Растерянность-2. Сахалин.Инфо
15 июля 2024 Понедельник, 18:38 SAKH
16+

Растерянность-2

Экономический обзор, Weekly, Политика, Южно-Сахалинск

Автор практически никогда не вступал в полемику в отношении своих статей: он лишь вбрасывал в информационное пространство некоторые мысли, а уж полемизировали между собой (или дружно клеймили позором автора) сами читатели.

И на этот раз он не собирается изменять традиции. И пишет вторую часть "Растерянности" лишь для того, чтобы четче сформулировать некоторые тезисы, обозначенные в части первой.

Действительно, не будем пока трогать мировую экономику и отрицательный банковский процент. Поговорим в первую очередь о наших реалиях.

Итак, сверхзадачей советской власти являлось полное и безусловное закрепление за собой спорных ранее территорий. Происходило это через их заселение. Эта задача была выполнена. Конечно, решалась она комплексно. Мало было привезти на острова людей, надо было еще дать им работу и обеспечить прочими благами. Одновременно государство извлекало из этого определенную прибыль  — шло освоение тех или иных ресурсов с целью их использования внутри страны или продажи за рубеж. Население было занято, получало квартиры, работали школы и больницы и т. д., словом, никто в принципе не был обижен.

Однако стоит напомнить, что при этом Сахалинская область была глубоко дотационным регионом. Это была во многом скрытая дотация, замаскированная под повышенные оптово-закупочные цены на практически всю производимую здесь продукцию. Например, каменный уголь в среднем по РСФСР в 1968 году закупался по 10 рублей 80 копеек за тонну, на Сахалине тонна стоила 22 рубля 80 копеек, нефть соответственно 9,52 рубля и 22,08 рубля за тонну, деловая древесина 13,05 и 22,21 рубля за кубометр, бумага — 247,24 и 452,4 рубля за тонну.

Это как раз и обеспечивало существование многих производств, рабочие места, высокие зарплаты и т. д.

Теперь этой дотации нет. И, наверное, не будет (ну разве что областной бюджет сейчас серьезно дотирует сельское и жилищно-коммунальное хозяйства). А мы все еще живем в парадигме, что она есть и должна быть.

Но почему она должна быть? По крайней мере в наше время? Население на островах закрепилось (во всяком случае немалая его часть), адаптировалось к ценам и рынку и выезжать не собирается.

А вот бизнес прочувствовал отсутствие дотаций и начал уходить из неблагоприятных для него районов. И теперь его туда не заманишь, о чем и сказал недавно в своем опубликованном на нашем сайте интервью руководитель "Корпорации развития Сахалина" Сергей Хоточкин: "Мы им говорим: идите в Поронайск, Тымовское, где есть шикарные земли — но там население 40 тысяч, а здесь — 360. Инвесторы стягиваются на юг, потому что оптимизировать экономику можно либо за счёт снижения затрат капитального характера, либо приближаясь к рынкам сбыта".

Потому что ничего привлекательного в земле как таковой нет, земля в России не проблема. Особенно такая земля, как на Сахалине. Берите себе, пожалуйста, дальневосточный гектар сколько душе угодно. Но особых очередей по северу на этот гектар не заметно.

Это первый и очень важный тезис: власть до сих пор строит свои стратегические планы исходя из постулата "Если есть ресурсы, то они обязательно будут востребованы, нужно только, чтобы за дело взялся умный человек с деньгами".

Увы, жизнь неоднократно показывала стратегические просчеты власти.

Наиболее яркий пример — место размещения Сахалинской ГРЭС-2. Тут не надо обвинять Хорошавина — проект крупного нефтегазохимического комплекса в Ильинском, который и должен был обеспечиваться энергией от этой электростанции (обязательно угольной, чтобы спасти загибавшиеся тогда угольные предприятия), оформлен еще при Малахове, а задуман при Фархутдинове. Комплекса не получилось (ну недопросчитали все факторы), в результате благоустроенный поселок профессиональных энергетиков Восток с развитой инфраструктурой превращается в деревню, которая ярмом повиснет на бюджете, поскольку никакими мини-птицефермами и теплицами, то есть уровнем личных подсобных хозяйств, которых в Востоке и без того хватало, ГРЭС не заменишь.

Но разве это единственный просчет?

И вот наиболее глубинный как раз и связан именно с вышеприведенным постулатом.

Но уже "шельф" поменял все.

Стоит отметить, что в настоящее время шельфовые проекты давно уже не являются "локомотивом экономики": все сервисные структуры созданы, и нефтегазовый комплекс стал замкнутой самодостаточной структурой. Ничего принципиально нового под нее не создается. По крайней мере пока. Да, идет дальнейшее обустройство и развитие месторождений, но все это касается лишь определенного круга уже в принципе задействованных в этом деле лиц.

И вот теперь заострим вопрос: скажите, для чего нужна Оха? Город, где среднегодовая температура — минус два градуса?

Понимаю, что сейчас выскажут читатели. Мол, "людоедская политика Гайдара", которую автор исповедует и т. д.

Нет, автор не исповедует. Оттого и признается в своей растерянности. Ибо логика развития событий диктует следующее.

В советские времена с их неразвитой транспортной инфраструктурой любые нефтепромыслы неизбежно обрастали огородами и поселениями. А сейчас они зачем? "Шельф" показал, что все это можно прекрасно обслуживать вахтой.

Давайте посмотрим вот на что: в бытность Хорошавина мэром Охи им еще в начале века была заказана, а учеными ДальНИИрынка разработана хорошая концепция развития городского округа. Пожалуй, ни у одного района такой не было и нет.

Но исходила она из тех же предпосылок — если есть некий ресурс, он обязательно будет востребован. "Природно-ресурсный потенциал Охинского района внушителен и разнообразен".

Нефть и газ трогать не будем, уже отмечено, что это самодостаточная структура, способная обеспечить свою деятельность вахтой. Но ведь есть и другие ресурсы: "Охинский район располагает огромными запасами торфа, которые оцениваются в 127,3 млн. т. Практически они не востребованы. В настоящее время разрабатывается лишь одно месторождение (Медвежье-1)… Известны три месторождения фосфоритов — сырья для выработки минеральных удобрений. Они не освоены. Наиболее подготовленное — Нутовское с промышленными запасами по категориям В+С1 57,5 тыс. т. Остальные два — Водопадное и Батарейное — требуют дополнительных геологоразведочных работ. С фосфатсодержащими породами Водопадного месторождения тесно связаны глауконитовые песчаники, которые могут использоваться в качестве калийного удобрения… Вдоль побережья Амурского лимана выявлена Северо-Западная перспективная площадь на россыпное золото. Прогнозные ресурсы составляют 30 т. Новые технологии с высоким процентом извлечения мелкого и тонкого негравитационного золота в "турбулентном" потоке позволяют рассматривать этот район в перспективе как важную золотоносную базу… Наличие различных строительных материалов создает хорошую основу для производственного и жилищно-гражданского строительства. Нет недостатка в пресной воде. Имеются минеральные воды. Район располагает лесными ресурсами: деловой древесиной и недревесными продуктами (ягоды, грибы и другие дикоросы), имеет непосредственный выход в Охотское море к высокопродуктивным районам добычи морепродуктов. Биологические ресурсы моря и суши — воспроизводимые, что придает дополнительную ценность природно-ресурсному потенциалу Охинского района, создает предпосылки для ведения неистощительного устойчивого природопользования".

Словом, по всем расчетам выходило, что территория может стать экономически выгодной, и  люди, обитающие на ней, смогут иметь достаточно средств, чтобы обеспечить себе необходимый уровень жизненного комфорта даже при среднегодовой температуре минус два градуса.

Однако все как-то не получается.

Понятно, что в данном контексте "Оха" — понятие условное. Сама-то Оха еще будет жить. Речь идет о наших северах вообще.

Что с ними делать, власть не знает. И оттого пребывает в такой же растерянности. Только, может быть, без осознания этого.

Что есть у власти? Какие перспективные проекты, направления? Они определены достаточно четко.

Развитие агропромышленного комплекса. Дело хорошее. Но по большому счету это "работа на себя" — взять у себя деньги и себе же их и отдать. То есть выплатить зарплату бюджетникам, бюджетники купят сельхозпродукцию и съедят ее. А когда закончится бюджет… Все это уже было пройдено в 90-е годы.

Хотя валовый региональный продукт, безусловно, растет, да.

Развитие рыбопромышленного комплекса: в первую очередь, проект "Шестимильная зона", который "позволит изымать доселе нерентабельные ресурсы в объеме до 40 тысяч тонн в год". Безусловно, любопытно, но это опять же в основном для самопрокорма населения. Потому что — обратим внимание — говоря о "всеобщей" рыбалке, никто не говорит о строительстве ковшей-убежищ. Это означает лишь одно: для большинства островитян прибрежная рыбалка так и останется мелким подсобным промыслом, вроде своего огорода, но никак не товарным производством, которое даст налоги на содержание социальной сферы.

Все это мы уже проходили, и неслучайно в советские времена было решено отказаться от развития прибрежного рыболовства, как явления сезонного, не обеспечивающего постоянную занятость, и перейти к экспедиционному промыслу.

Аквакультура. С одной стороны, очень перспективная, с другой — абсолютно не просчитанная вещь. Напомним, что первая партия гребешка товарного размера, выращенного при садковом содержании в лагуне Буссе, была получена еще в 1976 году. А дальше дело не пошло. И вообще много ли у нас удобных мест (бухт) для занятия аквакультурой? При ближайшем рассмотрении — очень мало.

Вот и остается только одно — туризм. Но здесь вопросов больше, чем ответов. Автор лично считает, что ставка на туризм — это чистой воды авантюризм.

Цитируя все то же интервью: "У нас интереснейший проект по строительству морского вокзала и морского причала в Корсакове, где планируется у причальной стенки обрабатывать круизные суда. Мы должны вообще взорвать этот рынок и качественно изменить ситуацию с въездным туризмом".

Но и сейчас к нам заходят круизные суда. Их влияние на экономику области — ничтожно. 51 миллион рублей налогов в 2015 году. Ну, вырастет эта ничтожность на порядок, все равно область это не спасет. Да и коснется туризм опять же "юга", а не "севера".

Все говорит о том, что область в нынешнем ее виде будет по-прежнему зависеть от нефтегазового комплекса, а значит, от ситуации на мировых рынках, от мировой экономики, нарастающие изменения в которой описаны в предыдущей статье. И от отрицательного банковского процента в том числе. Причем никто не говорит, что этот отрицательный процент будет и у нас. Скорее, наоборот. Как только ситуация начнет "качаться", наши проценты наверняка возрастут! А ситуация, как уже было сказано, причем не автором, а специалистами гораздо более знающими, начинает раскачиваться.

"Но если законом обязать сырьевые компании поставлять на экспорт только продукцию 2 передела (не сразу 100%, но поэтапно), то они просто будут вынуждены развивать вокруг мест добычи кластер перерабатывающих компаний. Самим перерабатывающим компаниям это будет весьма хлопотно и маловыгодно (это затраты, дополнительные штаты, создание дочерних фирм, налогообложение другое), поэтому им выгоднее будет, чтобы роль "переработки" на себя взяли малые и средние предприятия, а "сырьевикам" им надо будет просто оказать поддержку в виде гарантий по кредитам, по отпускным ценам на сырьё и т.д. и т.п...", — пишет один из читателей.

Только ответа — кто примет этот закон — нет. Можно, конечно, и помечтать. Это не вредно. Но бесполезно.

Новости по теме:
Подписаться на новости