Цой жив, а Дом офицеров нет. Сахалин.Инфо
30 мая 2024 Четверг, 02:22 SAKH
16+

Цой жив, а Дом офицеров нет

Weekly, Южно-Сахалинск

В Южно-Сахалинске готовятся к сносу Дома офицеров. Конкурс на проведение этой непростой операции уже разыгран — 15 мая победителем аукциона на снос за 11,2 миллиона (изначально правительство готово было заплатить аж 70 миллионов) рублей стала компания "Сахалин-Инжиниринг". Приступить к сносу ветхого строения, возведенного всего 34 года назад, рассказали в строительной организации, планируют сразу после заключения контракта (его надеются подписать до конца мая).

Внутренний дворик
Внутренний дворик
Фасад на севере
Фасад на севере
Фасад на юге
Фасад на юге

Корреспондент ИА Sakh.com в сопровождении сотрудников "Сахалинской филармонии", на баланс которой здание передано еще в 2014 году, прошелся по пустым этажам и темным залам бывшего дома культуры советской армии и одного из центров концертной и выставочной жизни областного центра.

— Вы только осторожно, там все обваливается, все заражено грибком, плесенью. Долго лучше не бродить, вредно, — перед входом в Дом офицеров напутствует один из охранников объекта. — Пытаемся это людям объяснить, чтобы они не лазали… Но не понимают никак — эти, как они, сталкеры что ли… Романтика для них все это. Надоели уже.

Первый дом культуры рабоче-крестьянской Красной армии появился на нынешнем месте в Южно-Сахалинске еще в 1946 году — под духовные нужды солдат и офицеров оказались переоборудованы корпуса еще японской мужской гимназии. В деревянном здании кружки и концерты размещались до начала 70-х — после строение уничтожил пожар. Новый Дом офицеров, судя по документу к закупке о сносе, построили в 1984 году — здание общей площадью примерно в 6 тысяч квадратных метров создали по типовому проекту "Районный дом культуры со зрительным залом". Для сахалинских условий его проектировали в военной части 44265 (Хабаровск) в 1978-1979 годах — здание с большим залом на 775 посадочных мест было создано для районов с сейсмичностью в 7 баллов.

С момента торжественного открытия и до самого конца нулевых строение эксплуатировалось по прямому назначению — на его сцене выступали Валерий Леонтьев, Земфира, "Иванушки International", Гарик Сукачев, "Ария", "Алиса", "Чиж&Co", "Дельфин", "Пикник", "Би-2", Александр Маршал и другие звезды отечественной эстрады от попсы до рока. Приезжал сюда даже петербургский театр балета. В стенах сооружения проходили выставки самого разного профиля. Ну а в сопредельных помещениях размещались редакции СМИ, ЗАГС, Дворец бракосочетаний и даже некоторые контролирующие и силовые ведомства.

В 2011 году, из собственности Минобороны, комплекс был передан в ведение области. Министр культуры Ирина Гонюкова, в эпоху которой эта передача произошла, признала, что состояние строения уже тогда было довольно плачевным. Настолько, что практически сразу область заговорила о большой реконструкции или даже сносе. Несмотря на довольно юный возраст (в 2013 году Дому офицеров не было и тридцати), у строения нашелся целый букет стариковских болячек: текущая кровля, изъеденные грибком стены, промерзающие помещения. Сказались, видимо, финансовые проблемы российских военных, из-за которых здание должным образом не содержалось и ни разу капитально не ремонтировалось. А, может быть, минобороны просто было не до того.

Практически покинутый комплекс сохранял некое подобие жизни усилиями сахалинских молодоженов… Но в 2014 году ЗАГС съехал отсюда в поисках лучшего места для маршей Мендельсона.

Сегодня Дом офицеров напоминает поле боевых действий — в здании выбиты многие окна, стены, как снарядами, изрешечены многочисленными стробами, которые брали для экспертизы бетона. То тут, то там виднеются следы панического бегства — сваленное тряпье, остатки мебели, вырванные страницы из книг (в одном из фрагментов удалось даже опознать почти целый роман Пауло Коэльо), раздолбанная советская бытовая техника и даже разбитый уличный фонарь. Кое-где ощущение поля городских боев усиливают сваленные в баррикады столы и стулья — их зачем-то стащили к окнам, да так и бросили. Все ценное отсюда вывезли, что не вывезли — растащили. Потому в большинстве помещений (кроме третьего этажа, где расположен музей боевой славы) осталась откровенная рухлядь.

— Какой тут был танцевальный зал… — вздыхают сотрудники филармонии.

Сегодня от места рождения маленьких звезд хореографии осталась изуродованная грибком и плесенью красная стена да гнилые останки паркета, а в лучах солнца пляшет поднятая шагами известковая крошка. Здание мертво, и только опасные организмы, редкие гости да оперативники Росгвардии, для которых строение стало ареной тренировок, вносят в его гулкие коридоры некое оживление.

Ну а самым центром гнетущего ощущения пустоты и заброшенности остается зрительный зал — громадное помещение напоминает пещеру. Темноту разбитых рядов подсвечивают лучи из нескольких дверных проемов — вход с первого этажа, двери в ложи второго яруса, на театральные подмостки. Из-за этих ярких пятен мрак остальной части зала становится еще гуще, материальней. Ощущение затхлой пещеры дополняется бесконечной капелью и непонятным перманентным треском в недрах помещений. Словно кряхтит где-то там в подвалах недовольное своей незавидной долей чудовище.

— Аккуратно, тут все сгнило, лаги деревянные могут провалиться. И повсюду плесень — тут нельзя долго находиться. Концентрация грибка запредельная. Нужен хороший респиратор. А еще лучше, просто не лезть сюда, — опасливо рассказывают сопровождающие из филармонии.

Кроме проблем с грибком у Дома офицеров большой дефицит сейсмичности — его строили еще до нефтегорского землетрясения и рассчитывали на другие баллы. Усиливать конструкцию посчитали более затратным и менее эффективным делом, чем строительство нового комплекса.

Хуже всего с вредными спорами, кстати, на третьем этаже здания — крыша текла здесь раньше и обильней, чем в других помещениях комплекса. Ранее здесь находился музей боевой славы — стены еще исписаны фресками с героическими красноармейцами и ужасами войны. Некоторые из них, что удивительно, сохранились практически в первозданном виде. И время их практически не коснулось. Каких-то экспонатов в залах не осталось: наиболее ценное отсюда вывезли. Только таблички с именами героев Южно-Сахалинской наступательной и Курильской десантной операций еще сиротливо висят в красном уголке. Но и они теряются в белых полотнищах тепличной пленки, свисающей с потолка.

Из незабитых фанерой окон отсюда виднеется дворик перед Домом офицеров — раньше там стояла военная техника, сегодня сиротливо высится на постаменте полууничтоженный сахалинцами истребитель Су-15. Пока, по имеющимся данным, боевая машина остается неприкаянной — памятник советской авиации никому не нужен. И в ходе реконструкции, вероятно, в лучшем случае будет демонтирован и помещен на какой-то склад. А в худшем — просто порезан на металл вместе с уничтожением самого комплекса.

Сегодня найти сотрудников комплекса довольно сложно — кто-то ушел на пенсию, кто-то работает в других учреждениях, кто-то покинул Сахалин. Но по случайному совпадению сегодня в редакцию ИА Sakh.com зашел Ильяс Дыйканов, который работал замначальника в Доме офицеров незадолго до его закрытия и занимался восстановлением центра из пепла неэффективного руководства. Нам удалось взять у него комментарий и даже архивные фото:

— На Итурупе я работал директором Дома офицеров и в 2009 году поступило предложение поработать на Сахалине. Я приехал, мне все понравилось, согласился. Поработать удалось полгода примерно — мы успели отремонтировать крышу над зрительным залом, над сценой, планшет сцены, завели свет, начали приводить в порядок гримерки. А потом его закрыли. Это было как раз после событий в "Хромой лошади" — тогда стали активно проверять пожарную безопасность, и он просто не прошел. Это был перспективный очень центр, с хорошим большим залом, поворотной сценой. Если бы мы его сохранили, сегодня это была бы очень хорошая площадка. Но ей не повезло… Уже когда я приехал в 2009 году, там все текло, не было ни одного участка крыши, где не было бы дыр. Сегодня когда мимо проезжаю, аж сердце сжимается — такой зал загубили.

Фотографии из архива Ильяса Дыйканова
Фотографии из архива Ильяса Дыйканова

С Домом офицеров, как ни крути, уходит целая эпоха, в которой дети штурмовали многотонный танк "ИС" и играли в зенитчиков, молодые рокеры смелой рукой выводили на стенах "Цой жив", а люди посостоятельнее проводили пятничный вечер в "Мастере и Маргарите". Но новое время требует новых филармоний.

Новости по теме:
Подписаться на новости