16+

Сахалинская Ривьера Холмск, или Туристические амбиции на западном побережье

Туризм, Weekly, Политика, Бизнес, Холмск

О развитии туризма на Сахалине сегодня, пожалуй, не вещают только утюги — въездной и внутренний, экологический и гастрономический, элитный дорогой и нарочито демократичный. В области созданы и работают сразу несколько ведомств, занятых развитием этой несырьевой надежды островного региона, миллиарды рублей направляются на развитие "Горного воздуха", который должен затмить "Красную поляну", слова "туризм", "инвестиции", "гостеприимство", "сервис", "развитие" и "приезжать" в различных формах тасуют в речах общественники, чиновники и депутаты.

При всем этом неуемном декларировании внимания к туристической сфере реальных шагов на местах делается до обидного мало — например, знаменитые высокотехнологичные туалеты Южно-Сахалинска до сих пор стоят с замками на дверях. И это несмотря на разработанный гостевой маршрут, ТОР "Горный воздух" и столичный статус.

Ин Холмск ви траст

Но, возможно, еще один очаг туристического развития теперь запылает на юге острова — всерьез заняться туризмом и даже организовать пресс-тур и ознакомительное путешествие для шести туроператоров региона решились власти Холмска. Такого формата взаимодействия от городских администраций видеть еще не приходилось.

Целью поездки, заметил в ходе общения градоначальник Андрей Сухомесов, стало не просто знакомство с журналистами и туркомпаниями, но и получение некой обратной связи, советов и рекомендаций по совершенствованию отрасли гостеприимства в портовом городе. На туризм как на основу будущего процветания приморского города мэр, судя по всему, ставит немало — в 80-е годы, по его мнению, район был настоящей туристической Меккой для советских граждан, а отдельные его территории — чуть ли не дальневосточными курортами и здравницами. И все это, уверен мэр, можно возродить сегодня.

— Нормальные фасады, отремонтированные дороги, развитая туристическая инфраструктура и несколько изюминок, которые только в Холмске могут быть — музей моря, прекрасная набережная, центр реабилитации морских животных. Мы дадим возможность туристам познакомиться с историей Сахалина, Холмска, Карафуто, такие познавательные вещи. Займемся развитием мореходки, получим статус свободного порта. И все это реально, — рисует образ Холмска через 5 или 10 лет Андрей Сухомесов.

Но, как оказалось, кое-какими туристическими достопримечательностями и инфраструктурой город богат уже сегодня — именно на этой базе, очевидно, будет строиться его предполагаемое величие. Так что добро пожаловать в Холмск.

Политое кровью наследие Второй Мировой

Потрепанный жизнью 18-местный автобус трясется по колдобинам федеральной трассы. В чреве скрипучего авто на неудобных сидениях болтаются корреспонденты и операторы сахалинских изданий, представители крупнейших туристических компаний региона. За окном стелется густой приморский туман — такой же туман царит и в туристической сфере. Что-то уже вырисовывается, но контуры будущего все еще зыбкие.

— Это памятное место — здесь в 1945 году проходили ожесточенные бои за освобождение Холмска от японских захватчиков, — рассказывает глава городского управления культуры и архивного дела Марина Сидорова. Журналисты и тургагенты кутаются в молочные клочья дымки на вершине перевала, встречающего всех, въезжающих в портовый город. В нескольких десятках метров в тумане темнеет монумент — артиллерийское орудие на гранитной стеле. Это братская могила, в которой сегодня похоронены 25 воинов-освободителей южного Сахалина. Раньше останки находились в трех отдельных могилах, по которым прошла новая холмская трасса.

— Это у нас главное место для проведения массовых мероприятий в честь памятных дат, одно из самых посещаемых мест, куда заезжают все делегации, все гости.

Чуть дальше по дорожке, покрытой растрескавшимся асфальтом, из тумана выплывает сооружение из нескольких наваленных друг на друга камней — так условно обозначено место, где 72 года назад по наступающим советским солдатам строчил из пулемета японский дзот.

— Тут как раз за памятником, во времена войны проходила "конка" — дорога, связывающая Маоку и Тоехару. Это уже потом в советское время ее перенесли, а затем вовсе проложили в стороне от комплекса. Так вот, отсюда эта "конка" и весь склон были, как на ладони, видны, все простреливалось. Поэтому это была важная высота, все сопки были в окопах, укреплениях. Во время штурма немало советских солдат здесь погибло, — рассказывает глава управления культуры.

Сейчас о боях здесь напоминает только остов пункта зенитной обороны — небольшой белый новодел, уже порядком облупившийся и растрескавшийся, обнаживший рыжие кирпичи. Да еще вечный бамбук — 70 с лишним лет назад в нем скрывались солдаты Императорской армии, а теперь между гибкими стеблями прячутся пустые бутылки, сигаретные пачки и прочий мусор.

Сейчас, рассказывают в администрации, у города есть план строительства здесь масштабного мемориального комплекса — реконструировать часть оборонительных сооружений, восстановить окопы, наладить освещение, организовать места для отдыха горожан и ветеранов, площадки для массовых мероприятий. Общая стоимость проекта, подчеркивает Сидорова, оценивается приблизительно в 300 миллионов рублей, и пока непонятно, где эти деньги взять.

— Надеемся, что к 75-й годовщине все это реализуем, — добавляет руководитель культурного ведомства.

Кроме самого мемориала на перевале, в Холмском районе есть еще три братских могилы — в самом райцентре расположен Сквер героев, где захоронены 45 человек, более скромные мемориалы и захоронения расположены в Пятиречье и на станции Николайчук. Кроме этого, об опаленных войной днях в городе напоминает мемориал юнгам огненных рейсов: парням 12-14 лет, которых в условиях нехватки кадров на флоте бросили в горнило военно-транспортного ада. Он расположен перед местным домом культуры. Кроме того, на Приморском бульваре установлен памятник солдатам Отечества.

Больше никаких значимых памятников времен Второй Мировой, замечают организаторы промо-тура, в городе не осталось.

Марина Сидорова
Марина Сидорова
Андрей Сухомесов
Андрей Сухомесов

Сталинский ампир баннерных фасадов

Автобусик холмской администрации снова гремит по ухабам, петляет по "кольцам" перевала. Сквозь свист ветра прорываются слова Андрея Сухомесова.

— У нас такие минеральные ванны в Серных источниках были! Даже император в эпоху Карафуто туда заезжал (едва ли, говорят историки — никто "крупнее" наследника японского престола на Сахалин не заглядывал). У нас такие сады в Костромском, озеро Верхнее в Чехове, а на побережье какая красота. Водопады — даже в Ялте и Сочи таких нет, — живопишет глава Холмска.

— Да у вас свалка на въезде в город. Может, с ней лучше что-нибудь сделать? — интересуются в автобусе.

— Свалке осталось жить год-два — ее закроют и рекультивируют. Да, мы понимаем, что надо порядок наводить на въезде в город — и перед Холмском, и перед Чеховом все это безобразие надо убрать. У правительства вообще планов много по этому поводу — должна программа появиться, много заводов перерабатывающих по всему Сахалину, — с жаром повествует Сухомесов. — Планируем еще порядок навести на улице Железнодорожной, которая ведет в город. Работаем с предпринимателями, чтобы они свои фасады и территорию прибрали. Где не удается, хозяев нет, например, — будем завешивать баннерами.

Кроме этого, в грандиозных планах мэра — приведение в порядок фасадов и улиц, организация объездного маршрута для портовых большегрузов, которые сегодня пылят через город. При этом надо постараться не уничтожить остатки советского наследия — например, на улице Советской уже не первый день администрация ведет борьбу с владельцами "сталинских" балконов в стиле ампир — с балясинами и перилами, открытыми всем морским ветрам.

— Понятно, что люди хотят себе получить комфортные балконы с остеклением. Но что поделаешь? Им повезло жить в историческом центре, — разводит мэр руками.

Окунь, Ленин, японские притирания

— У нас многие в городе просто не догадываются, что существует наш музей. Но если один раз сюда приходят, то становятся постоянными посетителями. У нас даже своя группа есть в WhatsApp — приглашаем на мероприятия, какие-то выставки там анонсируем, — улыбается научный сотрудник холмского музея Ксения Бородай. — Я тут 2,5 года работаю. Очень интересно — детям, например, показываем старые телефоны, с дисковым набором. Они это как какое-то чудо непонятное воспринимают — у них-то теперь экраны, сенсоры.

Кроме обширной коллекции раритетных средств связи есть даже тяжеленный аппарат из Карафуто — в фондах музея, расположенного на втором этаже холмского Дома культуры, содержится более 10 тысяч различных экспонатов. Особенную гордость у сотрудников вызывает часть экспозиции, посвященная морской фауне сахалинских морей, обитателям островных лесов и небес. В музейных залах выставлены кораллы и моллюски, гордый орел и поблескивающая чешуей горбуша, приветливый медведь и даже столетний окунь.

— С этим каменным окунем у нас целая легенда связана. Говорят, что он был сделан по японской технологии и хранился в музее на территории Маоки. Потом, уже после войны, его передали в музей СахТИНРО в Антоново. И уже потом он попал к нам. Так что как экспонату ему уже сто лет. А как рыбе и того больше, — улыбается директор музея Ольга Муратова.

В музее, кстати, тоже живут надеждами на будущее — нынешних 250 квадратных метров для экспозиций и мероприятий уже категорически не хватает. В надеждах и планах у сотрудников — появление просторного музея моря на Приморском бульваре. В этом году здесь ждут 25 миллионов рублей на разработку проектно-сметной документации и если с деньгами все "выгорит", уже в 2019 надеются зайти в стройку. А в 2021-2022 открыть новые экспозиции: с интерактивными зонами, аквариумами, просторными залами и вытащенными из запасников эксклюзивами.

Остается надеяться, что до этого момента три выделенных музею комнатки не разорвутся под напором все новых экспонатов — ведь бдительные холмчане чуть ли не постоянно несут в коллекцию новые экспонаты, найденные на картофельных полях, в недрах фундаментов домов, на чердаках и в подвалах. Одно из последних приобретений — подлинный японский туалетный столик. Если принюхаться, шутят в музее, можно почувствовать запах японских духов и даже ночного крема для кожи.

Ольга Муратова
Ольга Муратова

"Алые паруса" — холмская версия

Есть, как оказалось, у Холмска и своя собственная романтическая легенда — история о капитане Нэе и японской девушке Акихару. По версии работников музея, Нэй был капитаном русской шхуны "Алеут", которая потерпела крушение неподалеку от берегов Сахалина. Так он вместе с японской "женой по контракту" оказался на острове, где они прожили счастливо около года — потом капитан заболел и скончался. Безутешная девушка обустроила на его могиле памятник, на котором по-английски написала "В память о Нэе, капитане русской шхуны "Алеут", умершем здесь 3 октября 1884 года".

По другой версии легенды, Нэй был шотландцем, а его японскую жену по контракту звали Омитсу. Тем не менее и это толкование легенды не отрицает их большой и светлой любви.

История японки и "морского волка" во времена Карафуто, судя по всему, была на Сахалине очень популярна — памятник Нэю, попавший на место строительства нового железнодорожного вокзала, японские власти бережно сохранили и перенесли на новое место. А после даже печатали на открытках и "взяли" в качестве одного из символов Маоки: памятник капитану наряду с местным портом и знаменитым бумажным заводом попал на печать города.

Сегодня, к сожалению, легенда уже не столь популярна, а памятник Нэю утерян. Даже его месторасположение остается предметом споров — по одной из версий, сейчас на месте мемориального камня стоит один из торговых центров Холмска.

Саке с сакурой для самурая на каникулах

Еще одна часть туристического потенциала Холмска — наследие эпохи Карафуто. От него, правда, как и от легенды о мореплавателе и его возлюбленной, в городе осталось до обидного мало — только четыре полуразрушенных школьных павильона-хоандэна, фундаменты кафе "Радуга", здание морского пароходства, а также ведущие к этому зданию ступени да развалины знаменитого бумзавода — второго по старшинству на Сахалине.

Здесь когда-то, рассказывает смотритель парка, расположенного у здания, находился крупный синтоистский храм. Именно праправнуком сада при храме можно считать и разбитую тут сегодня цветочно-историческую композицию — зажатое между офисными зданиями и ведомственной гостиницей пространство гармонии и покоя. Сюда со всего Холмского района свозят и сносят памятники эпохи Карафуто — мемориальные камни и столбики, испещренные иероглифами осколки истории.

— Тут на горе, где сейчас здание профилактория, находился монумент — что это за монумент, неизвестно. И все что от него осталось — два камешка с иероглифами. Тут имена — предполагаем, что это благотворители, которые жертвовали деньги на памятник или на благоустройство города, — рассказывает флорист. Сад, признается он, не его детище — возрождать осколки японской истории у стен пароходства взялась еще Александра Кудряшова, известная художница-флорист. А он подхватил инициативу после ее отъезда из портового города. — Еще мы тут, практически в саду, обнаружили полузаваленную землей каменную ванну. Это, видимо, была чаща для омовения рук, очищения перед входом в храм — тут два иероглифа еще старояпонских — "чистота" и "вода". Достали, почистили, поставили — раньше вода была проточная, но у нас таких возможностей нет, только стоячая.

К сожалению, продолжает он, не дошли до наших дней ворота-тории, которые обрамляли ступени, ведущие к храму и охранявшие их львы. Первые, говорят, употребили для какого-то строительства, уж очень прочен был бетон. Ну а куда делись вторые, неизвестно — их искали на дачах, высматривали в котлованах строек, безрезультатно надеялись на обнаружение на старых складах или в подвалах.

— У нас тут растет сакура — есть молодые деревца, есть те, которые японцы посадили. Есть айва японская, анемона, а также сахалинский калопанакс или чертово дерево и множество других растений, — улыбается флорист.

Уже на пороге автобуса туроператоры грустно вздыхают — этот японский сад чуть ли не последнее из наследия Карафуто, что можно показывать жителям Японии без слез и стыда: школьные павильоны превратились в свалки, практически рассыпались, индустриальные пейзажи за десятки лет также обросли хламом и обветшали до опасного состояния. Все это, обещают холмские власти, еще ждет возрождение и очищение.

Виктор Тюрин
Виктор Тюрин

Туризматический "На абордаж!"

От истории переходим к современности — краткое путешествие по улице Макарова приводит в сквер, который вскоре должен стать сквером Победы. Сейчас здесь — голая земля, робкие деревца и пара пустых скамеек. С другой стороны улицы, с гордостью замечают экскурсоводы из администрации, теперь организована смотровая площадка, с которой открывается вид на город — до этого для любования пейзажем приходилось выискивать уголки в "высотных" дворах. А теперь вот цивилизация.

Внизу причудливой мозаикой сменяют друг друга отремонтированные крыши и ветхие фасады, справа из жилой застройки угрюмым монстром смотрит здание жестяно-баночной фабрики. Сейчас на предприятии работает всего одна производственная линия. Со стены фирменным прищуром озаряет город Ленин — ничего, мол, пролетарии, прорвемся.

Но главный объект любования — конечно же, море. Далекая, полускрытая туманом синяя гладь неслышно рокочет, накатывается на берег, разлетается брызгами по камням набережных.

Спустя пять минут участники экскурсии уже внизу — на Приморском бульваре любуются волноломами и любвеобильной графикой на мощных камнях. "Яхты и море я люблю" гласит чуть потускневшая белая краска. Это уже небольшая набережная на Советской — меняется место, любовь остается. Неизвестного художника, естественно, не видно, а вот яхты здесь — спят в местном яхт-клубе (который на самом деле филиал областной школы летних видов спорта имени Эрика Комнацкого).

— У нас тут детские швертботы, крейсерские лодки для дальних плаваний, катера сопровождения. Традиционно в Холмске проводятся регаты — на День Победы уже лет 30 проходит, Кубок пролива Невельского — приезжают с материка из Ванино, Совгавани, Комсомольска, и "Осенний бриз" еще есть. На День России к тому же будет фестиваль "Паруса России", — рассказывает директор филиала Михаил Смоляков. — Сейчас у нас порядка 60 ребят занимаются, пока мы на Сахалине одни такие, ждем, когда в Невельске появится школа.

В гостеприимную холмскую гавань, продолжает Смоляков, довольно часто заходят яхты из других стран — в этом году ждут экипажи из Швеции и Швейцарии, сразу две команды из Японии бросят якорь в июле. Могут отвезти туристов хоть на Камчатку, хоть на Курилы, хоть в Японию и сами холмские яхтсмены — допуски и мореходность яхт позволяют. Только вот требования к безопасности с каждым годом становятся все строже — на полноценное оборудование судов у спортсменов просто не хватает средств.

— Международный туризм на базе парусного спорта как раз развивается. Это здорово, это интересно, это захватывающе. Мы тоже можем планово перевозить пассажиров, сдавать яхты, у нас есть здесь частные катера. Вот с этими допусками только проблемы — ну нет ресурсов. И без помощи они не появятся, — включается Виктор Ма, председатель президиума федерации парусного спорта Сахалинской области.

Михаил Смоляков
Михаил Смоляков

Генералы песчаных просторов

Заключительный пункт обширной программы любования Холмском — знаменитый пляж в Яблочном, одно из немногих официальных мест купания на островах. От райцентра его отделяет 7,5 километра пыльной грунтовки — несмотря на все заверения мэра Андрея Сухомесова, что в прошлом году дорогу подняли на 40 сантиметров, проложили дренажные трубы и избавились от самых страшных колдобин, путь этот далеко не самый приятный. В финале, правда, всех путешественников должна ждать награда в виде теплого и чистого моря и 16 километров чистых пляжей — отсюда и до самого мыса Слепиковского.

— Считается, что этот пляж — одна из жемчужин Сахалинской области. Здесь 500 метров обустроенного муниципального пляжа. Пять раздевалок, четыре душевых, кафе, четыре биотуалета, волейбол, летний футбол, батутная зона для детей, прокат гидроциклов, — рассказывает советник мэра Игорь Витохин. — Сам пляж закрыт для транспорта — есть отдельные парковочные места. В том году, кроме кафе, все было бесплатно — полный социализм. Посмотрим, как будет в этом.

Пока на пляже по понятным причинам пустота и уныние — только бухает море, да пара квадроциклистов из холмского клуба разгазовывают железных коней. Но на лето у администрации Холмска тут глобальные планы: поставить мини-баню, летнюю сцену для концертов артистов из дома культуры и показа фильмов под открытым небом, обустроить гостевые домики, 5-7 беседок, дорожки с твердым покрытием от душевых до машин. Не останутся в стороне и квадроциклисты — они готовы возить желающих по живописным местам окрестных лесов. Только вот с ценой и официальностью таких услуг неопределенность — на все вопросы парни легкомысленно отвечают "Договоримся".

Пока, признается Витохин, делать все это предполагается за бюджетный счет — каким-либо образом заинтересовать предпринимателей, со страхом оглядывающихся на капризы погоды и возможные убытки, никак не удается.

— Работаем, но пока бизнес очень осторожно подходит — они считают убытки, прибыль. Капризы природы, сами понимаете. А так в хорошие дни за пятницу, субботу и воскресенье здесь, на 16 километрах до 7000 человек одномоментно отдыхают, — признается советник мэра.

Игорь Витохин
Игорь Витохин

Крабы, ежики и проч.

— Для чего нужно развивать туризм? Целей много — пополнение бюджета, развитие рабочих мест, сферы услуг, производство сувениров, занятие людей, которые могут водить экскурсию. Эта целая индустрия, это рабочие места, это привлечение людей, которые откроют для себя Сахалин. В конце концов, город сможет стать лучше, — в финале продолжительной экскурсии рассказывает Андрей Сухомесов. За его спиной из земли вырастает беседка в восточном стиле — база отдыха "Бамбучки" тоже, по мнению администрации, своеобразная жемчужина Холмского района.

Пока смуглые работники с весенним оптимизмом взрывают тяпками влажную землю, мэр в своем воображении с непоколебимостью плуга буквально перекраивает реальность района. Жестяно-баночный завод, уродующий город, снести или вынести за пределы райцентра — уже даже есть инвестор, готовый выпускать тут банки на 50 копеек дешевле. Набережные, разбитые сегодня предприятием, объединить и создать единый ансамбль с морским музеем и центром реабилитации морских животных ("такой мини-океанариум").

Дороги в асфальт, фасады в красоту, сувенирные производства в город — Андрей Сухомесов громоздит один проект на второй, надстраивает над ними башни далеко идущих последствий и улучшений жизни.

— Заправки нормальной нет в Холмске даже. Задач множество — надо создавать малые и средние предприятия, на которых от 50 до 100 человек будут работать: гостиницы, сувениры, кафе, ресторанчики, бистро, дерево- и металлообработка. Пока ни о каком глобализме и крупной промышленности речи не идет, условий нет. Но вот такие малые предприятия обязательно должны быть, они с концепцией туризма отлично сосуществуют, — рассказывает мэр.

— Это все, конечно, здорово. Но где деньги брать?

— Станка у нас нет, печатать ничего не будем. Так что решение вопроса — это привлечение инвесторов. Надо изменить статус территоии — стать ТОРом или частью свободного порта Владивосток. Как только все это появится, заработают особые земельные отношения, налоговые льготы. Надо забрать ту землю, которая эффективно не используется, то что есть не розданное — сохранить в муниципалитете. И такими целенаправленными проектами и усилиями все в городе развивать, — доказывает Андрей Сухомесов. — Дорожной карты развития туризма пока нет, она появится. Но уже есть "карта туризма", где все наши места, наши предметы гордости. Прорывных решений нет — все в спящем состоянии. Надо все это разбудить, и сегодня один из шагов в этом направлении как раз делаем. Мы в начале пути для восстановления этого потенциала.

Есть в Холмске и огромные крабовые банки, и голодная до наживки треска, и жаждущие ложек туристов морские ежи, и "реликтовые" полузаброшенные фруктовые сады и старые, но еще живые, японские аэродромы и живописные гроты и лагуны и все-все-все. Нет пока лишь туристов — в год через местный музей проходит примерно 20 тысяч человек, что, конечно же, капля в море.

— Мы можем стать началом, с которого путешественники начнут знакомство с островом — у нас есть паромная переправа, можем развивать автотуризм, подсказывать людям, куда можно поехать, что посмотреть. Например, мои любимые места — это наше побережье. Там есть японский аэродром, удивительной красоты распадки, великолепных мест можно найти полтора десятка. Обо всем этом надо рассказать, надо чтобы люди могли приехать и знали, как это сделать, — патриотично и патетично завершает Сухомесов.

Осталось дождаться новых паромов, сбросить цены на билеты и построить инфраструктуру — одними обещаниями и публикациями в интернете ("У нас 4 места на TripAdvisore представлены!") туристской картины не переменишь.

Но, как ни крути, в Холмске есть хотя бы туалеты — один расположен прямо в центре города у моря. По этому пункту портовый город оставляет позади даже столичный Южно-Сахалинск. Так что, может быть, и планы когда-нибудь перестанут казаться прожектами.

Новости по теме:
Подписаться на новости

Обсуждение на forum.sakh.com

academy 00:16 1 июня 2017
Какие еще Нью Васю- ки в Холмске? Да это бредни от начала до конца. И любой здравый чел это понимает.
Нет инфраструктуры, нет дорог, может сафари на Холмского главу района по бездорожью?
Издевательство над гражданами. Вот что это. Откровенное сраное вранье и распил тора очередного.
Они-ведь даже не скрываюсь хихикают когда бабло тырят на этих проектах. Слов нет.
анонимный  21:47 31 мая 2017
Такое впечатление, что наш мэр - "слышал звон...". Да, в 80-е годы было немало туристов, приезжающих в Холмск, в основном из района Ванино-Совгавани, да ещё из Комсомольска. Сам подрабатывал в те годы в турбюро, знаю. Но тогда паром стоил копейки, самолеты летали из Комсомольска, и люди приезжали по так называемому "Маршруту выходного дня" по бесплатным профсоюзным путевкам. Сейчас все изменилось, да и турбюро давно уже стало кафе "Картуш". Кто "напел" мэру такую песню - ума не приложу! Может зам по культуре, она тогда была экскурсоводом в музее фауны моря? Просто в полном недоумении...
versale 16:07 29 мая 2017
С трудом вериться, что туристы с дальних мест поедут в Холмск, но для жителей можно улучшить условия проживания: это дороги, озленение (пусть маленькие скверики), коммуникации и конечно рабочие места. Собираются 2 млд. в музей "вбухать", а при этом все теплотрассы "голые", зимой отапливается улица-сколько угля сжигается впустую, зато каждый год-"обоснованное" повышение цен на тепло!!! И никто за это не отвечает!!!
анонимный  22:34 28 мая 2017
Может просто отдать япошкам года на 2-3 якобы навсегда, они сделают все путем а потом Сахалин возвращается домой и главное уберут одну проблему точно ну а дураки нам не страшны..
анонимная  15:03 28 мая 2017
Вот ссылка на сообщение сахкома о предварительной стоимости только одного музея - боле 2 миллиардов.
https://sakhalin.info/kholmsk/133182
Да, не зря в конце 2015 года Павловна провела тончайшую интригу и развела тертых, еще с советских времен, лавочниц из Дома Быта, как лохушек. И Дом Быта не был продан, как планировалось, а отошел в хозяйственное ведение Холмского управления культуры под музей.
Читать 193 комментария на forum.sakh.com