20 августа 2022 Суббота, 05:23 SAKH
16+

По западной России. Часть 6. Санкт-Петербург

Туризм, Weekly

Прикосновение к живой истории

30 января 2017 года (понедельник). Пасмурно. Все эти три дня в Великом Новгороде такая погода. С утра отдал ключ хозяйке, расплатился и направился на автовокзал. С легкой грустью расстаюсь с очередным новым городом своей жизни.

В 10:00 большой автобус до Питера стал покидать Великий Новгород. На прощанье мелькнул в окне университет имени Ярослава Мудрого.

Питер встретил слякотью и промозглой погодой. На станции метро "Московская" города Санкт-Петербурга в кафе "Чайникофф" у меня был утонченный обед-комплекс за 149 рублей: салат оливье, двойной сэндвич с салями, холодной чай. Вся эта утонченность, если честно, бред, но поблизости не было нормальных заведений общепита.

Питер… В этот город пришел пешком мой прадед Владимир Швецов 1894 г.р., пятнадцатилетним, зимой из вологодской деревни. Шел по зимней дороге, проложенной по замерзшим болотам, на которой местами стояли избушки. От его родной деревни это около 300 км по прямой. С началом Первой мировой войны юного Володю забрали на фронт (вот не знаю, куда именно). В годы Гражданской он служил пулеметчиком в Чапаевской дивизии, что стало незабываемыми воспоминаниями его жизни. Прадед рассказывал (не мне), что Чапаев погиб из-за баб, к которым намеревался перебраться в соседнюю деревню, переплыв реку Урал. Не знаю, правда это или нет, сейчас у него это уточнить уже невозможно. В августе 1945 года прадеда Володю, вдовца, у которого в деревне остались дети, забрали служить под Читу — тогда как раз начали бить японскую Квантунскую армию в Маньчжурии. Жизнь была у него насыщенная: можно сказать, три войны прошел. До девяноста дотянул.

Мы рассматриваем черно-белые фотографии тех далеких времен. История великой страны разворачивается перед моими глазами. Это вам не лайки под чужими фотками в соцсетях ставить, это прикосновение к живой истории. Нынче наметилась такая тенденция — выбрасывать старые фотографии: иногда их предварительно сканируют, иногда просто выбрасывают, не сохраняя даже в электронном формате. Считаю, это кощунство по отношению к светлой памяти предков.

По Невскому проспекту к реке Неве

С утра выбираюсь в город (остановился у родственников в пригороде). На автобусе с хмурыми лицами доезжаю до станции Московская. На входе в метро людские потоки захватывают вас, и вы вместе со всеми куда-то несетесь вниз.

На метро еду до Невского проспекта и выхожу из станции метро на набережную канала Грибоедова. Мне открывается вид на Казанский собор. В другой стороне вдали высится красивый храм Спас на Крови.

Казанский собор
Казанский собор
Невский проспект
Невский проспект
Канал Грибоедова. Вдали — Спас на Крови
Канал Грибоедова. Вдали — Спас на Крови

Хмурое утро. Шагаю по Невскому проспекту — центровой улице Питера. Выхожу на Дворцовую площадь, посередине который высится Александрийский столп. Эрмитаж.

По Дворцовому мосту перехожу на Васильевский остров. Река Нева замерзшая, на льду — белые и серые чайки и коричневые утки. Великие русские реки в этом моем путешествии мелькают одна за другой: Кубань, Волга, Москва, Шексна, Волхов, Нева…

Дворцовая площадь. Александрийский столп. Эрмитаж
Дворцовая площадь. Александрийский столп. Эрмитаж
Эрмитаж
Эрмитаж
Андреевский флаг над Адмиралтейством — штабом ВМФ России
Андреевский флаг над Адмиралтейством — штабом ВМФ России
Нева
Нева
Петропавловская крепость
Петропавловская крепость
Васильевский остров
Васильевский остров
Ростральные колонны на стрелке Васильевского острова
Ростральные колонны на стрелке Васильевского острова
Ростральных колонн две — северная и южная. Они были построены в 1810 году в качестве фонарей. Расположены у основания стрелки Васильевского острова
Ростральных колонн две — северная и южная. Они были построены в 1810 году в качестве фонарей. Расположены у основания стрелки Васильевского острова
На стрелке Васильевского острова
На стрелке Васильевского острова

На стрелке Васильевского острова высыпала из автобуса толпа китайских туристов. Русский мужик с подуставшим лицом навязывает им черные меховые шапки с кокардами, обращаясь к ним по-китайски. Он и мне предложил, обратившись по-английски: он принял меня за военного американца, за НАТО-вца в отставке.

Патологоанатомия попрошайничества

Иду обратно по Невскому проспекту. Он многолюден круглые сутки и весь пропитан историей. Этим он мне напоминает улицу Сидзё ("Четвертая линия") в городе Киото, древней японской столице.

У "Литературного кафе" сидит молодой парень в кожаной куртке-косухе, перед ним табличка: "Подайте на еду". Я разговорился с ним. Он со Смоленска, живет у друга где-то за городом. Просить денег и еду у друга стесняется. Работать не может. Потому что, говорит, у него проблемы с головой. Что значит проблемы с головой? Он показывает шрамы на левой руке — попытки суицида. По мне так он вполне нормальный, со рта — перегар: вчера хорошо посидели. Пришлось его пристыдить, он ведь не немощный старик. Посоветовал ему уехать автостопом в Крым, в Индию, куда угодно, где тепло и можно жить под открытым небом, питаясь, например, бананами. Деньгами всё же ему помог. Парнишка-то смышленый, интеллигентный. Ему двадцать шесть. Вот только слабину дал. Не понимает еще, что сопротивляться обстоятельствам надо до последнего. Почему я это пишу — потому что дальше было больше.

Часа через два я выходил из закусочной SUBWAY (там у меня попросили паспорт, чтобы удостовериться, что мне есть восемнадцать), когда ко мне подошел молодой тип и попросил купить ему воды. Тип выглядел прилично и был вполне упитан. Та же история: работы нет, воровать не может. Он родом из Благовещенска, тридцати четырех лет. Говорит, что у него нет в жизни цели, поэтому вот так и живет. Я ему поверил. Купил воды и посоветовал свалить стопом из этого слякотного города в теплые края.

Что происходит с народом?! Парням проще просить милостыню, девчонкам проще раздвигать ноги — для лучшей жизни.

Неподалеку от своей автобусной остановки стоит очередной, с табличкой "Помогите на дорогу домой. Ограбили". За три часа уже третий на моем пути. Ему тридцать лет. Читаю мораль, он раздражается: пожили бы, мол, с моё, а то учить-то все могут. Подходят два мента в синих армяках, сказали ему, чтоб проваливал, а то месяц уже стоит. Не месяц, а меньше, поправил он. Мне показалось, что меня сейчас с ним заберут. Менты ушли, парнишка как ни в чем не бывало, оглядываясь по сторонам, встал на прежнем месте с табличкой на шее.

***

В комнате, где я нахожусь, работает телевизор. "Дом-2". Поскольку в комнате я не один, то вынужден слушать всё это. Ребята с экрана уже какое десятилетие копаются в чужом — друг друга — белье. Здоровые девки и парни — на заводы их, на поля! — впустую тратят свою молодую энергию, прожигая свои жизни (правда, зарабатывают неплохо, говорят) и подают пример подрастающим поколениям. Все их разговоры — это отображение массового сознания. Они, не стесняясь, обсуждают интимные подробности друг друга, и это — на всю страну.

Невский проспект

Шагая по Невскому проспекту, я понял, что не люблю, буквально ненавижу восемнадцатый век: он весь какой-то нерусский: его история, его здания, его романская атмосфера, доставшаяся современному Питеру в наследство. Всё это не то, не наше; оно чужеродное, навязанное. Особенно Петергоф.

А вот желтые постройки, типичные питерские дома 19 века, мне ближе.

Вот Русский музей, рядом храм Спас на Крови.

Русский музей императора Александра III (1895)
Русский музей императора Александра III (1895)
Спас на Крови. Храм построен на месте убийства императора Александра II 1 марта 1881 года
Спас на Крови. Храм построен на месте убийства императора Александра II 1 марта 1881 года
Спас на Крови напоминает Покровский собор (храм Василия Блаженного) в Москве
Спас на Крови напоминает Покровский собор (храм Василия Блаженного) в Москве

Здесь же продают различные экскурсии, находится кофейня на колесах, толпятся туристы.

Человек в костюме пирата с саблей, выкрашенный золотой краской, стоит на постаменте, изображает статую: позирует перед фотокамерами. Перед ним — чемоданчик для сбора денег. Говорит, что из Белоруссии, вынужден вот так зарабатывать на жизнь. На следующий день он уже был серебряным Шерлоком Холмсом.

— Ас-саляму алейкум! — кричит художник у железного забора, ограждающего территорию Русского музея, и я понимаю, что это мне.

Это Лев, он художник, продает свои картины.

— Сибиряк? — спрашивает он меня, пожав руку.

— Дальневосточник! — с гордостью отвечаю я.

Лев оказался балагуром, говорит — не остановишь. Показывает мне свои картины. Его любимая — "Златовласка". Может быть, картина называется по-другому, но он называл эту бабенку Златовлаской — голую девку, изображенную со спины, с шикарными блондинистыми волосами. Возле этой бесстыдницы на столе стоит бутылка с алкоголем.

— Мужчина пьет джин, — поясняет смысл нарисованного Лев, — и превращается в… — и предлагает мне угадать, в кого превращается напившийся мужчина.

— В обезьяну? — предполагаю я в предвкушении.

— Если бы! В червяка! Который смотрит на женщину ниже… (вырезано цензурой).

Смотрю на другие картины. На одной из них конники едут на фоне полыхающего в огне пейзажа. На другой картине они едут на фоне гор.

— Дело мужчины, — комментирует картину посерьезневший Лев, — чтобы был не огонь, а вот это, — указывает на конников на фоне гор.

У Льва непростая жизнь. Он с Кавказа, из Осетии, вроде. Рядом как раз стоит картина, на которой изображен вид из окна на горный поток, если не изменяет память. Из-за разгоревшейся чеченской войны ему пришлось покинуть родные края, бросив свой дом.

— Я тебя сразу заприметил, когда ты к изображающему статую подошел, — поет дифирамбы Лев, — наш человек!

Мы долго жали друг другу руки и прощались. Все художники — братья, они сразу видят друг друга издалека.

Площадь Восстания
Площадь Восстания

На Петроградской стороне. Петропавловская крепость

Доезжаю до станции метро Спортивная и выхожу на Петроградской стороне. По мостку перехожу на Заячий остров и оказываюсь на территории Петропавловской крепости, золотой шпиль которого, как и адмиралтейский, возвышается над всем городом.

Типичный питерский двор
Типичный питерский двор
На Петроградской стороне
На Петроградской стороне
Петропавловская крепость
Петропавловская крепость
По ту сторону Невы. Посередине — Исаакиевский собор
По ту сторону Невы. Посередине — Исаакиевский собор
План Петропавловской крепости
План Петропавловской крепости

Петропавловская крепость заложена Петром Первым 16 мая 1703 года. Крепость предназначалась для оборонительных целей в ходе Северной войны 1700-1721 годов. Она стала ядром нового города — Санкт-Петербурга. Крепость построена на Заячьем острове в устье реки Невы. Сначала это была древоземляная крепость. С 1706 по 1740 годы крепость была перестроена в камне и кирпиче.

Собор Святых апостолов Петра и Павла (Петропавловский), 1712-1733
Собор Святых апостолов Петра и Павла (Петропавловский), 1712-1733

Центром ансамбля крепости является Петропавловский собор. Деревянный храм был заложен 12 июля 1703 года, в день празднования памяти святых апостолов Петра и Павла. По названию собора стала называться и крепость.

Высота колокольни (шпиля) Петропавловского собора составляет 122,5 метра. Петропавловский собор имел значение как мемориал русской воинской славы. В нем хранились военные трофеи: знамена, ключи от покоренных городов и крепостей. С 1708 года в соборе погребались члены императорской фамилии. С 1918 по 2008 года богослужения в нем не велись. Во времена советской власти Петропавловский собор являлся филиалом Музея революции.

Памятник Петру Первому
Памятник Петру Первому

Петропавловская крепость использовалась также в качестве тюрьмы, недаром ее называли "русской Бастилией".

В наше время Петропавловская крепость входит в структуру Государственного музея истории Санкт-Петербурга. В этот день почти все объекты Петропавловской крепости были закрыты, поэтому их обзор мною был произведен только снаружи.

На территории крепости находится музей "Камеры пыток Средневековья". На фото изображены орудия пыток, у входа на эшафоте стоит бутафорский палач с огромным топором. Под эшафотом — табличка: "Влезать на эшафот строго запрещено!". Вспоминается столица трагической страны Камбоджи — город Пномпень. Там, дабы увековечить память о кровавом режиме Пол Пота, из бывших камер пыток и убийств, устроенных в стенах школы, сделали музей, в котором экспонируются страшные фотографии жертв, замученных в тех стенах, и орудия пыток сохранены в нетронутом виде. Сытые европейские буржуа с полуулыбкой фотографируются на фоне этой тюрьмы. Морально-этические понятия не позволяют мне всё это принять.

Через Невские ворота крепости выхожу на лёд Невы. Его толщина до 40 см. Льдом скована вся река. Открывается панорама Питера. Чугунные таблички на стенах Невских ворот вещают о том, насколько поднимался уровень воды в разные годы во время наводнений.

Кунсткамера

Прохожу по Биржевому мосту через Малую Неву, покидаю Петроградскую сторону.

Питер удивителен: православные храмы соседствуют с обнаженными античными статуями. Это всё 18 век! Мешанина еще та: романтизм, классицизм, вольтерианство…

Захожу в Музей антропологии и этнографии имени Петра Первого Российской Академии наук, иначе называемый Кунсткамерой.

Здание Кунсткамеры было построена в 1718-1719 годах по указанию Петра Первого. Кунсткамера стала первым государственным музеем России, она является частью объекта Всемирного наследия ЮНЕСКО.

В башне здания находится астрономическая обсерватория. Саму башню венчает армиллярная сфера (модель небесного свода), ставшая одним из символов Санкт-Петербурга. В годы войны, во время блокады Ленинграда, здание Кунсткамеры пострадало от осколков снарядов. Башня восстановлена в 1948 году.

Первый этаж посвящен этнографии. Здесь собраны коллекции практически со всего мира: национальная одежда, орудия труда и войны, модели жилищ…

На втором этаже находятся экспозиции, элегантно именуемые "Первые естественно-научные коллекции культуры" и являющие собой жутковатый анатомический театр. Скелет великана, заспиртованные младенцы с уродствами, младенческие головы в склянках… Глядя на них, я подумал, что они, наверное, не хотели бы быть выставленными на показ, тем более на сотни лет. Их бы земле предать. Вместо этого подвергаются взглядам брезгливо поеживающихся обывателей.

Находясь в Нидерландах, Петр Первый проявил интерес к собраниям голландских коллекционеров. Русский царь купил коллекции у аптекаря и натуралиста Альберта Себа и анатома Фредерика Рюйша, который разработал методику консервации мертвого человеческого тела. Они-то и выставлены на втором этаже Кунсткамеры.

Человеческие уродства разбавлены представителями фауны также с патологиями: на каждом стенде с экспонатами человеческих патологий и аномалий обязательно имеется 1-2 маленьких крокодила и т.п. Были опасения, не пропадет ли перед обедом аппетит.

На третьем этаже представлена экспозиция "М.В.Ломоносов и Академия наук XVIII века". На четвертом этаже — первая астрономическая академии наук. Пятый этаж — "Большой Готторпский глобус". Последние два этажа — только по экскурсии.

Питерскими улочками

Иду по набережной реки Мойки. На моем пути — дом-квартира Пушкина. Вход во дворе. Туда направляются люди, внутри тоже оживленно. Но меня Пушкин не вдохновляет, это больше женский поэт, поэтому заходить в его квартиру-музей не стал.

По Михайловскому саду, примыкающему к Русскому музею, брожу в поисках входа в Русский музей. К входу выстроилась огромная очередь. Пришлось отказаться от второго посещения этого музея, в котором собраны произведения русского художественного искусства. Там я уже был, но побывал бы и во второй.

По Невскому мосту дохожу до Аничкова моста, на каждом из четырех углах которого стоят фигуры человека и коня. На одном из постаментов видны следы от попадания немецкого снаряда времен Блокады.

Поворачиваю направо — на набережную реки Фонтанки. На память приходят строчки:

Чижик-пыжик где ты был?

На фонтанке водку пил.

Так распевали в Питере в царское время. Чижиками-пыжиками называли до революции студентов Императорского училища правоведения, которые носили пыжиковые шапки, а расцветка мундиров напоминала оперение чижа.

Перешел мост Ломоносова, затем Семеновский мост. Дошел до Обуховского моста, перешел и его. На станции место "Технологический институт" (недавно ставший печально известным в связи с терактом), сел до станции "Купчино".

На Аничковом мосту
На Аничковом мосту
Река Фонтанка
Река Фонтанка
Студенты консерватории подрабатывают в метро. Этими инструментами умудрялись играть хард-рок
Студенты консерватории подрабатывают в метро. Этими инструментами умудрялись играть хард-рок

В эмиграцию!

Приятным завершением моего путешествия стала встреча с давнишней знакомой Марией, с которой мы сотрудничали на Сахалине в деле звукозаписи. Два года назад она перебралась в Питер. Живет в Шушарах. Мы встретились на станции "Купчино" и засели в ближайшем кафе. Примерно два года мы с ней и не виделись.

Маша говорит, что Питер ей не нравится, ей больше Москва по душе. Зарплаты здесь смешные — 25-30 тыс. р. при высоких-то ценах, да и то могут задержать. В Москве в этом плане проще: там дают нормально заработать. Как всякому здравомыслящему человеку с большими амбициями ей было тесно на Сахалине, тем более что на Сахалин она приехала откуда-то с материка. На Сахалине прожила три года. Она человек городов, природа, которой богат Сахалин, её не шибко прельщает. Маша говорит, что всё в мире утрачивает смыслы, я с ней соглашаюсь и привожу примеры своих наблюдений. Это одна из немногих женщин, с которыми у меня единство мнений по всем вопросам.

Завтра я улетаю на Сахалин, через неделю она улетает в Индию, билет в один конец. Когда теперь свидимся, неизвестно. Там она вместе с подругой в каком-то индуистском храме будет практиковать десятидневное молчание, аскетическую практику йоги.

Из России много народу уезжает. Есть целые колонии россиян в индийском штате Гоа и в Таиланде. Люди не хотят жить у себя в стране по разным причинам. Один человек расписывал мне прелести эмиграции, вернее, обосновывал ее, говоря, что на эмиграцию из современной России, этакого Мордора, нужно затачивать себя чуть ли не с детства, так как жить здесь становится всё трудней и трудней — как экономически, так и духовно.

Маша вернуться всё же намерена, а билет взяла только в один конец потому, что она авантюристка. Мы с ней оба авантюристы. На прощание обнимаемся: "Я тебя понимаю, в этом плане ты мне близок", — говорит она.

Возвращение

За время пребывания в западной России у меня, я заметил, выработалось соответствующая интонация, характерная для жителей этой части страны. И если в Краснодаре у меня появлялся кавказский акцент, то на Русском Севере начинал вырабатываться московско-питерский говор.

2 февраля. В 13:32 наш самолет покинул аэропорт "Пулково-1" и взял курс на Москву. Зимний слякотный Питер, город-герой Ленинград, остался внизу. В небесах, над всем миром, я думал о трех неделях и пройденных мною шести городах, где творилась история России, история, которая предопределила судьбу каждого российского человека. Для меня эти три недели не пролетели, но и не протянулись: они именно были прожиты во всей полноте, со всей отдачей. Блокнот, моя рукописная книга, разбух от записей, и я уже вынужден сокращать слова, дабы хватило страниц (на данный момент осталась половина страницы).

Домой лечу с радостью: лучше Сахалина ничего нет. В этом плане я противник поговорки "Хорошо там, где нас нет" и считаю, что хорошо именно там, где мы есть.

...В 14:27 приземлились в аэропорту Домодедово, в залитой солнцем Москве, дымящей в небо большими трубами. Вдали среди небоскребов тонко высится шпиль Останкинской телебашни. Температура минус 7 градусов.

На посадку уже выстроилась длинная колбаса сахалинской очереди. По лицам и манере одеваться так и видно, что сахалинцы. Вдруг выясняется, что рейс задержан на пару часов. Колбаса недовольно загудела: объявления никакого не было, зря простояли, да и задержка вылета не может радовать.

Сидим с Ренатом, моим сахалинским знакомым, в кафе-баре "Назад в будущее. Жигули", стилизованном под советскую пивную. В общепите аэропортов цены конские, по-другому не скажешь.

В 19:10 наш самолет наконец-то взлетел. Лечу с тремя веселыми цыганами, всю ночь смотрю фильмы.

В 10:55 по местному времени приземлились в аэропорту Южно-Сахалинска. Выхожу по трапу в загазованный воздух островной столицы.

Подписаться на новости