16+

Главврач Сахалинского онкодиспансера: оборудование и специалисты у нас не хуже, чем в Южной Корее

Здравоохранение, Weekly, Южно-Сахалинск

Сахалинский онкологический диспансер по праву считается не только самым крупным медицинским учреждением острова, но и самым технически оснащенным. Многому оборудованию, установленному в нем, могут позавидовать ведущие клиники нашей страны. При этом на острове к самому учреждению отношение, мягко говоря, неоднозначное. Накануне Нового года корреспондент информационного агентства Sakh.com встретился с главным врачом диспансера Виктором Ли и узнал, почему же все-таки на острове не снижается количество онкологических больных, как удается закупать высокотехнологичное оборудование и почему многие пациенты предпочитают лечиться за рубежом.

Родился в Южно-Сахалинске, здесь же окончил школу. Мединститут оканчивал во Владивостоке. Во время учебы прошел службу в армии. Служил в Ставропольском крае, возглавлял первичную комсомольскую организацию батальона. По окончанию службы в рядах вооруженных сил завершил учебу в Приморье и вернулся на Сахалин. Во время обучения увлекся таким направлением, как компьютерная томография: новое оборудование, прогрессивные технологии. Начал изучать и был одним из первых специалистов, кто начал осваивать это направление на островной земле. Считает, что в этом плане ему очень повезло, потому что именно на Сахалине в те годы впервые на Дальнем Востоке стали приобретать необходимое дорогостоящее оборудование.

Приехав на остров, прошел интернатуру по рентгенологии в областной больнице, полгода проработал в поликлинике, а в конце 1993 года перешел на работу в Сахалинский онкологический диспансер. И с того времени ни разу место работы не менял.

— Вы почти четверть века работаете в онкологическом диспансере. Почему вы с момента своего прихода ни разу не меняли работу?

— Бывало, что хотелось поменять все, уйти и попробовать себя в другом учреждении. Но всегда останавливало то, что я работаю в самой технически оснащенной больнице нашей области. Онкологический диспансер всегда выделялся наличием ультрасовременного оборудования, которого порой не встретишь восточнее Урала. И сколько я работаю, здесь всегда медицинская аппаратура регулярно обновляется. На сегодняшний день в онкологическом диспансере по некоторым направлениям в плане оборудования мы соответствуем самым высоким мировым стандартам. Например, в диагностике.

Кроме того, мне очень нравится то, чем я занимаюсь. Даже сейчас, когда я являюсь главным врачом, я продолжаю практиковаться в диагностике заболеваний. Конечно, сейчас в меньшем объеме, по сравнению с прежними периодами. Пока условия это будут позволять делать, буду этим заниматься. Конечно же, не в ущерб основной работе. Нельзя взять и бросить то, чему отдал 23 года своей жизни.

Тем более, что сейчас техника у нас собрана такая, которая значительно облегчает труд врача. Такая работа в удовольствие.

— А как на уровне других регионов Дальнего Востока оснащен островной онкологический диспансер?

— Точно среди лидеров. О нашем диспансере знают везде. Причем в положительном смысле: качество медпомощи, оснащение оборудованием. Конечно, некоторые больницы федерального округа тоже неплохо оснащены. Но мы в этом плане находимся на передовой. Наши врачи имеют возможность работать на такой аппаратуре, которой нет нигде на Дальнем Востоке.

Даже в федеральных онкологических центрах, скажем, в РОНЦе (Российский онкологический научный центр — прим.), нет такого аппарата по исследованию молочных желез, какой есть у нас. Он позволяет обследовать молочные железы очень глубоко и детально. Представители РОНЦа, а также представители других крупных центров, когда приезжают на остров, всегда удивляются высокому уровню нашей оснащенности. Подобная техника, кроме Сахалина, установлена только в Якутии и в поликлинике управления делами президента. Возможно, есть еще где-то в частных клиниках, но среди бюджетников только в этих трех учреждениях.

— На Сахалине очень высокий процент людей, заболевших онкологическими заболеваниями. На ваш взгляд, по каким причинам регистрируются такие неприятные для области статистические показатели?

— На Сахалине очень большая миграция населения. К нам и приезжают много, и уезжают немало на материк. Еще 5 лет назад было зарегистрировано 2396 пациентов с впервые выявленным раком. По прошлому году эта статистика немного снизилась — до 2375 человек. Есть небольшая тенденция к снижению. Однако это цифры "плавающие". За счет миграционных изменений меняется и наша статистика.

Я больше стараюсь смотреть на количество выявленных злокачественных образований на ранних стадиях. Потому что операбельность таких больных выше. На 1-2-й стадиях в 95% случаев поддается излечению. И меня, честно говоря, радует, что количество выявленных заболеваний на этих стадиях растет год от года.

В то же время рак — это такое заболевание, которое остается на всю жизнь. Он не образовывается в одном месте. Бывает, что сначала опухоли появляются в одном месте, потом в другом. Поэтому даже, если пациентов мы излечиваем на ранней стадии, они на протяжении многих лет проходят обследование у врача во избежание повторных злокачественных образований. При этом статистика таких людей все равно учитывает. Хотя фактически они здоровы. Потому получается, что наши врачи помогают людям, но на статистику это мало влияет.

— Вы почти четверть века работаете в онкологии. Насколько сильно работа врачей на этом технологичном направлении медицины претерпела изменения?

— Настолько сильно, что если сравнивать с полетами в космос, то это даже не полет на Луну, а полет в другую галактику. Это касается и оборудования, и технологий, и знаний о болезни.

В то же время я бы хотел отметить, что в этой борьбе вооружаются не только врачи, но и сама болезнь. Она очень сильно помолодела. Если 17-летних больных в те времена, когда я только начинал работать, знали пофамильно и в буквальном смысле в лицо, то сегодня количество таких пациентов у нас значительно увеличилось.

Хотя не может не радовать тот факт, что выявляемость заболеваний, как я уже говорил выше, растет год от года. Это связано с тем, что технический потенциал нашего диспансера, извините за такое эмоционально окрашенное слово, высоченный. Впрочем, и уровень лечения самой болезни значительно вырос. Сильно изменились стандарты и подходы к лечению. Много методик, и они меняются, дополняются из года в год.

Еще один немаловажный момент в современной онкологии — высокая доля применения так называемых химических препаратов. В советские времена они были преимущественно отечественного производства. Теперь мы имеем возможность применять импортные медикаменты по тем же схемам, которые используются во всем мире. Причем их эффективность настолько высока, что в свое время появилось, а сейчас получило новое развитие такое медицинское направление в онкологии, как химиотерапия.

— И все-таки, врачам легче стало работать в связи с появлением новых технологий или нет?

— Работать всегда было тяжело: и тогда, и сейчас. Просто потенциал отличался. Знаний стало больше у врачей. К тому же онкология — это направление многопрофильное. Надо знать практически всю медицину, чтобы успешно противостоять болезни, начиная от диагностического скрининга и заканчивая высокотехнологичными методами лечения.

— О Южной Корее и Японии. Почему многие обеспеченные пациенты стараются лечиться за рубежом? Техническая оснащенность и уровень подготовки врачей нашего диспансера уступают тому, что предлагают азиатские клиники?

— По поводу кадров однозначно нельзя сказать. Там есть действительно высококлассные профессионалы. Но есть и те, кто спустя рукава работает. Если говорить о Южной Корее, то, может быть, на первом этапе там оказывали помощь на высочайшем уровне. Они были заинтересованы в том, чтобы не терять свой престиж. Очень избирательно выбирали пациентов для оказания медицинской помощи. Сейчас такого, наверное, уже стало меньше. По существу все превратилось в медицинский туризм. Приезжают россияне, в том числе и наши сахалинцы, порой группами, и их водят по медицинскому центру, берут анализы, проводят быстрый скрининг и делают отбор, кому что надо сделать.

Что касается уникальной высокотехнологичной помощи, которая там оказывается, я бы говорить об этом не стал. Обеспечение современным медицинским оборудованием у нас не хуже. И я говорю не только об оборудовании. Это касается и уровня подготовки врачей.

В чем мы точно уступаем — в отношении к пациентам. Просторные персональные палаты, большое количество персонала, которое занимается одним пациентом и т.д. К сожалению, мы такого уровня услуг предоставить не можем. Для пациентов мы — бесплатное медицинское учреждение. В Корее же за весь этот антураж платит больной или его родственники.

Поэтому даже при одинаковом проценте излечений выбор будет сделан в пользу Кореи. И рекомендовать будут поездку туда. Хотя, повторюсь, и уровень оборудования, и специалисты у нас не хуже.

— Ваш диспансер уже несколько лет сотрудничает с компанией "Эксон Нефтегаз Лимитед" — оператором проекта "Сахалин-1". За это время арсенал учреждения пополнился зачастую уникальным оборудованием. Насколько необходимо для вас такое сотрудничество?

— Действительно, уже несколько лет компания "Эксон Нефтегаз Лимитед" помогает приобретать нам ультрасовременную медицинскую технику. В этом году мы закупили цистоскоп и мониторы слежения за состоянием пациентов в реанимационное отделение. Это очень хорошая техника высочайшего уровня.

Например, лапороскопическая стойка одного из лидеров на мировом рынке медицинской техники. Она позволила врачам не только видеть микроскопические, до 1 мм новообразования, но и дала возможность обнаруживать только зарождающиеся опухоли, которые еще не имеют даже тканевой структуры. Эта техника очень сильно облегчила труд врачей и медперсонала урологического отделения. Но самое главное — поспособствовала улучшению диагностики пациентов.

Если говорить о мониторах, то они удобны тем, что показывают практически все параметры жизнеобеспечения пациента. Дыхание, ритм сердца, насыщенность кислородом, даже уровень углекислого газа — эти параметры отслеживаются, что называется, в режиме реального времени. И чтобы использовать эти мониторы в работе, не требуется длительного обучения. По существу, любой врач, только приступивший к работе с ними, сразу понимает, как их правильно подключить. Минимизированный, интуитивно понятный интерфейс позволяет правильно настроить оборудование и подключить его к больному.

От медицинского персонала, который уже приступил к работе на этом оборудовании, я слышал только положительные отзывы.

— Первый Новый год вы встречаете в качестве руководителя онкологического диспансера. Традиционно принято подводить итоги перед праздником. Каких показателей удалось добиться учреждению в нынешнем году?

— Я без малого полгода возглавляю учреждение. Что-то глобальное за такой короткий срок сделать сложно. Но руководство нашего диспансера и я в частности постарались не проводить никаких глобальных изменений. За это время мы завершили начатые проекты прежней администрации и запланировали ряд мероприятий, которые будем реализовывать уже в следующем году. Прежде всего, это ввод в эксплуатацию нового хирургического комплекса. С началом его работы мы сможем предоставлять еще больше услуг сахалинцам и курильчанам.

Узнавайте новости первыми!
Подписаться в Telegram Подписаться в Telegram Подписаться в WhatsApp Подписаться в WhatsApp

Обсуждение на forum.sakh.com

быть 20:15 11 января 2017
Дай бог, чтобы это было правдой. Потому что сахалинцам больше не на кого надеяться в этой беде...и пусть закупают все, что нужно для онкодиспансера, пусть обучают специалистов, не жалея денег из бюджета. Я-за!
hozain-07 17:01 5 января 2017
Да согласен ,только руки рядом с ногами из этого мета игонора как у профессуры, а аппараты сами по себе железо.
(Добавлено через 47 секунд)
Из этого места и гонора
анонимный  16:53 4 января 2017
От чего тогда в Южную Корею едут лечится люди,вы нагло лепите горбатого,и вам не стыдно?
анонимный  09:29 4 января 2017
Кто -нибудь из пациентов, обладающих денежными средствами, предпочел лечение в местной клинике корейской или другой иной?
CSN-2013 09:19 4 января 2017
Докажите, что это не просто слова
Читать 217 комментариев на forum.sakh.com