16+

Андрей Клитин. Памяти товарища

Weekly, Общество, Южно-Сахалинск

"Люди из слитков железа и стали,

Люди, названье которым "руда"

6 июня 2014 года во французских Альпах, департамент Верхняя Савойя, при возвращении с вершины горы Монблан завершил свой земной путь наш земляк Андрей Константинович Клитин. Сахалинцам, не равнодушным к своей малой Родине, краеведам и путешественникам представлять этого человека не надо. Родился он 23 июня 1961 года в Москве. Его отец, Константин Александрович, с 17 лет участвовал в ВОВ, был ранен в Карпатах при штурме Дуклинского перевала. Потом, став геологом, работал в Геологическом институте АН СССР, к.г.н., в БСЭ есть несколько его статей о Шпицбергене, Забайкалье, Гренландии, Исландии и его памяти Андрей Константинович посвятил свою первую книгу о природных достопримечательностях Сахалина и Курильских островов. Мать, Валентина Ивановна, химик, работала во Всесоюзном институте мягких сплавов, к.х.н. А сами Клитины родом из Смоленской губернии, среди их предков были и священники. В средней школе он учился в Москве, занимаясь в старших классах и в энтомологическом кружке в МГУ у Елены Михайловны Антоновой. Здесь он открыл для себя завораживающий параллельный мир — жизнь Жесткокрылых (Жуков) и Чешуекрылых (Бабочек), очарование которыми пронес через всю жизнь. Увлечение энтомологией привело его на агрономический факультет Тимирязевской сельскохозяйственной академии, которую он закончил в 1983 году по специальности "защита растений". Будучи еще студентом, он дважды побывал на практике на Дальнем Востоке — в Уссурийске и Южно-Сахалинске. По окончанию ТСХА по распределению был направлен в овощеводческий совхоз "Тепличный" в Южно-Сахалинске, где с 1983 по 1986 г. работал старшим агрономом по защите растений.

Потом, между 1983 годом и 2014, вся его жизнь состояла из путешествий и писаний — статей в иллюстрированные журналы и книг о путешествиях и естественной истории Сахалина и Курильских островов. Но свое первое путешествие — по Кунаширу — он совершил еще до поступления в совхоз, устроившись для этого лаборантом в лабораторию глубинного сейсмического зондирования СахКНИИ. Известные события 90-х годов прошедшего века воспринимались им скорее как помеха для путешествий. Обладая огромным внутренним ресурсом, Андрей Константинович отличался почти невероятной продуктивностью. Вернувшись сегодня из рейса, он уже завтра отправлялся в дальний и тяжелый поход. По возвращении сразу же садился за разбор коллекций, редактирование записей, подготовку фотоматериала. Ни дня в праздности. Как будто спешил. Особой его страстью были жуки-жужелицы рода Carabus и бабочки, изучением распространения и систематики которых он занимался вполне профессионально. На Сахалине и Курильских островах он побывал во всех самых труднодоступных и отдаленных местах, добираясь туда, куда пройти, кажется, невозможно. Одно из его любимых и часто посещаемых мест — гора Лопатина, Гуран, Граничная, Балаган, что в Восточно-Сахалинских горах. Как участнику международного Курильского Биокомплексного проекта ему удалось побывать даже на таких островах Курильской гряды, как Симушир, Матуа, Расшуа, архипелаге Ушишир (в этом проекте он принимал участие как энтомолог, будучи в отпуске). Москвич по происхождению, он знал наши острова лучше многих старожилов.

Уволившись по окончании трудового договора из совхоза "Тепличный", он в феврале 1987 года пришел в Сахалинский НИИ рыбного хозяйства и океанографии, где прошел путь от лаборанта до ведущего научного сотрудника. С первого года работы он начал исследования по камчатскому крабу, а с 2011 года — по синему крабу. В 1991 году он впервые исследовал и оценил численность равношипого краба у Итурупа, в 1992 году обнаружил плотные скопления этого вида у Шиашкотана и скал Ловушки, а в 1994 году — у островов Маканруши и Экарма (Курильские острова). Разведанные в те годы промысловые запасы равношипого краба успешно эксплуатируются до сих пор. За время работы в СахНИРО он принимал участие в более чем 30 научных рейсах на научно-исследовательских судах СахНИРО, ТУРНИФ, Севастопольской базы "Гидронавт" и Невельской БТФ у побережья Сахалина и Курильских островов, неоднократно выполняя обязанности начальника рейса.

В 1997 году Андрей Константинович закончил заочную аспирантуру во ВНИРО по специальности "гидробиология". В 2002 году в Институте Океанологии им. П.П.Ширшова РАН под руководством Б.Г.Иванова защитил кандидатскую диссертацию: "Распределение, биология и функциональная структура ареала камчатского краба в водах Сахалина и Курильских островов". В его монографии, основанной на диссертационной работе, обобщены результаты многолетних исследований камчатского краба в водах Сахалина и Курильских островов. В работе обстоятельно и всесторонне рассматриваются вопросы особенностей биологии и экологии камчатского краба в регионе. Обобщены материалы по яловости самок краба, возникшее вследствие масштабного снижения численности половозрелых самцов, что привело к существенному уменьшению репродуктивного потенциала популяций.

Следует отметить, что период изучения им камчатского краба совпал по времени с "крабовой лихорадкой", когда бизнес, срощенный с властью, сколачивал состояния на так называемых "научных" квотах, особенно — крабовых. Велик был соблазн и у самих ученых. Андрей Константинович, тогда еще молодой человек и начинающий ихтиолог, не то что остановить, но даже приостановить этот процесс разорения запасов, был, конечно, не в силах. Но что мог реально — так это не участвовать в нем. И он, один из очень немногих, действительно не участвовал. Был в нем, несомненно, редкий, стальной крепости нравственный стержень, унаследованный, возможно, от предков-священников. Все мы тогда были бедны, но каждый зарабатывал по-разному, Андрей Константинович — разборкой архивов в Сахалинском краеведческом музее, публикациями в региональных и центральных изданиях, сборами коллекций насекомых. Сейчас, в дни очередной смены "элит", некоторые сахалинцы с теплотой вспоминают бывшего губернатора И.П.Фархудинова. Напомню им, что именно в период его губернаторства у берегов региона были уничтожены промысловые запасы камчатского краба.

В СахНИРО Андрей Константинович проработал полжизни, 26 лет. Здесь стал по всем меркам квалифицированным специалистом (более 100 научных публикаций и отчетов). На его счету участие в написании таких книг, как "Промысловые рыбы, беспозвоночные и водоросли морских вод Сахалина и Курильских островов", "Камчатский краб", "Пособие по изучению промысловых ракообразных дальневосточных морей России". Он один из авторов иллюстраций в атласах, посвященных иглокожим, асцидиям, кишечнополостным, морским звездам и головоногим моллюскам дальневосточных морей России, выпускаемых ТИНРО-центром. Он являлся членом редакционного совета СахНИРО, долгое время работал рецензентом журнала "Биология моря". Участвовал в V, VI и VII Всероссийских конференциях по промысловым беспозвоночным, Международной научной конференции "Рыбохозяйственные исследования Мирового океана", совещаниях, посвященных ресурсам крабов Дальнего Востока, II научной конференции по колючему крабу в Немуро и др.

Для юбилейной книги СахНИРО "От Александровска до Южного за 80 лет" Андрей Константинович подготовил биографические очерки о 4 первых его директорах — Д.С.Пескове, А.Н.Пробатове, И.П.Леванидове и В.Н.Гиренко. При подготовке материалов ему удалось в архиве УФСБ по Сахалинской области познакомиться с уголовным делом Д.С.Пескова (тоже из семьи священника). Оказалось, что начатое в 1937 году, окончено оно только в 2002 году. В очерке о нем он писал: "Дмитрий Песков не сделал больших научных открытий. Он был первым директором СахНИРО и, попав под "каток" сталинских репрессий, сделал гораздо более важное. Он мужественно выдержал допросы и пытки, не признал себя виновным и не назвал ни одного имени. Имени, которое, как "пароль", позволило бы раскрутить маховик репрессий, привлечь к "делу Сахгосрыбтреста" известных дальневосточных ученых… Среди них — бывший директор ТИНРО профессор А.Н.Державин, гидробиологи И.Г.Закс, К.М.Богоявлинский… Я за то, чтобы эти пожелтевшие страницы расстрельных приговоров с "безумными" формулировками обвинительных заключений печатали, подобно карточкам чеховской переписи, и показывали детям на уроках. Это и будет для них самой лучшей прививкой от сталинизма". А впервые эта тема — человек в тюрьме и лагере — зазвучала еще в его очерке 2001 года "Все в России просахалинино...".

Но вот парадокс науки: чем более квалифицированным он становился, тем менее востребованным и более неудобным и даже лишним. Вот кому, казалось бы, быть советником губернатора по рыбному хозяйству. Но нашей управляющей "элите" такие были не нужны. Уверен, что не нужны, несмотря на все перемены, и сейчас. Да и представить себе его сотрудничающего с "элитой" не могу. В условиях подрыва запасов камчатского краба вследствие перелова в последние годы жизни предметом его научных интересов стали биоценотические комплексы морских донных беспозвоночных. Им было установлено, что у западного побережья Сахалина результатом межгодовой сукцессии стала замена комплексов камчатского и четырехугольного волосатого крабов на комплексы с не столь выраженным преобладанием доминирующих видов: краба-стригуна, северной креветки, а на малых глубинах — кукумарии японской, и почти шестикратное снижение биомассы промысловых беспозвоночных. Такая замена биоценотических комплексов с преобладанием активно эксплуатируемых промысловых видов донных беспозвоночных иными сообществами в значительной мере приостанавливает восстановление численности ценных объектов промысла.

Человек вдумчивый, нонконформист, имея все меньше возможностей для реализации в профессиональной деятельности, с годами он все более "уходил" в краеведение, энтомологию, публицистику, фотографию и в горный туризм. С рюкзаком за плечами он ходил бы и в том случае, если бы его профессиональные дела шли лучше. Но, наверное, не случайно, что такие замечательные книги по краеведению, как "Вновь открывая Сахалин", "Насекомые" и "Водопады", появились именно в последние годы его жизни — в 2010, 2011 и 2013 годах. Последние две книги вышли в серии "Естественная история Сахалина и Курильских островов". Изданы они Сахалинским областным краеведческим музеем, членом редакционного совета которого он являлся, и стали заметным событием в научной и культурной жизни Сахалинской области. Эти книги, аналогам которых нет в истории издательского дела в регионе, отличает обширность фактического материала, квалифицированность изложения, обилие собственных цветных иллюстраций высокого качества и любовно-бережное отношение к природе родного края. В заключении к последней книге Андрей Константинович отметил: "Помните, что написал Осип Мандельштам в далеком 1933 г. "Мы живем, под собою не чуя страны...". Так вот, чтобы страну "чуять" — надо ее любить, а чтобы ее любить — надо ее знать. Познание родного края, краеведение всегда было одной из граней любого туристического похода. Без этого любое путешествие, даже насыщенное разнообразными спортивными восхождениями и подвигами, нежизнеспособно". При его активном участии подготовлены также фотоальбомы "Хозяин сахалинской тайги" и "Острова в океане туманов", которые стали визитными карточками Сахалина и Курил. Андрей Константинович участвовал и в подготовке "Красной книги Сахалинской области", создания заказника "Восточный". Он также автор более 90 статей для энциклопедического издания "Сахалинская область".

Еще после него остались коллекции насекомых и раковин, фотоархив, популярные статьи в СМИ (около 60). Их читали и обязательно будут читать. Чего стоит только его очерк "Забытые уроки Найбы" — о дружинниках 4 партизанского отряда штабс-капитана Ильяса-Давлета Даирского и примкнувшим к ним моряков с крейсера "Новик", погибших в августе 1905 года в Урутайском урочище на Найбе (южный Сахалин). Там их останки, порубленные рыцарями-самураями, лежат непогребенными и по сей день. Никто не забыт, отцы-губернаторы и добрая Родина-мать, так? И если бы не школьный учитель русского языка и литературы из села Покровка Виктор Яковлевич Горобец, поставивший православный крест на месте гибели отряда, и не крымские татары, отметившие гранитной стелой (привезенной из Крыма и на руках занесенной в тайгу) место гибели соплеменника-ордынца... Говорят, что в каждом человеке природа всходит либо злаком, либо сорной травой. Что, какие-то ценности остались от "крабового" бизнеса 90-х годов? Не знаю, как дети тех его современников, кто участвовал в разорении рыбных запасов региона, но сын и дочь Андрея своим отцом гордиться могут.

На большинстве оставшихся от Андрея фотографиях — природа: горы, тайга, звери, море и, конечно, жуки и бабочки. Людей, особенно их лиц, на фото мало. В его записной книжке остались сотни адресов и имен, а в горы он ходил с немногими из друзей, а часто и один. Почему один? Человек необычайной целеустремленности и выносливости, он ставил перед собой и решал такие сложные задачи, которые не по плечу и людям незаурядным. Поэтому, при всей его доброжелательности большая часть его жизни была "отгорожена" от многих из нас и протекала внутри собственного "Я". Высокий, аскетического сложения, с загорелым обветренным лицом, несокрушимой волей и психологией Дерсу Узала, он, как мало кто другой, был создан для гор. На его счету организация и проведение сложных и тяжелых треков вокруг Аннапурны в Непале, на Килиманджаро в Танзании и Аконкагуа в Аргентине с перевалами в 5 с лишним тысяч и вершинами в 6-7 тысяч метров, где он, безусловно, рисковал. По возвращении из зимнего похода на гору Шпанберг на Сахалине он писал: "А дома неожиданно для меня есть горячая вода. Те, кто не знают, что такое холод, не в состоянии оценить всю прелесть горячей ванны. Точно так же невозможно насладиться вкусом хлебной корки никогда не голодавшему человеку. В эти минуты забываешь все горы политической чепухи, которые на нас обрушивают с телеэкранов. Помните, как один из джеклондоновских героев-золотоискателей, выйдя из тайги, принимал ванну в гостинице. Хозяин радостно объявил ему, что новым президентом США стал Мак-Клинтон. Вместо ответа золотоискатель задал вопрос, который может задать только счастливый человек: "А как звали предыдущего?". Сам Андрей Константинович и был таким счастливым человеком.

Будучи удивительно разносторонним, с неиссякаемой энергией, он во многом был первым, и немало людей обязано ему обретением в их жизни чего-то очень важного. Я — Гималаями. Еще в юности мне посчастливилось прочитать книгу Мориса Эрцога "Аннапурна". В молодости много походил с рюкзаком за плечами по Сахалину, горам Кавказа, Тянь-Шаня и Копетдага, но об Аннапурне не помышлял. В апреле 2005 года Андрей Константинович с товарищами (один из них — Александр Анашкин) собрался в Непал, на трек вокруг Аннапурны (книгу Эрцога он тоже хорошо знал). Звал и меня, но я тогда не решился, где этот Непал и эти Гималаи! По его возвращении мы много говорили о маршруте, рассматривали карты, фотографии. И только в 2007 году отправился в Непал и я. Сперва — по более короткому маршруту по ущелью Дудх Кхоси к леднику Кхумбу. На подходе к базовому лагерю Эвереста, перед Лобуче, мы прошли через мемориал из памятных знаков восходителям, не вернувшихся с горы. Их там сотни. А ближе к лагерю, уже за Горак Шеп, еще один — Скотту Фишеру, с ним наш легендарный тигр снегов Анатолий Николаевич Букреев (18 восхождений на восьмитысячники!) в мае 1996 года восходил на Эверест. После у него было восхождение на Килиманджаро в Танзани (в спутниках — Владимир Сучков, с ним он ходил на гору Балаган, что в Набильском хребте) и на Аконкагуа в Аргентине (спутник — Владимир Шищенко) с сольным подъемом из штурмового лагеря. У меня — трек вокруг Аннапурны в Непале и вокруг Кайласа в Тибете. Пользуясь рассказами и очерком Андрея, идти мне со спутницей вокруг Аннапурны было много легче, чем ему. Вот ущелье реки Кали-Гандаки, знакомое по его фото, Мананг, овринги на пути к озеру Теличо, перевал Тхорунг Ла, за ним — Муктинахт и Кагбени, река Кали-Гандаки, ущелье к перевалу "27 апреля"... В южном базовом лагере Аннапурны I мы, вслед за ним, побывали и у памятного знака А.Н.Букрееву, погибшего в лавине на Анапурне I в декабре 1997 года. И этот знак там не один.

Потом Бог путешественников повел меня на Алтай, а Андрея Константиновича — в Альпы. В южной Сибири я побывал и в тех местах, где проходил Ледяной поход Русской Белой Армии. Из вышедших из Омска в ноябре 1919 года 350-400 тысяч человек до Байкала к началу февраля 1920 года дошло только 30-35 тысяч. В воспоминаниях некоторых его участников¹ встретился и текст марша одной из частей Рабоче-Крестьянской Белой Армии — дивизии рабочих Ижевского оружейного завода и крестьян Вятской губернии, слова из которого вынесены в эпиграф. Добровольцы-ижевцы и воткинцы, а также и волжане Владимира Оскаровича Каппеля были самыми стойкими бойцами, как на Восточном фронте, так и в Ледяном походе. Стоя на берегу Байкала, в Листвянке, откуда по льду озера-моря уходили в небытие последние, ненужные своей стране добровольцы, мне с горечью вспомнился Андрей Константинович. Такой же путник из железа и стали, который знал, куда и зачем идти, выжил бы и в Ледяном походе, и такой же ненужный в своем отечестве. Ниже приводится список некоторых публикаций Андрея Константиновича и фотографии так любимых им гор из его архива.

¹ — Ефимов А.Г. 2008. Ижевцы и Воткинцы. Борьба с большевиками 1918-1920. М.: Айрис-пресс. 416 с.

Клитин А.К. 1991. Жужелицы рода Carabus (L.) Thoms. (Coleoptera, Carabidae) о. Сахалин // Краеведческий бюллетень. Серия Природа. Южно-Сахалинск. С. 24-40.

Клитин А.К. 1989. Редкие насекомые Сахалинской области //Редкие и нуждающиеся в охране животные. Материалы к Красной книге. Сборник научных трудов ЦНИЛ Главохоты РСФСР. М. С. 134-137.

Клитин А. К. Жужелица Лопатина // Природа. 1999. № 9.

Клитин А.К. 2001. Все в России просахалинено... // Литературно-художественный сборник "Сахалин" 2000-2001. Южно-Сахалинск: Сахалинское книжное издательство. С. 127-134.

Клитин А.К. 2003. Новые данные о распространении аполлона Феба (Parnassius phoebus) на Сахалине // Вестник Сахалинского музея. Ежегодник Сахалинского областного краеведческого музея. № 10. С. 322-327.

Клитин А.К. 2003. Камчатский краб у берегов Сахалина и Курильских островов: биология, распределение и функциональная структура ареала. М.: Изд-во ФГПУ "Нацрыбресурсы". 252 с.

Низяев С.А., Букин С.Д., Клитин А.К., Первеева Е.Р., Абрамова Е.В., Крутченко А.А. Пособие по изучению ракообразных дальневосточных морей. 2006. Южно-Сахалинск: Изд-во СахНИРО.114 с.: ил.

Клитин А.К. 2010. Вновь открывая Сахалин. С рюкзаком за плечами по Сахалину и Курильским островам. Южно-Сахалинск: Издательство "Сахалин — Приамурские ведомости". 304 с.

Клитин А.К., Вертянкин А.В. 2011. Насекомые. Южно-Сахалинск. 196 с., 238 илл.

Клитин А.К., П.Ф. Бровко, А.О. Горбунов. 2013. Водопады. Южно-Сахалинск. 168 с., 216 илл. (фрагменты опубликованы по здесь).

Клитин А.К. Остров, где нет дорог (Парамушир) // Вестник Сахалинского музея. Ежегодник Сахалинского музея. 2005. № 12.

Клитин А., Анашкин А. Прикоснуться к Гималаям // Особое мнение (Южно-Сахалинск). 2006. № 2. С. 57-62.

Клитин А. К. Экстрим по-русски // Зов тайги" (Владивосток). 2006. № 1-2. С. 134-141.

Клитин А.К. На курильском полюсе недоступности // Особое мнение (Южно-Сахалинск). 2006-2007. № 12-1. С. 57-61.

Клитин А.К. Курильский дневник // Вестник Сахалинского музея. 2007. № 14. С. 341-369.

Клитин А.К. Вдоль огненной дуги // Дневник путешественника (Томск). 2008. № 10. С. 86-96.

Клитин А. В трех верстах от экватора // Дневник путешественника (Томск). 2009. № 16 С. 18-27.

Клитин А. В плену у белого безмолвия // Дневник путешественника (Томск). 2010. № 17 С. 16-25.

Клитин А.К. 2012. Забытые уроки Найбы // Особое мнение (Южно-Сахалинск). 2011. № 71. С. 98-103.

Клитин А.К. 2012. Сахалинский флаг над Андами.

Клитин А.К. Как я работал на "Сахалин Энрджи" // Записки общества изучения Амурского края. 2013. Т. XLI. Владивосток: Изд-во ДВГУ. С. 282-383.

Южный Сахалин, вершина пика Чехова (1047 м)
Южный Сахалин, вершина пика Чехова (1047 м)
Сахалин, Восточно-Сахалинские горы, вершина горы Лопатина (1609 м)
Сахалин, Восточно-Сахалинские горы, вершина горы Лопатина (1609 м)
Сахалин, Восточно-Сахалинские горы, вид с вершины горы Граничная (1209 м) в южном направлении
Сахалин, Восточно-Сахалинские горы, вид с вершины горы Граничная (1209 м) в южном направлении
Сахалин, Набильский хребет, район горы Балаган
Сахалин, Набильский хребет, район горы Балаган
Танзания, Килиманджаро, на вершине Кибо пика Ухоро (5895 м)
Танзания, Килиманджаро, на вершине Кибо пика Ухоро (5895 м)
Аргентина, на пути из лагеря Кампаменто Колеро к вершине Аконкагуа
Аргентина, на пути из лагеря Кампаменто Колеро к вершине Аконкагуа
Аргентина, к вершине Аконкагуа
Аргентина, к вершине Аконкагуа
Аргентина, на вершине Аконкагуа (6960 м)
Аргентина, на вершине Аконкагуа (6960 м)

Александр Шубин, Южно-Сахалинск, май 2015 года.

Новости по теме:
Узнавайте новости первыми!
Подписаться в Telegram Подписаться в Telegram Подписаться в WhatsApp Подписаться в WhatsApp
Читать 25 комментариев на forum.sakh.com