"Итуруп меня вернул в советское время", Или приключения туриста из Сочи. Сахалин.Инфо
2 марта 2024 Суббота, 18:25 SAKH
16+

"Итуруп меня вернул в советское время", Или приключения туриста из Сочи

Туризм, Новости Курильских островов, Weekly, Курильск

"А где у вас можно купить местную газету? — спросил пожилой турист, зашедший в редакцию. — Хочу оставить её себе как сувенир о вашем замечательном острове". И у нас завязался разговор. В первую очередь, мы поинтересовались, откуда наш гость и кто он по профессии.

 — Меня зовут Фёдор Павлович Чельцов. Возраст — 75 лет. Приехал на Курилы из Сочи. По профессии (смеясь) — душегуб и мракобес, так как в дипломе записано "Преподаватель марксистско-ленинской философии и политэкономии социализма". Преподавал в годы СССР в высшей партийной школе в Киеве. Я прекрасно понимал, что читаю предмет совершенно неадекватный, но был вынужден это делать.

— А как вы решились на столь длительное и далёкое путешествие в таком почтенном возрасте?

— Первоначально моя цель — Красноярск, откуда я хотел попасть в Норильск, где процветал великий и ужасный ГУЛАГ. Мне теперь кто-нибудь может сказать, что это странное желание. Отвечу откровенно: меня мучает совесть. Я чувствую себя сопричастным к тому, что случилось в нашей стране в 30-е годы прошлого века. Хоть я тогда ещё и не жил, но считаю себя ответственным за тот террор. Его ужасные последствия мне довелось видеть на Чукотке и Колыме, но такого концентрированного беспредела, как в Норильске, там не было. Немногие знают, что заключённые Норильска внесли бесценный вклад в Победу в Великой Отечественной войне. Благодаря добытым ими редким металлам оплачивались сразу поставки техники, продовольствия и прочее по ленд-лизу из США. У меня бесконечное чувство благодарности к тем людям, которые в ужасающих условиях работали на Россию. Но, увы, не удалось им поклониться, так как все билеты на теплоход, идущий до Дудинки, раскупили. Но на такой случай у меня имелся запасной вариант (всегда так делаю в жизни).

Мне давно хотелось посетить Николаевск-на-Амуре. Это единственная река, в устье которой я не бывал. Довелось видеть устья Волги, Днепра, Колымы, Лены, Оби и т. д. К тому же хотелось посетить места на Дальнем Востоке, где бывал мой любимый писатель Антон Павлович Чехов. Он ещё в 1891 году добрался до этого города, но ведь сейчас это сделать гораздо проще. С такими мыслями достиг Комсомольска на Амуре, затем пароходом доплыл до Николаевска.

В этом городе узнал, что такое лососёвые рыба и икра. Даже на свою пенсию в 13 тысяч я смог купить их для пробы в магазине. Икра стоит 800 рублей за килограмм, балык — 200 р. Но там, когда только подходишь к магазину, тебя каждый встречный мужик хватает за рукав — ведь приезжего всегда видно, и спрашивает: "Икра нужна?". Я одному встречному ответил, что не нужна. Он тут же: "А рыбу хочешь?". Я замялся с ответом, так он потащил меня с собой: "Я даром тебе дам". Привёл меня домой и вручил огромную амурскую кету весом более четырёх килограммов. 10 дней я с ней расправлялся. Вкусна!

Походив по городу, нашёл дом с табличкой: "Здесь 5 августа 1891 года побывал А.П. Чехов". Съездил на мыс Лазарева, самое узкое место в проливе меду материком и Сахалином. И здесь у меня мелькнула мысль: "Чехов-то бывал и на Сахалине. А у тебя ещё имеется небольшая сумма денег. И вряд ли в будущем удастся приехать сюда ещё раз".

Вот я и на Сахалине. Шесть дней пролетели незаметно. Я остановился в Корсакове у двух ребят-холостяков, снимавших квартиру в старом доме. В качестве платы за квартиру я должен был ежедневно приносить две бутылки портвейна. Они мне обходились в 200 рублей — вполне по силам! И пользовался всеми бытовыми благами. Но езда в Южно-Сахалинск за 130 рублей на автобусе была для меня дороговата, тем не менее я ежедневно посещал этот город, знакомился с ним. А так как я театральный человек, то побывал и в театре. Меня удивило, что на открытие театрального сезона шёл спектакль Фридриха Дюрренматта. И это в нашей стране, воспитанной на Чехове? Непонятно!

Артисты играли хорошо. Старались. А вечером в театре отмечали юбилей ведущей актрисы, но, увы, я опаздывал на маршрутку, поэтому не смог остаться на торжество.

Посетил китайский вещевой рынок, где приобрёл приличную куртку, причём за очень небольшие деньги. Торговка сначала просила за неё целую тысячу рублей, затем снизила до 800 рублей. В конце концов мы сошлись на 400 рублях. Посещение краеведческого музея оставил на обратный путь.

На Итуруп я попал из любопытства, чтобы выяснить для себя, почему Россия решила оставить себе Курилы после Второй мировой войны. Ведь из-за этого мы не подписали мирный договор с Японией. Всё это сегодня переплетается с событиями на Украине. Побывав на Курилах, я хочу сказать спасибо моим соотечественникам, положившим здесь не одну тысячу жизней, чтобы вернуть острова России. И моя душа теперь спокойна. А главное, что теперь захожу в ваш городской храм, как к себе в родной дом. Считаю, что неверующий — это человек с большим минусом. Я благодарен своей бабушке, которая меня в детстве водила в церковь и внушила великие истины: не убий, не укради, говори каждому проходящему "здравствуй", помогай всякому. Так я и прожил свою жизнь.

На Итурупе мне очень понравилось. Сначала я рассчитывал, исходя из цены за проживание в общежитии — 600 рублей в сутки, пожить только три дня. Но когда удалось устроиться на постой за 300 рублей (огромное спасибо Юрию Д. за то, что меня приютил), то я решил удвоить своё пребывание. Мне близок местный микроклимат. Мне по молодости довелось поработать на Колыме и Чукотке, где дуют жуткие ветра, посильнее, чем это было на днях на Итурупе.

Когда приехал на остров, то сразу появилось желание подняться на вулкан и прикоснуться к горячей лаве. И как только разместился на постой, так сразу на следующий день двинулся на Баранский. И прошёл пешком почти до ГеоТЭС. В одиночестве преодолел почти 20 километров, любуясь потрясающими пейзажами. Это моё самое сильное впечатление на Итурупе. Жаль, много времени потерял на высоте "Тренога" в ожидании попутной машины. Проскочили мимо меня, не остановившись, четыре джипа, поэтому я добрался до речки Серной почти в сумерках. Навстречу шла машина и меня подобрала. Парни меня убедили вернуться с ними в Курильск, сказав: "Дед, тут медведи гуляют, а тебе ещё около часа идти до станции, где тебя никто не ждёт. А вообще-то у тебя есть бутылка спиртного? Нет. Так как же ты идёшь к работягам на "термалку" без бутылки?! Да ещё и после выходного дня. Вот возьмёшь бутылку, и мы тебя завтра заберём в девять часов утра у моста через Курилку".

И я вернулся. Участливые ребята подвезли меня в городе к магазину, в котором есть дешёвая водка. Наутро они сдержали своё слово, взяв меня в машину. По дороге у нас были интересные разговоры о жизни. По приезду на Баранский мне показали неработающую ГеоТЭС, ревущий паровой фонтан и горячие источники. Я на месте убедился в нереальности моего подъёма в кратер вулкана, но всё равно счастлив тем, что побывал хотя бы на склоне вулкана. И поучаствовал в распитии привезенной водки, кстати, две бутылки, к нашему общему изумлению, очень быстро опустели.

В дальнейшем посетил ещё великолепное рыбацкое село Рейдово, с большим удовольствием искупался на Ванночках. Невероятное воздействие произвёл на меня рыбоводный завод недалеко от Курильска. Особенно поразило то, как по-варварски жестоко ведётся процесс закладки икры. Пойманную кету ещё живой глушат дубинкой по голове, а затем изымают из неё икру, вспарывая ей живот и сливая молоки. Кто-то из местных жителей жаловался, что лосось всё хуже и хуже подходит к берегам Итурупа. Думаю, что у рыбы (малька) уже на генетическом уровне сформировалось бессознательное нежелание приходить к острову, где ей делают очень больно. Материнская яйцеклетка, думаю, успевает зафиксировать такое насилие.

Интересно, что по этому поводу думают учёные? Ведь законы природы одинаковы для всех: и для животных, и для человека. Нельзя так жестоко поступать с божьей тварью, которая стремится оставить в том числе и для нас своё потомство.

***

Примерно через дней десять мы вновь повстречались с Фёдором Павловичем. Он с погрустневшим видом сам зашёл в редакцию, сказав полушутя, что он понял: если не повидается с нами перед отъездом, то ему не удастся покинуть Итуруп. Встревоженные его удручённым состоянием, мы попросили рассказать о причинах грусти.

— Когда я прибыл на Итуруп, у меня был необыкновенный душевный подъём. Но сегодня мой порыв окончательно угас, особенно после третьей попытки покинуть ваш теперь уже негостеприимный остров. Одна попытка связана с морским портом. И дважды попытался вылететь — и тоже безрезультатно. Это очень замечательно, если бы не было так грустно. Случившаяся ситуация меня вернула в советское время. Я о нём уже стал забывать, так как последние почти 30 лет живу, не сталкиваясь ни с какими очередями. А вот у вас в районе столкнулся с ними воочию. Например, на морском вокзале перед приходом теплохода образовалась огромная очередь и пригожей кассирше оставалось продавать только свою внешность, так как билеты на плашкоут быстро закончились (было продано всего 40 билетов). А нам, потенциальным пассажирам, оставалось лишь оценивать красоту девушки. Но почему-то на посадку без очереди прошла грандиозная толпа, в том числе работники многих рыбоперерабатывающих фирм. А остались необилеченными всего 14 человек, среди них и ваш слуга. Вспоминаю, что именно так было в годы СССР, тогда тоже красавицы торговали билетами, причём из-за их дефицита ещё брали "сверху" за каждый квиток. И мы с удовольствием переплачивали. Сейчас нам на острове тоже решили напомнить, что мы продолжаем жить в эпоху дефицита? Мне жаль времени, которое я провёл ночью вместе с другими гостями острова в полудрёме возле закрытых дверей морвокзала. Может, стоило для таких туристов, как я (со скромным достатком) и уволенных рыбопереработчиков за символическую плату открывать зал ожидания, чтобы мы могли перед приходом теплохода хотя бы прилечь на лавочку? Мы будем вести себя на вокзале очень вежливо и тихо.

Ещё отметил, стоя в ожидании уже в новом аэропорту, что на Итурупе много красивых женщин — это и сотрудницы аэропорта, и пассажирки, идущие на самолёт, и прилетевшие с Сахалина. Это парад красавиц! Прекрасно одетых и улыбающихся! И я почуял там запах такого дорогого "парфюма", коего я не встречал даже в Сочи. Нечто подобное я наблюдал в 60-е годы, работая на Чукотке. Прилетев на прииск Валькуми, увидел, что меня окружают одни красотки. А секрет этого прост: тогда там мужики зарабатывали по тысяче рублей в месяц (на материке зарплата была 70-110 рублей). И любой мужчина, приехав в отпуск на материк, мог "купить" себе красивую женщину и увезти её на Чукотку.

После второй неудачной попытки уплыть теплоходом я привёз к "себе на квартиру" двух молодых ребят. Они, не уехав, так же, как и я, стояли в растерянности возле морвокзала, так как не знали, где им переночевать: в гостинице "Гидростроя" очень дорого. "Мы уже хотели идти в полицию с вопросом, что нам нужно сделать из правонарушений, чтобы нас на ночь заперли в "кутузке", — сказали они. Один из них даже намеревался притулиться возле дымовой трубы на котельной. Вот так я их спас, сделав постояльцами Юры и моими соседями.

Оказалось, парни приехали на остров из Хабаровского края, чтобы по контракту устроиться на военную службу. Им пообещали квартиры и зарплату по 50 тысяч рублей. Ребята (оба женаты и с детьми) были готовы послужить на таких условиях.

На деле, при заключении контракта, им назвали совершенно другие условия, поэтому они  решили вернуться домой. И неделю не могли выехать с острова. И ещё неделю со мной не могут уехать. Один из них уже занял у меня полторы тысячи рублей, правда, не знаю, как он их мне будет отдавать. Вот так моя поддержка этих молодых парней оборачивается для меня ущербом. Конечно, они мне глубоко благодарны, но я ведь не состою в списке Форбс и мне тоже нужны деньги на обратную дорогу. Теперь мне приходится их ещё и кормить. Вчера я им приготовил борщ с мясом и овощами — истратил тысячу рублей. Сейчас надо зайти в магазин купить продуктов ещё как минимум на тысячу рублей. Вот так (улыбаясь) я "залетел" со своей помощью".

***

Мы попрощались, пожелав друг другу всего доброго. Мы, зная, что завтра должен был подойти теплоход, напутствовали еще пожеланием попутного ветра. Но каково было наше удивление, когда ещё через неделю, выйдя под вечер на крыльцо редакции, заметили очень знакомую фигуру. Мы не поверили своим глазам — неужели наш Фёдор Павлович?! "Фигура" в это время старательно накладывала большой кистью первый мазок краски на ржавый бок трёхтонного контейнера, стоявшего с домом по соседству. Окликнули его. Он обернулся, и мы почти что не расцеловались. Оказалось, что туристу вновь не досталось вожделенного квитка на плашкоут (авиабилет на Сахалин с датой вылета на 20 декабря лежал у него в кармане). А так как следующего теплохода нужно было ждать ещё долгих несколько дней, то Фёдор Павлович решил посвятить их знакомству с южной частью Итурупа.

"Я не очень расстраиваюсь, — откровенничал он, — что не сел на теплоход. Ребят вот — жалко, опять им не повезло. Я им посоветовал поискать временную работу. А сам на попутке добрался до Буревестника. Увидел знаменитый залив Касатка, откуда ушли колошматить американцев японские военные корабли. Познакомился с местным фермером. Он ко мне проникся таким доверием, что пригласил на следующий год поработать у него пастухом. Надо подумать (смеясь). Мне там очень понравилось. Вернувшись в Курильск, подсчитал свои наличные — в обрез. Договорился с Еленой (предпринимательница), если покрашу ей контейнер, то мне ужин и ночлег в этом доме обеспечен.

Я радуюсь здесь каждому дню. Всё-таки остров удивительный! Прежде никогда не видел, чтобы "верх" у острова был в снегу, а "низ" — изумрудно-зелёным, где природная жизнь буквально бурлит. Мне сказали, что заросли бамбука — вечнозелёные, даже зимой. Эта земля достойна, чтобы её любить. Она такая же, как и та, где мы родились. Люди здесь проживают, и многие из них даже не задумываются, что это за острова. Нужно сделать всё, чтобы местный народ был в них влюблён и даже не мыслил себе, что их можно потерять. Вспоминаю Чукотку, которую я полюбил, где у меня была такая зарплата, что я искал вескую причину, чтобы там остаться. Даже гимн сочинил о Чукотке:

Щедро одарен Чукотка тобой.

Жизни такой не знало купечество.

Сердце моё поёт тебе оды.

Ты подарила мне радость Отечества.

Ты накормила хлебом свободы...

К тому же там можно было пойти на золотоносный участок, намыть золота и сдать в кассу по 13 рублей за грамм. Это были сумасшедшие деньги! Простой народ всегда волновал в основном материальный достаток. На Курилах можно жить постоянно, планируя здесь навсегда свою жизнь: климат благодатный. На Чукотке это невозможно. Несмотря на все мои перипетии с выездом с острова, я хотел бы ему посвятить оду.

Здесь и народ невероятно доброжелательный, открытый и расположен помочь ближнему. На мой взгляд, может, я и ошибаюсь, такие качества у людей от того, что у многих из них неплохое материальное благополучие. Мне теперь можно уезжать, так как я доверху переполнен впечатлениями. Признаюсь, я здесь даже влюбился в одну прекрасную женщину (назвал её имя, и мы одобрили его вкус — автор). Работает в одном из магазинов. Обязательно зайду к ней попрощаться".

***

Видя, с каким воодушевлением, забыв о малярной кисти, пожилой человек рассказывает о своих островных и не только впечатлениях, а дневной свет угасал буквально на глазах, мы быстро свернули наши расспросы из боязни, что турист останется по нашей вине голодным и без крова над головой.

Наутро мы с внутренним волнением отметили, что синяя полоса свежей краски на контейнере только немного стала шире. Наверное, ночевал где-нибудь на порожке, подумали мы. Но почти в дверях редакции сталкиваемся с радостным Фёдором Павловичем: "Я попрощаться. Сейчас на морвокзал. Мне пообещали помочь!" — сообщил он. И мы не успели его даже спросить о ночёвке, но, судя по его свежему и отдохнувшему виду, спал он явно не с кистью в руках.

Около полудня раздался звонок мобильного: "Мы уже отходим от Итурупа, — захлёбываясь от радости, почти кричал в трубку наш сочинский знакомый, — пойдём по большому кругу — по островам. Замечательно! Посмотрю хотя бы побережье Кунашира и Шикотана. Возможно, на будущий год вновь приеду на Итуруп. Увидите фермера из Буревестника, спросите, его предложение ещё в силе?"...

Ваш неиссякаемый оптимизм — всем бы попадающим на Итуруп людям. Туристам, временным рыбопереработчикам и строителям. Да и нам, постоянно проживающим на острове, он тоже бы не помешал, особенно в послепутинное осеннее время. Далеко не каждому человеку, приехавшему на Итуруп всего на три дня, было бы под силу пробыть у нас в ожидании отъезда целых три недели.

Подписаться на новости