Инь и ян УФСИН

Персоны, Weekly, Южно-Сахалинск

"Спецконтингент", "бросовая активность", многобуквенные аббревиатуры с малопонятным неподготовленному уху смыслом — работа сотрудников Федеральной службы исполнения наказаний в поле зрения широкой общественности попадает нечасто. А если и попадает, то, как правило, в негативном ключе. Но в этой службе все-таки работают не некие "абстрактные оперативники", а обычные люди со своими историями, взглядами на мир.

Корреспондент ИА Sakh.com по приглашению представителей сахалинского управления службы встретился с двумя "новобранцами" силового ведомства — суровым оперативником Владиславом и хрупким юристом Дарьей. Молодые люди год назад закончили один ведомственный вуз, но сегодня работают чуть ли не в "полярном" друг другу режиме. Истории почти гражданского "инь" и полувоенного "ян" островного ФСИН — в материале ИА Sakh.com.

"Родители гордятся своим "маленьким лейтенантом" — Дарья Короткова, сотрудник отдела кадров сахалинского управления ФСИН

О службе в рядах ФСИН я задумалась практически сразу после школы: в 2010 году заканчивала 11 класс и тогда приняла решение, что хочу быть юристом. Потом, правда, выяснилось, что юристы у нас бывают самые разные. В том числе и те, что работают в системе исполнения наказаний. Именно к этому варианту меня подтолкнула мама — она уже 20 лет работает в ИК-2, расположенной в Смирных. Поэтому когда встал вопрос о выборе института, она посоветовала поступить в наш ведомственный вуз, который находится в городе Владимире. Я собрала все необходимы документы и поехала туда. Сначала, признаюсь, решение это далось непросто — когда узнала, где этот Владимир находится, я просто испугалась расстояния. Я же в Смирных родилась, выросла... А тут — Владимир. Но потом ничего — первый год только трудно, а дальше привыкаешь. Воспринимаешь как должное — раз в год отпуск, потом возвращаешься к учебе, и так все и идет.

Для меня институтская жизнь с первых дней практически оказалась знакомой. Я еще со школьного возраста ощущала какую-то тягу к форме, ко всему военному — участвовала в зарницах, соревнованиях. Даже как-то к маме на работу ходила: мы всем классом попали в колонию на экскурсию, нам сотрудники показывали, как все у них устроено, как стрелять из пистолета Макарова, как его разбирать, держать. Для школьников 14-15 лет это, конечно, было очень круто.

Но больше запомнились, конечно, заключенные. Такие смешанные чувства у меня были... Смотришь на спецконтингент и почему-то думаешь, что это не совсем такие люди, как мы, с ними боязно говорить, стоять рядом даже. Они на тебя смотрят, а ты на них. И вы как будто из разных миров. А в голове только один вопрос — за что они здесь и почему они на это пошли. Нам рассказывали, за какие преступления могли попасть сюда люди, но очень поверхностно. А расспрашивать как-то язык не поворачивался...

По образованию я юрист, но со своей спецификой — оперативно-разыскная деятельность. Сегодня, правда, я работаю не по профилю — тружусь в отделе кадров. Тут работа с сотрудниками, не со спецконтингентом. Для меня это проще: прийти к людям, рассказать им о чем-то, помогать, в чем могу, так что я считаю, что я там, где должна быть. С заключенными, признаюсь, мне не очень комфортно... Как-то так еще на учебе сложилось.

В институте мы трижды проходим практику — на третьем, четвертом и пятом курсах. И я каждый раз была в разных городах, в разных отделах, разных учреждениях. Везде было интересно, везде было ново: приходишь с института, в голове определенные картинки, а тут реальные документы, реальные задания. И если не сделаешь — ругают, сделаешь — хвалят. Поручили — исполнил, исполнил не так — переделал. Мы ходили по учреждениям, смотрели, что внутри происходит, что отделы делают, чем люди заняты. Это интересно.

Моя первая практика проходила в Москве, в одном из подразделений ФСИН. Это была в основном такая кабинетная работа — ни тебе периметра, ни чего-то еще подобного, как в обычном офисе, только документы специфичные. А на четвертом курсе я попала сразу из огня да в полымя — проходила практику во Владимирском централе, самой известной тюрьме России, в отделе специального учета. Там ведется учет и контроль перемещений осужденных, конвоирование. Тут тоже особо не было контактов с заключенными, да и сама тюрьма, честно признаюсь, на четвертом курсе уже не казалась чем-то особенным — Централ находился прямо рядом с институтом, практически через забор. На территорию заходите, там колючка, а за ней сооружения тюрьмы. Мы туда очень часто ходили с практическими занятиями — смотрели камеры, по территории ходили. Так что, можно сказать, эта тюрьма у меня была самая знакомая и "родная".

Последний раз пришлось проходить практику в родном поселке Смирных. Скажем так, по профилю — в оперативном отделе ИК-2. Я приехала туда еще студенткой, так что допуска ко всем делам у меня не было, но все равно пришлось пообщаться со спецконтингентом. Вообще оперативный отдел — это такая очень тонкая работа непосредственно с заключенными по поддержанию режима, мониторингу оперативной обстановки, чтобы не было бунтов, массовых беспорядков, конфликтов, суицидов, преступлений на территории исправительного учреждения. Для этого у оперативного отдела в любом подразделении есть свой спецконтингент, с которым мы особенно тесно работаем, чтобы как можно раньше узнать о проносе запрещенки, каких-то таких вещах, оперативно получаем доступ к тюремным "документам". Так что тесно приходилось общаться. Но тюремным жаргоном я свободно до сих пор не владею, если честно.

Эта работа у меня продолжалась два месяца. Не скажу, что это были два самых тяжелых месяца в жизни, но... Я вот сейчас работаю в отделе кадров и очень хорошо. Работать со спецконтингентом я бы не хотела. Я такой "гражданский служащий" в УФСИН. Я спокойно как юрист прихожу и работаю, ухожу, только документы у меня немного непривычные.

Работа нравится, есть, конечно, свои сложности. Но все решаемо. И, кстати, я не стесняюсь ходить в форме. Я получила образование, надела погоны, мне комфортно, я если иду, то иду, такая, какая я есть. Но, конечно, это тоже определенную ответственность налагает — надо быть опрятной, не допускать каких-то вульгарностей в речи. Чтобы люди потом не говорили, что сотрудники УФСИНа ведут себя неприглядно и разрушают атмосферу в обществе, государстве.

Вообще мне нравится, я довольна. Конечно, такая служба не всем по плечу и есть свои ограничения. Надо быть устойчивым, психологически готовым к вызовам. К тому же мало времени свободного, закрытое пространство, свой особенный ритм... К этому надо быть готовым. Но родители мною гордятся. Они сегодня очень рады, что у них есть собственный "маленький лейтенант".

"Воров в законе и общаков у нас нет..." — Владислав Корабель, оперуполномоченный ФКУ ИК-1, общий режим

Самый первый раз на зоне я побывал еще в школе. В целях профилактики детских преступлений тогда, да и сейчас, направляют иногда экскурсии в воспитательные колонии. Конечно, это все впечатляет. С самого КПП какая-то особая такая атмосфера: проверяют документы, потом ты их сдаешь, получаешь другие документы, проходишь досмотр... А внутри все в решетках, залокалено, охрана, колючка. На "малолетке", конечно, все чуть менее серьезно, чем во взрослой зоне: нас водили в общежитие, где живут заключенные, показали ДИЗО — это место, где осужденные отбывают дисциплинарные наказания. Это уже такие помещения камерного типа, куда водворяют за нарушение режима, многократные и злостные.

Мне тогда было 14 или 13 лет, и все это, не скажу, что прямо в память врезалось, но до сих пор я все это помню прекрасно. Эти лица... Они еще несовершеннолетние, а у некоторых уже такая обездоленность в глазах, у других наоборот... Кто как живет, кто к чему привык, кто-то поддается исправлению, кто-то нет.

Вообще в УФСИН мне предложил пойти отец. Он у меня работает до сих пор в ЛИУ-3 в Лиственничном. И он мне посоветовал пойти на госслужбу: сперва в полицию, потом в ведомственный вуз ФСИН. С полицией не вышло, а вот во Владимирской академии успешно сдал экзамены и в 2010 году поступил на юридическую специальность. До 3 курса у нас шли общие предметы: уголовное право, уголовно-исполнительное, уголовно-процессуальное, а потом начались специализации — оперативно-разыскная деятельность, психология.

У меня была специализация именно на работу со спецконтингентом, взаимодействие с заключенными, предупреждение и пресечение преступлений и правонарушений в учреждениях, поиск и обработка различной информации. Первая моя практика была на ФКУ ИК-3 во Владимирской области, строгий режим. Я проходил ее в качестве инспектора отдела безопасности. Этот отдел следит за соблюдением порядка — проверка камер, контроль соблюдения режима, выявление и изъятие запрещенных предметов. То есть все те мероприятия проводит, которые необходимы для поддержания порядка в стенах колонии. Сперва в целях ознакомления нас водили по колонии стайкой вместе с другими курсантами, а уже потом самостоятельно двигались, участвовали во всех мероприятиях, как сотрудники колонии действительные. Мне тогда, кстати, было 19 лет.

Страшно не было — нас готовили, учили, как поступать, что делать в том или ином случае. Поэтому с самого начала пытался себя настраивать, говорил себе, что это твоя работа, ты сам связал с этим жизнь, тебе все равно рано или поздно придется этим заниматься. Но первое время все равно был не в своей тарелке... Это достаточно тяжело психологически. Стоишь перед строем осужденных — все они поотрядно, по стойке смирно, у всех практически за плечами тяжкие преступления. И такие чувства... Смущение, смятение — все на тебя смотрят, им же тоже интересно, новое лицо... Но потихоньку ко всему этому привыкаешь — начинаешь как-то проще относиться, что ли... Втягиваешься.

Вторую практику проходил там же во Владимире в уголовно исполнительной инспекции — следили за соблюдением режима людьми, отбывающими условные сроки, осужденными на меры пресечения, не связанные с заключением — обязательные работы, ограничение свободы. Ну а на преддипломную вернулся в Южно-Сахалинск, попал в оперативный отдел ИК-1. Там до сих пор и работаю.

Что сказать можно про внутреннюю кухню? Воров и общаков у нас нет... Есть люди, которые работают на производстве, — утром уходят, вечером приходят. Таких интересует только УДО — больше им ничего не нужно. Они не конфликтуют с администрацией, не нарушают режим. Основная часть заключенных на общем режиме — люди 18-35 лет, пожилых очень мало. Основные статьи — кражи, грабежи, незаконный оборот наркотиков.

Осужденные сегодня стараются жить в гармонии с администрацией — обустраивают свой быт, они настроены спокойно отбыть наказание и вернуться домой. Нельзя сказать, что в зону попадают те, кому не повезло, это как-то неправильно. Для многих преступление было основным источником доходов. Такие потом на зону возвращаются.

Но есть те, кто просто оступился. Так вот они обратно не попадают, как правило. Увидев жизнь эту изнутри, поняли, что это не комильфо... И больше не хотят туда. Они стараются завести семью, стараются как-то жизнь наладить. Даже браки заключают, находят себе подруг по переписке. Такие эти тюремные страницы пытаются вычеркнуть из жизни. Даже я за свою короткую службу таких заключенных встречал на улице — вроде они сидели в запираемых помещениях, конфликтовали, а вот теперь работают, нормальные люди. Не ожидаешь даже.

Но меняются не только заключенные. Ты сам тоже все время оставляешь что-то за периметром. И я сейчас не о средствах сотовой связи говорю. Я себя за периметром каким-то гражданским себя чувствовал, даже подростком что ли... Но когда КПП проходишь, все это ребячество оставляешь за порогом зоны. Такая у нас работа, что тут поделать.

Обсуждение на forum.sakh.com

ckpybep 17:43 24 ноября 2016
Даша очень душевно и искренне ответила, а вот с Владимиром во многом не согласен.Чуствуется малый опыт( что дело наживное),ну и конечно ещё пока не полное чувствование обстановки в колонии.Да и отсутствие общака,-понятие довольно растяжимое.Но это моё мнение, человека довольно таки давно работавшего в этой системе МВД. Ребята! Успехов Вам и в службе и в личной жизни! Низкий поклон за вашу работу! ЧЕСТЬ имейте!
Шаманка 15:42 24 ноября 2016
Дай Бог, вам, ребята, не скурвиться, как вашим коллегам из фсин по области. Самое главное, поступайте по совести и всегда оставайтесь людьми.
замуР-Р-Р-чательная 14:57 24 ноября 2016
Кирилл, спасибо
Читать 39 комментариев на forum.sakh.com  

Новости

21:44 вчера, обновлено 23:47 вчера
Просмотров: 6174
Пропавший на Кунашире смотритель маяка погиб от лап медведя
21:16 вчера
Просмотров: 3135
Два универсала не поделили дорогу на перекрестке Есенина и Мира в Южно-Сахалинске
21:07 вчера
Просмотров: 5191 Видео: 1
18:55 вчера
Просмотров: 1863 Фотографий: 6
Для матерей Южно-Сахалинска провели концерт в ДК "Родина"
18:07 вчера
Просмотров: 7396
Начальника тымовского отдела полиции подозревают в превышении должностных полномочий
18:07 вчера
Просмотров: 1853
В следующем году в Корсакове приступят к возведению новой школы №3
17:53 вчера
Просмотров: 13612 Комментариев: 170
Директор "Армсахстроя" Саркис Акопян подозревается в уклонении от уплаты налогов
17:37 вчера
Корсаковская школа №2 готовится отметить 70-летие
17:31 вчера
Просмотров: 4484 Фотографий: 17
Благодарность на коленях: в Южно-Сахалинске отметили День матери
17:22 вчера
Просмотров: 3965
Раздольное будет самым развивающимся корсаковским селом в 2018 году
17:10 вчера
Просмотров: 2042 Фотографий: 5
В Южно-Сахалинске провели контртеррористические учения
17:10 вчера
Новым народным сахалинским гидом станет специалист государственного исторического архива области
17:02 вчера
Сахалинцев зовут на выставку фотографий, посвященных благотворительности
16:54 вчера
Просмотров: 4699
На юге Сахалина хотят построить областную инфекционную больницу
16:49 вчера
Михаил Гончарук из Южно-Сахалинска стал лучшим учителем ОБЖ региона