Растерянность. Сахалин.Инфо
15 июля 2024 Понедельник, 19:18 SAKH
16+

Растерянность

Экономический обзор, Weekly, Политика, Бизнес, Южно-Сахалинск

Я, который десятилетиями "копался" в островной экономике, могу честно признаться, что сейчас в полной растерянности и ничего не понимаю. Как и некоторые мировые эксперты, которые, конечно, о Сахалине понятия не имеют, но говорят о том же самом. Как и некоторые эксперты местные, которые о Сахалине понятие имеют, но свою растерянность не понимают, а оттого только заостряют формулировки.

А автор свою растерянность признает. Власть — нет. И потому мечется, ориентируясь на местных экспертов, которые "знают, что делать". Например, возродить бумзаводы, и все дела. Хотя кому эти бумзаводы нужны, откуда они будут брать сырье и куда будут гнать свою продукцию, какой будет конкретный "выхлоп" для населения — на это "экспертам" плевать. Мол, раньше это было и всем было хорошо.

Раньше было хорошо. Ну, не всем, конечно, иначе бы не свергли "советскую власть", но многим — да. Однако никто не замечает, как стремительно меняется время.

Почему это замечаю только я? Вру, конечно. Это замечают многие, просто не могут сартикулировать. И я не могу: сартикулировать, сформулировать...

Вот смотрите: активная часть населения области, несмотря на рост абсолютно всех макроэкономических показателей, чувствует себя все более и более неудовлетворенной.

И ВРП (валовый региональный продукт), включая промпроизводство, для них растет на зависть не то что остальным российским регионам, но даже и пресловутому Китаю, а джипами забиты все дворы. Им и подъемные платят, и "Горный воздух" строят, а они идут в "отрицалово", и все. Неудовольствие активной части населения очевидно, и скрывать это не стоит.

В чем дело?

Тут на днях попалась на глаза любопытная статья из Forbes. Оказывается, над этим ломает голову не только автор.

Немножко длинная и не для всех понятная цитата, но все же:

Выйдя из кризиса 2008-2009 годов, мировая экономика растет уже седьмой год подряд, но ее рост остается анемичным и поддерживается беспрецедентно низкими процентными ставками, без которых, как считает большинство экспертов, развитым странам сегодня не выжить. Подобное предположение весьма реалистично, но лишь при допущении традиционного понимания экономического роста. Оно, как известно, основано на учете всей добавленной в течение года стоимости, суммирующейся в понятии валового внутреннего продукта. Считается, что чем больше прирост этой величины, тем успешнее экономика.

У нас, напомню, этот валовый продукт растет на зависть всем. И вроде толк очевиден. Как только наступает какая паника, скупают уже не мешки гречки, а ящики телевизоров.

Но скупают же! То есть паникуют!

Вся экономическая теория основана на гипотезе об относительно неизменных условиях воспроизводства. Чтобы выпустить новую единицу продукта, нужно приблизительно столько же труда, материалов и капитала, сколько и для выпуска предыдущей. Чтобы усовершенствовать ее потребительские свойства, нужны дополнительные вложения, и потому более сложное изделие будет дороже. Отсюда номинальный рост цен (средний автомобиль сегодня в США стоит $33 500 против $345, в которые оценивался Ford T в 1916 году), инфляция, возможность положительных процентных ставок, расширение спроса на трудовые и иные ресурсы.

Эта модель предполагает ограниченную роль технологического прогресса, эпизодическое появление качественно новых продуктов и возмездность приобретения экономических благ. Однако данные условия сегодня нарушаются все более радикально.

Развитие технологий вызвало к жизни ряд отраслей, воспроизводство в которых не подчиняется прежним законам. Компьютеры за последние 20 лет увеличили свое быстродействие в 40-60 раз, объем их жестких дисков вырос в 80-130 раз, появились ранее неизвестные функции — но при этом цена среднего ноутбука даже в текущих ценах упала почти в шесть раз. Революция в цифровых носителях информации убила целые отрасли — например, производство фотоматериалов и даже магнитных пленок, сократив материалоемкость данного сегмента в 6-11 раз. Новые технологии коммуникаций снизили средний тариф на телефонную связь более чем в 20 раз за четверть века и создали мобильники, конкурирующие с фотоаппаратами, плеерами и компьютерами. Наконец, интернет близок к тому, чтобы стать новым общественным благом, открывая путь к полностью бесплатным коммуникациям.

Все это означает появление целой сферы, где расширение потребительских свойств продукции идет параллельно со снижением ее цены. Рост потребления может происходить при стагнирующей или снижающейся величине добавленной стоимости. Фундаментальная основа процента — предпочтение благ настоящих благам будущим — исчезает, так как будущие товары оказываются лучше и дешевле. И сегмент, революционизирующий экономику, не является маргинальным: он определяет облик завтрашнего мира и уже сейчас обеспечивает более 15% занятости в ведущих странах планеты.

В итоге в развитых экономически странах банковский процент уходит в минус. То есть если вы положите деньги на депозит, никакой прибыли не ждите, с вас наоборот будут брать деньги за то, что вы там эти деньги храните!

Это не прикол, это так и есть!

Для России это пока необычно, но и мы придем к этому. И тут возникнет множество совершенно разных обстоятельств, но все же:

Прогрессивная структурная перестройка хозяйства выглядит контрпродуктивной, если оценивать ее в прежних категориях, однако без нее любая страна останется в аутсайдерах. Возникает немыслимый ранее парадокс: отрицательный процент становится естественным для сектора новых технологий, и в то же время он демотивирует инвестиции в традиционные отрасли. Экономика как бы раздваивается: передовые сектора наращивают производство при снижающейся добавленной стоимости, а ранее существовавшие показывают минимальный рост при повышении цен. Это позволяет находить временный баланс, но не снимает проблемы: ВВП как показатель становится бессмысленным в новых условиях, ориентация на него задает ложный выбор... С другой стороны, новая экономика порождает и новые мотивы. ВВП как важнейший индикатор возник в индустриальном обществе, когда показатель добавленной стоимости был важен прежде всего потому, что она составляла в совокупности заработную плату, прибыль и инвестиционный потенциал. Но сегодня, во-первых, наиболее важны инвестиции в человека — а они подчас неотличимы от потребления (и поэтому "экономика знаний" может расти даже при нулевой норме накопления); во-вторых, прибыль как источник дохода собственника компании все чаще заменяется повышением ее стоимости (акции той же Amazon с мая 1997-го по декабрь 1999 года выросли в цене почти в 60 раз, притом что компания была операционно убыточной); в-третьих, все большее число высококлассных специалистов работают прежде всего для самореализации и самоутверждения и уже потом для заработка. Оказывается, богатство необязательно связано с добавленной стоимостью, как это было прежде. И потому Apple может перенести все свое производство в азиатские страны, но на протяжении почти 10 лет ежегодно увеличивать свою рыночную капитализацию на сумму, достигающую 0,5% ВВП Соединенных Штатов.

Для многих моих сограждан эти слова будут пустым звуком. Ну что ж. Но уже сегодняшняя экономика Сахалина становится непонятной. А от нее "родимой" у нас происходит и все остальное. Например, нет "экономики" — умирает город, превращается сначала в село. А потом неизвестно во что...

Радикальные изменения в мировой экономике приводят к тому, что люди, в индустриальном обществе обоснованно рассчитывавшие на достойную оплату, сегодня добиваются ее все реже, а те, кто может проявить свою индивидуальность практически в любой сфере, получают невообразимые доходы, по сути, не эксплуатируя других (что относится к крайне широкому кругу людей — от спортсменов и эстрадных звезд до программистов, юристов и биржевых игроков). На наших глазах формируется система, которая никак не подчиняется экономическим законам времен Рикардо и Маркса, но которую мы по-прежнему пытаемся оценить через категории, адекватно описывавшие реальность лет сто тому назад.

Да. А мы по-прежнему живем по Марксу. Даже нынешние так называемые "либералы" вышли исключительно из него — как противники.

Построить бумзавод или нет? Создать лесозавод или нет?

И автор жил по этой теории, а потому сейчас в растерянности. Экономика Сахалинской области развивалась совершенно стихийно — куда глаз упадет.

О! Есть пласт угля — ставим там поселок!

О! Идет рыба к берегу — ставим поселок и там!

А потом мы приходим к тому, что есть на самом деле — рыбу и уголь выбрали, а чем жить людям? И возникает крик — развивайте производства!

А, простите, какие?

Речь идет обычно о строительстве кирпичных заводов — я утрирую, конечно.

Но какой кирпичный завод в деревне Гадюкино, где постоянно дожди, а местный мужик готов месить глину улицы, только добираясь до торгового заведения, а все остальное ему заменяет интернет, и никому его кирпич не нужен? Вы, кстати, не обратили внимания, что интернет постоянно дешевеет, а оттого и вгоняет банковские проценты в минус, а заодно и кирпич деревни Гадюкино, который постоянно дорожает (если и производят)?

Нужна новая гипотеза о развитии и распределении производительных сил области.

Пока умные люди говорят одно — мы были и остаемся сырьевым регионом. Если это сырье будет покупать отечественный производитель — ради бога. Если нет, то АТР. Как это было в советские времена.

Но мне кажется, что эти умные люди мыслят в категориях Маркса, что, мол, "основа всего" — это произвести и продать. А потом спорить, кому принадлежит прибавочная стоимость, какое количество ее можно присвоить (или украсть) частному лицу, на этой почве объединятся в партии и т. д.

Или я не прав?

По моему личному мнению, сейчас в экономике Сахалина и Курил надо пересматривать все. В том числе и размещение населенных пунктов. И их менталитет.

Потому что если ловят люди рыбу в выселенном уже Рыбновском, пусть ловят. На свой страх и риск. Государство их, как раньше, туда не нанимало? Нет. Так почему тогда оно должно обеспечивать их госуслугами в виде МЧС и ФАПов? Если же взял на себя эти обязанности бизнес, он должен за это платить. А если не бизнес, то сами люди.

Разве не так?

Но по этому поводу, и по поводу общего развития экономики области, я признаюсь, в полной растерянности. Просто вижу, что что-то тут уже точно не так.

Ах да! Многие мечтают, если бы еще не было "коррупции", то все было бы вообще замечательно.

Ну да, а еще по выходным дням дождей.

Новости по теме:
Подписаться на новости