Что растет на Сахалине?. Сахалин.Инфо
23 июня 2024 Воскресенье, 08:39 SAKH
16+

Что растет на Сахалине?

Наша история, Weekly, Южно-Сахалинск

За окном периодически капель, весна неизбежна, и многих островитян уже начинает охватывать предпосевная лихорадка. Пора, пора заниматься рассадой.

Что ж, все правильно. Как уже неоднократно упоминалось, история освоения Сахалина и Курил — это история "битвы за урожай". То есть борьбы за обеспечение населения островов продуктами питания.

Здесь за полтора века накоплен огромный опыт — как положительный, так и отрицательный, во время регулярных социальных катаклизмов частично забываемый и переходящий в разряд мифологии.

В одном из своих обзоров автор уже писал: "Ходят легенды, что японцы выращивали на Сахалине все. Многое, действительно, выращивали. Но и сейчас при желании можно вырастить все что угодно. Однако если речь вести о промышленном производстве, то основную долю сельхозкультур тогда занимали овес и картофель. Далее следовал горох. Вместе с пастбищами им отдавалось две трети всех сельхозземель. Но самообеспечения не было, крестьянский труд был малопроизводительным. Продукты питания завозились из Японии".

Да, именно так. А когда во время Второй мировой войны с продуктами стало плохо и в метрополии, чиновники Карафуто выдвинули лозунг об освоении "сахалинской целины" для выращивания картофеля и пшеницы. За 1940-1944 годы в сельскохозяйственный оборот было вовлечено 30 тысяч га целинных земель.

Показательна история из воспоминаний Виталия Гомилевского:

"В кормах животных нужно было повышать содержание сахара. Вот говорит Гайдук (Гайдук Владимир Петрович, Герой Социалистического труда, директор совхоза "Комсомолец"), — слушай, а давай попробуем сахарную свеклу? У японцев в городе даже сахарный завод был — до двух тысяч тонн. Значит, росла свекла, а мы чем хуже? На подъем мы тогда были легки. Созвонились с министерством, посоветовали нам Белгородскую область, семеноводческое хозяйство "Завальное".

Весной 1979 года подготовили поле в Луговском отделении, посеяли строго по инструкции. Но какое же разочарование постигло нас в сентябре. Корнеплодов как таковых не было, было странное переплетение каких-то уродливых отростков, которых и отмыть то от земли невозможно было, не говоря уже о кормлении скоту... Мне бы сразу сунуться в архивы отдела биологии СахКНИИ, но поехал я туда уже после этого печального фиаско. Все оказалось просто: сахарной свекле нужно 400 часов солнечного сияния за вегетацию, у нас этот показатель 178. Кроме того нужен был общий период вегетации, на 30-35 дней превышающий наш. Японцы делали просто, как мы делаем с поздними сортами капусты: в районе Успеновки работали несколько бригад корейцев, которые в парниках выгоняли рассаду сахарной свеклы и в середине мая каждое растение вручную высаживалось в грунт на небольших делянках, защищенных кустарником от ветра и понижения ночных температур. Вот и весь секрет. Для интереса Валентина Семеновна Ткаченко попробовала посадить небольшую делянку рассады между теплицами, и вроде получилось, но колоссальная трудоемкость всех быстро охладила".

В этой истории сплетено сразу несколько других не менее интересных историй. Например, о том, что хранителем практического опыта в земледелии долгое время были оставшиеся на Сахалине корейцы с их огромным трудолюбием.

Старожилы до сих пор помнят, что в Углегорской долине помидоры и огурцы выращивались в открытом грунте. Это был опыт корейцев.

Из воспоминаний Германа Мамаева, работавшего в "Краснопольском" в 1967 году: "Бригадир растениеводов Бе Сог До, в бригаду которого входили только корейцы, получали небывалые для нашей зоны урожаи овощей. Начав заниматься овощеводством еще при японцах совсем молодым человеком, он сумел создать уникальную специализированную бригаду, равной которой по трудоспособности, дисциплине и отдаче не было и вряд ли теперь будет".

Кстати, "1968 год, совхоз "Южно-Сахалинский". Бригада Кима давала по 15-20 тонн с гектара открытого грунта красных и бурых помидоров, а ее поля располагались на месте построенного в последствие мясокомбината (Холмское шоссе — С.М.)".

Или взять тот же картофель (опять же из воспоминаний Гомилевского):

"В 60-е годы урожай был стабильно низок картофель — 80-120 центнеров с гектара, овощей 120-160 центнеров. Брали исключительно валом, но вот про товарный картофель говорить все-таки не приходилось... сохранялась беспомощность в хранении картофеля. В конце мая, какие бы меры мы не принимали, картофель прорастал и быстро терял свое качество. А первый урожай в лучшем случае получали после 15 августа. Холодильных камер нет и сейчас, а в те годы мы об этом и не мечтали. Тем не менее всем было известно, что начиная с 15 июня на рынках у корейцев можно было купить прекрасные ранние клубни. Правда по цене по тем временам заоблачной — сначала по 2 рубля, потом по 1 рубль 50 копеек за килограмм. В то время как в реестре государственных закупочных цен июля таких вообще не фигурировало, а первой ценой с 15 по 25 августа стояло 40 копеек за килограмм.

Поездил я тогда по Холмскому и Невельскому району, скупая у корейцев оставшийся после 40-х от японцев сорт Бени Мару, к весне 68-го у меня его было 10 тонн..."

Опыт выращивания раннего картофеля удался. Во всяком случае, многочисленные пионерские лагеря им удалось обеспечить...

И еще о картофеле. Опытные огородники знают, как важен сорт. Не всякий хорошо растет на Сахалине. Опыты по районированию картофеля, картофельному семеноводству начались в 60-х годах. Основными сортами посадки тогда были Приекульский ранний, Детскосельский и Камераз, которые уже изжили себя. Но остальные посадки вообще шли с грифом "сортосмесь", то есть никто не знал ни сортов, ни сроков их использования. Поэтому на государственных испытательных участках опробывались сорта селекции НИИ Ленинградской области и Белоруссии: Олев, Сулев, Гатчинский.

А в 1983 году уж упоминавшаяся агроном Валентина Семеновна Ткаченко совместно со специалистами опорного пункта ВНИУиФ (борьба с фитофторозом) начала выращивание саженцев перспективных сортов картофеля из мерисистемы, на безвирусной основе: "Пробирочный материал готовили в течение зимы-весны специалисты опорного пункта в стерильных условиях лаборатории. Затем проросший материал, в 8-10 сантиметров высотой высаживался в пленочные теплицы, специально оборудованные сетчатыми вентиляционными фрамугами для предотвращения пролета любых насекомых... К концу лета мы получали клоны суперэлиты, а далее размножение шло по общепринятой схеме первичного семеноводства. Поражали потенциальные возможности сортов Гатчинский, Невский, Прибрежный. С одной теплицы мы с Валентиной Семеновной перешли на пять. К 1986 году, то есть за 4 года работы, Ткаченко сумела создать клин чистосортных семян высоких репродукций для 30 процентов общей площади посадки в совхозе — почти 200 гектаров. Еще через два года таких площадей стало почти 50 процентов. Неслучайно, начиная с тех лет, "Комсомолец" никогда не получал меньше 200 центнеров с гектара".

Далее эта "суперэлита" и "элита" распространялась по всей области...

Подобная работа ученых агрономов была одной из составляющих высоких урожаев картофеля и овощей, традиции которых до сих пор сохраняются в некоторых хозяйствах.

Другая составляющая была в работе с землей.

Автор также упоминал Константина Гапоненко: "14 ноября 1948 года в здании областного краеведческого музея открылась первая областная сельскохозяйственная выставка. Сахалинцев уже тошнило от сушеного картофеля, а тут были представлены экспонаты, которые вселяли уверенность: продовольственное изобилие наступит в ближайшие два года. Корреспондент восторженно писал: "Осматривая павильон базы Академии наук СССР, словно заглядываешь в будущее. Сотни экспонатов, начиная от пшеницы, озимой ржи и кончая фруктами, свидетельствуют, что на Сахалине можно выращивать культуры, присущие южным районам страны… Невольно задумываешься над судьбами колхозного крестьянства, над его будущим. Как прекрасно и светло это будущее! Как могуч порыв колхозной деревни вперед, к изобилию, если за каких-нибудь два года наши переселенческие колхозы достигли таких успехов. Звеньевая Мария Торопшина из колхоза "Тихий Дон" в первый же год собрала около 650 центнеров капусты с гектара!". Председатель колхоза "30 лет Октября" В. Шлюпнев писал своим землякам в Воронежскую область, приглашая их на Сахалин в поселок Ключи: "Мы взяли обязательство вырастить по 30 центнеров пшеницы с гектара и по 500 центнеров картофеля". Директор научно-исследовательской базы АН СССР академик С.И.Миронов приводил убедительные цифры: "Научный сотрудник Д.Барский вывел сорта ранней, среднеранней и поздней капусты, которая дает урожай соответственно 353 центнера, 437 центнеров и до одной тысячи центнеров с гектара. На Холмской опытной научной станции сотрудники Л.Рыбак и Т.Воронова заложили питомник ягодников, успешно ведутся работы над акклиматизацией и разведением винограда; создана коллекция косточковых — вишни, сливы... Сахалинские мичуринцы были твердо уверены, что в недалеком будущем многие колхозы получат богатые урожаи фруктов и ягоды, а парниковое хозяйство позволит выращивать арбузы и дыни в достаточном количестве. На хорошо прогреваемых склонах сопок будут расти абрикосы".

Но потом стало не до абрикосов, а урожаи того же картофеля рухнули до 70 центнеров с гектара.

Дело было в земле.

Как известно, бешеные подходы сельди к берегам Сахалина японцы использовали главным образом для производства удобрения — так называемого рыбного тука. В советские времена рыбу стали использовать исключительно в качестве продукта питания. В итоге без "питания" осталась земля, и через несколько лет перестала давать отдачу (впрочем, жители прибрежных поселков продолжали сажать картошку "под рыбу" и получали неплохие урожаи). И это продолжалось до начала периода "большой химии" (конечно, свою роль сыграли и миллионы тонн торфокомпостов, и мелиорация земель). Удобрений завозилось столько, что в 80-е годы в народе возникла паника про "нитраты и нитриды". Сейчас она вроде прошла, в переборе с удобрениями обвиняют в основном только китайцев.

Ну, а что касается того, что растет на Сахалине...

"Летом 1979 года при объезде посевов мы обнаружили пересортицу в Новой Деревне на новой мелиоративной системе. По окрасу и ширине листа сразу определили — озимая пшеница (на травяную муку сеяли озимую рожь). Ради интереса Гайдук запретил мне скашивать зеленую массу, решили посмотреть, вызреет ли зерно. Оно не только вызрело, после уборки комбайном с 10 гектаров мы намолотили почти 50 тонн вороха, после просушки и очистки получили 40 тонн прекрасного зерна. На сельхозвыставке, проходившей в начале октября в фойе ДК Железнодорожников, мы в составе экспонатов поставили два мешка отборной пшеницы и высушенные снопы. Никто, в том числе руководители области, не верил, что зерно действительно наше, да еще с краснодарской урожайностью. Вот если бы нам тогда 500-600 гектар дополнительных угодий Бог послал, мы бы незамедлительно создали все условия для производства зерна, такого дефицитного в те годы на корм скоту. Но, к сожалению, внедрять прекрасный опыт было негде, на счету был каждый клочок земли. А теперь, когда пустует почти 6 тысяч гектаров сельхозугодий, внедрить зерновое производство невозможно по другой причине, очень простой: главное не посеять и смолотить урожай зерна, основное — просушить, очистить и сохранить. Мы прикидывали, во что обойдется покупка оборудования, его монтаж и эксплуатация, скажем на переработку 1000 тонн зернового вороха. Немыслимые затраты в общем..."

Но в любом случае неиспользуемой земли у нас более чем достаточно. А вот как  распорядится ей новая власть, объявившая об очередном этапе возрождения сельского хозяйства, покажет время.

Подписаться на новости