16+

Японские айны: пять дней на Сахалине

Культура, Weekly, Южно-Сахалинск

Многие жители нашего региона питают интерес к истории и этнографии родного края, и в том числе к одной из наиболее ярких ее страниц — айнской. Кто-то занимается этим профессионально, кто-то любительски, но каждый неизбежно открывает для себя много нового и занимательного. Мне тоже посчастливилось окунуться в этот увлекательный мир.

Айны — древний народ, некогда проживавший на обширной территории Дальнего Востока от Японии до Камчатки. В ходе истории их вытесняли более сильные этносы, и постепенно их территория сократилась до Хоккайдо, южного Сахалина и Курил. После 1945 года они и вовсе стали проживать только на Хоккайдо. В настоящее время айнов насчитывается, по данным Ассоциации айнов, около трех десятков тысяч человек. В жилах большинства из них течет японская кровь.

Впервые с японским айном (наверное, с айном вообще) я встретился в Японии летом 2002 года во время своей первой поездки в эту страну. Тогда во время встречи нашей делегации с японской молодежью я заприметил странного молодого человека высокого роста и вполне европеоидной внешности. Если мне не изменяет память, у него были необычного цвета глаза (скорее всего, линзы). Поначалу я подумал, что это француз, но мне сказали, что он — айн, и его зовут Имаи-сан. Он сам подтвердил: да, он айн, у него бабушка аинка. В его (японской) речи был легкий акцент, как у иностранца, говорящего на хорошо выученном японском языке. Тогда я не придал особого значения его национальности. Мы ограничились совместным фото, о чем-то там поговорили и на этом мое знакомство с айнским народом закончилось.

Со временем мой интерес к айнам стал возрастать, тем более что вокруг ходило и до сих пор ходит много разговоров о "загадочном" народе айну, проживавшем в Японии, на Сахалине и Курилах. Айнов мифологизируют, наделяют сверхъестественными способностями и чуть ли не обожествляют (одна только "айнская" гора Лягушка неподалеку от Южно-Сахалинска чего стоит!). Всё таинственное и непостижимое нынче стало модным, а глубокое изучение вопроса мало кого интересует.

Соприкоснуться с айнами вплотную мне помог уникальный случай: с 5 по 10 августа 2016 года в Южно-Сахалинске проходил IV областной фестиваль народных художественных промыслов и ремесел коренных малочисленных народов Севера Сахалина "Живые традиции". Его организатор — Сахалинский областной центр народного творчества — в этом году расширил рамки фестиваля до международного уровня, и первыми принять в нем участие в качестве иностранных гостей честь выпала именно японским айнам. Мне же выпала честь сопровождать их делегацию. Стал готовиться: прочитал кое-какую научную литературу, выучил пару слов на айнском языке. И вскоре они приехали…

История айнского народа

Для начала с целью ознакомления рассмотрим вкратце, тезисно, историю айнского народа (если неинтересно, можете перелистнуть этот кусок).

Сперва обратимся к российским источникам. В своих сказаниях айны повествуют о том, что "…имя прародителя было Айно, первые наши следы — на северо-востоке острова (Хоккайдо — прим.автора)". Это породило гипотезу, что айны пришли с севера и двигались на юг. Помимо палеоазиатской теории ("северного варианта") происхождения, есть и теория южного происхождения айнов, согласно которой предки айнов пришли из Океании, на что указывает сходство айнов с полинезийцами в области религии, в обычае татуирования, в одежде, в ритуальных танцах.

В целом же происхождение айнов, имеющих коренные отличия (в первую очередь, внешние: большие бороды, разрез глаз, строение черепа и пр.) от других жителей Азии, остается загадкой, что порождает массу всяких гипотез, а то и откровенных мифов и легенд, порой самых нелепых. Существует даже кавказская версия айнского этногенеза, с чем автор готов согласиться: на иллюстрации книги айнских сказок, полученной им в подарок от айнов, изображен персонаж с сугубо горскими чертами лица (русский глаз их сразу уловит).

Письменные свидетельства об айнском народе мы находим уже в Древнем Китае. В источнике "Каталог гор и морей" ("Шаньхайцзин") упоминаются "волосатые" (маоминь), жившие в "заморье востока" — вероятно, айны японского архипелага. В "Повествовании о восточных иноземцах" говорится о "царстве татуирующихся".

В древне-японском сборнике "Отоги-дзоси" есть легенда "Путешествие Ондзоси на острова". В ней повествуется о том, как некто Ондзоси (одно из имен полководца Минамото-но Ёсицунэ, исторической личности) решил отправиться в страну Тисима — Тысячи островов (именно так звучат Курилы по-японски), лежащую к северу от Японии (другое название — Эдзогасима, т.е. Острова варваров). Столица той страны называлась Замком счастья, а правил страной король Канэхира. В его дворце находится свиток, название которому "Закон будды Дайнити". В этом свитке описаны военные секреты, которые помогут стать правителем Японии. Люди страны Тисима ходили с отравленными стрелами наготове, а король был страшным исполином с восьмью руками, с восьмью ногами и тридцатью рогами. У короля была дочь, принцесса Асахи. Ондзоси и Асахи полюбили друг друга. Принцесса выкрала для него свитки военных секретов. Ондзоси предложил ей бежать, но Небесная фея отказалась, и Ондзоси пришлось бежать одному. Впоследствии принцесса была разорвана разгневанным отцом. За Ондозоси погнались тысяча демонов, но, используя полученные военные секреты, он скрылся от них. Отныне, имея военные секреты, сто поколений Гэндзи, говорится в легенде, смогут легко удержать Японию в своих руках.

Японские анналы "Нихонги" сообщают (в 97 году н.э. по европейскому летоисчислению) о восточной стране Хидаками и ее народе эдзо.

В 368 году эдзо (айны) разгромили японскую армию, но уже через сто лет японцы покорили айнов, живущих на равнине Канто (район нынешнего Токио). Японцы постепенно продвигаются на север Хонсю и в 642 году покоряют регион Тохоку (северо-восток Хонсю).

С этого места приведем краткую официальную историю айнского этноса, взятую из раздаточного материала, который был получен автором из первых рук.

12 век. В результате развития международных торговых отношений на Японские острова проникают изделия из железа, лакированная продукция и гончарная культура Сацумон. Появляются айнские орнаменты, формируется айнская культура и этикет.

13 век. На фоне развития торговых связей на территории нынешнего Хоккайдо происходит социальная организация общества: в долинах больших рек складываются сплоченные родоплеменные союзы, имеющие в своем составе отряды морских воинов. Формируется власть вождей. Примерно в это же время часть хоккайдских айнов, обладая экономической и военной мощью, наработанной в ходе торговой деятельности, переселяется на южный Сахалин. Отсюда берет начало сахалинская ветвь айнского этноса.

1263 год. Сахалинские айны (куи) вытесняют нивхов к устью Амура, где происходит сражение с пришедшими на подмогу нивхам монгольскими войсками.

14 век. К этому времени японцы, проживавшие на Хонсю, уже разделают айнский народ на отдельные типы. Так на Эдзо-га-Тисима (нынешний Хоккайдо) проживало три типа айнских племен: хиномото, карако и ватарито.

Период с 1456 года по 1525 год именуется как "эпоха непрекращающихся восстаний": айны выступали против японцев, стремящихся закрепиться экономически на юге полуострова Осима, что на самом юге Хоккайдо (Айну-мошир).

1457 год. Восстание Косямаина. Айнские войска под руководством Косямаина атаковали почти все замки японцев за исключением двух. Было убито много японцев, но также были убиты сам Косямаин и его сын.

1550 год. В результате переговоров между самураями клана Мацумаэ и айнскими старейшинами восточного и западного берегов полуострова Осима, был заключен паритетный договор о совместном владении территорией.

17 век. На юге Хоккайдо формируется японское княжество Мацумаэ.

1669 год. Восстание, возглавленное Сякусяином. Возмущенные торговой политикой клана Мацумаэ, в результате которой территория свободной экономической деятельности айнов была сужена, айны подняли антияпонское восстание с целью вернуть себе экономическую независимость. Восстание подавлено.

1789 год. Восстание айнов на Кунашире и в местечке Менаси на Хоккайдо (Менаси-Кунаширское восстание), вызванное произволом (экспроприациями) торгового подрядчика Хидая Кюубэй. Восстание было подавлено. 37 айнов, зачинщики восстания, были казнены.

1799 год. На фоне продвижения русских на юг Курил, к владениям Японии, самурайское правительство бакуфу берет непосредственное управление Восточным Эдзо.

1855 год. В Симоде был подписан первый российско-японский договор о дружбе — Симодский трактат. Согласно договору Сахалин определялся как территория совместного проживания. Курильские острова разделялись по проливу между Итурупом и Урупом.

1875 год. В мае был подписан Санкт-Петербургский договор, по которому Россия передавала Японии все Курильские острова выше острова Уруп в обмен на всю территорию острова Сахалин. В октябре того же года айны, проживавшие на берегу сахалинского залива Анива, в количестве 841 человек были переселены на Хоккайдо и в следующем году принудительно расселены в районе реки Исикари.

В отношении айнов проводилась политика ассимиляции: запрещались айнские традиции и обычаи, в частности, женские татуировки (вокруг рта), предписывалось изучение японского языка, им давались японские имена, навязывалось сельское хозяйство. После того, как с 1875 года Курильский архипелаг стал полностью территорией Японии, айны бежали на север Курил — ближе к России. С целью искоренить у аборигенов тяготение к русским в 1884 году японцы переселили северокурильских айнов на бесплодный остров Шикотан, где условия для проживания и ведения хозяйственной деятельности для айнов оказались непригодными. Некоторые из них были вывезены впоследствии на Хоккайдо. К 1941 году курильская ветвь айнского этноса перестала существовать.

В конце 1940-х годов в связи с репатриацией японского населения с Южного Сахалина сахалинские айны как граждане Японии вместе со всеми покинули остров. Таким образом, народность айну стала проживать практически только на Хоккайдо.

После войны история айнского народа представляет собой борьбу за свои права. В 1946 году была образована Ассоциация айнов Хоккайдо, в 1961 году она была переименована в Общество друзей Хоккайдо и в 2009 году вернула себе прежнее название. Целью Ассоциации является защита интересов айнов Японии. Представители айнского народа вступили в рабочую группу ООН по коренным народам (Женева). В 1997 году был принят "Закон о развитии айнской культуры", на основании которого создали Фонд изучения и развития айнской культуры, спонсируемый государством.

Иран караптэ!
5 августа

Встречаем айнскую делегацию в аэропорту: Лиля, Наташа в нивхском костюме (у нее нивхская кровь), Маша в русском национальном костюме и я. В аэропорту также ждут прибытия айнов сотрудники японского консульства.

Айны прилетели сеульским рейсом и выходили последними, наверное, чтобы всё было не спеша, катя за собой чемоданы, неся в руках кейсы с национальными инструментами, мечами (к сожалению, деревянными — таково требование таможни) и пр.

 — Иран караптэ! — приветствовал я каждого заранее выученным айнским словом ("Здравствуйте!"), и они радостно отвечали мне так же.

Нивхская девушка Наташа и русская девушка Маша угощали их хлебом и икрой (вместо соли) — такова встреча гостей по-сахалински, своеобразный русско-нивхский микс. Айны подходили по очереди, отламывали кусок хлеба, Наташа накладывала на ломоть икру, и они ели.

Их приехало десять человек, в основном молодежь. Представлю (фамилия — впереди).

Глава делегации Китахара Дзирота (айнское имя — Мокоттунас), доцент Хоккайдского университета, специалист в области айнской религии и айнского языка, брутального вида сэнсэй с огромной бородой. Вождь — так определил я его про себя. В своем национальном костюме, который Китахара-сэнсэй надевал во время официальных мероприятий и интервью, он походил на русского мужика: бородатый, плотный, добрый…

Окада Юки, заместитель главы делегации, выполнявший административные функции. По-моему, он чистый японец, хотя и надевал айнскую одежду и вместе со всеми выступал.

Два брата Такэути Кодзи и Такэути Томоаки, серьезные молодые люди с ярко выраженными айнскими чертами лица (они наполовину айны).

Ёнэдзава Рё, добрейшей души молодой человек, корни которого представляют собой гремучую смесь: сомалийские по матери и айнско-японские — по отцу.

Кадохама Юкако (на фото выше), миловидная спокойная девушка, характер чисто японский.

Каваками Саяка (российские друзья некогда дали ей русское имя — Саша), задорная хохотушка и мастерица по вышивке и пр.; родственная мне душа: она тоже играет на варгане, на его айнском варианте — муккури.

Камикава Ая, маленькая и кавайная (ей всего-то девятнадцать), и ее веселая подруга, сэмпай (старший товарищ) Накагава Харука. С ними мы сошлись ближе всего, тем более что с Харукой день рождения у нас в один день (годы, естественно, разные).

Кудзуно Дайки, самый юный участник (18 лет), хранитель айнских молитв и заговоров, унаследованных им от деда.

Все они — участники айнского клуба "Urespa" ("Расти вместе"), город Саппоро.

Китахара-сан
Китахара-сан

Открытие фестиваля

Мы загрузились в "Газель" и помчались в областную библиотеку, где нам предстоял совместный концерт с этническим ансамблем "Мэнгумэ илга" ("Серебряные узоры") из Поронайска и эвенкийской певицей Синильгой из Якутии.

В актовом зале народу было битком. Сновали тележурналисты, брали у кого-то интервью. В коридоре толпились волнующиеся перед выступлением участники концерта в национальных одеждах. Фотографировались. Кто-то пытался говорить с айнами на английском, те что-то отвечали им на английском. Царила веселая суматоха.

Выступления участников перемежались. Концерт открывал поронайский ансамбль "Мэнгумэ илга" (ансамбль объединяет три народа — нивхов, нанайцев, уйльта) с песней "Сороде".

После них вышла Синильга, одетая в национальный стилизованный наряд, с песней "Орончикан".

Синильга поет на эвенкийском языке под современные ритмы — своеобразный микс: модернизация в данном случае уместна, всё звучит органично. Репертуар у неё широкий, в основном, о природе и любви. Все песни — ее: сама сочиняет и аранжирует. И даже национальные костюмы шьет как традиционные, так и стилизованные. Мы еще увидим ее дефиле на фестивале. Синильга выросла в тундре, об оленеводстве знает не понаслышке, кому, как не ей, петь о Крайнем Севере.

Затем выступали айны. Вернее, их сэнсэй с тонкори — пятиструнным (бывают трехструнные и шестиструнные) щипковым инструментом, на котором он исполнил нечто народное.

Все участники концерта выступили примерно по четыре раза.

В программе айнов также были следующие номера. "Хетири" — хоровое пение с хлопаньем в ладоши в такт. Танец журавлей "Аннахорэ": четверо — двое парней и две девушки — попеременно пляшут, взмахивая руками, имитируя танец журавля на воде. Затем следует их совместный круговой танец в виде прыжков по кругу со взмахиванием рук; остальные, хлопая в ладоши, повторяет ритмично фразу: "Аннахорэ".

Танец с луками и стрелами двух парней "Кримсэ"; остальные хлопают в такт в ладоши, девушки поют очень красивую песню, им подпевает ритмично Китахара-сэнсэй, что-то вроде "Хоп! Хоп! Хоп!". Это мужской танец айнов восточной части Хоккайдо. Содержание танца таково: охотник пошел в горы и увидел птицу, которую задумал подстрелить. Однако рука у него не поднялась это сделать, так как птица была очень красива.

Хоровод дружбы

Вечером состоялся банкет — вечер знакомств "Хоровод дружбы" для участников фестиваля, которые приехали из разных районов севера Сахалина, из Якутии и Хоккайдо.

Синильга, теперь уже облаченная во вполне мирской наряд, но с едва заметным национальным орнаментом, вживую, "под минус", пела вполне мирскую (язык не поворачивается сказать — попсовую) песню, впрочем, красивую и всё также на эвенкийском языке.

Были приветственные речи и официальные провозглашения тостов. В том числе говорил речь и вновь назначенный генеральный консул Японии в Южно-Сахалинске Хирано Рюити, хорошо говорящий на русском языке.

Выступил и Китахара-сан. Он сказал, что его бабушка родилась на Сахалине на западном побережье, в поселке, который теперь называется Парусное, и поэтому для него все жители Сахалина, в первую очередь, нивхи, уйльта и нанайцы — братья и сестры. В завершение речи он спел без музыки две айнские песни. Одна была без слов.

Были и свободные выступления. Мне запомнилась уильтинка Минато Сирюко из Поронайска, она пела песню на уильтинском языке про девушку, которая грустит о том, что ее выдают замуж.

В конце вечера состоялся Хоровод дружбы, после которого дискотека. Плясали нивхи, плясали айны, уильта, нанайцы — плясал весь коренной Сахалин. И русские тоже плясали с ними. Со сцены напрягали голосовые связки сахалинские корейцы.

Первый день фестиваля
6 августа

На следующий день состоялось открытие фестиваля. Он проводился на территории Сахалинского областного краеведческого музея. Мы приехали пораньше, чтобы подготовить свою выставку, переодеться в национальные костюмы и провести генеральную репетицию. Открытие было запланировано на 12 часов дня.

За музеем на площадке сооружалась выставка-ярмарка декоративно-прикладного искусства коренных малочисленных народов Севера. Там же должны были проводиться и мастер-классы по бисероплетению, выделке из рыбьей кожи и пр. Повсюду стояли манекены, стенды, столы и стулья.

Айны демонстрировали национальную одежду, варганы, аудио- и видеодиски и пр.

Аинка учит уильтинского мальчика играть на муккури
Аинка учит уильтинского мальчика играть на муккури

На выставку заглянул губернатор Сахалинский области Олег Кожемяко со свитой. Одет он был неофициально. Подошел и к нашему столику, беседовал с айнами. Губернатор говорил о развитии связей между Сахалинской областью и Хоккайдо, а также о необходимости введения 72-часового безвизового режима между двумя регионами, о чем они давно уже подумывают вместе с губернатором Хоккайдо Такахаси Харуми. Айны с интересом слушали.

В 12 часов у главного входа в музей состоялось открытие фестиваля.

Первым был номер "Народы все — одна семья" в исполнении народного национального ансамбля "Мэнгумэ илга". После этого провели шаманский обряд очищения — своего рода освящение мероприятия. Затем с речью выступил губернатор. После него слово держал генеральный консул Японии в Южно-Сахалинске.

И понеслось…

После официальных лиц выступали айны. Перемежаясь с другими участниками фестиваля они исполнили: "Хетири", "Чякпияк" — танец, имитирующий полет стрижей, "Эмусримсэ" — мужской танец с ритуальными мечами. Танец "Эмусримсэ", распространенный в восточной части Хоккайдо, исполняли братья Такэути. Остальные хором пели и, хлопая в ладоши, отбивали ритм.

Последним номером их программы на тот день был танец "Иёмантеримсэ", исполняемый во время медвежьего праздника, который представляет собой ритуальное убийство выращенного в клетке медведя. Айны водили хоровод с различным жестовым сопровождением: девчонки исполняли подряд несколько песен, мужчины хлопали в ладоши, братья Такэути взмахивали мечами.

На головах айнов были повязаны налобные повязки хатимаки, по-айнски — матанпуши. Не от айнской ли одежды взялись у японцев повязки-хатимаки?.. Японская культура многое в себя впитала от культуры аборигенов вулканических островов, дугой вытянувшихся в Тихом океане.

В перерывах между блоками демонстрировались дефиле народов Севера Сахалина, гостей из Якутии — матери и дочери Потаповых и дефиле коллекции Синильги. Дефиле Синильги проходило под ее живое исполнение.

Дефиле из коллекции Христины Потаповой (Якутия) "Герои эвенкийского эпоса"
Дефиле из коллекции Христины Потаповой (Якутия) "Герои эвенкийского эпоса"

Во время фестиваля к нам подошел нивхский писатель Владимир Санги. Он поздоровался с Китахара-сан и поделился радостной новостью: вчера на совещании в правительстве Сахалинской области было принято (наконец-то!) решение о преподавании языков коренных народов в школах районов их традиционного проживания (надо думать, речь шла о преподавании родного языка в качестве обязательного предмета, а не как факультатива, что наблюдалось до сего времени — прим. автора). Также он сообщил, что в Японии вышел его роман, переведенный на японский язык.

После концерта мы поехали в Троицкое на фестиваль "Троицкий перезвон". В качестве зрителей. На трассе была жуткая пробка: народ ехал на юг. С нами в микроавтобусе была Синильга. Времени в пробке было предостаточно, и она устроила импровизированный мастер-класс по варгану.

Варган — язычковый музыкальный инструмент. Сам по себе он звучит практически не слышно, поэтому резонатором ему служит ротовая полость. Инструмент одной рукой приставляют к зубам (рот полуоткрыт) и другой рукой приводят в движение язычок.

Варган считается одним из самых древних музыкальных инструментов, который был у многих народов (у русских он назывался зубанка), поэтому формы варгана разнообразны. В России больше известен дугообразный тип варгана, например, алтайский комус.

Комус
Комус

Подобные варганы распространены в Якутии (там он называется хомус), Туве, в Горном Алтае и т.д.

Варган у айнов называется муккури, он пластинчатого типа и сделан из дерева (бамбука). (У нивхов тоже есть подобный пластинчатый варган и называется он канга, но изготавливается из латуни).

Муккури
Муккури

Соответственно отличается и манера игры. Если при игре на варгане дугообразного типа задействуется непосредственно язычок, то на айнском муккури задействуют веревку, привязанную к язычку: дергая ее, вызывают вибрацию язычка.

Как и остальные варганы, муккури имитирует звукиили явления природы, что видно из названия таких композиций, как "Битва медведя и собаки", "Крик маленькой птички" и т.д.

Учиться на муккури сложнее, чем на широко распространенном комусе: на подаренном мне айнами муккури, как я к нему ни подходил, звук извлекался тяжело, и мне потребовалось много времени (не одна неделя), чтобы научиться исполнять простейшие композиции. Помню, мы учились играть на алтайском комусе всю ночь. Это было некогда в Японии: сидя перед коллекцией варганов мира, мы до самого утра пытались извлечь звук из инструмента, нещадно избивая зубы железом (что почти неизбежно даже при умелой игре).

…После "Троицкого перезвона" поехали на Горный воздух.

Второй день фестиваля
7 августа

С утра была работа выставки и выступление гостей из Японии.

Первой выступала Саяка с композицией на варгане-муккури. Она импровизировала. С варганами почти всегда импровизируют. Затем последовал номер Юкако и Саяки — "Рэкуфукара": это была горловая песня, имитирующая пение птиц. Девушки, обратившись друг к другу и соединив руки, сложенные у рта трубочкой, исполняли эту песню без слов, напоминающую крик кукушки. Эта традиционная песня, больше похожая на забаву, была распространена у сахалинских айнов. Впоследствии она была утрачена в связи с уходом из жизни носителей традиции. Лишь только недавно исследователи восстановили эту песню.

Сэнсэй на тонкори предварил танец журавлей на воде "Аннахорэ".

После был танец с луками "Кримсэ" (описан выше).

Остальные подпевали и хлопали в такт. Затем был хоровод айнов со зрителями.

После обеда состоялось торжественное закрытие фестиваля: награждали победителей в различных номинациях и всех участников фестиваля, после были выступления коллективов. Айны исполнили музыкальную композицию на муккури, затем — "Рэкуфукара" (описано выше) и "Фттарэчуй" (танец черных волос).

Закрывала мероприятие Синильга с номером "Дялан Дя". В своих выступлениях она, бывает, импровизирует. Вот и сейчас Синильга вдруг стала исполнять нечто шаманское с явно ритуальными телодвижениями: ее жутковатый шепот с придыханием напоминал глухое рычание тигра, казалось, она вот-вот впадет в транс. Слова песни-заклинания были на эвенкийском языке, ничего не было понятно. На глазах ничего не подозревающей публики происходило нечто ритуальное.

И апофеозом — хоровод айнов со зрителями. Это было отличное завершение фестиваля.

Встреча с сахалинской молодежью
8 августа

С утра ездили в зооботанический парк (зоопарк). Пролил дождь. Потом была прогулка в парке и обед в гостинице.

После обеда в 16.00 в музее книги А.П.Чехова "Остров Сахалин" состоялась встреча с представителями молодежи Ассамблеи народов Сахалина и участниками братства Александра Невского. Участники встречи по очереди делали самопрезентацию: армяне продемонстрировали национальный танец и спели песню на армянском языке, участники братства рассказали о православном лагере на берегу Татарского пролива, айны продемонстрировали свои номера. Затем за чаепитием с русскими пирогами и пряниками состоялось неофициальное общение гостей и сахалинских молодежных организаций. Задавались разнообразные вопросы.

Такэути Кодзи, представляя себя, сказал, что он айн. В свое время в Японии идентифицировать себя с айнским этносом было чуть ли не преступлением. Да и сейчас не каждый во всеуслышание заявит о своей национальности. В словах Кодзи сквозила святая гордость за свой народ. У братьев Такэути — старшего Кодзи и младшего Томоаки — характерные айнские черты лица: у них мать аинка.

Китахара-сан, отвечая на вопрос российской стороны, рассказал про свое кимоно. Оно отличается от кимоно остальных участников айнской делегации (кроме Такэути Томоаки: у него такое же кимоно). Это сахалинский тип айнского мужского халата "тэтара пе". Уникальность халата в том, что он соткан из волокон крапивы. Свой тэтара пэ Китахара-сан надевал на свою свадьбу.

К концу встречи, которая пролетела незаметно, все участники переоделись в национальные одежды друг друга и сделали совместное фото.

"Священная гора" Лягушка
9 августа

В предпоследний день пребывания наших айнских гостей на Сахалине мы с утра поехали в Весточку, на гору Лягушку. Эта скала (памятник природы "Структурно-денудационный останец Лягушка") хорошо известна среди местных уфологов, экстрасенсов, любителей мистики, экзотики и эзотерики и пр. Сюда возят туристов как на некое культовое священное место. Говорят, оно исполняет желания. Истосковавшийся по духовности обитатель виртуально-пластиковой цивилизации жадно впитывает всё, что ему здесь преподносят.

Но главное в том, что это место почиталось у айнов как сакральное: на Лягушке якобы был храм Мудрости, и Лягушка до сих пор, даже в наши атеистическо-политеистические времена, хранит свою силу. Вот и притягивает к себе толпы искателей духовных приключений.

Прибыв в поселок Весточку, мы первым делом обработались средством от кровососущих насекомых. Забегая вперед, скажу, что нам повезло, и в лесу никакого гнуса и прочих некомфортных факторов не было.

Нас встречал местный житель, гид до Лягушки, человек средних лет. Назвав свое имя, он представил себя "хранителем этих мест", потому что живет здесь давно и знает здесь всё. Поэтому будем именовать его Хранителем.

Хранитель приветствовал айнов словами: "Я вас жду давно, уже много лет". Поначалу было непонятно, почему он их ждал и так долго, но потом всё стало ясно.

Хранитель начал экскурсию. Всё, что касалось необыкновенной сахалинской флоры и фауны, попадавшейся нам на пути, было интересно. Когда же вкрадывалась эзотерика, становилось трудно. Часто звучало слово "энергия" (последнее время его стали много употреблять). Хранитель погружен в эту тему, он оседлал своего любимого конька, мы же, даже "сакральные" айны, совершенно плаваем в этом вопросе. И только Вождь, Китахара-сан, невозмутимо молчал и, видимо, анализировал.

Градус эзотерики зашкаливал, я старался сглаживать углы мощного потока эзотерических откровений техникой обтекаемого (щадящего) перевода — чтобы у айнов не взорвался мозг (лично у меня он взрывался с каждым новым предложением, с каждым новым научно-эзотерическим термином). Это действительно сложная информация.

По обеим сторонам дороги, по которой мы идем к Лягушке, стоят два больших камня, здесь якобы начинаются сакральные пределы. Хранитель сказал, что это ворота, и возле них нужно поздороваться — поздороваться с матерью Айну. Но этот обряд мы делать не стали, как и прочие навязываемые обряды: поздороваться с прудом, с водой и пр.

Постепенно идет набор высоты — дорога поднимается в гору.

Подходим к табличке, на которой изображено миловидное женское лицо европеоидного типа. Лик нарисован самим Хранителем. Он сказал, что эта прекрасная женщина никто иная, как мать Айну, прародительница айнов, ее он видел лично в тайге.

 — Вот так раньше вы выглядели. Это ваша прародительница.

Айны смотрят на рисунок, пытаются понять.

 — Иногда эта женщина, — продолжал тем временем Хранитель,- может появляться перед туристами. Если они этого, конечно, достойны.

Мне вспомнились анастасийцы и их ушедшее в подполье движение "Звенящие кедры России": там тоже всё завязано на таинственной женщине, которую в тайге видел один-единственный человек — основатель движения.

Вдоль дорожки бежит священная горная речка Комиссаровка. Хранитель сказал, что у этой бурной реки помимо ее коммунистического гидронима есть и неофициальное название — Аичка.

 — И у нас, — говорят наши женщины, — тоже есть Аичка.

Указывают на Аю Камикава.

Хранитель, отечески обняв Аю за плечи, сказал, что это она — Аичка.

 — А-и-чи-ка? — с сильным японским акцентом переспросила Ая с улыбкой, вопросительно глядя на нас своими ярко выраженными айнскими глазами.

 — Да, — говорю, — Аичка, Ая-тян (тян — уменьшительный суффикс к имени).

Хранитель прав, ей идет это имя.

На одной из полян Хранитель указал на большой камень:

 — Это телефонная будка мира.

 — Это, — перевожу Вождю и его свите, — телефонная будка мира.

 — Телефонная будка мира?..

 — Да, именно.

Наконец подходим к горе, по крутому склону которой нужно карабкаться пару сотен метров до самой вершины. Хранитель сказал, что каждый должен взобраться сам, так сказать, пройти до вершины по своему личному, уникальному пути.

Склон испещрен корнями деревьев, за которые можно хвататься, так что взбираться несложно, правда, ноги иногда проскальзывают по земле. Айны и мы, русские (этнические и неэтнические), идем-пыхтим, скользим по склону, движемся вверх в сени густых деревьев. Внезапно раздался победный клич: кто-то оказался на вершине. Вскоре там были уже все — на высоте 400 метров над уровнем моря.

С высоты Лягушки просматривается округа: зеленые холмы и горы, до самого моря и залива, до озер. Скала своей формой напоминает сидящую лягушку, отсюда и название. Мы рассаживаемся и раскладываемся кто где.

Хранитель рассказал две легенды, объясняющие, почему Лягушка стала так называться.

Согласно первой легенде, затеяли звери состязание — кто дальше прыгнет. Стали прыгать, и заяц вышел победителем. Однако лягушка сказала, что победит именно она. Села и начала медитировать на небо. Медитировала-медитировала и превратилась в камень.

По второй легенде Сахалин отделился от материка и стал уплывать в Тихий океан. На острове началась паника, все стали с него убегать. Лягушка бежала медленнее всех. Айны испугались, что лягушка — символ мудрости — тоже убежит, и стали бросать в нее камни. И лягушка превратилась в камень.

…В скале выбито нечто, смутно напоминающее силуэт раскинувшегося человека. Хранитель сказал, что это ложе айнской шаманки, "носительницы информации рода", как вещает об этом информационная табличка. Хранитель предложил попробовать лечь в ложе желающим — прикоснуться к сакральной энергии. Осмелилась только Саяка.

Другая табличка у скалы от имени Лягушки вещает: "Когда-то в этой местности жили айны, они почитали меня как храм мудрости. …А еще вы можете прикоснуться ко мне и попросить о чем-нибудь". Всё тут пропитано легендами и мистикой. Айны ушли, но оставили здесь древнюю магию, которой живо, но чересчур восторженно интересуется современный российский человек.

Как-то мне на глаза попалась передача из цикла "Таинственная Россия" — "Сахалин. Исчезнувшая цивилизация плавучего острова?" Смотрел во все глаза и даже целых два раза (второй раз аналитически). Там было чему подивиться, было что почерпнуть, несмотря на то, что фильм смонтирован в виде клипа с быстро меняющимся видеорядом, и картинка дрожит так, словно оператора во время съемок трясло с похмелья.

Передача была посвящена айнам и их "священной горе" Лягушке, которая смотрит на звезду Сириус. Якобы айны были уверены в том, что их боги и создатели прилетели с Сириуса. В передаче утверждалось, что горы Алтарная и Лягушка постоянно смотрят на Сириус. Но как это возможно, если планета Земля медленно, но верно меняет свою ось?!

Всё очень просто: Сахалин движется за Сириусом! И при этом остров, двигаясь, неуклонно приближается к материку. Сахалин, утверждал проникновенно голос за кадром, это живая рыба. Таким образом, в передаче давался исчерпывающий ответ на интригующий вопрос: откуда на Сахалине взялись загадочные айны. Оказывается, айны приплыли сюда из Америки… на самом Сахалине, который постоянно движется (он ведь живая рыба). "Теория плавающего острова могла бы объяснить все странности и необъяснимые явления, которые сейчас известны на Сахалине". "Если Сахалин на самом деле движется, возможно, айнам и не пришлось никуда плыть на кораблях — остров был их гигантским и самым надежным морским судном".

Всё в том фильме намешали, приплели даже тектонику. Было сообщено, что, поскольку остров движется, то это порождает землетрясения, например, Нефтегорское землетрясение 1995 года. Приводили данные о землетрясениях разных лет (следуют годы) магнитудой от 3 до 6 баллов, и эпицентры этих землетрясений находились не на самом острове, а в окружающих его водах. "То есть что-то постоянное происходит вокруг Сахалина, как будто остров, — нагнетает жуткую загадочность вкрадчивый голос за кадром, — и вправду движется".

Приплели сюда и грязевые вулканы: "Пока не спит грязевой вулкан, не спит и огромная живая рыба Сахалин".

Затем перешли к фауне "священного айнского острова". Медведь своим скелетом и мышечной массой похож на человека. Следовательно, айны имеют общего предка — медведя, от которого зачала заблудившаяся в тайге женщина.

Такие выводы делаются в фильме, претендующем на сенсационность.

Что тут сказать? Спрос рождает предложение: массовому зрителю нужна загадка, мистика, постмодернистическая квазинаучная мешанина — она разбавит его скучную жизнь в виртуально-пластиковой цивилизации и придаст ей хоть какой-то смысл.

Не знаю, в какую сторону движется рыба-Сахалин, но массовое сознание движется в какую-то страшную сторону.

…Возвращаемся с Лягушки. Идем с Хранителем позади, замыкают шествие Ая и Харука. Хранитель говорит мне: "Они соприкоснулись с Айной, своей матерью, и теперь понесут свет на Хоккайдо, хотя на их сознании это никак не отображается. Они бы сюда не поехали, если бы не были готовы".

…Через несколько часов после похода, когда мы уже вернулись в город, Вождь давал интервью одному сахалинскому телеканалу. На вопрос, что он думает о "священной для айнов" горе Лягушке, Вождь, весь красный от проведенного только что на берегу озера религиозного обряда, сказал, что айны никогда не ходили/не взбирались на священные места, дабы не гневить богов, которые не любят, чтобы люди их тревожили своим посещением.

Озеро Тунайча

После Лягушки поехали на Тунайчу.

Изначально планировалось, что пикник будет на побережье Охотского моря, но поднялся холодный ветер, небо затянуло, и мы решили поехать на муниципальный пляж на берегу озера Тунайча. Несмотря на будний день, там были отдыхающие, правда, немногочисленные.

Мы расположились на берегу, пообедали. Айны пошли купаться.

Китахара-сан ходил по берегу озера среди купающихся и собирал дрова — похоже, он собирался развести костер. Охраннику это не понравилось, и он запретил это делать на берегу. Китахара-сан отошел за дорогу к лесу и, надев национальный костюм — свой айнский халат, — развел огонь там. Он достал из сумки ритуальную посуду, в том числе палочку икуниси (для кропления огня), бутылку русской водки, какие-то закуски и, сидя скрестив ноги, стал совершать религиозный обряд.

Доцент, специалист в области айнской религии, он делал это со знанием дела: не заигрывал с чужой духовностью, чему с увлечением предается "цивилизованное человечество", но совершал обряд своей веры. Вождь налил в деревянную пиалу водку, положил на пиалу палочку икуниси и запел на айнском языке красивую обрядовую песню. Периодически Китахара-сан окроплял огонь водкой при помощи икуниси. Движения его были плавные и неспешные. Пение он перемежал глотками из чаши — своего рода причащение. На дороге собрались немногочисленные зеваки, проезжали с грохотом машины, но Вождь не обращал внимания на внешний мир. В конце обряда, который длился минут сорок, он вылил остатки водки в затухающие дымящие угли.

Огонь для айнов является, пожалуй, самый главным камуем (камуй — бог). Фучи — так зовут айнскую богиню огня, бабушку, хранительницу очага, являющейся посредником между миром людей и миром богов. К слову, знаменитая огнедышащая Фудзияма, гора-вулкан Фудзи (Фудзи-сан), ничто иное, как японизированная Фучи: гора-символ Японии носит айнское имя. Айнское происхождение имеют многие географические названия северо-востока и севера Японии.

Надо думать, Вождь совершал обряд именно перед старушкой Фучи.

Отъезд

10 августа. По пути в аэропорт заехали в "Сити Молл". Затем были проводы в аэропорту. Перед таможенной зоной плакала Саяка (Саша), Ёнэдзава Рё тоже не сдержался — пустил слезу.

Переступив границу, Ая обернулась, и на ее глазах были слезы.

 — Ты же говорила, что не будешь плакать! — вырывается у меня легкий укор. Она ничего не ответила.

Пять дней пролетели, как один день, и в то же время были прожиты, как целая эпоха, давшая в огромных количествах пищу для размышлений.

***

Много ходит разговоров о необходимости сохранения культуры коренных народов мира, в том числе России: о местах их традиционного проживания, о промыслах, о преподавании родного языка в школах и пр. Переживают по поводу того, что уникальная национальная культура может быть утрачена навеки. Но что тут говорить, если сам государствообразующий народ России забыл свою культуру. Забыл свои песни, национальную одежду, заветы предков, веру отцов — забыл всё. Русская культура если и осталась где, так только на сценах ДК и в передачах типа "Играй, гармонь". О состоянии современного русского языка вообще без слез не скажешь: безграмотность стала повсеместной на всех уровнях.

Но это проблема не только России, это характерно для всех индустриально развитых стран мира. В той же Японии дела обстоят не лучше. Так, айнским женщинам хоть и разрешили (еще когда!) татуировать рот, но понятно, что никто этого делать не будет. В России тоже не будут больше ходить в лаптях и косоворотке: в новой цивилизации они не уместны.

Живой традиции разрешили быть, но у ней больше нет сил быть. Традицию изжили в ходе прогресса и теперь реабилитируют, но уже — в виде ролевых игр, фоновой картинки на странице социальных сетей, имитации духовности и пр. Традиция существует нынче в качестве музейного экспоната, лубочного рисунка, сувенира для иностранных туристов (пока ее существование экономически оправдано). Ныне усилия народов мира направлены только на обслуживание глобальной экономики, в которой национальные различия не нужны.

Современная цивилизация сметает традиционный мир. Расовый миксер набирает обороты. Бульдозер научно-технической прогресса сгребает-сваливает в глобальную кучу культуры, языки и генофонды. Поборники прогресса видят в этом положительные моменты; потребители просто потребляют блага цивилизации. И лишь немногие бьют тревогу. Но их почти никто не слышит…

Автор выражает благодарность Ольге Хурьюн, специалисту Сахалинского областного центра народного творчества, и Анне Левковской, научному сотруднику отдела истории Сахалинского областного краеведческого музея, за консультативную помощь и рецензию.

Подписаться на новости

Обсуждение на forum.sakh.com

Valery 15:18 23 ноября 2016
Насколько я знаю, айнский язык так бесписьменным и остался, и вроде как причислен к отмершим.
ГубСССРСах 14:03 23 ноября 2016
http://kontinentusa.com/malye-narody-rossii-ajny/
Малые народы России.
Реально Айну на ДВ очень много.
Если кто знает Михаила Сидэй из Пугачёва,откликнитесь?
(Добавлено через 2 минуты)
https://www.youtube.com/watch?v=c2QhPVhdWYM
Голос Айну и песни.
native 22:27 22 ноября 2016
Иран караптэ! Так логично предположить, что именно от этого приветствия происходит название нашего острова
skripkas 15:20 22 ноября 2016
Возможно, размещено ботом
Бурдамода 14:27 22 ноября 2016
Правильно все про традиции и культуру - ничего не бережем, а ведь это огромный интеллектуальный пласт.
Читать 37 комментариев на forum.sakh.com