16+

Алексей Колесников: "К мотофристайлу себя принудить невозможно — это может убить тебя"

Крылья Сахалина, Персоны, Weekly, Южно-Сахалинск

В последнюю субботу августа на аэродроме Пушистый в Корсаковском районе состоялся фестиваль авиации и музыки "Крылья Сахалина". Одной из самых ярких площадок праздника в этом году стало выступление команды российских мортофристайлеров FMX13 — Алексея Колесникова, Антона Смирнова, Алексея Айсина, Алексея Орехова и Кирилла Гаврилова (техник команды) продемонстрировали захватывающие многометровые прыжки в высоту, трюки в небе и граничащие с безумием гимнастические дуэты человека и мотоцикла. Корреспондент ИА Sakh.com встретился с лидером команды — российским райдером и одним из первых отечественных фристайлеров Алексеем Колесниковым — и попытался понять, что за чувства и желания заставляют его и единомышленников раз за разом седлать мотоцикл и взлетать на высоту трехэтажного дома.

— Алексей, прежде всего хотел сказать спасибо — ваше выступление было просто потрясным. Скажите, а у вас и ребят какие эмоции от "Крыльев Сахалина" остались? Это же далеко не самая большая ваша площадка.

— Разумеется, "Крылья" не самая масштабная площадка, но для нас выступление здесь было очень важным. Это уже второй мой приезд на Сахалин, в прошлом году мы уже прилетали с целью выступить на Пушистом. В тот раз нам не повезло совершенно. Мы прилетели, было очень трудно найти мотоциклы, потому что здесь нет нужной нам техники, мы нашли ее с горем пополам, привезли запчасти, собрали все, что было необходимо. Но ураган и погодные условия не позволили нам сделать то, что мы и местные организаторы задумали: поломало и развернуло наши пятитонные конструкции, приземление, все это перевернуло... Не состоялось то, что должно было состояться.

Но в этом году мы все-таки добрались и сделали все что должны были сделать. Впечатления? Шум зрителей, рев зрителей... Я в первый раз видел, как женщины на нашем выступлении просто плачут от эмоций... Это было безумно приятно, безумно приятный, приветливый, позитивный народ. Мы были очень сильно удивлены такому приему. В целом, я считаю, выступление прошло на достойном уровне — да, были определенные проблемы с ветром, который поддувал с юго-запада периодически. Тем не менее сделали что планировали. Публика здесь не то чтобы незаевшаяся... Приятная. Видно, что людям нравилось то, что мы делаем: по ходу выступления мы подпитывались энергетикой зрителей и соответственно старались отдаваться по полной программе.

Мы с собой привезли стандартный набор FMX13: то, что происходит во всех демо, с которыми мы ездим по стране. Уровень трюков... Не могу сказать, что дома мы делаем одно, а здесь другое. Я здесь также прыгнул under flip, Heel Clicker flip и кучу всех стандартных трюков. Были, конечно, осечки — из-за того же ветра. Но без этого никуда — каждое мероприятие — это такая индивидуальная штука. В целом я считаю, что все было на супердостойном уровне. Сахалинцы увидели те трюки, с которыми я выступал на чемпионате мире.

— Вас называют первым мотофристайлером России, вы начали прыгать еще в 2005 году. Расскажите, как вообще пришла в голову идея не ехать, а летать на мотоцикле?

— 2005 году я действительно был первым, кто начал заниматься этой дисциплиной в стране. Начало было очень непростым — у нас не было информации вообще, мы с Кириллом Гавриловым, моим сокомандником, техником, райдером, начинали все это в нашем родном городе Коломне, где мы и сейчас живем и тренируемся. Как мы к этому пришли? Со времен мотокросса у меня такая тяга к полетам была... Я с детства занимался BMX, потом мотокроссом, потом многодневными гонками. И мне всегда нравились именно красивые большие прыжки, нравилось то, как на них реагирует публика. Поэтому когда я узнал, что есть мотофристайл, увидел, что он существует в  Европе и Америке и что в России ничего подобного никто не делает, тогда я начал пробовать, прыгать на обычных трассах, убирать ноги с подножек, руки с руля... Повторял все, что видел на видеокассетах. Сегодня это трудно представить, но мы тогда не знали вообще ничего: как правильно строить рампы, как настраивать мотоциклы, какими они вообще должны быть, какие приземления нужны, чтобы все было безопасно. Никто из европейцев и американцев этой информацией делиться не хотел. Все что у нас было — это примитивные видеозаписи, даже не интернет, а видеозаписи и видеоролики на кассетах, которые мы смотрели и пытались делать что-то подобное и развиваться.

Конечно, в мотофристайл никто не верил в самом начале — скептики говорили "да ладно, брось, ничего из этого не выйдет, посмотри на наш сезон, какие у нас суровые зимы, плюс мы далеко находимся от цивилизации". То есть якобы забей. Но я не забил. Такое отношение делало меня еще злее и упорнее. Я тренировался очень много, очень много ездил.

И вот теперь фристайл-мотокросс есть и в нашей стране, и мне приятно, что я стал частью этой истории.

— 11 лет назад фристайл родился, сегодня уже подрос. Как считаете, прижился он в России окончательно?

— Когда мы начинали, нас было всего несколько человек. Мы прыгали, ребята из других команд. А сейчас нас в стране пара десятков человек, может быть, даже больше. Именно профессионалов. В одном центре — Москве и области — прыгают больше 10 человек, есть ребята в Пятигорске, на юге России в Краснодаре. Это очень большой сдвиг. Ведь фристайл-мотокросс — не массовая дисциплина, ей занимаются в мире сотни человек, а не миллионы, как мотокроссом. Такой специфичный, непростой спорт, который закаляет и позволяет выразить себя.

И при этом фристайл-мотокросс даже относительно мотокросса — дисциплина весьма доступная. Да, она опасна, да, она страшна, да, нужно специальное оборудование. Но мотоцикл, например, у нас служит намного дольше — нет такой нагрузки, ты не едешь по грязи, воде или песку. Он так не изнашивается, как в кроссе. Да, есть проблема в том, что нужно построить рампу и приземление — но организаторы нашего приезда все это построили, оборудование здесь есть, оно остается на острове. И я дмаю, что в следующем году мы тоже приедем, поэтому местному народу мы готовы помочь, рассказать, показать.

В Приморье несколько лет назад было примерно то же самое — Виталий Огневский, которому тогда было 12 лет, был первым, кто прилетал к нам в учебный лагерь с Дальнего Востока. Потом улетел, а во Владивостоке появились рампы и земляное приземление, ребята прыгали. Мы с Кириллом туда прилетали с мастер-классами в рамках проекта Under my wing. Мы делали такой небольшой учебный лагерь. Были дети, которые прыгали, собрались зрители, даже девчонки прыгали. Мы оптимизировали там площадку, поставили маленькие рампы, рампы побольше, сделали показательные выступления. Было очень круто.

Я это все к чему говорю: для развития в нашем спорте нужно прежде всего желание. Не надо думать, что это нечто сверхъестественное и недостижимое. У меня была ситуация такая же точно — не было абсолютно ничего. Даже больше — если у ребят сейчас "ноль-плюс", то у меня был вообще минус. Сейчас есть информация хотя бы, можно все найти в Интернете, можно списаться в соцсетях, спросить так — не так, прислать ролик.

— Свой первый прыжок помните?

— Часто спрашивают, всегда отвечаю: "Не помню". Потому что я перешел из мотокросса, там было много прыжков. Но я помню тот момент, когда мы первую рампу построили. Это было удивительное ощущение... Едешь, ровный шелест фанеры... Это чувство было очень необычное — у тебя под колесами всегда земля, разбитые вылеты, а здесь идеально ровный "автобан", на котором просто у-у-у-ух! Мотоцикл щелкает и просто выстреливает тобой в небо. Ощущение необыкновенное.

Каждый прыжок у нас — это же очень сложный процесс, многогранный. Не бывает такого, что два полета похожи один в один. Тут много моментов всегда. Каждая площадка, несмотря на то, что все делается по нашим чертежам, все равно индивидуальна: разное покрытие, разный "зацеп" асфальта, бетона, земли. Еще один момент — уклон площадки. Всегда сложно, когда оборудование "припрыгиваешь". Если еще ветер присутствует, это все серьезно усложняет: у тебя есть глазомер, мышечная память, ты понимаешь как все должно быть и просто пробуешь.

Мандраж и страх присутствуют всегда — пусть это наше оборудование, пусть мы уже 100 раз это делали, но тут невозможно привыкнуть. Цикл прыжка сам по себе очень простой: ты выезжаешь, настраиваешься, смотришь на рампу, планируешь определенный трюк, едешь и думаешь только о нем. Ты придумал то, что хочешь воплотить и просто едешь в рампу — больше ничего ты не испытываешь, никаких "ох" и "ах". Встал, поставил цель, сделал, встал, поставил цель, сделал. Когда опыт появляется, все это выглядит достаточно легко и непринужденно. Но это не всегда так.

— А остановиться, передумать во фристайле можно?

— Все, что происходит до последних трех метров перед рампой, еще можно остановить, все что происходит после — нет. Если ты поехал в рампу и передумал — ты можешь оттормозиться, уйти в сторону. Но если ты заехал в трамплин и решил не прыгать — здесь уже без вариантов. Тебя в любом случае выплюнет на определенную высоту, но мотоцикл не пойдет по правильной траектории, ты улетишь в стену или в сторону... Если, не дай Бог, упадешь — это как одеть шлем, экипировку и выпрыгнуть с третьего этажа.

Никогда не прыгал с парашютом, но думаю, в чем-то каждый наш полет на шаг из самолета похож...

— Насколько сложная подготовка у спортсменов? И моральная, и физическая.

— Если брать не показательные выступления, а именно соревнования, очень многие ребята занимаются даже с психологом: ментальные тренировки и прочее. Ну, и физическая подготовка разумеется — растяжка, гимнастика, кардиотренировки, бег, велосипед, спортзал. Но основа здесь все равно — сами прыжки и мотокросс. Мы продолжаем периодически ездить по гоночным трекам. Это нужно, чтобы у тебя работало сердце, была именно "кроссовая" физнагрузка, которая там очень схожа с нашей.

Но по большому счету какой-то строгой программы нет, каждый готовит себя сам. Это в конце концов фристайл — мы не олимпийцы, над нами тренеры не стоят. Мы сами решаем, когда и как тренироваться, мы сами себе предоставлены и сами четко понимаем, когда нужно над собой работать, а когда отдохнуть. Тут все очень индивидуально: когда есть погода, когда нет, когда есть настроение, а когда нет... Бывают дни, когда мы просто смотрим друг на друга и говорим: "Давай не поедем" — нет морального настроя, нет хвата, четкости. Такие дни лучше отпустить. Все-таки это творческая дисциплина, клин клином здесь не всегда вышибешь.

Вообще к мотофристайлу себя невозможно принудить — это тебя просто убьет. Работает инстинкт самосохрананения, против которого не попрешь. Это очень важная особенность. В гонках тренер может взять секундомер, наказать, отругать спортсмена, довести его до определенного нервного срыва, и тот поедет плюс-минус так, как надо. Просто всем назло. А в фристайле от того, что я буду шуметь, ругать, кричать, ни один человек не разгонится, не выстрелит с трехметрового трамплина вверх на 15 метров и не сделает сальто назад. Это инстинкт, это страх, это твоя природа. Как говорил Нэйт Адамс: "Наш спорт надо любить настолько сильно, чтобы отдавать себя полностью: время, здоровье, возможно даже жизнь". Именно поэтому дисциплина немногочисленна. То, что мы делаем, надо просто любить очень сильно. Многие видят в роликах, на видео, как все гладко, просто, ребята катаются, летают, я тоже так могу вообще запросто, а когда начинаешь прыгать...

— И травмы бывают?

— Спорт опасный, но не самый опасный. Залог безопасности здесь один и очень простой — надо очень много ездить, надо быть с мотоциклом. Только уровень, накат и определенное количество моточасов приведут тебя в тонус и отведут в сторону от травматизма. Но вообще бывает всякое. И ребята падали, и я падал, но я не могу сказать, что фристайл принес мне какие-то страшные травмы: были сломаны стопа, ребра, рука. Но, замечу, самая серьезная травма у меня была на велосипеде.

— Кто все-таки главный в небе: человек или машина?

— Мотоцикл в нашем деле вещь вспомогательная — у нас не спорт моторов и супервысоких технологий, можно отпрыгать на подготовленном мотоцикле, который просто упрощает тебе жизнь, но если ты профессионал, ты сможешь на чем угодно выполнить трюк, просто уровень будет чуть ниже. Процентов 70 в данном случае — это именно спортсмен, а остальное мотоцикл. Тут самое главное, чтобы он был исправен и не подвел тебя на рампе.

Но тут не все так однозначно, конечно, мотоцикл — это не просто кусок железки, это снаряд, к которому подходим с душой, который готовим, обслуживаем, который индивидуален. Поэтому это всегда некая связь между спортсменом и машиной. Каждый сам свой мотоцикл готовит — нам где-то помогает Кирюха, чтобы разгрузить немного. Но ты все равно должен слышать двигатель, понимать вибрацию, то, как  машина работает. Общим восприятием ты должен чуять, что что-то не так. Именно поэтому мы стараемся проводить максимум времени на мотоцикле, это суперважно для нас.

— Чем больше всего гордитесь?

— Что я сейчас не один, есть толпа ребят, есть техничные ребята, те, что прогрессируют. И это приятно. Я очень боялся, что этот спорт в России на мне начнется и на мне же и закончится. Потому что изначальная статистика была плачевная, но сейчас ситуация поменялась и все движется в правильном направлении.

Касаемо моих личных достижений, я не люблю их перечислять. Я никогда не ставил перед собой задачу быть лучшим в мире. Ведь понятие лучшего настолько растяжимо... Ты сегодня можешь выиграть один контест, самый крупный, быть лучшим, а завтра стать последним, а тот, что был восьмым, станет первым. Конкуренция у нас в спорте просто дикая, все непредсказуемо. Поэтому такую планку я себе никогда не ставил. У меня всегда была цель быть одним из лучших в мире. И это в принципе так и происходит, и я этому рад.

А если конкретно по достижениям, то самая большая медаль, самый большой кубок — это участие в RED BULL XFIGHTERS. Это тот самый крупный турнир, куда приглашают лучших из лучших. И именно там я защищал честь страны в Москве, на Красной площади.

— Семья, родные, близкие вас понимают?

 — Я в спорте с детства. Родители всегда понимали, за что им отдельный респект, что это не просто увлечение выходного дня, не просто хобби. Они понимали, что для меня это нечто большее, это жизнь, и всегда шли со мной по одну сторону. Семья, жена, ребенок — то же самое. Сейчас уже мы с этим сжились и смирились, это норма для нас, что я все время в разъездах, летаю, выступаю. Естественно, волнуются, вместе со мной переживали травмы и неприятные моменты, неудачи. В этом и есть весь смысл.

— Есть ли у Алексея Колесникова пример для подражания?

— Нет, конкретного человека, кумира, нет. Есть категория людей, которые встречаются в моем опыте, которых я вижу как образцы. Например, легендарных спортсменов типа Мухаммеда Али. Когда я вижу какие-то хайлайты (highlight — от английского "основной момент", нарезка лучших моментов спортивного матча, боя, игры гонки — прим. ред.), какие-то моменты важные и крутые, автоматически их впитываю. Я понимаю, от кого есть смысл что-то принимать и чему-то учиться, а от кого нет.

— Есть ли у вас мечта?

— Глобальной цели или мечты нет... Я просто хочу жить полной жизнью. Ценить каждый глоток воды, вдыхать каждый глоток воздуха и продолжать быть в этой фазе счастливой, когда занимаешься любимым делом, которое стало твоей профессией. Это постоянные поездки, это большое количество друзей и знакомых по всему миру. Это фаза очень ценная и я ее вообще бы многим пожелал. Считаю, что мы абсолютно счастливые люди.

— Многие зрители на Пушистом говорили, что вы — какие-то безумцы. Так ли это?

— Отчасти. Когда тебе нужно решиться на ту или иную вещь, только ты способен себе доказать, поставить себе порог, можешь ты через это переступить или нет. Это вызов самому себе каждый раз. И ты доказываешь сам себе, как далеко ты готов зайти. И этот порог у всех разный. Для кого-то съехать с горы на лыжах — это уже подвиг, а для другого пролететь сорок метров вверх ногами — это еще не крайнее, что можно сделать. Безумие ли это? Каждый решает сам.

Я всегда всем советую и желаю, кто хочет чем-то заниматься, просто брать и заниматься. Нужно хотеть этого настолько сильно, чтобы больше ничего не видеть, чтобы засыпать с определенными мыслями, вставать и выполнять. Сейчас все есть, совершенно точно. Так что причины каких-то неудач или успехов надо искать в себе, а не говорить "конечно, у него спонсоры, у него это, у него то". Нужно просто верить в себя, в свои силы и все обязательно получится.

Новости по теме:
Узнавайте новости первыми!
Подписаться на новости
Telegram Подписаться в Telegram WhatsApp Подписаться в WhatsApp

Обсуждение на forum.sakh.com

ark 08:47 4 сентября 2016
Спасибо и Кире Ясько за прекрасное интервью!
Nevelin 08:08 4 сентября 2016
Спасибо за потрясающее зрелище, пример силы духа и воли! Это было невероятно! Да, спасибо за автографы на кепках)) я очень рада, что смогла поехать на Крылья и увидеть это незабываемое шоу.
Крылья-Сахалина 15:10 2 сентября 2016
Три Алексея, Антон и Кирилл. Вы крутые. То, что вы делаете вызывает восхищение. И всей нашей команде было приятно работать с вами. Отдельное спасибо Игорь Коптелов и Александр Смоляр без вас этого шоу не было бы.
Читать 3 комментария на forum.sakh.com