Педагог и бард Виктор Воронов: детские дома надо ликвидировать как класс

Персоны, Weekly, Южно-Сахалинск

Системе российских детских домов в следующем году исполнится сто лет. О проблемах, существующих в мире без мам и пап корреспондент Sakh.com поговорил с Виктором Вороновым — педагогом, более 20 лет практикующим помощь детдомовцам. В том числе с помощью песен, которые он называет педагогическими. Недавно Виктор прилетал на Сахалин, где родился и прожил много лет. Прилетал, чтобы дать теплый камерный концерт в областной библиотеке и несколько квартирников, как в старые добрые времена, а заодно встретиться с родственниками и друзьями. Это интервью, которое замышлялось как разговор о творчестве с ностальгической ноткой, совершенно неожиданно, как будто само собой вырулило в плоскость таких тем, на которые говорить больно, но молчать о которых — нельзя.

— Вы являетесь одним из основоположников бардовского движения на Сахалине. Наверное, часто вспоминаете, как все начиналось. Расскажите о том времени.

— Ну, это уже такие легенды и мифы, что я прямо основоположник. На самом деле я был самым младшим в бардовской компании. Это был 1979 год. Как таковое бардовское движение существовало, наверное, и раньше. Ходят слухи, правда, неподтвержденные, что первый бардовский фестиваль на Сахалине стройотряды провели в 1964 году. Это даже раньше, чем Грушинский фестиваль, который проводится с 1968 года. Но то были стройотрядовские дела, а в 1979 году появилась Светлана Карасева (ее уже нет, к сожалению), которая начала собирать людей, поющих авторскую, бардовскую песню. Тогда это называлось самодеятельная песня. Я как раз учился в пединституте. Каким-то образом меня нашли и позвали на встречу песенников. Я пришел, там были Игорь Мельников, Гриша Богданов, Саша Павликов… Все собрались тогда впервые и решили делать фестиваль самодеятельной песни. И в марте 1980 года его благополучно провели.

— К тому времени вы уже давно играли на гитаре?

— Да, целых три года (смеется). Все началось с того, что, когда мне было четыре года, я пел "Горы далекие, горы туманные" Юрия Кукина. Потом я ездил в пионерские лагеря, там крутились пленки Высоцкого. Музрук крутил, причем, еще до того как Высоцкий стал широко известен. Пели песни Новеллы Матвеевой. Ну и как всякий нормальный советский подросток, я слушал Shocking Blue, The Beatles, The Rolling Stones… А когда мне было лет 15, нам с родителями оставили на хранение чемодан с пленками. И я их все переслушал. Это, как я потом понял, оказалась одна из лучших коллекций записей бардов. Там были авторские вечера Кукина, Клячкина, Мирзаяна, Луферова... Никитинский квинтет, Никитин с Сухаревым, Никитин с Берковским. Вадим Егоров… И были записаны не только песни, но и разговоры. Я очень подсел на все это, прежде всего, конечно, на Высоцкого.

После школы год жил в Москве, к тому времени у меня были примерно двадцать собственных песен, и я уже входил в бардовскую компанию. Потом вернулся на Сахалин. Тогда плотность жизни была очень высокая. Это юность… За год происходило столько, сколько сейчас за десять не произойдет.

— И как прошел первый бардовский фестиваль?

— Совершенно замечательно. Нам отдали клуб на "Горном воздухе", это было романтично до невозможности. Там звучали песни, которые в те времена еще нельзя было петь со сцены. Вспоминаю, как мы вместе ходили в походы, ездили на фестивали в другие регионы. Потом у нас на Сахалине было три фестиваля подряд, каждый год. А в 1982 году вышло постановление ЦК КПСС, запрещавшее проводить фестивали авторской песни. Но мы же на окраине, у нас здесь все немножко иначе. Посоветовались с обкомовцами и решили назвать не фестиваль, а семинар клубов самодеятельной песни Сахалинской области. И все прошло как всегда, только мы еще пригласили Володю Ланцберга.

1985 г.од, фестиваль КСП в Тымовском. С Ланцбергом и Стрижевским.
1985 г.од, фестиваль КСП в Тымовском. С Ланцбергом и Стрижевским.

Сахалин конца 70-х — начала 80-х был особой страной. Здесь был очень мощный пласт высокообразованных людей, буквально элита. Потому что люди, у которых были проблемы с госбезопасностью, уезжали подальше, на окраину. 20 лет я прожил на Сахалине и столько же уже на нем не живу. За это время раз шесть-семь приезжал на остров. Через Интернет слежу за тем, что здесь у вас происходит, читаю Sakh.com в первую очередь. Так что у меня нет ощущения, что я не в курсе того, что происходит на острове.

— Как сейчас обстоят здесь дела с бардовским движением?

— Как и везде по стране, ничего оригинального. Раньше по всей стране возникали клубы, фестивали, это было бурное движение, которое развивалось до начала 90-х, а потом Советский Союз рухнул, выжили несколько крупнейших фестивалей. Потом опять был некий всплеск, сейчас опять некий спад… Это нормально. Так же, как и с поэзией: сначала она собирала стадионы, потом ушла в никуда, сейчас снова актуальна. Сейчас на поэтические баттлы в Москве молодежь собирается даже лучше, чем на рэп-баттлы и рокерские конверты. Все это циклично, так было, есть и будет.

— Вы поддерживаете отношения с сахалинскими бардами?

— Конечно. Мы с Романом Хе дружим лет 25-30, а знакомы все 40. От того где я живу, в Самаре или на Сахалине, мало что меняется. Есть люди, с которыми я вижусь гораздо чаще, но меня совершенно не трогает то, что они пишут, творят и так далее. Для меня, скажем, Георгий Иванов как поэт Серебряного века гораздо ближе, чем некоторые собратья по цеху, с которыми я регулярно пересекаюсь на фестивалях и совместных концертах.

— Вы часто говорите о терапевтическом эффекте бардовской песни. Расскажите, что это за эффект.

— Да. Тут нужна некоторая предыстория. В свое время я уехал с Сахалина в Самару, потому что меня пригласили быть директором экспериментальных программ по работе с беспризорными детьми. Это был 1997 год, тогда ситуация была просто чудовищная с беспризорностью, с сиротами, с тем, что творилось в детских домах. И я уехал с семьей. В каком-то смысле это была жертва семьи, потому что понятно, что там платили копейки, обещанной квартиры так и не случилось, мотались по общежитиям, потом в конце концов купили квартиру сами.

С Сергеем Ханом. Выступают в общаге пединститута. Начало 80-х. Аксакалы.
С Сергеем Ханом. Выступают в общаге пединститута. Начало 80-х. Аксакалы.
Владивосток, фестиваль КСП.
Владивосток, фестиваль КСП.

Семь лет, с 1997 по 2004 года, я работал директором специального областного лицея-интерната, созданного специально под эту программу. Я участвовал в теоретических международных образовательных семинарах, познакомился с поляками, швейцарцами, англичанами, они стали приглашать к себе и с воспитанниками, и без них. И таким образом я попал в Швейцарию на фестиваль "Караван". Мы до сих пор с ними дружим, переписываемся, регулярно встречаемся. Там нет разницы между детьми-инвалидами, колясочниками, ментальными инвалидами, сиротами… Все это один класс. Есть такое понятие — дети группы риска, социально ущемленные дети. Даже когда они вырастают, они не перестают быть интересными тем, кто работает с ними по-настоящему, потому что если ты с сиротой "связался", ты уже за него отвечаешь до конца дней. Или не ввязывайся в это совсем. Но это отдельная большая тема.

— Почему же вы решили "связаться"?

— Я грешным делом учитель русского языка и литературы. Работал в школе в Тымовском районе. Одно лето отработал начальником оборонно-спортивного лагеря. Мне привезли 55 хулиганов, стоящих на учете в милиции. Со мной работали мой друг, отставной капитан-пограничник, он был замполитом, и трое парней, которых райком комсомола просто обязал поработать. У одного от этого зависело поступление на юрфак, второму, профессиональному охотнику, сказали — не отработаешь с хулиганами, заберем у тебя участок, а третий должен был вылететь с работы за пьянку, и его решили так наказать. И вот мы такой странной компанией работали. Когда я смотрю фильм "Пацаны" с Валерием Приёмыховым, мне смешно, потому что некоторые моменты там очень точно подмечены, а некоторые — наивняк полнейший. Я, отработав с этим контингентом не один год, понимаю, что это кино. Замечательное, но кино.

— Насколько помогала песня в работе с такими детьми?

— Очень помогала. Мы даже использовали такой термин — педагогическая песня. Причем, она не обязательно должна быть какой-то воспитательной. Например, у меня в репертуаре есть песня "Елка". Там про праздник и одиночество. И ребята постоянно просили ее спеть, она на них оказывала положительное влияние, меняла их мир как-то, это было видно.

С женой и детьми в Самаре, 90-е.
С женой и детьми в Самаре, 90-е.

А есть душераздирающая история. Один из пацанов, моих воспитанников, подсел, причем крепко, девять лет ему дали. У него мать сидевшая, он из такой семьи… И вот он мне из тюрьмы периодически позванивал, по ночам. Раза три звонил вроде ни о чем, а потом как-то вдруг говорит — у меня последние несколько месяцев крутится в голове твоя песня (мы были на ты), которую ты пел, там такие слова: "Расплата за ошибки — она ведь тоже труд. Хватило бы улыбки, когда под ребра бьют". Я говорю — это не моя песня, это Окуджавы. А он — я только сейчас понял, о чем она, все, я на зону не вернусь. Сейчас он женился, ребенку два года, все у него благополучно. Вот так песня Окуджавы оказалась судьбоносной для пацана, воспитанного в криминальной среде, и перевернула его мировоззрение. Это мы и называем педагогической песней. Я могу сказать, что если человек споет некоторые песни Высоцкого с полным пониманием того, что он поет, он обязан стать другим, он не может не измениться. Также и этот парнишка: он понял, что либо он отказывается от этой песни Окуджавы, либо становится другой личностью, дорастает до нее.

Был другой мальчишка, единственный из всего выпуска, кто не сел. И единственный, кто слушал Высоцкого, а не шансон. Ему сейчас 47 лет, по-моему, он общественный деятель, как раз занимается проблемой сирот и борьбой с детскими домами, потому что детские дома надо ликвидировать как класс. Где-то с 2005 года в них благополучно в плане еды и одежды, до этого там еще и жрать нечего было. Что там происходило, это просто инфернальная тема, запредельная. Мне кажется, безнравственно было жить благополучно, когда там происходило такое. Хотя это и сейчас продолжается, но сейчас они хотя бы сыты и одеты. Однако они совершеннейшие социальные инвалиды. Я видел у вас на сайте новость про то, что в доме, где дали квартиры детдомовцам, будет постоянно дежурить полиция, потому что они не дают житья соседям. Прекрасно понимаю, о чем идет речь. Не дай Бог оказаться с сиротами в одном доме, в одном подъезде, потому что они к жизни вообще не готовы. Даже самая плохая семья лучше, чем самый хороший детский дом.

— Почему так? В детдомах же работают люди, специалисты, которые не могут быть поголовно плохими, они наверное стараются.

— Просто поверьте. Я третий десяток лет занимаюсь этой темой. Это тупик. Никакое учреждение не может заменить семью. Вот я забираю пацана с собой в экспедицию на два месяца, ему 11 лет. У нас в пять утра поезд. Мы ложимся спать. Он, открыв рот, смотрит на меня. Я не могу понять, спрашиваю, что случилось. Ты чего, говорю, такой офигевший. А он — а что, мужики тоже спят? В 11 лет он в первый раз в жизни увидел, как мужчина ложится спать. Он мужчин видел только на работе. Ни разу не видел, как мужчина раздевается. Спящего не видел ни разу. Не видел и не слышал, как мужики между собой разговаривают. И как он потом выйдет в жизнь, как будет общаться? Это уже не учишься ни в 16, ни в 18 лет, и никакие тренинги не помогут, результат будет только имитацией и иллюзией. Они социальные инвалиды. В их психике происходят необратимые явления.

Мы с шотландцами разговаривали — у них пять педагогов на одного ребенка. А у нас… Вот, например, Самара, детский дом, 2003 год. Одна ночная воспитательница на целый этаж, где 300 человек. У нее за дверью убивают пацана, она боится выйти. Естественно, у нее утром труп.

Сейчас я продолжаю быть "в теме", но предметно сам с детьми уже не работаю по разным причинам и внутренним, и внешним. Но как консультанта меня иногда просят прийти, приехать, поговорить.

— Есть еще какая-то история о силе песни?

— На самом деле их очень много.

— Может, назовете песню, которая что-то изменила в вашей жизни?

— Есть такая фраза: творчество — это побочный продукт жизнедеятельности. Я до сих пор стараюсь не делать творчество главным содержанием своей жизни. Стараюсь, чтобы помимо этого была реальная жизнь. Это же ловушка — и журналистика, и творчество. Ты все время являешься наблюдателем и ни в чем не участвуешь. У меня есть журналистский опыт. Было время, когда писал постоянно. И я понимаю, что либо ты пишешь о реальной жизни, либо ты в чем-то участвуешь, но погружаешься настолько с головой, что перестаешь дистанцироваться совершенно. Вот Ольга Синяева сняла документальный фильм "Блеф, или С Новым годом!" — о детских домах и их воспитанниках. Она в этой теме который год живет, приемных детей берет, вытаскивает их. А это страшно и больно. И эмоционально выгореть здесь — как нечего делать.

В 2018 году исполнится сто лет системе детских домов. За это время у нас так и не появилось ни одного факультета, на котором готовили бы профессионалов в этой области, потому что государство всегда рассматривало детские дома как временное явление. У нас есть воспитатели в детских домах, но нет программы подготовки этих воспитателей. Ни один вуз, ни один институт переподготовки педагогических кадров не знает, чему и как их учить. Сто лет существует специальность, но к ней не сформированы требования, практика не отработана ни научно, ни методически, никак. Почему-то считается, что любой человек с любым образованием может прийти, его поставят воспитателем, а дальше как Бог на душу положит. А потом оказывается, что там маньяки, педофилы, садисты. И если это всплывает, все говорят — это единичный случай. А то, что дети к десяти годам все имеют опыт сексуальной жизни и чаще всего с сотрудниками детских домов… И это далеко не все, что скрывается за фасадами этих учреждений. Но если это начинаешь говорить на официальном уровне, тебя либо стараются больше не приглашать, либо делают вид, что ничего не слышали, а дальше начинаются рапорты об очередных квадратных метрах, которые дали сиротам и которые они через три года пропьют, продадут. Три года им не дают продавать. Ладно, в некоторых регионах стали до 27 лет сопровождать выпускников детских домов. Ну, дотянет он до 27, потом продаст все равно. Если доживет. В начале 2000-х средняя продолжительность жизни выпускников детдомов в среднем была 25 лет. Сейчас она дошла где-то до 30. 1,5% более или менее социализируются…

— Очень странный у нас с вами получился разговор. Вроде бы начали с песен, фестивалей, а закончили такими страшными откровениями. Для многих, я уверена, это откровение. Я тоже думала, что в детдоме в наше время жить плохо, но не ужасно, наверное...

— Что поделать, все в жизни взаимосвязано. Мне просто хотелось использовать возможность и еще раз рассказать о том, что меня волнует.

Обсуждение на forum.sakh.com

Оскорт 15:08 10 декабря 2017
Пока на государственном уровне не проявится необходимость формирования в сознании каждого человека ответственности за будушее,а это прежде всего -дети, нам не расстаться с детдомами...к сожалению.
качок2011 14:57 10 декабря 2017
Педагогов- бардов надо ликвидировать как класс, за ненадобностью.
Narkoz-66 14:49 8 декабря 2017
Вот и пропиарил сам себя бард(педагог)не каждый так придумает!
legenda916 02:35 8 декабря 2017
Ну ты и педагог,💩 ага, ликвидировать, ага, я посмотрю на это
belylebed 14:40 7 декабря 2017
В отношении детских домов и их выпускников согласна не то что на сто, а на все 200 %.
Так и есть. Ребенок должен жить в семье.
Читать еще 24 комментария  

Новости

08:42 сегодня
Поронайцы и смирныховцы могли ощутить землетрясение
21:55 вчера
Просмотров: 1950 Фотографий: 36
Первенство ДФО по художественной гимнастике стартовало на Сахалине
21:18 вчера
Просмотров: 2523 Видео: 1
20:34 вчера
Просмотров: 12437
Анивчанин сконструировал и собрал из подручных материалов высокопроходимый снегоход
20:29 вчера
Просмотров: 2434
Родители опровергают информацию о потеплении в детском саду "Гармония"
19:35 вчера
Просмотров: 4458 Видео: 1
19:33 вчера
Фотографий: 6
Тематическая смена "Сказочное царство" закончилась в сахалинском оздоровительном центре "Юбилейный"
18:51 вчера
Родовые хозяйства ограничили промысел наваги в Татарском проливе у Некрасовки
18:01 вчера
В Южно-Сахалинске пройдет "Встреча поколений"
17:50 вчера
Просмотров: 4688
58 домов, два детских сада и одна школа Новоалександровска завтра останутся без тепла
17:44 вчера
Просмотров: 3039
В Южно-Сахалинске огнеборцы приехали на вызов, но вместо пожара обнаружили порыв трубы
17:40 вчера
Просмотров: 4576 Фотографий: 11
Учебно-тренировочный центр "Восток" на Сахалине готов на 80%
17:07 вчера
Просмотров: 3360
В Сахалинской области подсчитывают избирателей
17:06 вчера
Просмотров: 7208 Фотографий: 5 Комментариев: 324
На приеме у Хапочкина сахалинцы предложили оставить Путина президентом еще на 15 лет и платить процент бизнесу от частной видеофиксации
17:04 вчера
В южно-сахалинском детском саду "Гармония" потеплело