулатуру, сдавали, и он видел, что нужно потрудиться, чтобы что-то получить. У меня внуки все рано начали работать: Аленкина мама после восьмого класса убирала город, Саша укладывал плитку на Коммунистическом проспекте. И сын мой работал летом всегда, то на молокозаводе ящики сбивал классе в 7-8, то еще где-то. Не ходили, не слонялись летом.

— Не каждый захочет подрабатывать, а заставлять — отбивать охоту. Как же воспитать желание самостоятельности в детях?

— Надо воспитывать трудом. Мои внуки росли на огороде с четырех лет. С утра я внучку за руку, где-то мороженое пообещаю, мотивирую как-то, и в семь часов мы уже едем на автобусе, потом идем пешком в гору на дачу. Она мне потом это припоминала — мол, я не видела ни лета, ни отдыха. А с другой стороны, она выросла трудолюбивая. На огороде же она не постоянно работала, где-то и в мяч играла, в песочке копалась, по деревьям лазала. Но и помогала. И видела, что взрослые работают.

— А если нет дачи? Сейчас наш быт настолько автоматизирован — посудомоечные, стиральные машины, мультиварки… Как показывать пример самоотверженного труда ребенку? Не будешь же потолок белить каждый день. Пол помыть, пыль вытереть — это вроде бы мелочи. У кого-то, может, даже домработница для этого есть.

— Можно кому-нибудь помочь, соседке, пожилой бабушке. Продукты купить, на улицу вывести воздухом подышать. Всегда можно найти, кому помочь. Это тоже труд, тоже пример.

— Как вы считаете, карманные деньги вообще должны быть у ребенка?

— Мне кажется, должны, конечно. Но надо учить, что нужно знать им цену. Надо говорить с ребенком, объяснять ему, что деньги непросто даются, поэтому тратить их нужно с умом. Помню, когда мы получали пятерки, папа давал нам по рублю. Не каждый раз — каждый раз просто возможности не было, — но поощрял. И мы знали, что он ценит наши старания.

— 53 года с маленькими непоседами. Бывает, с одним ребенком так устаешь, что просто сил нет…

— У детей чудесная аура, общение с ними — для меня это было все. Я всю жизнь детей боготворила. Мне было интересно, хорошо, комфортно с детьми, особенно последние 10-15 лет. Все удивлялись — ты еще работаешь? А я порхала, летела на работу. Потому что уже много опыта, все знаешь, все получается. Одной из моих задач, помимо развития детей, всегда было сплотить родителей. Я старалась больше вечеров проводить, разных праздников, встреч. Раньше это не принято было, на меня смотрели так, как будто я хочу себя показать, выделиться, а мне просто было интересно. Это потом уже Дни семьи пошли, различные совместные мероприятия… А мы и без Дней семьи встречались в выходные. Мне очень хотелось, чтобы в моих группах все были дружны, потому что есть такие группы, в которых родители даже не здороваются, быстренько пришли, забрали ребенка и ушли. Нет, у нас такого не было.

Мне было очень интересно работать, всегда, так что профессионального выгорания никогда не было, даже малейших его признаков. Я и не болела никогда, не ходила к врачам, поэтому для меня дикость, что я могу болеть. После увольнения в 2013 году это было страшное дело. Но плохо себя чувствовать мне некогда: огород, правнучка. Вожу свою Аленку в школу, на кружки, на лыжах вот недавно с ней каталась. Пока ее родители работают, мы с ней много времени проводим вместе. Без общения с детьми я уже не могу. Да и со многими моими выпускниками мы поддерживаем контакт. Я очень благодарна им и их родителям за то, что они помнят меня, звонят, заходят в гости. У нас очень добрые отношения, и это меня согревает.

Узнавайте новости первыми!
Подписаться на новости
Telegram Подписаться в Telegram WhatsApp Подписаться в WhatsApp
Читать 9 комментариев на forum.sakh.com