Кадры решили все. Сахалин.Инфо
18 июля 2024 Четверг, 00:53 SAKH
16+

Кадры решили все

Наша история, Weekly, Южно-Сахалинск

В предыдущей публикации автор рассказывал о трудном становлении сахалинского села в 50-е годы. Не меньше сложностей испытывали и другие отрасли народного хозяйства. И одна из основных проблем была кадровая.

Что, на первый взгляд, странно, ведь действовали знаменитые сталинские льготы, надбавки коэффициенты и прочее: "Согласно постановлению СНК от 2 февраля 1946 г. №263, ставки должностных окладов на Сахалине устанавливались в полтора раза выше действовавших в Хабаровском крае. Предусматривались: выплата через каждые шесть месяцев 10-процентных надбавок в размере до 100% оклада; дополнительные отпуска продолжительностью 18-30 дней, допускалось соединение полностью или частично отпусков, но не более чем за три года. В свою очередь, предприятия оплачивали стоимость проезда в отпуск и обратно; стоимость проезда работника и членов его семьи к месту постоянного жительства в случае окончания трудового договора; предоставляли жилую площадь. При исчислении трудового стажа, дающего права на пенсию по старости, инвалидности или болезни, один год работы считался за два. В последующие три года вышел ряд постановлений, расширяющих и дополняющих объем льгот".

И это было действенно — на Сахалин устремились сотни тысяч переселенцев. Если в 1946 году в Южно-Сахалинской и Сахалинской областях находилось 170,7 тысячи советских граждан, то в 1950 году в объединенной Сахалинской области уже 657,1 тысячи человек!

И при таком притоке населения- нехватка кадров? Да. Потому что ехал сюда разный "элемент". Многие исключительно подзаработать, а потому в первые годы более половины всех приехавших вернулись на свои малые родины. Климат островов подходил далеко не всем. От того и платили за этот климат большие деньги.

Летом 1951 года первым секретарем обкома КПСС был выбран (назначен) Федор Чеплаков. Первый секретарь тогда был тем же, чем сейчас является губернатор — то есть главой региона.

Свою работу он начал именно с кадров, точнее — с мощнейшей кадровой зачистки:

"Уже 18 октября 1951 г. бюро обкома партии "за плохую работу и недостойное поведение" (выразившееся в организации выпивок и картежной игры с подчиненными, в том числе в командировках) сняло с работы и вывело из своего состава секретаря по промышленности В.П.Алтынцева. 21 декабря того же года пленум обкома не только поддержал решение бюро, но и по своей инициативе вывел бывшего секретаря из обкома. Такая суровая мера, как снятие с работы провалившихся руководителей такого высокого номенклатурного ранга, практиковалась довольно редко. На том же пленуме были освобождены заведующие сразу четырех отделов обкома: партийных, профсоюзных и комсомольских органов; пропаганды и агитации; сельскохозяйственной; рыбной промышленности. Причем последний был снят с работы за проступки, аналогичные тем, которые были допущены Алтынцевым. На место снятых руководителей были поставлены новые работники".

Однако и их вскоре сняли.

"Так, новый заведующий отделом пропаганды и агитации В.П.Круглов был освобожден "за недостойное поведение на почве выпивок". 25 августа 1952 г. был снят со своего поста второй секретарь обкома И.Ф.Родин. Основание — серьезные проступки морально-бытового плана. Тогда же были освобождены еще два заведующих отделами обкома".

Вообще в течение первого года работы Чеплакова были сняты с работы два заместителя председателя и три заведующих отделами облисполкома, первый секретарь обкома ВЛКСМ, многие секретари райкомов и горкомов партии, председатели горрайисполкомов, хозяйственные и другие руководители, всего 250 номенклатурных работников.

Как было громко заявлено, "областная партийная организация не намерена больше мириться "с различными болезненными явлениями среди отдельных руководящих работников — с пьянками, с бытовым разложением, с легким отношением к государственным средствам, а также с фактами производственной распущенности, разгильдяйством и нарушениями государственной дисциплины".

А ту же государственную дисциплину нарушить было легче легкого. Бюрократия тогда была даже не в пример нынешней.

Принятый порядок согласования интересов и полномочий различных ведомств создавал много проблем как для управляющих, так и для управляемых. Любое решение, относившееся к компетенции местных органов, требовало санкции вышестоящих инстанций. Приведем пример. Райисполкомы Сахалинской области обратились в исполком областного Совета с просьбой утвердить должность кочегара вместо имеющейся в их штате должности истопника. Сахалинский облисполком запросил по этому вопросу Министерство финансов СССР, а то в свою очередь не могло принять решение, не договорившись предварительно с Советом Министров РСФСР. И так по каждому гвоздю.

И тем не менее тех, кто не мог или не хотел работать в такой системе, убирали. К началу 1953 года на руководящие номенклатурные партийные, советские, хозяйственные, профсоюзные и комсомольские посты было выдвинуто более 1460 новых человек. Немалая часть из них была командирована центром — более 900 человек. Много молодежи было направлено по распределению после окончания вузов.

А в 1954 году в область заехал первый секретарь ЦК КПСС Никита Хрущев (а также первый заместитель председателя Совета министров СССР Булганин и заместитель председателя Совета министров СССР Микоян).

Многие островитяне вспоминают этот визит с негодованием из-за отмены льгот. Однако, заметим, что у Хрущева были благие в общем-то намерения. (Конечно, с кукурузой он перегнул, какая кукуруза, если на Сахалине еще только учились выращивать картошку).

Прибыв на военном судне в Корсаков, Хрущев выступил перед горожанами и заявил, что "…здесь необходимо крепить оборону и экономику, необходимо увеличивать количество населения, полнее осваивать богатства острова, закреплять людей на этой земле, так как от временщиков толку не будет".

Правильно ведь сказал — и сейчас мы постоянно ругаем "временщиков".

На следующий день 23 октября Хрущев выступил уже перед южносахалинцами и повторил: "Надо, чтобы люди сюда ехали без подобного соблазна надбавками и закреплялись здесь на постоянное жительство. Надо, по-видимому, как-то изменить порядок льгот. А то некоторые смотрят на Сахалин, как раньше золотоискатели: приехать, хапнуть что можно и затем скорее убежать с большим чемоданом денег. Надо, чтобы жители Сахалина закреплялись здесь, оставались постоянно жить и работать. Для этого нужно дать ему ссуду для обзаведения, хороший дом, корову, птицу; создавать больше строительных организаций, чтобы они строили жилье, школы, больницы, детские ясли, магазины, другие культурные и бытовые учреждения, благоустраивать населенные пункты. Условия жизни трудящихся здесь должны быть уравнены с условиями материка. У вас есть пединститут, техникумы, надо организовать медицинский институт, чтобы родители не возили своих детей учить в Москву, а чтобы они учились здесь, чтобы на месте готовились кадры всех специальностей из местных, постоянных жителей".

Кто из нынешних островитян не подпишется под этими словами?

В целом же Сахалин произвел на Хрущева гнетущее впечатление. В записке в президиум ЦК КПСС "О поездке по Дальнему Востоку и Сахалину" он негативно отозвался о партийных руководителях области, считая их некомпетентными людьми (Однако Федор Чеплаков руководил областью все 50-е годы). Южно-Сахалинск (Хрущев назвал его "Ново-Сахалинск") поразил своим неприглядным видом, изношенностью старой японской застройки, безразличием людей, живущих в таких условиях. Запущенность островного хозяйства, гигантские расходы на кадровую круговерть только укрепили уверенность Хрущева в своей правоте.

Зато теплый сахалинский октябрь заставил генерального вспомнить родную Украину, о чем он уже писал в своих мемуарах: "Мне Южно-Сахалинск показался чем-то похожим на Украину: яркое солнце, щедрая земля, богатая дикая растительность. Тут только приложить руки, завезти людей и заинтересовать их в деле, а потом станет там житье не хуже, чем во многих районах Советского Союза".

Но начал Хрущев не с того, чтобы "создавать больше строительных организаций, чтобы они строили жилье, школы, больницы, детские ясли, магазины, другие культурные и бытовые учреждения, благоустраивать населенные пункты", а с урезания государственных льгот.

Сначала вышло постановлении Совмина СССР №180 от 8.02.1956 г. "О мероприятиях по созданию постоянных кадров на предприятиях и стройках Сахалинской области".

Вообще кадровому вопросу Хрущев уделял большое внимание и наломал по своему обыкновению немало дров. Например, в октябре 1954 года в ходе совещания в Сахалинском обкоме КПСС с его участием был решен вопрос о завозе, начиная с весны 1955 года, на сезонную работу на рыбную путину (а потом, может быть, и на постоянную работу) дешевых рабочих из Китая. Финал был такой: китайцы не приехали, а своих сезонников с Большой земли не завезли. Предприятия рыбной промышленности в рыбную путину 1955 года остались без рабочих рук...

Упомянутым постановлением территория области, за исключением Курильских островов, Восточно-Сахалинского, Охинского и Рыбновского районов исключалась из списков районов Крайнего Севера и причислялась к районам, приравненным к Крайнему Северу с меньшим количеством льгот. И народ стал задумываться.

Но в декабре 1959 года на XXI съезде КПСС секретарь ЦК Алексей Кириченко вновь обратил внимание на кадры для Севера и Дальнего Востока: "У нас издавна повелось и стало уже традицией: кадры специалистов различных отраслей для некоторых республик и областей, которые можно с успехом готовить на местах, мы готовим в Москве, Ленинграде или других крупных центрах страны. А что из этого получается? Подготовим такого специалиста, допустим в Москве, чтобы послать его, например, на Дальний Восток, ему нужно платить различные денежные надбавки за "особые" условия работы, за климатические условия и т.д. Да нередко такого человека вообще трудно послать из Москвы или Ленинграда в Хабаровск или Якутию. Ему больше нравится здесь. Так не лучше ли готовить, учить такие кадры на месте, в тех условиях, которые им хорошо известны, где им не надо приспосабливаться к обстановке, к местному климату. Это было бы гораздо полезнее для дела".

Хрущев горячо поддержал это высказывание и опять резко прошелся по оставшимся льготам. Да, вместо того чтобы открывать вузы, решили опять урезать зарплаты.

Парадокс? Однако сахалинские коммунисты традиционно поддержали своего партийного вождя.

Вскоре после окончания работы съезда в Южно-Сахалинске прошло заседание партийно-хозяйственного актива. Центральным было выступление Чеплакова:

"Как известно, на XXI съезде во время выступления секретаря ЦК т. А.И. Кириченко, т. Н.С. Хрущев подал реплику, в которой по поводу "надбавок" на Дальнем Востоке сказал, что в связи с большими изменениями условий жизни и обстановки по сравнению с тем временем, когда вводились льготы, не настала ли пора снять дискриминацию с Дальнего Востока и с других далеких по расстоянию, но родных нам мест, и, может быть, следовало бы снять под корень "надбавки" к основной зарплате. Несмотря на ясность реплики, болтуны и демагоги гадают, мудрят, выдумывают всякие небылицы, воздействуя на несведущих, дают зловредные советы: "Скорей, пока не поздно, тикай с Сахалина". (Смех). Все это вносит элементы дезорганизации и неуверенности среди части работников, пользующихся льготами, и нам надо разбивать эти настроения, иначе они могут способствовать необдуманной текучести кадров. (Голоса: правильно).

Как следует понимать вопрос о льготах? Тов. Н.С. Хрущев в своей реплике правильно и своевременно поставил этот вопрос. Каждому хорошо известно и видно, что особенно за последние годы на Дальнем Востоке, в том числе и на Сахалине, в лучшую сторону изменились условия жизни, обстановка, и льготы в таком виде, как они сейчас действуют, создают дискриминацию и проводят впечатление, что без надбавок на Дальнем Востоке неимоверно трудно жить, что, дескать, там невероятно тяжело и не стоит туда ехать. Вопрос о льготах на Дальнем Востоке  — непростой вопрос. В ЦК и Правительстве это прекрасно учитывают и хорошо знают обстановку. Он будет всесторонне рассматриваться в Правительстве с учетом условий каждого района, и будут учтены все обстоятельства. Ясно одно, что Правительство решит вопрос так, что материальные условия жизни дальневосточников, сахалинцев не будут хуже, чем на материке... Так обстоит вопрос со льготами. Нашей парторганизации необходимо правильно разъяснить его и решительно одергивать и призывать к порядку тех, кто неправильно оценивает вопрос о льготах, делает неправильные выводы и пытается внести неуверенность среди работников, пользующихся льготами".

В кулуарах, правда, голосовавшие "за" руководители, наверняка, плевались, потому что знали, к чему это приведет. Да уже привело. Уже после постановления 1956 года население области уменьшилось на 14,4 тысячи человек — до 649,4 тысячи. Причем, только за 1959 год с островов уехало 11,2 тысячи человек.

А на следующий год грянул указом президиума ВС СССР (от 10.02. 1960 г.) "Об упорядочении льгот для лиц, работающих в районах Крайнего Севера и в местах, приравненных к районам Крайнего Севера", еще более порезавший все льготы.

Средняя заработная плата значительно сократилась и в начале 60-х гг. превышала среднероссийский уровень всего на 16 процентов. Это не могло компенсировать моральные и физиологические потери, связанные с проживанием в неблагоприятном регионе. Народ начал уезжать. С 663,7 тыс. чел. в 1956 году — до начала активной борьбы со льготами, до 615 тысяч.

"Предприятия лишалась самых нужных квалифицированных рабочих и инженерно-технических работников. Не оставались работать на Сахалине воины, отслужившие свой срок службы, которые раньше, не задумываясь, оставались и пополняли ряды рабочих... Люди расторгали трудовые договоры "по вине нанимателей" и выезжали семьями с оплатой стоимости проезда и провоза багажа за счет государства. В городах создавалось критическое положение из-за нехватки врачей, вообще медперсонала, учителей и дошкольных работников".

И вообще шумная кампания, которую высшее руководство страны вело с северными льготами, породила глубокое недоверие к любым обещаниям властей сделать все возможное, чтобы улучшить благосостояние населения Сахалина и Курильских островов. В 60-е годы льготы начали возвращать. Но только в начале 70-х население области вновь стало расти. Однако, к сожалению, длился этот процесс только 20 лет. А потом все началось с начала.

Подписаться на новости