И. о. директора "Горного воздуха" Андрей Кораблёв: побыстрее бы был снег, а остальное мы сделаем. Сахалин.Инфо
21 мая 2024 Вторник, 22:14 SAKH
16+

И. о. директора "Горного воздуха" Андрей Кораблёв: побыстрее бы был снег, а остальное мы сделаем

Туризм, Weekly, Южно-Сахалинск

Сезон открыт, а снега нет — главный удручающий парадокс декабря в этом году. "Хоть бы его и не было", — думают, наверное, начинающие водители, коммунальщики и солдаты-срочники. Но у сноубордистов и горнолыжников совершенно другая логика. Им не терпится врезаться кантами в снег на новом северном склоне, подняться на новых канатках, оценить новый уровень сервиса, о котором так много говорилось… В ожидании открытия снежной задвижки где-то наверху Sakh.com публикует ставшее традиционным для конца года интервью с руководителем спортивно-туристического комплекса. На этот раз об изменениях и планах рассказывает и.о. директора "Горного воздуха" Андрей Кораблёв.

— Андрей Владимирович, накануне состоялось открытие зимнего сезона. Расскажите, тяжело ли оно далось, как готовились к этому событию?

— Я думаю, в этом году у нас было одно из самых трудных открытий сезона. Это связано с большим количеством изменений, с объемами строительства и, конечно, с погодой. Сами видите, снега нет вообще. Мы порадовались сначала, что началась ранняя зима, вроде первый снежок выпал, но он тут же начал активно таять. Сейчас каждый день ждем, а его нет. Ну и, конечно же, строительство двух канатных дорог прибавило сложности. Основные работы уже завершены, закончились тестирование канаток и планировка территории, работы по парковочным местам для кабин завершаются.

Только 20 декабря по Западному склону закончила ходить спецтехника: бетономешалки, трактора… Соответственно, у нас было совсем немного времени для подготовки склона к открытию. Люди работали круглые сутки. Был бы снег, было бы проще.

— Давайте поговорим про канатки. Понятно, строительство сложное, но его усложняло наверное и то, что сроки сжаты?

— Конечно. Построить две канатные дороги одновременно непросто. Дорога для перевозки грузов только одна, это создавало огромные трудности. Плюс ранняя зима. Приходилось очищать от снега строительные площадки, чистить дороги, посыпать их песком.

— То есть сначала снег объявился когда не надо, помешал строителям, а потом, когда его ждали, не выпал. Дважды подвел.

— Точно. Я же говорю, этот год в плане открытия, наверное, один из самых сложных. Я работаю здесь около двух лет, как инженер очень хорошо вижу и понимаю трудности. Сейчас вокруг верхней станции новых канатных дорог заканчивается облагораживание территории и работы по строительству парковок для кабин: кровля, стены, уборка мусора. Снега там ни грамма. С этим ничего не сделаешь, искусственного оснежения на станциях нет, на севере и юге тоже нет. Остается только ждать метели. У нас система оснежения работает на трех склонах: Запад, Армейка и Спортивный.

— Эта система, помните, не могла раньше работать в полную силу, так как не хватало воды. Сейчас она способна генерировать снег постоянно?

— Дефицита воды для имеющихся мощностей нет. Проблема в другом — в пропускной способности насоса. Все 73 ружья одновременно запустить невозможно. Только по очереди. Для того чтобы полноценно и быстро работать по оснежению склонов, необходима модернизация системы, которая сейчас находится в стадии проектирования.

— И когда все сможет работать одновременно?

— Сейчас "Росинжиниринг" закончит проект, будет госэкспертиза. В рамках этой модернизации предусмотрен и новый водозабор. С 2017 по 2018 год, если все пойдет по плану, система оснежения должна быть построена. Во всяком случае в перспективных планах стоят такие сроки.

— В идеале у нас все трассы должны быть с искусственным оснежением?

— Те, которые используются для спорта, как минимум. А в идеале, конечно же, все, чтобы для продления сезона делать подложку из искусственного снега. Все данные по оснежению склонов будут в проекте. В этом сезоне на верхнем участке Западного склона сделали хорошую подложку из искусственного снега, работаем сейчас на нижнем. Плата за проезд от нижней станции канатной дороги до середины взиматься не будет, пока не будет нормального ската. Мы никогда не открывали турникеты и не делали проход бесплатным, но это справедливо, я считаю. При этом мы очень постараемся скорее уложить снег на этом отрезке, и как только закончим, турникеты будут работать. У нас на части Западного склона, ниже средней площадки, есть система оснежения. Сейчас работаем по созданию достаточного объема снега, который распределим до нижней станции. У нас другого варианта нет. Или только метель нам поможет. Но смотрим прогноз на неделю вперед — метели пока нет. Наша задача до Нового года — запустить Запад от верха до низа.

— Какая подготовка трасс проводилась? Не секрет, что в начале сезона многие жалуются на камни.

— Тут мы становимся заложниками ситуации. Инфраструктуру развивать надо, работы заканчиваются в декабре. От камней никуда не уйдешь. Наша задача — свести к самому минимуму их количество. Нам помогло Минобороны: в этом месяце приходили солдаты срочной службы, выстраивались в цепь совместно с сотрудниками "Горного воздуха" и убирали камни со склонов. Конечно, я не хочу сказать, что все идеально, строительная техника работает до сих пор. Но люди отработали и сделали что могли. Это я могу сказать однозначно. Сделали и продолжают делать. За это им огромная благодарность.

— Насколько я понимаю, в этом году планируется уйти от очередей, это задача максимум. Это за счет того, что закупили дополнительные кабинки?

— Да, произошло увеличение пропускной способности до двух тысяч человек в час за счет увеличения подвижного состава. У нас стало на 17 кабинок больше. Мы достигли проектных величин — 39 кабин на участке от стадиона "Спартак" до середины и 40 — с середины до верха. 40 — это кабинки и открытые кресла, 50 на 50. При той же скорости движения (максимум 6 метров в секунду) можно будет перевозить больше людей. Правительство области выделило нам субсидию на покупку 17 кабин. Они обошлись в сумму чуть меньше 50 миллионов рублей.

— Планируется ли увеличить на час время вечернего катания? В прошлом году лыжники и сноубордисты высказывали такое пожелание.

— В праздничные дни будем работать до 22 часов, в обычные — до 21 часа. Все как прежде. Если увидим, что именно вечером очень много посетителей, будем продлеваться. Но в прошлом году до 21 уже немногие дотягивали, холодно все-таки.

— Расскажите про освещение склонов. Станет наше будущее светлее?

— На юго-западном серпантине освещение было налажено по временной схеме, теперь оно стационарное. Еще не до конца все готово, но работы подходят к концу. Правда, снега там нет вообще. Сейчас устанавливаются опоры освещения, идет монтаж светильников, подключение… На серпантине 122 опоры и 244 прожектора.

— Наши читатели периодически поднимают тему туалетов, переадресую вам вопрос об этом. Ни одно интервью с вашими предшественниками не обходилось без него.

— Ситуация с туалетами не поменялась, ничего нового пока нет. Теплый туалет с горячей водой есть на вершине, также работают туалеты на средней и нижней станциях.

— Внизу на юго-востоке не планируете?

— Однозначно там надо, но в этом году не успеем. Более того, там должны быть не только туалеты, но и точки питания, и терминалы оплаты. Кстати, про точки и способы оплаты. У нас в этом сезоне стало в три раза больше касс — девять. Шесть внизу, остальные на средней площадке и наверху. Думаю, мы даже слишком перестраховались. Очередей не должно быть. Кроме того, закупили картоматы, которые выдают либо пополняют ски-пассы. Они будут стоять на середине, внизу и у наших партнеров — в отделениях Сбербанка. Плюс в 10 гостиницах города продают и пополняют ски-пассы. Так что точек достаточно. А вообще это можно сделать, не выходя из дома. Работает мобильное приложение, работает наш сайт, поэтому, я думаю, проблем не будет.

— Еще одна новинка сезона — волонтеры в фирменных куртках. Конкретизируйте, в чем будет заключаться их деятельность?

— Организовать движение посетителей на склонах и канатных дорогах — вот их задача. Объясню, в чем смысл. Сейчас очень много категорий льготников, которым положены бесплатные проходы. Они не идут через турникеты, а идут через волонтеров. Второе. Волонтеры помогают сотрудникам канатной дороги с посадкой людей в кабинки. Помогают также в организации событийных мероприятий. Если понадобится помощь на склонах, тоже будем их задействовать, все волонтеры хорошо умеют кататься на сноуборде или горных лыжах. К нам обращается много компаний с просьбой провести корпоративные соревнования на горе. Волонтеры будут привлекаться к организации всего этого процесса. Набрано 43 добровольца.

— Интересный момент, касающийся набора инструкторов, прошедших обучение и имеющих удостоверения. "Горный воздух" заключат с ними контракты. Это тоже делается впервые?

— Да. Но, как оказалось, у нас не так-то много людей с инструкторскими "корочками". Буквально несколько дней назад звонили девчата из Хабаровска, хотят приехать поработать у нас. Уже набрали какое-то количество людей, но так получается, что основная часть будет работать в скользящем графике. На постоянную работу должно быть не менее 5-6 человек, плюс те, кто может подрабатывать в свободное время.

— В связи с этим вопрос — будут ли проводиться какие-то "облавы" на "черных инструкторов", ведь это могут быть люди, которые сами катаются неправильно и другим транслируют свои ошибки, а речь идет о безопасности.

— Соглашусь. Но давайте посмотрим с точки зрения закона. Имеем ли мы на это право?

— На крупных курортах таких инструкторов гоняют.

— Для этого существуют ски-патрули, в которых состоят как раз тех инструкторы с "корочками". У них есть право проверки документов других инструкторов. Если у нас будут люди с такими удостоверениями, так и будет. Постараемся это организовать. Но, с другой стороны, смотрите, вы пришли с подругой и хотите научить ее кататься. Вы можете это делать?

— Могу. Но правильно или неправильно я научу — вот вопрос.

— Для того чтобы была такая служба проверки вашей деятельности на склоне, мы и набираем обученных инструкторов.

— Но одно дело научить подругу, а другое — когда человек каждый день на горе, примелькался, всех учит, приходит зарабатывать деньги, но при этом у него нет удостоверения инструктора.

— Я же говорю, постараемся упорядочить. Хочу добавить, что у нас увеличилось количество спасателей. Было 10, стало 18. Патрулирование склонов будет проводиться чаще.

— Создание медпункта не планируется? Чтобы до приезда скорой помощи, если серьезная травма, что-то смочь сделать.

— Вот как раз две недели назад мы обсуждали эту тему для определения сметного расчета. Конечно, пункт оказания помощи должен быть, но помещения для него сейчас нет. По-хорошему, такое помещение должно быть на вершине Большевика с учетом того, что комплекс будет расти в разные стороны, переходить на гору Красную. Очень хочется, чтобы это было, но в этом сезоне не получится. Нужно сделать помещение, лицензировать его, нужны специалисты с допуском на эту работу… К нам уже приходили врачи, которые специализируются на оказании неотложной помощи и хотели бы работать на горе.

— Андрей Владимирович, снесли наконец-то пятиэтажный дом на средней площадке. Что будет на его месте?

— Эта площадка выровнена, там будет бесплатная парковка примерно на 50 машин. Внизу как была парковка в прошлом году, так и останется.

— Вопрос о балансе между туристами и спортсменами и о перекрытых трассах. Какой-то новый вариант работы с гонолыжной школой нашли, чтобы никто не страдал?

— Вот смотрите, из горнолыжки мне пришло письмо. Просят с 25 декабря обеспечить спортсменам допуск на Западный склон и указать место для постановки постоянных трасс, где они будут проводить тренировки. Я ответил, что пока мы не позволим устанавливать постоянные трассы. Наши планы — запустить Запад весь, потом Армейку. Это если погода не изменится и снега естественного не будет. Когда запустим Армейку, отдадим ее горнолыжке, пусть ставят там постоянные трассы. Запад отдавать не будем. Мы вообще намерены уводить горнолыжную школу на спортивные трассы: Спортивную, Армейку, Северный склон. Северные трассы сложные, как Армейка.

— Я что-то слышала про бесплатные уроки инструкторов в сноупарке. Для популяризации этого места, чтобы не пустовало. Это правда будет?

— Если к нам придут на работу инструкторы по этому профилю, то да. Главное, повторюсь, чтобы снег был.

— Интересно. И давайте договорим про технику. Парк ратраков пополнился в связи с увеличением количества трасс?

— Мы приобрели новый ратрак для перевозки пассажиров. Вместо кузова сзади у него установлена утепленная пассажирская кабина, внутри скамейки, 20 сидячих мест, есть места для установки горнолыжного снаряжения. Спинки скамеек раскладываются, чтобы устанавливать носилки для тяжелых пострадавших. Можно также возить сотрудников канатной дороги, спасателей. Если дорогу заметет, будет легко доставлять наших людей на рабочие места. Такая универсальная машина у нас одна. Она обошлась в 9,5 миллиона. Есть еще маленькая машина Isudzu Oxara. Она также предназначена для перевозки пассажиров.

— А обычных ратраков стало больше?

— 22 декабря приехали еще два ратрака БР-350 марки Prinoth с лебедкой для работы на склонах с очень большим перепадом высот. Сейчас идет сборка этих машин. Пара дней — и они будут готовы к работе. Итого в нашем парке вместе с пассажирским ратраком девять единиц. При этом одну машину мы отдадим для работы на более низких склонах. Она меньшей мощности, мы ее мало эксплуатируем.

— Озвучьте ваши ожидания от сезона.

— Очень не хочется создать негативное впечатление от отсутствия снега. Многие звонят с материка, уже купили билеты, интересуются. И как-то совсем неудобно: снега-то нет. Поэтому мои ожидания только одни — побыстрее бы был снег, а остальное мы сделаем.

— Сколько туристов ждете в этом сезоне?

— Если в прошлом году за сезон было порядка 30 тысяч посетителей, то в этом как минимум должно быть не меньше. Кстати, летом в этом году у комплекса было намного больше гостей, чем в прошлые годы. Летняя тематика — вообще отдельная тема. У нас на самом деле нет летней инфраструктуры, которая была бы привлекательна, в частности, для семей с детьми. Детские городки, еще что-то... Об этом стоит задумываться. Все говорят — сезон, сезон. Но лето — тоже сезон.

— Насколько окупается работа "Горного воздуха"?

— Все мы платим коммуналку, видим, как понимаются цены. "Горный воздух" — государственное учреждение, социально направленное. И мы не работаем в плюс, на прибыль в полном объеме. Одна канатная дорога в час съедает чуть меньше 20 тысяч рублей. А сейчас еще две дороги появились. Затраты на электроэнергию просто колоссальные. Плюс содержание персонала, который должен быть обязательно. Часть затрат нам субсидируют, но только часть.

— В следующем году у вас не увеличится финансовой поддержка от области?

— У вас на "Сах.коме" была хорошая статья про бюджет Сахалинской области, который уменьшился. Как могут нам увеличить? Нам тоже уменьшили, на 10%, сказали, что мы должны больше зарабатывать. При этом расходов больше, а денег меньше.

— И как собираетесь увеличивать собственные доходы?

— Задача одна — сделать "Горный воздух" привлекательным, в том числе и летом. Мы должны создать условия, чтобы люди к нам приходили.

— Позвольте спросить, как вы относитесь к тому, что вокруг "Горного" в последнее время создалось не очень хорошее информационное поле.

— Философски. Сколько хорошего ни делай, всегда найдутся те, кто точно знает, как сделать лучше. Это было во все времена, наверное, и в России особенно. У нас все любят давать советы. Как работать доктору, как уголь добывать, где рыбу лучше ловить. Не говоря уже о том, как правильно насыпать снег — об этом вообще все знают! Но почему-то когда мы давали объявление и искали специалиста по оснежению, никого не нашли, вообще.

А если говорить серьезно, очень бы хотелось, чтобы наши гости отнеслись с пониманием к отсутствию снега. Не мы его сверху сыпем. Стараемся как можем, но выше головы не прыгнешь.

Новости по теме:
Подписаться на новости