16+

"Гидрострой" — моя судьба

Праздники, Новости Курильских островов, Weekly, Бизнес, Курильск

"14 марта 1991 года решением исполкома Курильского районного совета народных депутатов Сахалинской области №84 зарегистрирован устав Общества с ограниченной ответственностью "Гидрострой".

Решением собрания участников общества от 11.03.91 г. (протокол №1) избран единогласно директором общества Верховский Александр Григорьевич.

На основании изложенного и во исполнение задач, стоящих перед обществом, приказываю...".

А.Верховский и Ю.Светликов
А.Верховский и Ю.Светликов

Это — выписка из приказа №1 по Обществу с ограниченной ответственностью "Гидрострой" от 15 марта 1991 года. Как видим, с того времени минуло 25 лет. Эта дата будет торжественно отмечена 9 июля.

Четверть века — не повод ли рассказать о людях, стоявших у истоков создания крупнейшего в регионе многоотраслевого предприятия?

Сергей Владимирович Зосимов работает в "Гидрострое" с первого дня, с 15 марта 1991 года, с первого объекта — строительства рыбоперерабатывающего цеха в селе Рейдово. Он вспоминал:

— Почти сутки мы преодолевали 50-километровый путь из Горячих Ключей в Рейдово, когда в паре с бульдозером перегоняли мой кран. Доблестный был кран, я его чуть ли не целиком перебрал собственными руками. Вот едем-едем, оборачиваемся — нет крана: оторвался от сцепки. Вернулись, подцепили снова (а дело было ночью) и пошли дальше... Техника часто ломалась, бывало, что вручную рыли котлованы. Работали, как говорится, комплексно: водители помогали заливать бетон, кладку вести. Такое удовольствие получали от общего настроя на большое дело! Мы в раж вошли, честное слово... Работа нас объединила, сдружила.

Не сомневаясь, принял предложение "посмотреть, сможем ли завод построить", Валерий Маслаускас. Во-первых, предложил это Верховский, которого Валерий знал по работе в военной строительной организации (управление начальных работ — УНР) как толкового инженера, делового человека — наверняка что-то стоящее затевает. Во-вторых, обещали неплохую зарплату. Ну и, в-третьих, костяк коллектива складывался из коллег по УНРу — своих людей. Пришёл он в "Гидрострой" работать экскаваторщиком в июле 1991 года — в разгар строительства цеха.

Валерий Маслаускас
Валерий Маслаускас

— Время было интересное, я бы сказал — революционное. Работали с азартом. Коробку завода за месяц поставили.

Вспомним то время. Кто выступил бы в качестве заказчика строительных работ? Кто заглядывал чуть дальше, чем в сегодняшний день? Брались за то, что именно в этот момент даст прибыль. На Итурупе это, конечно, рыба. Создавалась уйма кооперативов, обществ, совместных предприятий, и все просили от местной власти рыбу. Власть была щедра. Одному из кооперативов отдали всю южную часть острова — с нерестовыми реками, озёрами: наверное, поверили, что кооператор действительно построит современное производство, обеспечит работой население Буревестника, Горного, решит острейшие социальные проблемы тех населённых пунктов. Но ничего этого население не увидело...

"Гидрострой" не стал исключением: тоже попросил лимит на вылов рыбы, и в первый же год успел поучаствовать в путине, обрабатывая рыбу в только что построенном цехе. Вырученные деньги вложили в развитие производства: закупили стройматериалы на 1 миллион 300 тысяч рублей, три автомашины, холодильник на 500 тонн, цех переработки мощностью 50 тонн в сутки... Через девять месяцев после создания "Гидростроя" мэр района в интервью местной газете говорил: "Преобладает психология потребителя: есть возможность — дайте мне сегодня, сейчас. Проявляется групповой эгоизм; интересы всего населения не учитываются. Это — общая картина. Есть, конечно, исключения: кооператив "Ветеран", "Гидрострой". Но в целом — такие вот издержки".

"Гидрострой" стал расширяться: под его крыло вначале перешла муниципальная акционерная фирма "Курилы", затем — акционерное общество "Рейдово". Это — "дитя" Курильского рыбозавода — с миллионными долгами, полусгнившими строениями, проржавевшим оборудованием. "А тут ещё незадача — после недавнего тайфуна обрушилась стена цеха рыбообработки; огромная дыра до полусотни метров длиной обнажила неприглядную картину запустения.... Холодильник, не ремонтировавшийся много лет; работники, не знающие толком, какие запчасти к нему нужны; разгильдяйство, ставшее нормой; озлобленность рабочих, забывших, когда они получали зарплату", — так описывалось в одном из репортажей "приданое", полученное "Гидростроем" с акционерным обществом "Рейдово". В таком же состоянии находился ещё один "сын" рыбозавода — АО "Ясный", его акции выкупила группа предпринимателей, так и не сумевших наладить производство (кстати, с некоторыми своими бывшими работниками те акционеры не рассчитались до сих пор). А в Рейдово: "Стену залатали, ленточный контейнер подшаманили и покрасили; в цехе хранения солёной продукции укрепили фундамент; холодильник поставили на ремонт; на пирсе поставили кран — всё это в течение двух месяцев. Рабочим выдали зарплату. Процесс, как говорится, пошёл".

А через некоторое время "подшаманенный" цех пошёл под бульдозер — снесли его до основания, а на его месте построили новый  — уникальный для всего Дальнего Востока, с новой технологией обработки рыбы: вместо посола рыбы в бочках стали выпускать мороженую. Для этого было приобретено современное оборудование — шесть морозильных камер, которые за 10 часов могли заморозить 30 тонн продукции; плюс две камеры предварительного охлаждения. Качественная продукция стала пользоваться спросом; предприятие стало прибыльным; значит, получило возможность дальнейшего роста.

Пример с АО "Рейдово" стал "заразительным": в систему "Гидростроя" влились АО "Ясный", портпункт, строительное, дорожное предприятия...

***

— "Захватчик", "Монополист"  — при таких характеристиках "Гидростроя", выдаваемых частью местного населения, наверное, не очень комфортно жилось тем, кто в нём работал в то время? — спрашиваю ещё одного "могиканина" Геннадия Пегушина, так же, как Зосимов, Маслаускас, работающего в фирме со времени её образования.

— Да нам не до того было, чтобы слушать, кто что говорит, — отвечает Геннадий Григорьевич. — Мы — работали.

Геннадий Пегушин
Геннадий Пегушин

По "точкам" работы бригадира монтажников Пегушина можно восстановить историю развития предприятия: сровняли с землёй цех "Ясный" и возвели там современное производство; после пожара в Рейдове построили новый комплекс в бухте Оля; "десанты" на Шикотан, в Холмск, где разобрали холодильник, и в Корсаков, где то оборудование смонтировали по новой; в Озёрск, где, как и на Шикотане, построили современный рыбоперерабатывающий комплекс; рыбоводные заводы в бухтах Оля, Китовая, на плато "Янкито", на озере Лебедином. Это собственные объекты "Гидростроя". А сколько построено в рамках реализации Курильской федеральной целевой программы! Больница, глубоководный причал с морвокзалом, аэропорт, Дом культуры и спорта...

Примечательно, что у каждого из строителей есть свой особо запомнившийся объект. Для Валерия Маслаускаса это, например, портпункт. Он вспоминал:

— Когда впервые прибыл на Итуруп в 1980 году на танковозе (служил в армии), поразился: обработка судна — на рейде; причальная стена — никакая; везде разруха, мусор; где-то вдали одиноко светит фонарь. Сама бухта — как лужа, я её позже на тракторе переезжал от одного берега до другого... Вычистили, углубили. Сейчас порт — красавец, с глубоководным причалом, теплоходы швартуются к пирсу; уже и забываем, как на плашкоутах по морю шли до судна... Мне интересно там было работать, сам мог придумывать, как лучше и красивее выполнить работу. В этом плане у нас нет ограничений, никогда не ставится задача "рыть от и до". В принципе, наверное, в любой профессии есть такое начало — чтоб творчество проявить. Даже яму — и ту можно по-разному вырыть... Доволен своей работой при строительстве рыбоводного завода в Китовом. Посмотрел, как группа рабочих из Армении работала с камнем, попробовал сам — уже не вручную, а на экскаваторе укладывал булыжники как кирпичи. Красивая получилась стенка нагульного цеха, водовода. Потом то же самое — на рыбоводном на Янкито. Вышло так, как хотелось. Доволен. У меня учился Ярослав Москвитин, потом он уже сам такую работу выполнял в Рейдово... Молодёжь — она быстро обучается, схватывает на лету; технику быстрее осваивает. Это могу сказать и на примере другого Ярослава — Беспальченко. Хорошая смена идёт... А на строительстве аэропорта было скучновато. Сложно, конечно: топи, густой многовековой лес. Но как-то монотонно. Обыденно, что ли. Уже и техника была отличная — не то, что при строительстве первого цеха в Рейдово или на карьере: трактора тогда были старые советские, разваливающиеся на ходу. Я ходил, как кусок солидола: настолько был им пропитан из-за постоянных ремонтов, что казалось, от дождя прочно защищён.... В бухте Оля завод строили — тоже трудно было: там сплошная скала, и взрывные работы недопустимы, рядом населённый пункт. Техникой рвали грунт, отвоёвывали площади. Сейчас у нас такая техника, такие люди — любые работы по силам. Вот мой экскаватор, бывает, поднимает глыбу весом 15-20 тонн, если такие нужны, например, для берегоукрепления, в кузов самосвала не вмещается такой "камешек", приходится борта открывать, чтоб разместить... Да, и техника у нас мощная, и механизаторов сильных, настоящих профессионалов — много, так что у предприятия большой потенциал. Мудрый хозяин создавал предприятие — на перспективу рассчитывал, в производство вкладывался. В таких условиях работать приятно.

— Для меня самой сложной была работа на Доме культуры и спорта, при сооружении бассейна, — говорит Геннадий Пегушин. — Дело новое, не то, что рыбоводные заводы — их "штампуем", и это уже не интересно. А вот новое дело... Я ведь в принципе мог бы отказаться от полуторагодовой командировки на Шикотан. Или на Сахалин. Наверное, не осудили бы. Но мне самому это было очень интересно, потому выезжал. Так вот — о бассейне: крайне сложно было залить его на высоте 3-х метров. Масса бетона на "подпорках", и залить участок надо за один день, чтобы не порвало, не нарушило "заливку"... Справились!

Интересно то, что Геннадий Григорьевич — монтажник-самоучка. Рассказывает:

— Ещё в УНРе работал с Юрием Николаевичем Светликовым, помотались мы вместе по разным "углам", по разным объектам. Я присматривался к его работе, прислушивался к тому, что обсуждали на планёрках, — учился. Дали мне задание — справился, стали доверять. И уже сам стал "разбивать" объекты: опилками прорисую, где что должно быть, посмотрят — ну, говорят, и делай... Да, с Юрием Николаевичем интересно работать. Вот вспоминаю Шикотан — можно сказать, адские были условия; работы невпроворот. А после работы обустраивали свой быт. Такие теплицы забабахали — из хлама, с подогревом, думаю, и сейчас ими там пользуются. Розы выращивали, территорию украшали. Светликов просто помешан на красоте.

О стремлении генерального директора "Гидростроя" Юрия Светликова к эстетике знают все курильчане: это по его инициативе и под его непосредственным контролем украшалась производственная территория комплекса в бухте Оля; сооружалась база отдыха на Кипящей речке у подножья вулкана Баранского; строился комплекс "Ванночки". Радуют взгляд забавные фигурки гномика, цапли с лягушатами, ёжиков на территории офиса "Гидростроя". Это результат работы Михаила Валентиновича Погребнова.

Зона отдыха у Баранского
Зона отдыха у Баранского
Оздоровительный комплекс "Ванночки"
Оздоровительный комплекс "Ванночки"

Его приняли на работу в качестве плотника-бетонщика. Но Светликов заметил его художественные способности, а уж когда узнал, что у того есть и соответствующее образование, и навыки, особенно в лепке из гипса, то предложил оформительскую работу, позаботившись о максимально удобных возможностях для полноценной работы художника-конструктора. Михаил Валентинович говорил: "Хочу, чтобы люди улыбались, глядя на мои работы". Так и получается.

Как и другие, с кем разговаривала в ходе подготовки материала, Погребнов подчеркнул: "Интересно работать там, где к тебе относятся с уважением".

— Да, бывают у людей обиды, особенно когда зарплату получают меньшую, чем ожидали, — говорил Пегушин. — Но я лично не променял бы место работы на другое, где платили бы больше. Это точно. Ценю хорошее отношение руководства, и не только ко мне лично. Ещё в сумасшедшие 90-е годы руководство заботилось, чтобы в семьях работников был достаток. Вот родилась у меня дочь — а в магазинах не купить ни питание детское, ни одежду. Так нам чуть ли не полмашины привезли того, что нужно было для ребёнка. Снабжение было хорошее: мебель завозили для своих работников, видеомагнитофоны, пуховики... Награждали меня ценными подарками, грамотами областной администрации, федеральных агентств по рыболовству и воздушного транспорта. К 20-летию предприятия наградили золотым значком "Гидростроя". Разве не приятно такое отношение? От добра добра не ищут.

***

— Такие люди, как Пегушин, Маслаускас, Зосимов, — действительно, гордость нашего предприятия, — говорит начальник отдела кадров "Гидростроя" Валентина Андреевна Гарди. — Я могу назвать десятки таких людей — кто добросовестно, а порой и самоотверженно работает в нашем коллективе на протяжении многих лет. Механик Заинди Додов, прораб Семён Марку, водитель Сергей Злотников, машинист автокрана Сергей Латыпов, водитель Мамедали Мехтиев, слесарь Сергей Сизоненко, машинист экскаватора Владимир Севрюгин, машинист бульдозера Леонид Слушной, плотник Владимир Гостенко, каменщик Константин Ивченко, маляр Валентина Лебедева, столяр Николай Синенко... Все они работают на нашем предприятии более 20 лет, и каждый из них, как и многие другие, отмечены руководством грамотами, подарками, памятными фирменными медалями.

— Валентина Андреевна, понятно и привычно, когда люди десятилетиями трудятся в бюджетной сфере — в школе, больнице, библиотеке. Но чтоб на частном предприятии отработать десятки лет — это, наверное, всё же исключение. О чём говорит такой факт?

— Если говорить конкретно о нашем предприятии, то это, наверное, говорит о том, что бизнес, который создавал Александр Григорьевич Верховский, — социально ориентирован, направлен на улучшение условий жизни как всех земляков-курильчан, так и конкретных людей. Это ещё и стабильность, уверенность в том, что в любой ситуации предприятие придёт на помощь. В социальный пакет у нас входят выплаты на рождение ребёнка и к юбилейным датам, расходы, связанные с выездом из района Крайнего Севера, вознаграждения за многолетний труд при увольнении с предприятия, выплаты на обучение, лечение, беспроцентные ссуды. Не говорю уже о том, что своевременная выплата заработной платы, оплата проезда к месту проведения отпуска — это норма. За счёт средств предприятия обучилось более 20 человек, сейчас у нас работают "выращенные" нами электрогазосварщики Вилор Семёнов и Анатолий Ведясов, механик Юрий Маслаускас, машинист дробильных установок Сергей Иванов, машинист экскаватора Кирилл Добровольский и так далее.

Постоянно на нашем предприятии на Итурупе работает около 900 человек; многие приезжают на сезон, причём, например, из Украины, Молдовы приезжают по 10-15 лет подряд: их устраивают стабильная зарплата, условия проживания. Нередко сезонные рабочие остаются здесь на постоянную работу, привозят семьи. Бывает, увольняются, а потом возвращаются. Недавний пример: Александр Хабибуллин...

И вот ведь совпадение: только Валентина Андреевна назвала его фамилию, как Александр сам появился в кабинете, он и рассказал:

— Три года назад я приехал в "Гидрострой" из Луганска, поработал на строительстве аэропорта, дороги, но сестра уговорила переехать к ней, в Оху. Но года работы там хватило, чтобы решить: нет, здесь лучше. По крайней мере, зарплату выдают не в конвертах, всё по-честному и ясно. Вернулся в коллектив, который уже стал родным.

— Говоря о стабильности коллектива, — продолжила начальник отдела кадров, — хотела бы отметить такую особенность "Гидростроя": у нас часто люди работают семьями. Два года после окончания института работает Олег Михайлов, сын начальника транспортного цеха. Луканины — мать, отец, сын работают у нас. Ульяновы: мама, дочь, внучка. Бельтоевы: мать, отец, две дочери. Калашниковы: папа, сын, дочь, её муж...

— Тут уж в прямом смысле можно говорить о семейной обстановке в коллективе...

— Моё глубокое убеждение: обстановка в любом коллективе зависит в первую очередь от руководителя. Вы замечали, как меняется Александр Григорьевич, встречаясь с рабочими? Приедет — всегда озабоченный, серьёзный, это и понятно, учитывая масштаб его деятельности. Но как он преображается, встретив тех, с кем начинал работать! "Валера, привет, как дела?" — улыбается, обнимает, расспрашивает. Как можно не ценить такое отношение к человеку труда, особенно в наше время, когда "героями" становятся все, кто угодно, но не люди, производящие материальные ценности? Сейчас вот Юрий Николаевич Светликов генеральный директор, но при всей его занятости, при том грузе забот и обязанностей, который лежит на нём, он не утратил доброжелательности к работникам. То же самое могу сказать о "взращённом" нашим предприятием Павле Ивановиче Кравченко, директоре "Гидростроя". Уважительное отношение руководства дорогого стоит. Представьте настроение Володи Грязнова, который отработал в "Гидрострое" плотником более 20 лет, сейчас живёт в Краснодаре; так вот: его с женой Татьяной, тоже многие годы работавшей на нашем предприятии, пригласили сюда на празднование юбилея предприятия, естественно, с оплатой всех расходов в связи с поездкой. О чём это говорит?

Добавлю: Валентина Андреевна Гарди работает в "Гидрострое" 21 год. Награждена почётными грамотами агентства по рыболовству, Сахалинской областной Думы, ценными подарками и серебряным почетным знаком АО "Гидрострой". И если говорить об обстановке доброжелательности в коллективе, то она, как театр с вешалки, начинается именно с отдела кадров, которым руководит В.Гарди. Мне кажется, это понятно и по тому, как Валентина Андреевна рассказывает о своих людях.

Валентина Гарди
Валентина Гарди

Геннадий Пегушин, говоря о том, что не променял бы место работы, добавил:

— Нисколько не жалею, что так судьба сложилась. Не только в моей личной жизни "Гидрострой" многое значит. Как бы кто к нему ни относился, бесспорно, что предприятие очень многое сделало для Итурупа. Без него уже невозможно представить район. Идёшь по городу и не без гордости, признаюсь в этом, отмечаешь, что это — дело рук наших людей: асфальтированные улицы, скверы, дома, детский сад. И всё это останется на года... Спрашиваем у Юрия Николаевича: "Ну зачем вкладывать огромные средства в восстановление "Ванночек", сильно пострадавших при шторме прошлой осенью?" Предприятие и так сильно потратилось, построив за свой счёт и эту зону отдыха, и ту, что на Баранском. А он: "Это же курильчанам нужно"... Вот на таком предприятии я и работаю 25 лет. Жалеть не о чем.

— Тех, кто начинал работать в "Гидрострое" со времени его образования, не так уж много осталось: возраст сказывается, — говорил генеральный директор ЗАО "Курильский рыбак" Владимир Бочарников. — А что держит тех, кто продолжает работать здесь многие годы? У каждого, наверное, своё объяснение. Какие-то приобретения. Возможность самовыражения, карьерного роста. Стабильность. И, уверен, чувство удовлетворения от своей работы.

Владимир Бочарников
Владимир Бочарников

Об этом чувстве Владимир Петрович говорил, отвечая на вопрос о самом запомнившемся объекте лично для него, как бывшего начальника строительного участка, главного инженера "Гидростроя":

— Все объекты — как дети: хлопочешь с ними, переживаешь, преодолеваешь определённые трудности, приобретаешь новые знания и навыки, вкладываешь много сил, а потом, видя, что вышел толк, чувствуешь удовлетворение.

Так было при строительстве портпункта, спортзала, реконструкции Рейдового рыбоводного завода — каждый из этих и других объектов, возведённых при его участии, памятны Бочарникову.

Портпункт в Китовом
Портпункт в Китовом

С особой же гордостью говорит о строительстве завода в бухте Оля:

— Хороший завод получился, правильный с точки зрения логистики. На предыдущих трёх заводах, построенных "Гидростроем" в Рейдово, Китовом и на Шикотане, приходилось отталкиваться от того, что оставалось от прошлого производства, приноравливаться, а здесь — всё с нуля, и всё сделано, как задумывалось, с учётом всех этапов производственного процесса. За год его сделали!

Здесь показалось уместным сделать отступление, чтобы более подробно представить Владимира Петровича читателям. По окончании Амурского строительного техникума он был призван в армию, службу заканчивал на Итурупе. Здесь в 1980 году и остался жить и работать: плотником-бетонщиком, мастером строительного цеха, старшим мастером, начальником отдела капитального строительства отделения колхоза "Заветы Ильича". После приобретения отделением самостоятельности как колхоза "Курильский рыбак" работал главным инженером. При реорганизации перешёл на работу в "Гидрострой". Через 12 лет, когда произошло слияние АО "Рейдово" и "Курильский рыбак", назначен руководить этим объединённым предприятием — ЗАО "Курильский рыбак".

— Дело новое. Но навыки, приобретённые за время работы в строительстве, очень пригодились, ведь профессия строителя — она универсальна. И конечный результат, воплощение проекта зависит от конкретного исполнителя, которому приходится принимать решения, по сути, каждый день,  — говорит Владимир Петрович. — Особая притягательность профессии для меня в том, что она всегда преподносит что-то новое, здесь не может быть аморфного состояния. То же самое могу сказать в целом о работе "Гидростроя": новые объекты и отрасли; трудности и их преодоление; проблемы и удачи. Одним словом — жизнь! И всегда движение вперёд. Вспомним советское время, когда на Итурупе много разговоров велось о необходимости создания рыбопромышленного комплекса, даже программы разрабатывались, ассоциация рыбопромышленников создавалась. А воплотить идею удалось "Гидрострою": здесь и воспроизводство рыбы, её добыча, переработка, реализация, при этом развиваются все, скажем так, сопутствующие производства — транспорт, строительство и так далее. Сейчас говорится о необходимости создания рыбопромышленного кластера на Сахалине, в Приморье, в целом на Дальнем Востоке. Пример такого объединения имеется, это "Гидрострой".

Группа компаний "Гидрострой" — крупнейший рыбохозяйственный комплекс на Дальнем Востоке, осуществляющий такие виды деятельности, как океаническое и прибрежное рыболовство (собственный флот холдинга составляет 35 единиц современных траулеров океанического рыболовства и 22 судна — прибрежного); переработка, хранение и реализация рыбной продукции (добывается почти 30 процентов рыбы, вылавливаемой в Сахалинской области; общая мощность трёх рыбоперерабатывающих комплексов на Итурупе и  Шикотане, — 1200 тонн готовой продукции в сутки); искусственное воспроизводство лососёвых пород рыб (построено восемь собственных рыбоводных заводов, два — арендуются у государства). Благодаря усилиям "Гидростроя" остров Итуруп за последние 10 лет стал центром лососеводства в России: каждый третий малек в стране выращен на рыбоводных заводах этой компании.

Галия Кунченко.

Новости по теме:
Подписаться на новости

Обсуждение на forum.sakh.com

анонимный  06:04 26 июля 2016
Точнее было-бы "Гидрострой-это приговор!" Пока только Итурупу, что дальше?
анонимный  22:04 11 июля 2016
господи, а лица-то какие просветленные и одухотворенные, ну прям как на иконах, видать в самом деле над благодетелем топорик завис, иначе не стал бы он так себя славить
анонимный  17:19 11 июля 2016
сколько бюджетных миллиардов осело в карманах хозяина судьбы?
До_конца 14:29 11 июля 2016
Итуруп - райское место! Красота неописуемая!
анонимный  10:18 11 июля 2016
Великому сенатору Верховскому слава!!!
Читать 110 комментариев на forum.sakh.com