16+

Трудно быть мэром: один день из жизни Артема Лазарева

Проект "Мэр", Weekly, Политика, Анива

ИА Sakh.com продолжает знакомить сахалинцев с самым народным, открытым, спортивным и молодым мэром области — главой Анивского городского округа Артёмом Лазаревым. На этот раз в рамках проекта "Мэр" журналисты Sakh.com провели с руководителем приморского города один рабочий день и узнали, чем он занимается ежедневно.

Утренний мэр

В шесть утра Артем Лазарев подъезжает к городскому бассейну Южно-Сахалинска. Мэр Анивы старается плавать трижды в неделю: готовится к соревнованиям. Лазарев — член дальневосточной сборной по зимнему плаванию. В воде он с третьего класса.

— Бассейн работает с семи, спортсмены начинают заниматься в 6:30, но я договорился с руководством бассейна, чтобы меня пускали на полчаса раньше. Иначе я на работу бы опаздывал, — объясняет мэр, делая энергичные махи руками перед заплывом.

Рядом на скамейке кожаный портфель Лазарева подпирает рюкзак с мощными боками. В нем, под "крышкой" с лейблом Mad Wave, прячется мэрский спортинвентарь. Кажется, эта фраза про "бешеную волну" довольно точно описывает самого Лазарева. Мэр он энергичный, неутомимый, требовательный и, возможно, чуточку бешеный — в профессиональном плане угнаться за ним смогли не все. Кому-то из старой ивашовской команды пришлось уйти.

Баттерфляй, кроль, брас — в воде мелькает крепкая фигура. На разминке Лазарев меняет стили при каждом кувырке под водой. Дальше в руках возникают лопатки, между ног — странная штука под смешным названием "калабашка". Под технический шум "прибоя" текут ещё 50 минут без остановки. Дни "объёмных" тренировок мэр перемежает со скоростными.

— Лучше я плаваю брассом, а в триатлоне всегда выбираю кроль, — улыбается разогретый бассейном Лазарев. — Лопатки нужны для увеличения сопротивления в воде. А калабашка — чтобы только руки работали.

Своего бассейна в Аниве пока нет (и никогда не было), но Лазарев мечтает его построить. Место под нужный для района спортивный объект уже нашли — живописный пустырь вниз по Калинина. Проект адаптируют курильский, а деньги выделит область. Дело за малым — сделать мечту (свою и анивчан) реальностью.

Мэр уверенно шагает по пустому коридору, поднимается на второй этаж и заходит в кабинет. Если в расписании нет бассейна, то на работу Лазарев приезжает к половине восьмого. С плаваньем выходит на полчаса позже. В здании пусто — кроме вахтера в администрации ни души. Глава стремительно пьет кофе, перекусывает орехами, просматривает новости, листает почту и берется за внушительную стопку документов на подпись. Обычно "автографы" Лазарев оставляет дважды в день — утром и вечером.

— В девять придут финансисты. Посмотрите, как деньги будем "пилить". Заявок у нас на 200 миллионов, а возможностей на 40, — шутливо анонсирует Лазарев совещание по поправкам в местный бюджет.

Жалюзи томно "вздыхают" на холодном ветру. Лазареву, регулярно разгоняющему кровь спортивными занятиями, всегда жарко. Глава района работает только с открытыми окнами, даже если на улице заметный минус. Вот и сейчас за окном безрадостный апрельский снег. В кабинете тоже довольно морозно.

На полке — хрустальный ключ от города, в шкафу — фотографии детей, "Финансист" Драйзера (видимо, дань работе в минэкономе), книги, посвященные острову. На стене планер: маркером на доске Лазарев пишет свой "туду-лист" — отмечает текущие задачи. Среди интересных выделяются слова "Мельница" (люди хотят в Аниве кафе, а "Мельница" — сетевой пример) и "гемодиализ". Но эта история связана не столько с тяжелобольными людьми, сколько с риелторской ипостасью главы района.

— Приходила женщина, ей удалили одну почку. Она хотела другую квартиру, но дать мы просто так не можем. Сейчас она снимает на пятом этаже, ей сложно с учетом недуга подниматься. Просила подыскать ей квартиру на первом этаже. Мы, конечно, подыскали ей другой вариант для съема, — спокойно объясняет Лазарев. То, что эта история совсем не из мэрских задач, его не смущает — привык. С такими личными просьбами — "дайте жилье", люди, по словам Лазарева, приходят очень часто. По возможности стараются помогать, но не все понимают, что многие проблемы не в компетенции Лазарева.

Часто приходят и предприниматели, которые хотят развивать бизнес на территории округа. Анива для бизнеса сейчас — символ прогрессивного развития.

— Мы формируем специальные экономические зоны. Предлагаем бизнесу подключаться. Но финансово стабильных предпринимателей очень мало. Все хотят готовые площадки, с газом с водой с электричеством. Пришел и начинаешь строиться. Вкладывать в отсыпку, тратить на коммуникации не хотят. Поэтому тяжело. А так видеть я всех рад, — отмечает Артём Лазарев.

Со стены за работой главы Анивы молчаливо наблюдают пара других глав — области и страны. Тут же вытянутый в струнку стоит, в компании двух других, флаг города. С загрустившего в безветрии полотнища выглядывает хитрый глаз чайки — символ приморского города.

За пятнадцать минут до первого совещания Лазарев успевает сделать пару звонков — в налоговую (там не берут) и предпринимателю, с которым договаривается о встрече. Еще через минуту вызывает вице-мэра и руководителя департамента архитектуры, чтобы быстро обсудить изменения в штатном расписании: переброс одной ставки на другую.

Время от времени Лазарев вертит в руках магнитный браслет, который то раскручивается в линейку, то со звонким щелчком принимает форму круга. На синей поверхности спортивного украшения надпись — "Лыжня России". Очередной мэрский трофей.

Кажется: как могут быть связаны ноги мэра и бытовое благополучие ветеранов войны? Через лыжи. Спорт помогает крепкому хозяйственнику Лазареву обогащать родной муниципалитет.

— Вернулся вот из Охи, где с коллегами был на празднике лыж. Там за первые места очень хорошие призы раздавали: две мультиварки, мясорубку, соковыжималку и телевизор. Все это мы привезли сюда, — скромно рассказывает глава Анивы. — Вот завтра одному нашему ветерану исполняется 99 лет, мы ему одну мультиварку подарим. На следующей неделе в Огоньках у ветерана будет юбилей, ему другую подарим. Все, что выиграли в другом районе, всё в своем людям раздадим.

Одеяло муниципального бюджета

В девять утра кабинет Лазарева наполняется чиновниками: коллеги анивского мэра пришли обсуждать поправки в бюджет. В руках главы внушительная кипа документов. Совещание начинается тяжело.

— Вы дополнительно просите 251 миллион или это шутка? — первым делом интересуется мэр.

— Нет, это не шутка, — почти в унисон принимаются объяснять женские голоса. — Из них 41 — это областные деньги, которые нам придут дотациями. А 210 — хотелки наши, всех ГРБэсников.

Дальше — чуть легче: спецсвязь — да, подготовка и проведение выборов — однозначное да. Капремонт здания на улице Дьяконова — нет.

— Там скоро потолок обвалится. Надо хотя бы превентивные меры принять, — объясняют Лазареву.

— Превентивные меры пускай подрядчик организует, — твердо отказывает мэр и продолжает раздавать уверенные "да", на этот раз МРОТу и налоговым штрафам.

Многостраничный список обсуждают около часа. Какие-то пункты Лазарев вычеркивает оптом: ("нет проекта, нет земли, нет смысла рассматривать"), к более важным возвращается, ориентируясь на цветные закладки из клейких бумажек. Миллионы нужны на ремонты дворов и улиц (Невельского, Гоголя, Калинина), просят вложений очистные. Давать или ждать — вот в чем вопрос.

— Ремонт общественного туалета, — переходит к следующей строчке Лазарев, — тоже рука не поднимается.

— Там все течёт внутри, — склоняет мэра в сторону ремонта один из замов.

— Но 500 тысяч! — глава Анивы возмущен. Тратить полмиллиона на ремонт туалета жалко.

— Там надо крышу скатную делать, — поясняет вице-мэр.

— А сами не сделаем в рамках благоустройства? — торгуется Лазарев. — Жалко 500 тысяч на какой-то туалет. Может, купить металлопрофиля и дерева и своими силами? Давайте 200 поставим, а там посмотрим.

Лоскутно-дырявое одеяло бюджета с трудом натягивается на "зубастые" пики "хотелок". Особенно острые они у ограды кладбища в Рыбацком — поручение о благоустройстве погоста дал губернатор, как-то проезжавший мимо. Теперь только на забор нужно 10 миллионов. Но эти деньги нужнее живым. Тратить на мертвых у Лазарева пока не поднимается рука. "Вычеркиваем" — командует мэр.

— У нас ограждение на пятой школе стоило 3 миллиона. А тут в одну сторону лицевую 10 миллионов. Логически даже рассудите — это много. Пусть по кладбищу в Рыбацком пересчитают смету. Это слишком дорого, — говорит Лазарев.

Ограждения в школах, пищеблоки, ремонт водовода. Объекты сменяют друг друга один за одним. Встает вопрос финансирования ежедневных нужд мэрии. "Если не дать денег на текущее содержание администрации, — резонно заметил один из вице-мэров, — туалет придется выводить на улицу, работать без телефонов, Интернета, горячей воды и, канцелярии".

— Давайте не будем делать проект. Сделаем текущим ремонтом. Мы так полгорода делаем, — настаивает мэр по очередному пункту.

И дальше: "Откуда у вас стоимость такая? Сто тысяч на экспертную оценку документов!" "Ноутбуки в школу? У них что, компьютеров нет?" Лазарев торгуется, возмущается, редко — соглашается. Ноутбуки, говорят мэру, нужны для ЕГЭ. И рефреном — видеонаблюдение, дороги, форма юнармии.

— Осталось чуть-чуть, всего 2,8 миллиона срезать. Тогда уложимся, — почти удовлетворенно соглашается мэр и снова поднимает кладбищенский вопрос. — Может, кладбище через инициативное бюджетирование протянуть на следующий год? Дело хорошее, но не первой необходимости. Миллионы отдавать рука не поднимается.

Наконец, Лазарев командует коллегам примирительное: "Подбивайте, что есть". Но бюджетный раунд явно ещё не окончен. Желания города на 200 миллионов в 40 умещаются сложно. Примерно как пуховое одеяло в барабан маленькой стиральной машины.

— Раньше, конечно, с финансированием проще было. Сейчас сильно видоизменился Бюджетный кодекс. Придумали технико-экономическое обоснование. Система распределения межбюджетных трансфертов тоже претерпела изменения. Выбивать деньги для района стало тяжелее, чем прежде. Но ничего, нормально, работаем, — бодрится Лазарев и готовится к новому вызову дня.

Дневной мэр: подрядчики, бизнесмены, планы

После совещания — встреча с нерадивым подрядчиком. Лазарев объясняет: предприниматель пару лет назад, еще при прошлой власти, выиграл аукцион и взялся за проектирование кладбища и детской школы искусств в Аниве, но так и не довел дело до ума. По одному объекту вмешались подземные воды, по-другому всё уперлось в недостаточную площадь. Госэкспертиза эти недостатки вскрыла, а проектировщик документы так и не переделал.

— Мы, конечно, начнём отрабатывать эти вопросы, чтобы за нами грешков не было. Мы доведём все до ума до конца года с учётом замечаний экспертизы, — уверяет подрядчик.

С кладбищем, уверены специалисты мэрии, всё проще. Его надо доделывать первым. А в ДШИ придется заново проводить изыскания с учетом нового, более подходящего по площади участка.

— А сюда рядом со школой "Мельницу" поставим, — говорит мэр, указывая на старый план размещения ДШИ.

В небольшом кабинете, где решаются важные вопросы приморского города, неожиданно завязывается спор по коллекторной трубе. За окном промозглый и серый апрель.

— Мы там что, ...опами будем тереться? — возмущается проектировщик, представляя сложности будущей работы.

— Ну почему ...опами! — возражают замы Лазарева и принимаются на несколько голосов подробно объяснять "подводные камни" инженерных коммуникаций.

— Кладбище — работаем, ДШИ — работаем и Высокое тоже, — подводит итог получасового разговора мэр. — Доделываем все и снова сдаём в экспертизу.

— До конца года мы все проекты сделаем, — извиняясь, обещает предприниматель. Лазарев понимающе кивает, но видно, что не очень верит: репутация подрядчика уже подмочена.

Десятиминутный перерыв на кофе. Бодрящий напиток мэр пьет в комнате отдыха, примыкающей к кабинету: здесь диван, холодильник, в котором лежат подаренные местными производителями яйца из-под анивских несушек и "потеет" целебная настойка из оленьих рогов.

Лазарев вновь ждет гостей — потенциальных инвесторов, которые хотят выкупить у обанкротившегося бизнесмена "замороженное" помещение и сделать в Аниве частный детский сад на 80 мест.

Предприниматель уже в приемной, но Лазарев тянет время.

— Ещё пять минуточек. Для людей надо быть доступным, а для предпринимателей чуть-чуть недоступным, — объясняет глава района, делая финальный глоток кофе и поглядывая на часы. — Хотя, конечно, моя задача привлечь в район как можно больше предпринимателей и инвестиций.

Потенциальный инвестор бородат и очень серьезен. Предприниматель хочет убедиться в заинтересованности заказчика.

— Прежде чем вкладывать свои деньги в здание и ремонт, я должен понимать, нужно ли вам это здание. Хочу защитить свои инвестиции, — объясняет Артему Лазареву руководитель собственного ООО Степан.

— У нас потребность в детсадах, конечно, есть. И в Ново-Троицком, и Троицком больше пятидесяти человек очередь. Минобр поддерживает идею строительства. Нам нужен подобный объект. Мы готовы его выкупить для размещения дошкольных групп, — объясняет Лазарев. — Ориентировочно, выкупная стоимость объекта порядка 100-120 миллионов рублей. Деньги это областные, в рамках адресной программы. После строительства его можно выкупить прямым договором. Нежилые помещения для муниципальных нужд мы можем приобретать без торгов. В 44 ФЗ это прописано — "закупка у единственного поставщика". Вы вводите объект в эксплуатацию, оформляете документы и продаёте.

Кажется, Степан уходит воодушевленным, скрывая в бороде скромную улыбку. Только за инвестором закрывается дверь, как Артём Лазарев, словно птица из клетки, рвётся из кабинета в уличную хмурь — спешит показать пустырь, на котором совсем скоро построят бассейн. Планов у мэра много. Кроме бассейна, он хочет поставить каток, отремонтировать Калинина и поменять "страшную" стелу на въезде. "Она мне каждое утро настроение портит" — в сердцах замечает тонко чувствующий мэр. Садимся в рабочий внедорожник.

— Афанасьич, давай по Калинина, к пустырю! — командует пожилому водителю Лазарев и делает личный звонок: общается с рабочим по поводу окна в детской. Его мужская хозяйственность распространяется не только на город, но и собственный дом.

В дороге Артем Александрович показывает туалет, на крышу которого он не дал потратить полмиллиона, школу, проекты в рамках инициативного бюджетирования.

— Минфин, конечно, молодцы, хорошо работают, — вдруг замечает мэр. — И нас хвалят. В плане инвестиционного бюджетирования сказали, что мы лучшие. Все проекты наши поддержали.

Пустырь, на котором, если все пойдет по плану, уже через пару лет появится первый в Аниве бассейн, раскинулся на въезде в город, недалеко от бывших военных объектов. Сейчас три гектара выглядят малообитаемыми: снег прикрывает грязь и мусор, кое-где торчат кривые деревца. Пейзаж в этом "красочном" унынии в общем-то характерен для будущих больших и перспективных строек. На контрасте со статным и по-весеннему одетым мэром скорее умирающая, а не оживающая растительность выглядит ещё более убого.

Секретный чатик мэров

Время бежит к полудню. Энергичный Лазарев скидывает пиджак и вновь распахивает окна. Жара — его враг, холод — основной соратник. Хотя и он бывает жесток: как-то заядлый альпинист Лазарев отморозил несколько пальцев на одной из знаменитых вершин. С тех пор он руку прячет.

— Объектов спортивных у нас в Аниве вообще нет. Надо строить, детей до 18 лет, мое мнение, надо занимать ежедневно, чтобы нигде не болтались. Клубы и кружки у нас есть, а спортобъектов нет, — сетует Лазарев, который провел свое детство в бассейне и на лыжне. А вот с книжкой в руках сидел нечасто. Признается, что сейчас жалеет, чувствует литературную нехватку. Зато с лирикой у него проблем не было. В институте будущий мэр освоил гитару, а с ней и весь горно-походный репертуар с Высоцким во главе.

— Я воспитан на правильных песнях, — "скромно" замечает Лазарев.

В администрации Анивы, рассказывает её руководитель, достаточно много музыкально одаренных сотрудников: один поет, другой играет, третий — танцует. Одно время витала идея сделать рок-группу. Но на самодеятельность времени нет — надо развивать район. В планах — добить проект с гольф-полями в Мицулевке. Когда-то, еще при прошлой областной власти, один инвестор взялся за облагораживание сельских лужаек. Стал завозить специальный песок из Южной Кореи и, по словам Лазарева, довольно объемно вложился в проект. Но дело встало — власть посадили, инвестор ушел и поля "заморозили". Хотя возможно гольф в Аниве оживёт. В район пришли несколько компаний, которые хотят взяться за размораживание потенциально приоритетного проекта.

— Есть план сделать туристическую зону — с полями, оленями и контактным зоопарком, — рисует чудесное будущее деятельный глава.

На вопрос, дружат ли мэры районов друг с другом, Артём Лазарев отвечает, что не дружат, но поддерживают нормальные рабочие отношения. У глав муниципалитетов есть свой "секретный чатик в вотсапе". Правда, ничего секретного там нет — ни пасхальных яиц в картинках на самый главный весенний праздник, ни поздравлений с танками на 23 февраля, ни смешных гифок по теме. Одни сухие обсуждения ежедневной повестки: совещания с губернатором, профильные встречи, квартальные нужды.

Телефон Лазарева оживает: мэру приходит оповещение о списании средств с его банковского счёта.

— 44 рубля на одном счету, а на другом — 69. Хорошо аванс завтра, вот дожил! Так кредиты всё и съедают, — говорит Артем Александрович и грустно замечает: кредитов два, как и браков за плечами. Сейчас мэр Анивы женат в третий раз, надеется, что в последний. Своими разводами он не гордится.

Лирическое настроение главы округа прерывает неприятная новость: в администрацию приходила проверка МЧС, документы многочисленных комиссий, отвечающих за безопасность, оказались в полном раздрае. На горизонте замаячил крупный штраф. Крепкого хозяйственника Лазарева безалаберность подчиненных разозлила.

— Если на юрлицо нам оформят штраф, то сумма до 200 тысяч! Я это платить не буду. Кто виноват, тот пускай и платит. Хотя за такое только увольнять! Прощать нельзя. На шею сядут. А так премии лишим — хоть бюджетные деньги сэкономим, — негодует мэр и отдаёт указание секретарю: вызвать всех нарушителей на разбор в четыре часа.

В обед Лазарев ныряет, как в бассейн, — с головой. Когда глава садится в "Лэнд Крузер", кажется, вся мэрия вздыхает: наконец, передышка.

Обедает мэр либо дома, либо на работе, но сегодня едет перекусить в кафе на выезде из города. Там в отдельной "секретной" комнате Лазарева уже ждёт мужская команда: все те, с кем он провел последние пару часов, в основном вице-мэры. Мэр съедает салат и суп, отказывается от второго, но не от блинчиков на десерт. Разговоры здесь точно такие же, как и в мэрии — рабочие, разве что разбавлены шутками. На обратном пути Лазарев объясняет, что обедает с коллегами максимум дважды в месяц. "Если чаще — расслабляет коллектив".

Вечерний мэр: совет и люди

Устроить сиесту после обеда мэру Анивы не удается — его уже ждут в конференц-зале на общественном совете города. Возглавляет сообщество инициативных и активных (невзирая на годы) анивчан экс-глава округа Николай Петров. Нынешний мэр сидит по правую руку от бывшего. Присутствие действующего градоначальника на совете скорее формальное, но необходимое. Периодически Лазарев отвлекается на подписание многочисленных документов, которые в течение полутора часов приносят помощники.

Еще утром, вспоминая некоторых предшественников на своем посту, Лазарев озвучивает программную мысль — квинтэсенцию выбранного им управленческого стиля.

— Мэр не должен быть в оппозиции к правительству и губернатору. Так отношения с властью не выстроишь. От оппозиции район, в первую очередь, страдает. Кто от этого выиграет? Ты будешь гордый и независимый, а район из-за этого не будет деньги получать и развиваться. Что в этом хорошего? — замечает Лазарев.

Перед членами общественного совета выступают вице-мэры. В повестке дня — социально-экономическое развитие района за прошлый год. Докладчики коротко объясняют, как обстоят дела в округе, проходятся по основным показателям бюджета, говорят про рождаемость, зарплаты, строительство и безработицу. Люди внимательно слушают и задают вопросы. Интересует анивчан в общем то же, что и жителей других районов. Жители хотят знать, станет ли муниципалитет независимым от области. В финансовом плане. С этим сложно — в районе нет градообразующих предприятий, которые приносили бы деньги в местный бюджет. Поэтому дотационная стезя — реальная и единственная для ближайших десятилетий.

Вопросы анивчан вертятся и вокруг более приземленных вещей — ремонта дворов. Здесь вмешивается Лазарев — всё идёт по плану. Проектировать будут, даже если денег на ремонт не добавят. В планах на этот год — привести в порядок шесть дворов и два проезда.

Ветераны беспокоятся на счет майских торжеств — как будут праздновать в Аниве? Подготовка, успокоил мэр, идёт полным ходом. И вновь завели кладбищенский разговор. Погост, высказываются пожилые граждане, не могут построить уже 20 лет. Сколько можно ждать?

— К кому обратиться и по-деловому решить вопрос? — задает вопрос ветеран.

Лазарев пересказывает анивчанам сложную историю с проектом и подрядчиком и озвучивает то, к чему пришли на совещании утром: до конца года с бумажной волокитой покончат. И возможно, уже в следующем году приступят к строительству кладбища.

Совет плавно перешел в формат "встреча с мэром". Вопросы посыпались со всех сторон, людей, как это обычно бывает, волнует многое — от асфальтирования Янтарной в Ново-Троицком до благоустройства Грушевого сада в Аниве и появления хоккейного корта в Троицком.

— Будет ли построен Дом культуры в Троицком? — интересуется активная женщина в возрасте. Лазарев отвечает, что нет. "А Ивашов говорил, что будет!" — парирует пенсионерка.

— Да что же это такое! — почти чертыхается Лазарев. Ивашова, нынешнего депутата областной думы, с его обещаниями люди на совете вспоминали постоянно.

— Он сейчас в думе сидит. Можете туда сходить и у него лично спросить, — подсказывает женщине соседка по столу. — Он теперь там "пообещает".

Дальше мэру жалуются на уличную торговлю, плохо почищенные дороги, бродячих собак и кошек.

— В Аниве лучше стало с собаками, — высказывается кто-то и неловко шутит: — С кошками сложнее, в них попасть труднее.

Ветеран (и спорта в том числе) от луж в центре города, которыми он недоволен, перескакивает на покупку ратрака. По мнению мужчины, этот агрегат Аниве необходим, чтобы кататься на беговых лыжах на местных склонах.

— Маленький ратрак у нас есть, мы его использовали, а так трассу прекрасно укатываем и снегоходом, — по-хозяйски замечает мэр, который из-за вышедшего за рамки совета пропустил совещание по праймериз ЕР. Но огорчаться некогда — оргкомитет переносят, а вместо него скоропалительно вмещают пару важных разговоров: по зарплатам и штрафу, который кому-то придется платить. Со всем, даже самым сложным, мэр разбирается по-деловому чётко. Но от утреннего желания "уволить провинившихся" отступает.

Встреча у подъезда

На часах 16.45. Неутомимый Лазарев (он на ногах с пяти утра) вновь садится в рабочий "Лэнд".

 — Афанасьич, давай на Пудова, 7! — командует глава водителю. По дороге Лазарев объясняет: к этой поездке он не готовился, на что именно будут жаловаться люди, не знает. Между делом вновь обращает внимание на болевые точки города — тут надо доделать, а тут уже скоро всё будет по-другому.

У четырехэтажки многолюдно — на холодном ветру у подъездов Лазарева встречают жильцы. Мэру ведут за собой на последний этаж в квартиру, чтобы показать типичную для этого дома картину: подмоченный весной и неудачным ремонтом потолок. Каждый год кровля течет. Страдают в основном балконы и кухни, к которым они примыкают.

— Тут прямо вот сиськой висел, столько воды было, — объясняет Лазареву хозяйка квартиры, указывая на натяжной потолок.

Жильцы объясняют: похожая ситуация во всех квартирах на крайних этажах в доме. Крыша дала течь еще в 2011 году. Спустя три года ситуацию частично исправил капремонт — кровлю, как и фасад, переделали. Но проблемы это не решило: с крыши течет, стены промерзают и пропускают влагу.

— Нам говорили, что у нас вентилируемые фасады. Представляете, я ставлю стакан с лимонадом на пол, и он как с холодильника, разницы нет. Ветер прямо в квартире, — эта уже другая женщина на улице погружает Лазарева в пробемы. — У них на четвертом течет, а у нас страшный холод.

— Дождь вчера прошел, и балконы на верхних этажах сразу потекли. В шести местах, — добавляют мужчины с разных сторон.

— Может, примыкания некачественные? Это надо со строителями общаться, — прерывает молчание мэр, который все это время внимательно слушал людей. — Ладно, не будем мёрзнуть, а то заболеете. Обсудим все подробно. Надо понять причину затекания. Соберем комиссию с инженерами из отдела строительства. Надо превентивные меры пока принимать, чтобы не было протечек. Разберемся.

Мэр прощается и садится в машину: дальше по плану пара встреч, разбор бумаг и спортзал.

— В районе работа гораздо интереснее. Здесь она настоящая и живая. Реальные проблемы решаешь, люди тебе благодарны. Но даже если не благодарны, они вообще редко бывают благодарны, но я не в обиде, все равно работа интересная, — замечает руководитель Анивы. Никакого запасного плана на случай "если работа мэром не пойдёт", у Лазарева нет.

Глава округа говорит, что у него "синдром бюджетника". Трудиться где-то вне этой сложной и запутанной сферы он вряд ли сможет. А скорее всего — вряд ли захочет. Все-таки за этой малоприятной работой с бумажками в итоге стоят люди, для которых Лазарев и старается.

— Когда я только начинал работать в минэкономе, я был шокирован. Хотелось все бросить. Не понимал смысл огромного количества документов, но потом втянулся. Административная работа со временем засасывает. Со временем понимаешь, для чего это все, зачем и как. Но хорошо, что отец в свое время меня направил в нужную сторону, сказал, что настоящая живая работа идет именно в районе, — вспоминает Артем. — А синдром бюджетника проявляется просто. Кажется, что ничего кроме этого ты не умеешь. В бюджете все боятся потерять работу, потому что неясно, куда можно пойти работать после бюджета. Поэтому бюджетники чаще всего кочуют с одного бюджетного места на другое. Так и живут.

Новости по теме:
Подписаться на новости

Обсуждение на forum.sakh.com

анонимный  18:54 26 апреля 2018
Трудно быть мэром Артему Лазареву!освободите его от этой должности...
GKey 22:35 25 апреля 2018
Ну если уж совсем так трудно, то пускай уступит своё место, кому не трудно будет.
анонимный  23:14 23 апреля 2018
Может парень и нормальный... но ведь он спортсмен и этим все сказано.
Dr.Aga 15:11 23 апреля 2018
Если трудно- уходи!
анонимная  11:02 23 апреля 2018
Устроить сиесту после обеда мэру Анивы не удается — его уже ждут в конференц-зале на общественном совете города. Возглавляет сообщество инициативных и активных (невзирая на годы) анивчан экс-глава округа Николай Петров.
Какого, сспрашиваетсяя, черта, Петров делает в общественном совете? Когда мэров, в том числе бывшего мэра Ивашова, депутатов и прочих, начинаешь тыкать носом в проблемы района, которые не решаются годами, то они скулят, что это Петров виноват, это он ничего не делал, а они за 4 года разгрести должны? Но-но-но!
Тем не менее Петров в общественном совете (в который просто так не попадешь) активных и инициативных Лгуны и лицемеры
Читать еще 346 комментариев