16+

От ассоциации к разорганизации

Недвижимость, Weekly, Бизнес, Политика, Южно-Сахалинск

Некоммерческую и социально ориентированную организацию "Ассоциация собственников жилья" презентовали в Южно-Сахалинске почти два года назад. Авторство амбициозной задумки принадлежало Сергею Надсадину. Именно он выступил инициатором создания АСЖ, заложив идею удобного "мостика" между коммунальщиками и людьми.

С самого начала аббревиатура АСЖ чудилась панацеей. Организацию преподносили как эффективную, а главное действенную, способную уберечь жителей города от коммунальных невзгод. АСЖ "Мой дом", с активистами-энтузиастами во главе, была заинтересована в одном — помочь разобраться людям с нерадивыми ТСЖ и ЖЭУ. Мотивация, которая двигала новоиспеченными общественниками, — навести порядок в многоквартирных домах.

С одной стороны, мэрия вложила в руки горожан простой инструмент — АСЖ, с такими же простыми, но более подкованными южносахалинцами во главе. С другой — дала власть, допустив саморегуляцию в спорных коммунальных вопросах и призвав жителей быть более активными. Впрочем, к саморегуляции некоторые оказались просто не готовы.

На АСЖ надейся, а сам не плошай

Члены АСЖ ринулись в бой еще до окончательной укомплектации собственного состава и начали активно просвещать: проводить семинары для жителей, привлекая экспертов отрасли и чиновников, собираться на внутренние брифинги  — намечали планы, распределяли работу. Костяк АСЖ   — 18 человек  — составили неравнодушные южносахалинцы. В состав правления активисты попали, пройдя двойную систему отбора  — сначала за них голосовали на сайте администрации города, затем и живьём, на одном из первых форумов АСЖ. Выбрали и учредителей — 5 человек. Все члены правления ассоциации.

Исполнительным директором и председателем стала Наталья Квашина, в прошлом — глава совета многоквартирного дома, в настоящем — связист и активный общественник. Должность в некоммерческой организации женщина второй год соединяет с основной работой, тратя все время между сменами на проблемы других людей.

— Некоторые не понимают, что мы не решаем проблемы с ТСЖ за самих жильцов, но мы существенно помогаем — составляем жалобы, оформленные в правовом поле, консультируем, где-то и созваниваемся с директорами управляющих компаний, делаем всё что в наших силах, на большее у нас нет полномочий. Конечно, они могут пойти куда-то за деньги просить помощи, или пытаться оббивать пороги в каких-то государственных учреждениях, но там их не ждут. Они оттуда идут к нам, а мы никому не отказываем, все по полочкам раскладываем, — объясняет принципы АСЖ исполнительный директор организации Наталья Квашина.

Раскладывать по полочкам приходится и другое. За спиной Натальи — шкафы с документацией. Кажется, что в небольшом кабинете на улице Курильской, 41, куда мэрия поселила ассоциацию, место есть только для многочисленных бумаг: здесь отчеты, журналы учётов, списки членов АСЖ и вообще любая фиксация деятельности — материальные факты работы.

Наталья делится статистикой. За 2015 год, когда АСЖ "встала на ноги", "расправила плечи" и заработала в полную силу, переделали достаточно: приняли участие в двух проверках управляющих компаний, отследили техническое состояние 4 домов, создали 27 советов многоэтатажек, обработали 65 письменных обращений, ответили на 47 электронных писем, провели больше 170 консультаций — лично и по телефону.

АСЖ организовала три семинара для горожан, а внутренних мероприятий вообще не счесть — члены правления провели семь заседаний, исполнительный комитет АСЖ — 11.

Еще из побочного, но немаловажного для функционирования ассоциации: дюжина рабочих встреч и три круглых стола по наболевшим вопросам в сфере ЖКХ. Все это совместно с администрацией города. Налаживать диалог АСЖ важно и с властями.

Сегодня в организации состоят 275 собственника. Это дает некоторые преференции. Дома, в которых живут члены АСЖ, в мэрии на особом контроле — их включили в общий реестр потребностей по благоустройству. Благодаря этому во многих дворах, утверждают в АСЖ, власти сделали капитальный ремонт и установили детские площадки.

Удалось найти общий язык и с некоторыми директорами ТСЖ. Если вначале организацию не воспринимали всерьез и просто игнорировали, то сейчас, говорит Наталья Квашина, к АСЖ прислушиваются. А вопросы по некоторым домам теперь решаются по звонку.

— Управляющим компаниям не нравилось, что люди становятся более грамотными и подкованными в коммунальных вопросах. Их стало непросто обмануть, ситуация меняется. Многие звонят, рассказывают о проблеме, я выхожу на руководителя УК и могу сказать — мне не только перезванивают, но и отчитываются, что на проблему не "забили", а решили. Мы по сути этого и добивались, хотели быть эффективным средним звеном между собственниками и коммунальными компаниями. Если бы мы не работали, разве бы к нам прислушивались? Думаю, нет, — вслух размышляет директор АСЖ "Мой дом".

Раскол в общественных рядах

Спустя год после создания, в глубине общественных вод АСЖ начались волнения, которые кругами разошлись по поверхности. От 18 человек в правлении осталось 15, а сейчас численность и вовсе 14. От просто больших объемы работы стали весьма внушительными — горожане шли и продолжают идти за поддержкой. Каждому надо уделить не один час: вникнуть в проблему, составить план действий, помочь грамотно написать обращение. Работа, не подкрепленная денежным довольствием, устроила не всех.

Некоторые члены правления разочаровались и заподозрили неладное. Бывшие соратники по некоммерческой организации инкриминируют директору заигрывание с властями и личную финансовую выгоду от АСЖ — считают, что их председатель Наталья Квашина единственная получает зарплату, тогда как остальные помогают людям отстаивать свои права перед ТСЖ совершенно бесплатно.

— Вообще АСЖ надо распускать,  — считает недовольный положением дел анонимный общественник. — Согласно уставу организаци, правление может работать при количестве членов не менее 15 и не более 21. 15 февраля у нас одна из членов правления исполнительного комитета подала заявление о выходе из него и из правления. Причина — утрата доверия исполнительному директору. Изначально нас было 21, но через пару месяцев трое ушли. Они не почувствовали себя нужными в этой организации. Ничего не было сделано, для того чтобы их остановить и удержать.

— В АСЖ остаются те, кто хочет работать,  — парирует знакомым "анонимам" Наталья Квашина,  — В некотором роде идейные люди. Я знала, зачем иду, хотела помочь людям и работать, я и работаю. Да просто изначально люди собирались совершенно не зная друг друга, все разные. Кто-то вообще свою кандидатуру выдвигал ради интереса и потом, естественно, откололся. У нас сейчас осталась та ячейка, которая позволяет работать максимально эффективно и без проблем. Но бунтари наши есть, следят за нами. Объем работы огромный, они это увидели. Мне в глаза говорят: "Мы эту работу бесплатно делать не будем".

Что касается численности правления — она легитимна и не легитимна в одно и то же время. 14 человек попали в "слепую зону" и стали примером почти квантового парадокса, котом Шрёдингера — вроде нарушения есть, а вроде и нет.

— На момент выборов по уставу прописано, что человек в правлении должно быть не менее 15 и не больше 21. Вроде как и нарушение устава — сейчас нас осталось 14, а с другой стороны — у нас не прописано в уставе, с каким количеством человек мы можем работать, а если не прописано, значит можем. Выбирать заново все правление смысла нет. Только начали работать, притерлись, набрались опыта, — говорит директор АСЖ.

Анонимных бунтарей Наталья Квашина знает в лицо — "мутят" общественную воду, уверена председатель, два члена — Ольга Хагай и Елена Струк. По ее мнению, женщины не смогли работать за "спасибо" и настаивали на оплате своего труда. Правда, для АСЖ, говорит Наталья, ни одна, ни другая ничего толком не сделали: "Работать не работали, а права качали".

А были ли деньги?

— У нас начались трения в правлении. Несогласованность какая-то. Мне кажется изначально была нарушена процедура создания этого АСЖ все-таки. В некоммерческой организации все должно идти от выборов, от общего голосования, а у нас — мы собрались 5 чужих человек, 5 учредителей. Мое мнение: ничего за 2 года не было сделано. И меня беспокоит, что на это расходуются бюджетные средства. Наталья Александровна просто скрывает деньги! Если все чисто, почему нам не показывала документы? — вещает из "подполья" Елена Струк.

Никаких бюджетных денег некоммерческая организация не получала, уверяет Наталья Квашина, и показывает отчет. Единственный денежный вклад в 500 тысяч рублей (двумя траншами — сначала 200, потом 300) на поддержание работы организации выделил фонд социальной поддержки населения и развития Южно-Сахалинска "Наш город". На что ушли эти средства — проверил независимый ревизор, отчет которому был заказан к концу году. Расходов на зарплату в этом документе нет. Директорская должность в некоммерческой организации, говорит Наталья, финансовой выгоды ей не приносит. Женщина "кормится" с основной работы связистом: "А иначе на что бы я жила?" Плавающий график позволяет отдавать время для общественной работы. Желание и силы пока есть, говорит Наталья, но внутренние конфликты вышибают из колеи: "Просто руки опускаются".

— По уставу к концу года я как исполнительный директор должна предоставить коллегам финансовый отчет. Чтобы мне не предъявляли, что я что-то намудрила или подтасовала, я пригласила делать его независимого специалиста. Ревизор проверил хозяйственную деятельность и составил акт, с которым я ознакомлю каждого на ближайшем собрании. От 500 тысяч осталось еще 90, будем их растягивать на текущие нужды, все-таки расходы у нас есть, — говорит директор.

Наталья Квашина не скрывает: средства из социального фонда удалось привлечь благодаря содействию администрации города. 400 тысяч ушли на насущные расходы: коммуналку, отопление, свет, Интернет, телефон, смс-рассылку, программное обеспечение, аренду залов под семинары. А до того, как небольшую комнату в ЖЭУ №8 АСЖ передали в безвозмездное пользование, приходилось платить еще и за аренду — около 8 тысяч рублей.

— Эти два человека — Хагай и Струк — приходили и требовали показать финансовые документы. На каком основании? Я им отвечала — будет готов акт, я покажу. Их это не устраивало, они хотели прямо сейчас начать копаться в бумагах, как будто что-то найдут. Люди почти год не работают, не участвуют в собраниях, фактически они не имеют права лезть в дела АСЖ, они оба были членами исполнительного комитета и членами правления, но не приходят, не выполняют никакую работу, на каком основании? Они не вкладывали свои деньги, а я да — было время, когда нам помещение еще не передали в аренду, мне приходилось из своих за коммуналку платить, так почему я должна отчитываться перед ними за свои деньги, например? Просто такое отношение обижает. Они мне не доверяют, а я им должна?

Варианты существования

Тем не менее, считает Наталья Квашина, без финансирования общественникам все-таки не обойтись. Помощь и вливания нужны: хотя бы на развитие, на обновление "Консультанта". Чтобы помогать "соседям", АСЖ должна быть на законодательной передовой — первой узнавать обо всех изменениях в Жилищном кодексе.

— Да, я пытаюсь вести бухгалтерскую работу, но у меня не хватает времени и знаний. Я с удовольствием бы закончила какие-то курсы, в то же время нам надо установить бухгалтерскую программу. По идее нам нужен штат. И эта дельная мысль, которую периодически выкрикивали наши бунтари. Но наш статус некоммерческой структуры такого нам разрешить не может. Если нас сделают одной из муниципальных структур, толку от нас не будет. Люди в нас перестанут верить и мы можем превратиться в бюрократов,  — размышляет Наталья.

Идеальный вариант, считает директор АСЖ, — получить муниципальный заказ. Рабочая схема — работать на специальных условиях, со штатом и расписанием, в связке с администрацией, но все-таки независимо. Это бы упростило ассоциации жизнь. А пока приходится волноваться из-за финансов и дрязг. Из-за пристального внимания бывших коллег по общественной деятельности Наталья тратит нервы и время впустую.

— Вместо того, чтобы, например, готовить бумаги для гранта, искать финансирование, я начинаю себя перепроверять и смотреть документацию — не упустила ли я чего-нибудь? Зачем мне нужно было приглашать ревизора, если я знала, что у меня что-то не в порядке? Если бы я что-то "мутила"? Но я понимаю, что этот объем работы требует оплаты, причем немалой. На этой должности человек все-таки должен получать зарплату.

Несмотря на внутренние потрясения, АСЖ продолжает работу — план на год уже принят. Надо идти дальше. На горизонте — очередное собрание членов правления ассоциации. Скорее всего, рабочее совещание принесёт новую волну претензий и негодования.

— Все равно удовлетворение от этой работы есть, когда звонят люди и хвастаются: "Я сделал так, как вы мне советовали, и все получилось!" Конечно, радует — значит не зря работаем. Это стимулирует, когда понимаешь, что есть польза от того, что ты делаешь.

Новости по теме:
 Показать все
Узнавайте новости первыми!
Подписаться на новости
Подписаться в Telegram Подписаться в WhatsApp

Обсуждение на forum.sakh.com

анонимно  11:48 3 марта 2016
Какой кошмар! Другого места не нашли для разборок? Зачем вытаскивать всё на публику? "ушли"-"пришли"-это дело добровольное. Фамилии озвучили, а кто дал на это согласие, сведения порочащие репутацию-дело подсудное. Предлагаю закончить все тёрки и работайте дальше, не ждите, идолопоклонства не будет. Есть положительные результаты и слава богу, нет-работайте над ошибками. Некоммерческая организация- это дело добровольное и бесплатное, надо было понимать, куда идёте и всё. А руководитель отчитывается только перед ревизором и общим собранием. Такое впечатление от статьи, что главный её результат-привлечь внимание к АСЖ. Но только по другому надо это делать.
анонимная  22:15 1 марта 2016
Спасибо за статью, но автор "немного" ошибся и не уточнил, что за 1.5 года из Правления ушло 7 человек, из них 3 - положили заявления об уходе во время проведения ноябрьского общего собрания. Это были очень активные люди, все члены юридической группы, которых не устраивала работа исполнительного директора. Помощь в создание Советов домов оказывал "анонимщик" и всю документацию в этом вопросе тоже сделал "анонимщик"-бунтарь. "Анонимщик" проголосовал за кандидатуру Квашиной Н.А. на должность исполнительного директора, поэтому несет ответственность за ее "работу" и именно поэтому имеет право знать вместе с другими членами исполнительного комитета и членами правления, на какие нужды будут использоваться полученные средства. Автор статьи статьи забыл отметить, что скандал возник именно по причине утаивания информации о полученных средствах, об отсутствии согласованной сметы расходов. Автор статьи выдал неверную информацию о том, что "анонимщики-бунтари" больше года не работали. Они отсутствовали 3 месяца, но работу свою продолжали, в том числе посещали "круглые столы", встречались на приемах с руководителями разных служб и добились результатов. Поскольку на собрании участников "АСЖ" не было кворума, то первоочередной задачей является повторное проведение собрания и довыборы в члены правления и исполнительного комитета, а также внесение изменений в устав. Если организация была создана для того, чтобы жить по законам РФ, то не нужно их нарушать в деятельности самой организации.
Альму 20:45 1 марта 2016
Очередные бесполезные рога и копыта!
Читать 16 комментариев на forum.sakh.com