Голштины. Сахалин.Инфо
24 июля 2024 Среда, 05:41 SAKH
16+

Голштины

Наша история, Weekly, Бизнес, Политика, Южно-Сахалинск

Споря о молочных реках, мы порой забываем об их источнике — коровах, причем именно сахалинских коровах, животных в своем роде уникальных.

В отчете Гражданского управления 1946 года сказано, что "В настоящее время поголовье селькохозяйственных животных составляет: лошадей — 7 494, крупного рогатого скота — 2 354, свиней — 274, овец — 539, кроликов — 3 077, лис черно-серебристых — 2 134, птицы (кур) — 9 926, коз — 54".

Сознательно акцентируем внимание на крупном рогатом скоте, оставшемся от японцев  — 2354 головы. Как вспоминал Пак Хе Рён, он же Николай Иванович Пак, который 29 лет возглавлял областное племобъединение, "после освобождения Южного Сахалина в поселке Чиксамбо (Новоалександровск) оставалось 50 голов чистопородных голштинов". Тогда их называли японскими черно-пестрыми.

И так получилось, что эта группа попала в руки редких тогда специалистов и стала жить несколько обособленно от других. Потому что в последующие годы страна, оказывая помощь Сахалину, постоянно поставляла туда скот, в том числе, и коров. Тоже самое, собственно, было и с северным Сахалином. И была в этом деле чрезвычайная пестрота — в пятидесятые годы на островах насчитывалось до 50 пород КРС: и швицы, и симменталы, и хохломская, и костромская пестрая...

Но любой селекционер скажет, что настоящую отдачу может дать только чистая порода. И в начале шестидесятых, когда, наконец, ликвидировали мелкие колхозы и к управлению сельским хозяйством пришли грамотные люди, начался сложный, долгий и нелегкий и незаметный для большинства процесс бонтировки сахалинского стада — определения племенных и продуктивных качеств скота. Малопродуктивный скот безжалостно выбраковывался, что сопровождалось порой настоящими драмами, когда любимую "Зорьку" доярки вдруг посылали на убой...

Но этого требовала ситуация. Сахалинские руководители сделали свой выбор в пользу японской черно-пестрой, то есть голштино-фризской породы, разглядев ней огромный генетический потенциал.

Выбор по тем временам идеологически неправильный! Еще властвовал всемогущий незабвенный академик Лысенко, который был ярым противником всякой "заморщины". Нет, как ученый он допускал существование экспериментальных хозяйств — они были в Подмосковье, но чтобы отдать под заграничную породу целую область! Элитные бычки-производители голштинов (кровь надо было обновлять) поступали на Сахалин по поддельным документам — мол, не голштины они вовсе, а так, "дворняжки"...

Не менее сложным был процесс распространения породы по острову. Технические детали могут ввести молодых дам в краску, но от профессии "техник-осеменитель" зависит количество натурального молока на наших прилавках.

Поначалу было сложно. Быки-производители голштинской породы находились только в Южно-Сахалинске на опытной станции. Работать с "живым семенем", пусть оно и делалось "нулевым", то есть находилось во льду, было, конечно, сложно и хлопотно. "Нулевое" семя развозили на машинах только по ближайшим от Южно-Сахалинска районам.

Но потом пришла технология "жидкого азота" возникла возможность покупать семя лучших генетических линий голштинов в Канаде, Японии, где зоотехническая наука тоже не стояла на месте. Создавать свой собственный "банк семени".

Примерно в конце 70-х — начале 80-х голштинизация сахалинского стада КРС была полностью завершена. Наша область стала и до сих пор остается единственным на всем постсоветском пространстве регионом, обладающим полноценным чистопородным стадом голштинов.

Кстати, был даже введен законодательный запрет на ввоз в область коров других пород (речь не идет о герефордах, это не молочная, а мясная порода, их не скрещивают). Хотя, конечно, в 90-х годах было всякое...

Оправданы ли были все эти меры? Безусловно. Слава о сахалинских голштинах покатилась по всей стране.

"Со своими голштинами мы стали постоянными участниками ВДНХ. Бывало 14 месячных бычков принимали за 18 месячных, не верили даже документам. У наших коров одно вымя тянуло на 50 кг, не то что у обычной — 10-15. И давали молока отдельные рекордистки 12-13 тысяч килограмм в год. За один удой, сам не раз наблюдал, больше 20 кг, через край лилось, хозяйке приходилось на ходу бачок менять. Как говорили в министерстве сельского хозяйства "ваше поголовье крупного рогатого скота голштинской породы является достоянием не только Сахалинской области, но и всей Российской Федерации".

Это был подвиг. И тогда государство щедро награждало людей, совершивших его. Правда, сейчас мало кто об этом помнит.

Но не забудем и еще одну немаловажную составляющую производства молока — корма.

Казалось бы, травы на Сахалине — хоть заешься. Однако у животноводов есть строгое понятие "кормовая единица". Это — один килограмм овса.

Силос? С технологией его заготовки бились долго, но когда в промышленных масштабах появилась полиэтиленовая пленка, дело сдвинулось. Однако это от силы 0,2 кормовые единицы на килограмм корма, причем не слишком качественных, закисленнных.

Виталий Гомилевский выступил инициатором перехода на заготовку сенажа. Когда строили первую башню — отовсюду звонили: вы что там ракетные установки делаете? 150 сенажных башен было построено по Сахалину, к ним неизбежно созданы комплексные кормозаготовительные бригады, АВМ-ы по производству витаминно-травяной муки. И все это, естественно, на полях, сделанных мелиораторами и засеянными продуктивными видами кормовых трав.

— Внедрение сенажных башен за счет высочайшего качества корма сразу подняло годовой удой коровы почти на 1 тысячу литров. Аналогов в молочном производстве еще не было, — вспоминает Виталий Гомилевский.

Сахалинская область как-то вдруг из далекой окраины превратилась в край передовых технологий в сельском хозяйстве. Сельскохозяйственный отдел ЦК КПСС провел в 1975-1985 годах на Сахалине несколько семинаров-совещаний с участием секретарей обкомов, ведавших сельским хозяйством от Урала на Восток. Были здесь и председатели крайоблисполкомов и их заместители. Что же касается делегаций хозяйств, их было не счесть. Все учились у сахалинцев.

К середине 80-х в области ежегодно производилось около 130 тысяч тонн молока. Задача этого, 2016 года, — постараться получить 20 тысяч тонн молока.

А что вы хотели? С 90-х годов опять пошла мода на разукрупнение. Мол, фермеры нас прокормят. Да сами фермеры прекрасно понимают, что ни мелиорацию, ни известкование, ни строительство сенажной башни (впрочем, сейчас появилась технология сенаж в упаковке) они не потянут.

Но генетический потенциал сахалинских голштинов все-же сохранен. Стараниями Валентины Баранской (ЗАО "Совхоз Заречное") и Светланы Пахомовой ("СПК "Соколовский"), там племенные репродукторы. А вот с племенным репродуктором федерального ОПХ "Темирязевское" случилась беда.

С 1 октября прошлого года наконец-таки воссоздана и структура, отвечающая за племенную работу в нашей области. Эта функция возложена на агентство ветеринарии, которое сейчас называется "Агентство ветеринарии и племенного животноводства Сахалинской области".

Подписаться на новости