24 сентября 2018 Понедельник, 10:34 SAKH
12+

Наталья Веденеева: люди могут делать любые игрушки

Персоны, Weekly, Южно-Сахалинск

Радостное настроение возникает от встречи с замечательным человеком, руководителем кружка декоративно-прикладного творчества "Народная игрушка" Дома культуры "Синегорье" в Синегорске Натальей Веденеевой. Игрушки, которые рождаются в руках её воспитанников, восхищают простотой, непосредственностью, обращенностью к глубинным корням русской культуры.

3 февраля. Село Синегорск в 30 км от Южно-Сахалинска. Снег всюду: улицы — тоннели, сопки в снегу, снежные шапки на домах.

Мастерская Веденеевой находится на улице Коммунистической, 16 в ДК. В вестибюле здания, когда-то бывшего шахтоуправления шахты "Южно-Сахалинская", и на полках мастерской на четвертом этаже -выставки с творческими работами детей.

Здесь дымковская, филимоновская и каргапольская игрушки. Животные — ведущие персонажи народных сказок — медведь, олень, баран, конь, корова, козел, собака, кот, лиса. Медведь предвещал пробуждение природы, был символом могущества. Олень изображал удачный брак, тепло и плодородие. Конь в народном искусстве — это время, свет, богатырская сила... Многофигурная композиция — ярмарка и карусель. Рядом дети, катающиеся с горки на санках, взрослые, лопатами чистящие снег, лыжник в нарядной шапочке, мальчик с хоккейной клюшкой, а ещё космическая станция.

Дети увлеченно лепят, выполняя задание педагога. Через полчаса занятие заканчивается, и я могу задать мастеру свои вопросы.

— Наталья Владимировна, откуда вы родом, как появился интерес к творчеству?

— Дед Корней Петрович Заболоцких 1897 года рождения с бабушкой в 1933 году из Кировской области на Сахалин приехали. Мои корни там. С ними их четверо. Ехали поездом целый месяц и моя мама тоже. Пароходом из Владивостока шли. В Александровске сошли в порту. Не было ничего у них. Уехали в Мгачи — надо было как-то зацепиться, жили там какое-то время. Потом в Александровске стали жить.

Бабушка Федосья Ефимовна с 1900 года — семьдесят семь лет прожила. Она рассказывала маме, как их раскулачивали. На заимке жили, поселение в лесу стояло. Дед в этом поселении жил. Когда они с бабушкой поженились, дед там дом возвел. Он из обрусевших цыган. В Россию его родители из Польши пришли. К православию приучился. Были у него медали какие-то маленькие, дореволюционные. Бабушка рассказывала — как изгоняли людей, рубили иконы... Политика такая была. Дед искусником был большим, творческим человеком. Нигде он не обучался, а столько полезного для окружающих сделал.

В Александровске верующие в то время тоже в подполье ушли. Продолжали собираться, вот только наружу не показывались. Обряды все делали, какие по православию положены. Просфоры делали, лепешки к праздникам пекли. И дед туда ходил...

Наталья Веденеева
Наталья Веденеева

Все кратко помню. Бабушка мне до последнего дня рассказывала и про нашу семью, и про обряды. Я с ней больше всех была. Мне интересно было всё, что она рассказывала. Вот только ничего из этого я не записала и мало что помню. Сестер расспрашивала, но и они мало что знают о нашей семье.

Отец Владимир Никандрович — военный инженер, радиотехник, родился в Москве. В начале 50-х годов монтировал в Верхнем Армудане Александровского района радиоантенны, чтобы глушить "голоса" Америки. Страна тогда была закрытой от всего мира. Там я родилась. Как было. В Александровске стояла часть, где отец служил. Там они с мамой познакомились и поженились. Их постоянно перебрасывали то в Мгачи, то на Палевские высоты, то в Тымовское, то в Верхний Армудан... В семье не принято было говорить, где он работает.

Дома-казармы у речки стояли черные, высокие. У отца были четыре дочки. Я была самой младшей из сестер. Куда они, туда и я стремилась. Но они редко меня брали. Я плачу и все равно иду за ними. Они боялись, что я не дойду. Мне три года было, когда мы переехали жить в Александровск. Отец с дедом и бабушкой построили там один большой общий дом. Это я со слов мамы знаю. Но долго отец в нем не жил. На операцию в Москву уехал и больше уже не вернулся. Мама работала на хлебокомбинате, там ей дали квартиру в деревянном двухэтажном доме рядом с автошколой, сейчас его нет.

— Почему именно игрушки вас привлекли?

— Не знаю, от кого я смогла приучиться к этой красоте, скорее всего от дедушки с бабушкой. В доме были деревянные игрушки, которые дед сам мастерил. Помню, деревянную бабочку на колесиках на длинной ручке. Маленький ребенок катил игрушку, бабочка хлопала крыльями. Даже гвоздики были деревянные — железных гвоздей было не отыскать — и деревянный клей. Токарный станок он сам сделал, колесики резал. Мне четыре года было, как я у дедушки на доске прыгала, чтобы колесо от телеги на токарном станке вращалось. Колесо крутилось и заставляло крутиться болванку. Дед зажимал её с обеих сторон и вырезал нужные предметы.

Раскрашивание бабочки был первый мой процесс такого рисования в жизни. Дел находил краски на базаре. Там продавалась порошковая краска — люди красили ею яйца на Пасху. Бутылку опустошит, нальет краски и пользуется, когда нужно было что-то разрисовать. Помню, дал мне кисточку, то ли из хвоста, то ли из гривы лошадки, пучком связал, на круглую палочку водрузил. Я ему говорю: "Деда, ей больно, как же ты так". "Да я обрезал — это не больно". Кисточка ручной работы — круглая такая получалась. Этой кисточкой я должна была раскрасить палочку. "Обмакнешь и будешь крутить палочку, а кисточка должна лежать на ней"... Обмакивала и крутила, а дед поправлял — получалось раскрашивание по спиральке. Сначала одной краской, потом другой. Так постепенно палочка становилась веселой, разноцветной.

Ещё он делал детские машины — совсем как военные грузовики защитного цвета.

Первый учитель — мой дед. Дед все сам делал из дерева, из железа, из проволоки. Мебель вся буквально была сделана его руками: столы, стулья, посудный шкаф, диван пружинистый, кресло. Пружину сам крутил. Ещё он искусно выжигал. Передал азы мастерства и дочери, и сыну, а они своим детям. Все — мама, дядя, сестры — все рисуют, а я одна из всех ещё и лепкой увлеклась. Я самоучка именно в лепке и в рисовании. Общение с дедом — целая эпопея в моей жизни. Когда он умер, я училась во втором классе. Я так плакала, так жалела из-за того, что я не все у него узнала.

С детства любила мастерить. Маленькой себя помню, на речку бегала, делала лошадок — связывала из осоки, на море — глину носила с Белоглинки. В Александровске печки клали с этой глиной. Глина идеальная для лепки, сколько могла унести, столько и носила. Косынку накидаешь, узелочком свяжешь и несешь. Тяжёлая. Килограмм глины — маленький брикетик. Принесу во двор и здесь начиналась моя стихия. Собирались с ребятами и лепили все подряд. Была площадка, где кино крутили, а ещё волейбольная и баскетбольная площадки — все было в нашем дворе. Дружными были. По 15-16 человек к нам домой приходили. Отец посылкой прислал фильмоскоп и диафильмы в баночках, и мы крутили их для всех, для всего нашего детского коллектива.

— Что вы предпочитали рисовать в детстве?

— Все рисовала... Окончила начальную школу на Кирова в Александровске. С 5 по 8 классы училась в 8-ой школе. Дети ведь не все красиво рисовали... Возьму и отдам кому-нибудь свой рисунок. Учителя узнавали, ругали. Был как будто живой. Животных любила рисовать — и диких и домашних, особенно с мехом. В Армудане отец приютил медвежонка — в сарае жил... Лайки были. Кошки и сейчас живут у меня дома. Если пушистый тигр, то все волоски обязательно должны быть прорисованы. Специально художественному творчеству нигде не училась, высшего образования у меня нет.

Как расписывать, как построить рисунок по горизонтали и по вертикали, как симметрию создать, пропорции найти, я толком не знала. Все эти понятия мне дал учитель рисования Борис Васильевич Манаев. Оттого мне потом в училище было легко. Лозунги к праздникам писала. Потом мы их сами и несли. Кисти по несколько штук для меня привязывали друг к другу, чтобы шире были. Водоэмульсионной краски не было, мел с силикатным клеем размешивали и мне давали.

Классные газеты рисовала с ребятами. Много детей было талантливых в нашей школе.

— Как в дальнейшем вы развивали свой интерес и свои способности?

— В 1969 году поступила в Александровск-Сахалинское педагогическое училище. Основы рисования давал нам Василий Васильевич Манаев. Он также окончил художественный институт. Нам поручал делать наглядные пособия. Учил тому, как от начала до конца создавать тот или иной рисунок — из того, что нужно для работы воспитателя. Не было ведь таких пособий как сейчас. Поэтому мы их рисовали. Программа такая была. В книжке найдешь маленький рисунок и думаешь — мне обязательно надо это животное срисовать. И я создаю его на большом куске бумаге. Для этого обязательно был нужен ватман. Сейчас что-то нарисовал, прокатил через ксерокс, напечатал сколько надо. Тогда же этого не было — все сами рисовали и не раз. Я и Ленина рисовала — на холсте и фанере.

Из папье-маше делали всевозможные маски, вазы и пр. Начала дал Ковалев Василий Захарович. Он был трудовиком, рисовал отменно. Педучилище тогда стояло рядом с горисполкомом — бывшая церковь. В подвале мастерская была. С эскиза начиналась всякая работа. Девчонкам помогала. Обращаются "Надо сдать..." — начинаю для них рисовать. От повторения появился устойчивый навык. Когда техника повторяется, рука привыкает делать так, а не иначе. Потом чуть-чуть изменения вносить стала. Создаешь что-то — берешь готовый эскиз, но делаешь как-то по-другому, по-своему.

Места не хватало. Учились в приспособленном здании за Белым мостом по улице Аболтина. В порт ездили на занятия. Там тоже отделение педучилища было — занимались музыкой. Ещё в седьмом классе я поступила в музыкальную школу по классу "Баян". Константина Ильича Ширинкина хорошо помню — преподавателя баяна. Всегда, когда меня встречал, разворачивал баян, как гармошку в старину — такие переливы выдавал, заслушаешься.

Петь любила. Потому, наверное, так много музыки и хорошего настроения в моих игрушках. Здесь и гармошки, и балалайки, и баян. Какая ярмарка на Руси была без музыки, без карусели, без веселья ...

Все сестры, как и я, педагоги-дошкольники. Если бы была возможность учиться где-то ещё, наверное, мы бы воспользовались. У нас такой возможности не было. Маме каждому надо было что-то дать... Не знаю, могло ли быть по-другому, трудно сказать. Меня ведь и медицина интересовала. Любила помогать, лечить, подсказывать, делать уколы. Даже перевестись хотела в медучилище... Но этого не случилось.

— Как складывалась ваша жизнь после окончания педагогического училища?

— В 1972 году закончила педучилище по специальности "Воспитатель — дошкольник". Уехала в село Северо-Сахалинск под Охой. На третьем курсе пришла заявка. Пришёл директор, на курсе четыре группы — наша городская, и говорит: "Есть два отношения на север. Кто хочет поехать?". Я сразу подняла руку. У меня там подружка была. Сдала последний экзамен и сразу полетела на "кукурузнике" в Оху. Из Александровска тогда самолеты всюду летали.

Меня встретили. К месту работы ехала на вахтовке. В Северо-Сахалинске тогда стояло подразделение нефтеразведки. Жили семьями. Меня пригласили как молодого специалиста. Одноэтажный большой детский сад. Со второго дня я начала там работать воспитателем. В группе тридцать детей. На мне и рисование, и лепка, и развитие речи, и физкультура. Все делала с ними. Воспитатель ведь и организатор и психолог одновременно. Человек должен быть всесторонне развит с детства — я это хорошо усвоила и детей такими старалась воспитывать. Два с половиной года на севере отработала, пока не пришел мой будущий муж с армии. Он окончил горный техникум по специальности "Горный электромеханик". Свадьбу сыграли в Александровске... В 1975 году вместе поехали сюда — в Синегорск, по месту его распределения.

— Как вас встретил Синегорск?

— Поселок был большой. Здесь когда-то японцы нашли уголь. Жить стали в общежитии, потом комнату получили в старом японском бараке по Железнодорожной улице — 9 квадратных метров. Наши бараки начинались от таблички "Синегорск", пирамидками стояли — один выше другого. Их много там стояло. Комнатку разделили ширмочкой, чтобы печка-кухонька была и спаленка. Гости как-то приезжали, на столе спали, так как места не было. Все сопки были застроены. Только в шахте работало около 3 тысяч человек. Крутой подъем был. Вершину взорвали, ни одного целого стекла не было в поселке, но зато сделали пологую дорогу наверх. Сына родила — до двух лет находилась в декретном отпуске, потом дочь.

Сначала лаборантом в школе работала, после кухработницей в детском саду и только потом воспитателем. Два детских сада было в поселке — не было местечка, все вакансии заняты. После отъезда одного из педагогов место освободилось.

Тридцать три года проработала в детском саду. Никаких пособий толком не было. В какое время жили — ничего не было. Я подумывала, ну, что мы бьемся, бьемся, а у нас нет никаких образцов. С девчонками поговорила, давайте сделаем большие образцы игрушек для детей. Росписям народных умельцев будем обучать. Ведь я все это уже знала. Как работать тычком, создавать завитки, ромбы, прямоугольники. Плоскостные изображения не дают такого впечатления, как объемные. Я сказала сверстницам, что могу сделать эту работу. "Я создам объёмные формы, и вы увидите, что получится, их можно будет детям показать. Дети посмотрят на игрушку и также сделают". Собрала трех-четырех воспитателей и начала эту работу, которую назвала "газетой". По сути я делала методические пособия из скрученной особым образом бумаги — кукол, животных. До сих пор они сохранились и используются по назначению. Конечно, обучала детей рисованию. Дети довольные были. Те дети, которые у меня были — мне школьная учительница по рисованию говорила — у них и в школе в рисовании все хорошо было.

Старой японской железной дорогой в Синегорск приехали. Теперь ни этой дороги, ни шахты. А ведь шахта когда-то гремела. Был поселок городского типа, теперь село. Чуть больше полутора тысяч человек проживает. С лица земли стёрли большие пятиэтажные дома — шок для всех. После ликвидации шахты письма шахтерам раздали, спрашивали, кто куда поедет. Муж с юмором написал: "В Южно-Сахалинск или в Австралию". Мы самые последние отдали это письмо. Думали, что в Южно-Сахалинске будут предложения...

В здании, где я сейчас работаю, располагался административно-бытовой комплекс (АБК) шахты "Южно-Сахалинская". Отсюда шахтеры уходили под землю. С закрытием угольного предприятия здание было брошено. Когда мы начинали, ещё ничего не было — пустота. Муж работал горным мастером по технике безопасности. После закрытия он с другими шахтерами охранял это здание — сутками находились, чтобы не растащили. С 2006 года здесь началась другая жизнь. Теперь здесь сельская администрация, сбербанк, почта, аптека. Третий и четвертый этаж отдан под клубную работу.

Раньше в поселке был большой клуб — его развалили. Есть люди, которые не соизволили поберечь это замечательное здание. После клуб находился в старом здании детского сада, потом в старой аптеке. Наконец, все перевезли сюда. Сельская библиотека перешла сюда же на третий этаж.

— Как был создан кружок народной игрушки, с чего вы начинали?

— В детском саду я перестала работать в 2005 году. Тогда еще в селе музыкальная школа была, а в ней художественное отделение. Учитель со школы приходила, преподавала рисование. Пришла к ней, чтобы просто поработать дежурной. Тихо посидеть не удалось... Мне захотелось продолжить свое творчество. Показала, что я умею. Детям понравилось. Тогда же родилась идея написать авторскую программу по газетной скульптуре.

Через полгода меня пригласили работать в наш клуб "Синегорье" на отделение детского молодежного клуба "Южный" (Южно-Сахалинск) на полставки руководителем кружка "Народная игрушка". Потом мы работали под началом центра молодежных инициатив Южно-Сахалинска, затем отдела организации досуга населения центра народной культуры "Радуга" (Новоалександровск). С начала этого года работаем самостоятельно.

В настоящее время под моим руководством работает кружок "Кудесники" — это те, кто работает с глиной, кружок "Народная игрушка" — игрушки из газеты, и "Гончарня". За месяц кружки посещает до 200 человек. Старшие занимаются 1,5 часа, младшие по часу. Для села норма 10 человек на кружок. Иногда же по 15-20 человек приходят. Есть учащиеся шестых и восьмых классов — они ходят на газету. Даже пожилой человек может прийти по субботам на мастер-класс, но в первую очередь дети. Много деток приходит, порой до позднего вечера задерживаются. Есть постоянный старший коллектив занимающихся. Работают с удовольствием.

Детей всегда было много — особенно на газете. Сначала под мастерскую занимала одну маленькую комнату, теперь места больше. О моем увлечении узнали многие. Однажды даже из правительства Сахалинской области позвонили, спросили: "Вам нужны газеты? Мы вам привезем". Дети с десяти лет уже могут свободно работать с газетой. И все же мне хотелось не только газетой заниматься, но и глиной.

— Как рождаются игрушки? Откуда вы берете идеи для новых композиций?

— Все, что дети видят вокруг, я стараюсь сделать на своих занятиях. Важно заинтересовать детей с раннего детства тем, что происходит в жизни села. Кататься с горки у нас все любят, потому что мы в горах живем — поэтому мы лепим саночки. Я рассказываю детям, какие они бывают — деревянные, железные, алюминиевые. Как раньше дедушки делали саночки для своих внуков и внучек — с загнутыми носиками, быстрые, красивые...

Композиции собираются обычно к календарным праздникам. К 23 февраля, например, делаем вот такие сувениры — колокольчики со звездочкой. Чтобы мы все вместе помнили тех людей, которых нет с нами. У каждого из ребят свой колокольчик. Некоторые ещё стоят в печи. Для других процесс обжига закончился, мы их белим, роспись дорабатываем, украшаем. После обжига они звенят иначе — тонко, выразительно. Дети могут забрать игрушку, подарить родителям. Вчера, например, делали лошадки-свистульки. Познакомились с новой краской.

Любые праздники, которые есть в жизни человека, — повод создать что-то новое. Детям это нужно. Я чувствую по работе, по настроению детей, что делать сегодня и на следующем занятии. Главное, чтобы было интересно. Самое интересное для детей то, что они делают в первый раз.

Когда-то мы научились делать пропорции человека. Скажем, захотели сделать музыканта к масленице. Сначала делаем человечка — мальчика, потом строим действие — изменяем положение рук, головы, туловища. Вот он в праздничном костюме играет на музыкальном инструменте, вот он танцует — один или в паре. Когда приемы повторяются, дети запоминают процесс лепки от начала до конца, погружаются в атмосферу события, праздника. Перед лепкой даю установку — это, например, мы готовим как сувениры — их можно будет подарить другу, подружке, маме, бабушке... Спрашивают: "А мы можем забрать домой?" "Да, но только сначала на выставку". Постоянно пополняем выставку, кое-что пока в запасниках.

Кроме того, продолжаю отбирать работы для наших дошколят. Не все детские сады богаты методическими наборами. На 35-летие синегорского детского сада подарили 12 разных фигур. В Троицком педагоги используют наши образцы. Взрослые могут дать их детям, чтобы они быстрее поняли, как действовать.

— В вашем творчестве присутствует военная тематика...

— Дети должны знать историю. Композицию "Харамитогские высоты" по моему предложению сделали бабушка с внуком... Вместе съездили в Оноры, Смирных, Победино. Все увидели — и траншеи, и японские укрепления, и как наши в атаку шли (как раз там проходили мероприятия). Изучили историю подвига Буюклы, который, получив тяжёлое ранение, нашёл в себе силы подняться и закрыть собой амбразуру дзота, обеспечив успех боевых действий своих товарищей.

Хочу вылепить уменьшенную копию мемориала в честь воинов, павших в боях за освобождение Южного Сахалина и Курильских островов, находящегося на площади Славы Южно-Сахалинска. Пусть это будет маленький памятник, но он будет доступным для обозрения нашим детям, напоминать о героическом прошлом нашей страны.

— Что главное в методике ваших занятий с детьми?

— Прежде всего надо правильно рассказать, откуда пришла к нам та или иная игрушка — дымковская, каргапольская, филимоновская... Все игрушки изначально люди мастерили из того материала, что есть рядом. Есть в деревне глина — все с глиной работают. Нет — игрушки делали из соломы, из ниток, ткани, дерева, травы скручивали. В каждой деревне создавалось что-то свое. Целые деревни мастеров возникали. Появлялись художники, мастера вышивки, росписи по глине и дереву — все это изначальная культура нашей Родины.

Лучший способ обучать детей — это подавать пример. Показываю детям, как выполнить подготовительную работу, какими инструментами они могут воспользоваться, какими способами и в какой последовательности осуществляется работа, как её завершить. Обязательно обучаю технике безопасности.

— Некоторые ваши экспонаты стоят в музее села Синегорска. Те же динозавры, например...

— Музей с нами рядом, на одном этаже. Можно посмотреть и заодно послушать их историю. А она интересна... Окаменелый скелет шлемоголового утконосого динозавра был найден в период эпохи Карафуто на территории села Синегорска в 1934 году рабочими, которые занимались строительством больницы в Каваками (так назывался и поселок, и шахта). Тогда же скелет был вывезен в Японию. По оценкам специалистов кости древнего животного пролежали в земле около 70-80 млн. лет. Настоящие размеры скелета — более 4 м в длину, 1,8 м в высоту и 70-80 см в ширину. Реплику японского ящера, сделанная японскими специалистами установлена в начале прошлого года в экспозиции "Геологическое прошлое Сахалина" Сахалинского областного краеведческого музея.

Со старшим внуком, когда он маленьким был, своих динозавриков на выставку в Южно-Сахалинский зоопарк возили. Вылепили так, как они в древности жили — среди гигантских деревьев. Теперь внук в мореходном училище учится. У меня два внука и внучка.

Зоопарк постоянно организует интересные выставки именно про животных. Скоро там новая выставка. Я могу представить на ней творчество наших детей, если не будет трудностей с транспортом.

— Гончарня — ваше новое направление.

— Гончарня — это пока только мастер-классы для детей 1-4 классов. Им интересно, они лепят то, что им нравится, что я им преподаю. На праздник проводов русской зимы лепили птичек из глины — они уже обжигаются в муфельной печи. Лошадки-свистульки на очереди. Как их сделать? От цельного куска отрывается кусочек — из него свисток делается. Из большей части путем вытягивания, выглаживания делается лошадка. Потом кусочки соединяются. Чтобы свистулька зазвучала, особая техника нужна. Этому ребятам ещё предстоит научиться, пока же я сама свисточки делаю.

Первоклассники в основном идут сюда. Было бы больше детей, но откуда им взяться. Полторы сотни детей в школе. Много детей, которые любят лепить. Радуются, когда неказистая на первый взгляд игрушка расцветает в их руках. Но они нагружены в школе до четырёх часов. Стало больше других занятий. Танцы, ещё что-то. Они и в этом хотят развиваться...

Мне с детства интересно было узнать, как правильно сделать нужную глину, чтобы с ней можно было работать. Я, как маленький ребёнок, про это процесс ничего не знала. Изучала методом проб и ошибок. Глины много всюду. Земля пронизана ею. Но профессиональной глины в селе нет. Нет кирпичного завода, где бы она готовилась. Заказываем глину на материке. Японцы привозили посуду с Хоккайдо. Глина должна быть без всяких водорослей, камешков. Она имеет характер — и красная, и голубая, и черная, и белая. Немного полежит и становится тверже, её надо размачивать. С белой легче работать. Теперь даже из соленого теста делают игрушки, но я противница этого. Это же ведь пищевой продукт, зачем его переводить, когда вся земля насыщена глиной, надо только уметь её приготовить.

— Из Южно-Сахалинска к вам можно приехать на мастер-класс?

— Лепить, пожалуйста — всё для этого есть. Недавно приезжали на экскурсию в краеведческий музей и ко мне, и на мастер-класс дети из клубов, которые собирают вокруг себя трудновоспитуемых. То, что ребята изготовили своими руками, они могли забрать с собой, чтобы поставить дома, вспомнить, что это они сделали. Созвонились и приехали.

Ребёнок если он выкрутил на гончарном круге какую-то чашку, вазочку и пр., её нужно довести до конца. За полтора часа выкрутил, поставил на подставку. Она сырая, её нужно подсушить, очистить лишнее, выровнять, придать необходимый вид, обжечь в печи. На специальном столике крутит узоры — листики, ягодки, наносит их на обожжённую фигуру, опять несет в печь...

Ребенок должен увидеть и не один раз, как бесформенный кусок глины приобретает объем и смысл. Как под действием прикосновения, даже самого легкого предмет меняется.

— Что для вас лично значит ваше творчество?

— Праздник. Я иду сюда, как на праздник. У меня все здесь, вся моя жизнь. Я нашла свое дело. Иду и думаю, что я сейчас буду делать, что после. Дети придут во вторник — закончат колокольчики. Печь сегодня отключится, завтра будем обжигать что-то новое. Выписки сделать, стенд оформить — много чего. Где-то что-то посмотрю, прочитаю. Стараюсь повторить то, что нравится, сделать лучше. И так с утра и до позднего вечера. Пока не сделала, не успокоюсь. Все довести до совершенства хочется...

Радуюсь, когда дети ходят ко мне постоянно. Те, которые загораются, хотят заниматься — их сразу чувствую.

— Ваши творческие планы¸ мечта?

— В 2016 году за счет гранта областного правительства клуб купил муфельную печь для обжига, набор гончарных инструментов, 4 гончарных круга — их ещё предстоит подключить. Хотелось бы сделать это как можно быстрее. Это даст возможность для одновременной работы сразу нескольких ребят. Одного круга, который есть у нас, мало, пока один ребенок гончарит — остальные дети сидят, наблюдают, потом все равно начинают баловаться, отвлекаться...

Мечтаю создать гончарную мастерскую, учить гончарному делу. Скажем, какой-то (или каждый) класс нашей школы приходит раз в месяц (восемь — десять раз за год), а я бы могла показать процесс изготовления гончарного изделия от начала до конца. Как только подключим оборудование, я пойду в школу с просьбой помочь организовать учебный процесс. В перспективе к нам могут приезжать на мастер-классы гончарного дела из Южно-Сахалинска.

Люди могут делать любые игрушки. Стоит захотеть. Научить их этому — правильно и с любовью — это и есть моя работа. Сейчас интерес к народной игрушке возрастает, это говорит о возрождении традиционных ремесел, о сохранении русской культуры. А ведь это начало начал.

Обсуждение на forum.sakh.com

Femidas 12:56 12 февраля
Такие творческие и светлые люди всегда вызывают восхищение и уважение! Всех благ, Наталья!
Пицури 00:29 11 февраля
детство вспомнилось глиненые свистульки.игрушки ваши приятно радуют глаза.
Rieffert 23:11 10 февраля
Спасибо! Прикоснулся к красоте. Пока есть такие светлые люди, не всё так плохо.
Читать все обсуждение  

Новости

10:33 сегодня
Сахалинцам предлагают покорить хомутовские скалы
10:27 сегодня
Сахалинские хоккеисты активно готовятся к "Детям Азии"
10:17 сегодня
В Южно-Сахалинске вновь проведут акцию "Бегущие огни"
09:42 сегодня
Просмотров: 1751
Южносахалинцы испытывают проблемы с вызовом врача из детской поликлиники
09:40 сегодня
Фотографий: 5
В Невельском районе начали восстанавливать дорогу в село Колхозное
09:21 сегодня
Просмотров: 2333
Движение на перекрестке Емельянова и Мира в Южно-Сахалинске должны открыть к 1 ноября
09:18 сегодня
В "Сахалинэнерго" определили лучших водителей
09:04 сегодня
Просмотров: 1607
Южно-Сахалинск накроет танцевальная волна шоу-балета Todes
08:56 сегодня
229 сахалинцев в 2018 году пожелали передать пенсионные накопления другому страховщику
22:02 вчера
Просмотров: 1548 Фотографий: 34
Спектакль "Невельской": словами из прошлого о сахалинской современности
18:17 вчера
21 октября в Тымовском проведут конкурс ретропесни
18:04 вчера, обновлено 09:16 сегодня
Просмотров: 9497 Фотографий: 11
Теплоход "Гипанис" получил "травму носа" из-за столкновения с причальной стенкой в Северо-Курильске
17:52 вчера
Фотографий: 15
Центральный военный оркестр Министерства обороны России выступил на Кунашире
17:42 вчера
Просмотров: 2183
Жители Корсаковского района смогут получить компенсацию расходов на перевод автомобилей на газ
16:43 вчера
Просмотров: 1858 Фотографий: 10
Баскетбольный клуб "Восток-65" устроил для сахалинцев турнир по боулингу