15 октября 2019 Вторник, 03:31 SAKH
16+

Перезимовать лето

Туризм, Weekly, Углегорск, Тымовское, Томари

Название текста родилось как-то само собой при взгляде из окна одним хмурым и холодным летним днём. С таким замечательным сахалинским летом мысли о прошедшей и будущей зиме возникают невольно. Непривычно малоснежная и мягкая зима сменилась ранней и тёплой весной, которая, в свою очередь, сменилась суровым холодным и дождливым летом. Невольно вспоминается по-настоящему ледяной прошлогодний июнь, родившееся в народе слово "июбрь" и выражение "не май месяц", массово употреблявшееся людьми в ироничном по отношению к сахалинскому климату контексте. Кто-то из нас пережидает это неприятное время в более тёплых местах, кто-то просто терпеливо ждёт июльского тепла (дождётся ли?), а кто-то уже снова думает о зиме. О ней и пойдёт речь в этом рассказе.

Помню, как прошедшей малоснежной зимой народ по доброй русской традиции разделился на два лагеря: одни жаждали снега, другие радовались его отсутствию. Аргументы первых, назовём их прагматиками, сводились к отсутствию необходимости копать после метелей, свободным от снега улицам и к бесснежной ранней весне. Вторые уповали на грязь в городе, отсутствие снега на "Горном воздухе", ну и просто к зимней романтике — ведь получать выходной день в метель и копать после неё они привыкли с раннего детства. Как ни странно, на стороне вторых людей, как мне показалось, было значительно больше народу. Что ж, о романтиках зимы поговорим тоже.

Ледяное дыхание

Подготовка к традиционном новогоднему походу началась традиционно за 3 дня до Нового года. Если помните, снега на юге острова было позорно мало, а о том, что творится в центральной части Сахалина, где предполагался поход, поступали очень противоречивые сведения. По разным данным, от 1 до 30 сантиметров снега в селе Буюклы. Всё это навевало печаль. В конце концов, на фоне очередного сообщения, что люди там до сих пор ходят на охоту и рыбалку по голой земле, группа скоропостижно разваливается.

Не желая мириться с необходимостью провести выходные дома, тут же пишу друзьям из параллельной группы, где меня добродушно принимают, тут же добавив в группу в одном известном мессенджере. Здесь тоже ещё не знают, куда идти, и понятия не имеют, есть ли там вообще снег. В итоге побеждает демократия, и первое место во всеобщем голосовании занимает Камышовый хребет с горами Ворошиловка, Малиновского и Сталинским перевалом — всё Углегорский район.

***

Рано утром с Максимом выезжаем в Углегорск на машине. Остальные, не желая обременять себя личным транспортом, едут на автобусе. В точке старта, посёлке Медвежьем, стоим в 10 утра. Снега всего 30 сантиметров, лыжи уходят практически до земли. Идём в темпе по старой дороге вдоль бывших сельхозполей. Вот старый мост, вот мимо проплывают с детства знакомые деревянные постройки с буквами М и Ж — есть на что посмотреть. Через 6 километров на перепутье останавливаемся подождать остальных, приехавших к точке старта на полчаса позже. Здороваюсь со всеми: с кем-то виделся намедни, кого-то не видел сто лет, кого-то вижу впервые — всего 7 человек вместе со мной.

Далее наш путь лежит по реке Резвушке, ведущей нас к Камышовому хребту. Вдоль реки вьётся заросшая дорога, идти по которой не удобнее, чем вдоль реки. Снега здесь ожидаемо значительно больше, что моментально делает поход более интересным. Проходим ещё 3-4 километра, и приходит время уходить с реки — здесь начинается гребень, которым мы будем выходить на водораздел Камышового хребта. Заползаю в подъём с трудом, поскольку на тот момент остался единственным, кто ещё не наклеил на лыжи камус. Идём ещё час и встаём лагерем, план на сегодня выполнен.

За ужином:

Михаил (доставая термометр): "Минус 18 градусов".

Сергей: "Что-то слабовато для января".

Михаил: "Серёга, блин!.. Накличешь!"

Как в воду глядели.

***

Утро встречает нас ясным небом и приятной температурой воздуха. По привычке быстро готовлю завтрак, помогаю собрать палатку, оглядываюсь по сторонам и понимаю, что спешить не стоило — коллектив далёк от готовности. Сегодня по плану нам предстоит выйти на Камышовый хребет и продвинуться по нему так далеко на юг, как сможем.

Гребень начинается пологим подъёмом с постепенным увеличением крутизны. Километр-другой и выходим на какую-то локальную вершину. Стоим над крутым спуском, сквозь густой мелкий березняк просматривается следующий подъём.

Группа постепенно растягивается, остаёмся впереди вдвоём с Витей. Витя здоровый и сильный, прёт, как танк, за десятерых. Мне после затяжной болезни прошедшей осенью и ещё низким гемоглобином тягаться с ним тяжело. В азарте поздно замечаю натёртые ноги и с опозданием сажусь перевязывать окровавленные мозоли.

На обед встаём под горой Борисовкой. Погода отличная, светит яркое ласковое солнце. Юмор льётся со всех сторон — команда подобралась очень весёлая.

После обеда выходим на гору Борисовку и оттуда уже во всей красе видим Камышовый хребет, высоты которого в этой части составляют примерно 1000 метров. Витя продолжает ледоколить где-то впереди, при этом ещё и жалуется, что он в плохой форме. Очередной спуск и очередной подъем — вот впереди уже видна гора Ворошиловка, без явной вершины — просто плоский гребень. Выходим на неё через час и фотографируемся. В этой точке для нас начинается Камышовый хребет.

Как часто бывает на Сахалине, восточный склон резко обрывается вниз, нависают массивные снежные карнизы. Будучи человеком, печально наученным ходьбой по карнизам и полётами с оных, окликиваю идущего впереди Витю, чтобы отошёл подальше. Тут же у него из-под левой лыжи обламываются несколько кубов снега и весело летят метров на 400 вниз. Повезло.

Пройдя траверсом несколько километров по хребту и порядком растянувшись, встаём на ночь в 3 километрах от горы Малиновского.

***

Нельзя сказать, что мы не были к этому готовы. С непогодой в горах зимой приходится сталкиваться часто. Чаще всего это просто ветер. Иногда с метелью. Но когда к этому добавляются январские -25°С, становится совсем печально. Утро совсем не предвещало беды, мы ночевали в столь удачном месте, что даже не предполагали, что может твориться за перегибом склона. А там дул ветер, ветер нёс снежную крупу. И всё это сверху было обильно приправлено отменным январский морозом. Собираемся вместе частью группы в месте, немного укрытом от ветра, и ждём отстающих.

Скоро холод вынуждает двигаться, выхожу вперёд, пытаясь сохранить крохи тепла в ногах. Оглядываюсь через полчаса — сзади никого, в попытках согреться я убежал далеко вперёд. Немного жду и снова оглядываюсь. Кто-то показался. В разрывах тумана виднеется гора Малиновского. А, может, и не она, кто угадает в таком тумане. Шевелю пальцами ног. Вроде бы чувствую их, хотя полной уверенности в этом нет. Постепенно догоняет Максим.

— Макс, надо что-то делать. Либо валить вниз, либо вставать штормовать. Замёрзнем на хрен!

— Давай дойдём до Малиновского. Там найдём место, шторманём.

Гора Малиновского, высшая точка нашего маршрута (990 метров), тоже без ярко выраженной вершины — гребень, обрывающийся скалами на восток. Подхожу к гребню, здесь приходится снять лыжи и подняться по крутому каменистому склону. Ещё сто метров пешком, и мы на вершине, на часах 12:00. В течение 20 минут подходят остальные. После короткой фотосессии общее собрание постановило: вставать лагерем и пережидать непогоду. Встаём с востока, прямо под скалами, где есть хоть какая-то надежда на укрытие от ветра.

Залезаю в спальник с правильной мыслью вылезти из него только утром. Все расселяются по палаткам, снаружи остаются только холод и ветер, под пение которого медленно засыпаю.

Разбудил меня звон кастрюль и голоса снаружи. Миша, на долю которого выпало дежурство именно в тот вечер, радостно объявил всем, что анемометр показал скорость ветра 26 метров в секунду и что это был ещё далеко не самый сильный порыв. Ледяное дыхание Сахалина во всей красе.

Вяло перекрикиваемся по поводу того, что делать дальше. Мнения разнятся не сильно — все отлично понимают, что отсюда надо уходить, если вдруг не произойдёт чудо и погода завтра не наладится.

***

Очередное пробуждение напоминает "день сурка" — снаружи всё тот же ветер. Лишь часы ясно дают понять, что пора вставать. Приготовление завтрака, завтрак, упаковка рюкзака — и вот ты с уже замерзающими ногами снова готов идти. Хоть вчера и было решено, что мы уходим, мы должны дойти до Сталинского перевала (примерно 2 километра) — более близких удобных вариантов выхода на запад отсюда просто нет.

Если честно, эти два километра пути от лагеря до перевала почти совершенно не отложились у меня в памяти. На согрев организма было брошено так много ресурсов, что даже мозг отключился.

На Сталинский перевал прихожу в одиночестве и спускаюсь в него по небольшим застругам. Внезапно чувствую, как пятка ботинка цепляет пяточную часть крепления, чего в нормальном состоянии быть не должно. В тупом оцепенении машинально делаю еще один шаг, и ситуация повторяется. Наконец опускаю глаза, задворками сознания уже осознавая, что именно я там увижу.

Даже не удивляюсь, потому что в глубине души уже давненько опасался такого исхода: лыжа сломана. В самом обычном месте, в районе пятки, которое испытывает максимальные нагрузки. Да уж, как говорится, меняйте инвентарь вовремя. Эти лыжи на протяжении 6 лет служили мне верой и правдой, отпахали, наверное, тысячи километров, но всему есть предел.

Сломанная лыжа — это не приговор, но, безусловно, гарантированно испорченный поход. На моё счастье, это был уже последний день похода, и я этим никого не подвёл. Не мудрствуя, просто плотно скрепляю два обломка вместе самым обычным скотчем, и ухожу на спуск.

Наш путь дальше лежит вниз по реке Светлой. Название реке не иначе давал какой-то шутник, потому что до самого одноименного озера мы не увидели на ней ни одного светлого пятна — один мрак и скалы. Постепенно народ начинает меня догонять. Непривычно плестись сзади и отставать, но винить в этом, кроме себя, некого.

К обеду выходим на озеро Светлое, где чудесным образом работает мобильная связь. Парни сразу же заказывают себе транспорт, готовые уехать даже в ночь, ни у кого нет ни малейшего желания проводить ещё одну ночь в палатках. От озера начинается дорога, которая уводит нас от реки, и через несколько часов уже в темноте мы выходим на дорогу.

***

Безусловно, это был очень запоминающийся поход. Случалось мне бывать в горах при температуре -30 градусов. Случалось попадать под штормовой ветер и случалось попадать в метель. Но ни разу такого не было, чтобы все эти три фактора сливались воедино. Некоторым парням не повезло получить обморожения легких стадий пальцев рук и ног. Лица в той или иной степени пострадали у всех. Это был полезный опыт.

Крыша Сахалина

Подготовка к почти традиционному мартовскому походу началась традиционно за 3 дня до начала мартовского похода. И вот, аккурат 8 марта, откупившись кто цветами, а кто чем потяжелее, я, мой давний друг и напарник Андрей, а также соратник по новогоднему походу Денис выдвигаемся в Тымовское.

Там нас ждут самые высокие горы Сахалина:

  • Набильский хребет, наверное, не нуждается в представлении. Здесь находятся минимум 7 самых высоких вершин острова и самая высокая его точка — гора Лопатина (1609 метров). Именно в этих горах в 2017 году я участвовал в самом сложном своём зимнем походе на 10 дней.
  • Луньский хребет к востоку куда менее известен и доступен, но имеет ряд интересных вершин, включая высшую свою точку — гору Луньская (1350 метров).
  • Стланиковый хребет, примыкающий к Набильскому, имеет высшую точку без названия — высотой 1352 метра.

Так и была сформулирована цель похода: подняться на высшие точки трёх самых высоких горных хребтов острова — это для отчёта. А на самом деле главной целью была гора Луньская — труднодоступная и малопосещаемая, особенно в зимнее время.

Прогноз погоды вовсе не радовал, но, как всегда, положившись на удачу, мы выдвигаемся.

***

В силу особенностей островной географии все горные зимние походы проходят тут по похожей схеме. Сначала 1-2 дня добираемся до гор по реке или дороге вдоль реки, потом ходим по горам и, наконец, 1-2 дня выбираемся обратно по реке или дороге вдоль реки. Этот поход не стал исключением, и в первый день нас ожидали 25 километров отборного, как принято говорить, дуротопа по дороге вдоль реки Дым.

А начался поход с удачи: первые километры дороги оказались прочищены, и ещё на большом участке дороги был старый след снегохода, движение по которому сильно экономит силы. По пути осматриваем зимовье и доходим до места, где основная дорога уходит через перевал в русло реки Набиль и где заканчивается снегоходный след. Со снегом вокруг всё хорошо, в начале весны на юге Сахалина хотя и стало больше снега, но всё равно его количество удручало. Здесь же снег есть всегда. Ещё бы: Набильский хребет и его окрестности — самые снежные места Сахалина.

С окончанием дороги заканчивается и наш 25-километровый марш-бросок, здесь начинается гребень, который выведет нас на водораздел Набильского хребта. Так как солнце ещё высоко, принимаем решение начать подниматься сегодня. Лагерь ставим на 600 метрах.

***

Утро выдалось морозным и ясным. С ещё свежими воспоминаниями о январских морозах стараюсь собраться как можно быстрее и убежать, чтобы как можно быстрее согреться. С набором высоты постепенно меняются и окружающие ландшафты. Грустный горельник сменяет живой хвойный лес, который сменяется выдутыми снежными полями с редким кустарником. Ближе к 1000 метров высоты начинаются привычные снежные надувы и заструги. Идти по такому твёрдому снегу на лыжах — одно удовольствие. Останавливаюсь подождать остальных незадолго до выхода на основной Набильский хребет, и уже вместе выходим на него чуть к западу от нашей первой вершины — горы Раздельной (1241). Ещё 40 минут, и мы стоим на вершине горы у триангуляционного пункта — это самая северная точка большого Набиля, дальше на север хребет резко понижается и большого интереса не представляет. Погода прилично испортилась, наша главная цель — гора Луньская, находящаяся на соседнем одноименном хребте и отделенная от нас глубокой перемычкой, скрыта в облаках. Время — 12:00, ветер усиливается, принимаем решение рискнуть и всё же сделать попытку восхождения в этот же день.

Самые высокие хребты Сахалина отделены в этом месте друг от друга узкой и глубокой перемычкой-перевалом, чтобы спуститься в который надо потерять почти 300 метров высоты. Начинаем спуск без лыж, из-за постоянных ветров снега на склоне практически нет, кое-где виднеется просто голая земля. Чуть ниже, где начинаются берёзки, надеваем лыжи и наслаждаемся приятным спуском налегке. Перевал с двух сторон охватывается крутыми лавинными лотками. Впрочем, с учетом небольшого количества снега и длительного отсутствия снегопадов, лавинная опасность минимальна. Выход из седловины в сторону Луньского хребта несколько более пологий, поэтому заходим на лыжах.

Обедаем под сильным ветром с летящей снежной крупой, с отказом одной газовой горелки и применением запасной. Серьёзно обсуждаем вопрос бесславного возвращения, поскольку видимость упала до 80-100 метров и с высотой будет только ухудшаться.

Выходим на Луньский хребет по узкому снежному гребню-забору. Дааа, обратная дорога, мягко говоря, вообще не проглядывается, нужное место для схода с хребта будет найти при нулевой видимости непросто. Чтобы не полагаться только на навигатор и компас, втыкаем в этом месте в снег лопату. Видимость — ноль. Дальше идти только по приборам.

Идём на юг, постоянно сверяясь с прибором. Точных координат вершины у нас нет, поэтому остаётся только довериться показателям высоты. В то место, где предполагается вершина, выходим через полчаса. Высота 1350 метров. Вокруг чистое плоское поле — взгляду зацепиться не за что. Лишь небольшой камень, торчащий из-под снега, указывает на наличие вершины горы именно в этом месте. Запас времени есть, но из-за холода, ветра и тумана задерживаться смысла нет, поэтому спешно пускаемся в обратный путь, ориентируясь на свои же следы.

Со сбросом высоты улучшается видимость. Быстро на лыжах спускаемся в седло. Остаётся последнее на сегодня препятствие — изнурительный 300-метровый подъём на Раздельную, где нас дожидаются наши вещи.

Ночуем немного к западу от вершины Раздельной, весь вечер наблюдая за алеющей в лучах заката горой Лопатина.

***

Всю ночь завывал ветер, навевая на всех тоску. После такого удачного начала похода никому не хотелось прервать его из-за плохой погоды. С дурным предчувствием выпускаем Андрея первым из палатки. С радостью на душе слышим новости об отличной видимости и сильном ветре — очень редкой комбинации в горах Сахалина. Собираемся и потихоньку стартуем. Сегодня нам предстоит стандартный для гор Сахалина переход в 12-14 километров. За завтраком рассуждаем о наших шансах сегодня встретить оленей, именно в этих местах шансы встретить зимой диких оленей максимальны. В прошлые годы мы встречали их южнее, на горах Балаган и Громова.

По огромным застругам спускаемся в седловину и переводим дух. Ветер на наше счастье стихает. Высота 1050 метров. Дальше — вверх. Отсюда хорошо виден потенциально ключевой участок маршрута — две острые вершины, следующие одна за другой. Иду первым, стараясь избегать ледовых участков, камус на которых совершенно не держит. Денис цепляет к лыжам ски-кошки, Андрей и я пока обходимся без них. Несколько раз проходим непростые ледовые участки буквально на грани, но постепенно нейросеть в наших головах обучается движению и в таких условиях. Если поверхность склона матовая — значит, это плотный подтаявший снег — иди смело. Если поверхность слегка отливает свинцовым блеском — это фирн, идти по нему тоже можно, но надо соблюдать осторожность. Если поверхность неровная, как попкорн, и ярко сверкает на солнце, тормози и ищи другой путь — это лёд.

Двигаемся быстро и ещё до обеда подходим к ключу — тем самым двум вершинам. Восточные склоны хребта здесь имеют очень впечатляющую крутизну под 35 градусов. На первый горб забираемся на лыжах и спускаемся на них же — лесенкой, выверяя каждый шаг. Второй ничуть не легче, но тоже проходится нами без приключений.

Дальше нас ждёт ещё одна именная вершина — гора Сигнальная (1331). Выходим на неё в 15:00 и после короткой паузы продолжаем путь. Гора Лопатина всё ближе, но прежде надо пройти обширное плато и ещё одну гору, отсюда похожую на спинной гребень какого-то динозавра. Плато здоровенное и нехарактерно плоское — боинг можно посадить. Здесь обедаем и, добавляя скорости, идём дальше. Поднимаемся на очередную заметную вершину. Высота по карте 1400 метров. Названия нет. Думаю, эту гору можно считать полноправной 6-й по высоте вершиной острова. Так что теперь я — счастливый человек, бывший на 6 высочайших вершинах Сахалина.

Далее следует спуск в глубокое седло и изнурительный 350-метровый подъём на высочайшую вершину острова. Быстро осматриваем окрестности и пускаемся в дальнейший путь. Здесь мы покидаем полюбившийся Набильский хребет и ступаем на третий из высочайших хребтов Сахалина — Стланиковый. Рельеф здесь сразу даёт нам понять, что лёгкой прогулки не будет. В 2016-м году зимой мы с напарником прошли Стланиковый хребет в обратном направлении — на Лопатина, с той лишь разницей, что тогда мы шли при нулевой видимости и понятия не имели, какая вокруг красота. Сегодня нам нужно обязательно найти худо-бедно укрытое от ветра место для ночёвки, потому что ветер ночью грозит быть на грани штормового. Пока же такого места не видно даже близко, приходится продолжать движение.

Тут и случилось непредвиденное. При прохождении очередного узкого гребня на кантах лыж у Дениса выстегивается лыжа и очень красиво на наших глазах улетает вниз. Катастрофа! Тут же принимаем решение прекращать поход и начинать спуск. Подрезаю склон, чтобы лучше обозреть окрестности и вижу беглянку в 150 метрах ниже. После коротких переговоров Андрей отправляется за лыжей, поход спасён.

Погода продолжает портиться, ветер усиливается. Проходим безымянную вершину 1350 метров, самую высокую на Стланиковом хребте, но из-за усталости этот факт ни у кого не вызывает никаких эмоций. Вершина сложная — узкий скалистый гребень, даже встать толком негде.

Ещё через 500 метров второй раз случается непредвиденное. И опять лыжа. И опять туда же — вниз. На часах — 19:30, уже сумерки. А мы потеряли лыжу. Срочно вниз, прямо в крутой кулуар. Благо, снег задут до состояния бетона, лавинная опасность на нуле. Уже почти в темноте ко всеобщему счастью лыжа находится, в этот раз она пролетела значительно большее расстояние. Цепляем лыжу на рюкзак и уже при свете фонарей продолжаем спуск.

Только через 1,5 часа, уже в полной темноте, встаём лагерем в верховьях ручья Андреева.

***

Конечно, было немного жаль, что не удалось полностью выполнить план на поход. Мы планировали пройти хребет до конца, но всю ночь по верхам завывал сильный ветер, поэтому о случившемся особо никто не жалел. 4-й и последний день похода, как водится, не был богат на события. Кроме того, эти изнурительные 30 километров пути мы достаточно комфортно прошли по свежему снегоходному следу и уже ближайшей ночью были дома.

Чёрной речкой

Так получилось, что за те 10 лет, что я активно занимаюсь лыжным туризмом, сейчас всё чаще именуемым словом "скитур", нелёгкая ни разу не заносила меня на гору Спамберг (или Шпамберг) Томаринскского района. А между тем она считается чуть ли не Меккой сахалинского туризма, своеобразной точкой притяжения, на которой должен побывать каждый. Поэтому, когда уже знакомый нам по тексту выше Денис предлагает мне присоединиться к их двойке с Олегом на Спамберг, соглашаюсь без долгих раздумий.

Выезжаем из города очень ранним утром и уже в 8 часов утра стоим на старте в Урожайном. Путь лежит по реке с необычным названием Чёрная речка. Вдоль реки от посёлка идёт дорога, которая уже через пару километров сходит на нет, и мы вынуждены спуститься в речку. Сразу же обращаем внимание на массивные заломы льда по берегам реки. Видимо, всему виной осенний паводок, прошедший уже после ледостава.

Река, против всяких ожиданий, оказывается весьма нескучной. Берега крутые, река зажата между крутых склонов и почти не делает крутых петель, снег местами очень рыхлый и глубокий, что заставляет напрягаться на тропёжке. Пройти нам сегодня нужно примерно 22 километра до устья реки Холодной, левого притока Черной речки.

Периодически виднеется старая лыжня охотника, где-то здесь, наверное, у него есть охотничий домик. Обедаем под высоким скалистым берегом.

У весенних походов (а дело было 31 марта) на Сахалине и не только есть своя специфика. И специфика эта — мокрый снег после обеда, который вызывает так называемый подлип — налипание снега на скользящую поверхность лыж. Именно в такие солнечный дни, как этот, подлип может стать настоящей бедой. Представьте: пара легких лыж с креплениями весит примерно 3 килограмма. А теперь добавим к этом подлип и получим по 3-4 килограмма на каждую ногу. Когда подлип после обеда только начинается, с ним ещё можно бороться, но по прошествии часа — хоть лыжи выкидывай. При этом идущего на камусе Дениса подлип не трогает, а идущий на камусе Олег получает от него по полной. Я иду без камуса, и меня подлип одолевает на час-полтора позже, но и меня тоже он в конце концов достаёт. А ведь простой кусок свечки мог стать спасением — жизнь ничему не учит.

Солнце медленно катится нам за спины, вместе с ним отпускает и подлип. Терпим последние скучные километры и останавливаемся согласно плану в устье Холодной.

***

Опытные спамбергщики ухмылялись, когда я им излагал план восхождения по Чёрной речке и Холодной. Ходили они как-то похожим путём в январе, только заходили с восточного побережья. Упоминали они очень крутые склоны перед выходом на плато и даже небольшой водопад в среднем течении. Привычно собираюсь утром первым и стартую вверх по Холодной. Распадок узкий, встречаются поваленные деревья, перегораживающие русло. Но снега в этих краях несравненно больше, чем в Южно-Сахалинске, поэтому этот факт не доставляет больших проблем. Продолжаем движение, проходим небольшой водопад, скрытый под толстым слоем снега.

Река Холодная в верхнем течении зажата между крутых склонов гор Фиалка и Узбек. Распадок здесь резко сужается, склоны становятся неприлично крутыми. Идти по такому ручью совсем неудобно, поэтому набираем высоту по левому борту до более пологого склона и дальше движемся в 70 метрах над ручьём. Погода начинает портиться, видимость совсем пропадает, и начинает валить густой снег. Огромные хлопья снега — настоящая зимняя сказка, даром, что на дворе 1 апреля.

Распадок Холодной дальше раздаётся и распадается на несколько рукавов. Здесь останавливаемся на отдых, восстанавливая силы перед решающим рывком. Продолжаем подъём по одному из рукавов. Доходим до самых истоков Холодной и упираемся в 30-градусный склон. Видимо, это и есть та самая ступень Хиллари, о которой рассказывали спамбергисты, за которой лежит известное озерное плато Спамберга. Без особых проблем проходим этот склон и выходим на плато. Практически плоское большое плато, расположенное на 800 метрах, имеет около десятка самых высокогорных озер на Сахалине, два из которых, Осочное и Моховое — достаточно крупные. Были у нас планы прогуляться до этих озер, но погода спутала всё. Где-то по левую руку сейчас от нас должна быть двойная вершина Спамберга, но мы её не видим из-за снежной мглы. Что ж, ситуация привычная, пойдём наощупь и по приборам.

Движемся в ту сторону, где предположительно должна быть гора, и начинаем набирать высоту. Склон становится крутым настолько, что я не выдерживаю и снимаю лыжи. Так же рядом поступает и Олег. Денис тоже снимает лыжи чуть поодаль от нас, но, в отличие от нас, упорно продолжает тащить их на вершину. Выходим куда-то наверх, во все стороны только спуск, высота 1000 метров — маловато будет. Да и триангуляционный пункт на вершине тоже должен быть. Недолго думая, привычно втыкаем снег ориентир в виде лопаты, и идём на юг. Через 200 метров выходим на вершину Спамберга, высота 1021 метр, видимость — ноль. На горе есть связь, отзваниваемся родным и уходим на спуск.

Эмоции от спуска описать трудно, их надо чувствовать. Все мы пришли сюда на лыжах, пригодных для спуска по неподготовленным склонам и все рассчитывали на отличный спуск. Ожидания оправдались полностью, чему во многом поспособствовал приличный слой свежевыпавшего снега.

***

После нашего возвращения в лагерь снег зарядил ещё раз так сильно, что я уже начал опасаться за наше удачное возвращение. Хорошо знаю историю о том, как несколько лет назад люди выгребались из-под Спамберга несколько дней после сильного снегопада. Повторять таких подвигов совсем не хотелось. Всё, однако, оказалось не так страшно, и ближе к ночи снегопад иссяк.

Чтобы приехать домой пораньше, встаем и выдвигаемся очень рано. Приятно возвращаться по собственной лыжне, той же самой дорогой, которой пришёл. Обратный путь занимает не больше 6 часов, и в обед мы уже стоим у машины. Ещё один удачный поход в отличной сильной компании завершен, оставив отличные воспоминания.

Охота на снег

Зуд по снегу не отпускал нас всю весну, поскольку весна была очень ранней и снега не стало очень быстро. А хотелось. Поэтому собираемся и принимаем решение: искать снег. Где бы он ни был. Где есть снег в конце апреля? Конечно же, на Камчатке.

Итак, всего одна ночь в самолёте с пересадкой в Хабаровске, и рано утром мы в аэропорту Елизово, откуда после завтрака выдвигаемся сначала на машине, а потом на ратраке на Авачинский перевал.

Следует сразу сказать, что камчатский туризм весьма сильно отличается от сахалинского. И прежде всего тем, что эта отрасль развита тут несравненно лучше. Представим, что Сахалин предлагает нам снег, горы, море, рыбалку. А теперь умножьте всё это на 2 или 3, и вы получите Камчатку, которая является настоящим российским природным брендом. Что сделаешь, талантливым нужно родиться.

Именно поэтому на суровом продуваемом ветрами Авачинском перевале мы ночуем не в палатке, а на туристической базе, на которой есть чистая вода, кровати, печь, кухня и даже электричество, пусть и только по вечерам. Базы здесь, кстати, целых две: одна поменьше, покомфортнее и подороже, другая, соответственно, наоборот: побольше, понеказистее и подешевле. Для нас, привыкших к ночёвкам в насквозь промороженных палатках, это весьма приятно, и отказываться мы даже не думаем: выбираем ту, что более комфортна. Из гостей на базе только команда швейцарцев, которые сегодня ушли на восхождение на Авачинскую сопку. На первую ночь на базе остаются лишь девушки, мы же с Андреем, взвалив на плечи рюкзаки, в 16:00 стартуем в сторону вулкана Корякская сопка. Выглядит он отсюда весьма впечатляюще, расстояние сильно скрадывается высотой самого вулкана, которая составляет весьма впечатляющие 3456 метров. Кажется, что до него рукой подать. На деле же подход к нему от базы — почти 5 километров с набором высоты больше 600 метров.

На базе нас провожает то ли директор, то ли смотритель базы, не знаю, как его правильно называть. Очень дотошно выясняет, кто мы такие, куда собрались, где собираемся ночевать и вообще, представляем ли мы, что нас там ждёт. Даже рации предлагает дать с собой для связи. Убеждаем его, что мы знаем, куда идём, и что рации у нас и свои есть. Его можно понять: гора весьма своенравная, случаются на ней и несчастные случаи. Не далее, как этой зимой, на ней погиб человек.

Идём по обширным снежным холмам Авачинского перевала, периодически снимая лыжи, чтобы пройти участки, лишённые снега. Заходим в нужный нам снежный кулуар и ставим лагерь в первом же защищённом от камней месте, которое, кстати говоря, пришлось ещё поискать.

***

Подъём и сборы устраиваем рано, в 5 часов, чтобы иметь запас на случай непредвиденных обстоятельств. Лагерь вместе с лыжами оставляем внизу, берём только самое необходимое. В кошках выдвигаемся наверх по кулуару. До вершины отсюда 2 вертикальных километра. Снег очень комфортный для передвижения, очень плотный. При этом завален камнями, что заставляет с некоторым беспокойством думать о том, как мы будем здесь же спускаться днём, когда склоны начнут таять и камни полетят вновь. Пока же мы уверенно набираем высоту и с окончанием снежного кулуара выходим на каменистый гребень. Высота 2300 метров. Каменистый гребень на Камчатке означает, что он именно каменистый, никаких монолитных скал здесь нет. Под ногами сплошные каменюки вулканического шлака.

Внезапно слышим голоса. Слышимость в горах при отсутствии ветра очень хорошая. После недолгих поисков глазами обнаруживаем троих человек, идущих чуть ниже по соседнему гребню. По голосам определить непросто, но, кажется, русские. Что ж, мы не одни на горе, это добавляет мероприятию азарта. Быстро перекусываем и снова двигаем наверх. Гребень заканчивается широким каменистым склоном, видно, что скоро наши пути с теми тремя парнями должны пересечься — оба наших гребня сливаются в один. Доходим до этого места и садимся перекусить. Чтобы не пропустить это место на спуске, помечаем его куском красной стропы.

На этом гребне уже встречается некое подобие монолитных скал, до 4 метров высотой, которые обходим по снегу. Дальше гребень снова раздаётся, идём наверх всё по тем же камням, едва присыпанным свежим снегом. Приближается ключевой участок маршрута: крутой предвершинный кулуар, загибающийся на юг. Как нам сказали, именно здесь этой зимой произошёл фатальный для восходителя срыв. Место очень приметное, гребень здесь обрывается на восток крутыми скалами, нетипичного для этих мест свинцового цвета. В статьях в Интернете мне даже встречалось название этой скалы: "стальной треугольник", правда, не знаю, является ли оно общепринятым.

В этом месте снова надеваем кошки, бросаем палки и достаём ледорубы. Парни, которые шли за нами буквально в 200 метрах, резко отстают, то ли остановившись на обед, то ли задержавшись намеренно, чтобы мы прошли кулуар, не скинув на них случайно камни. Кулуар имеет максимальную крутизну в верхней части. Трудно судить, но, думаю, около 35-38 градусов.

Внизу кулуар резко изгибается вправо и уходит куда-то вниз. Что там внизу, нам выяснять совершенно не хочется, поэтому поднимаемся аккуратно, выверяя каждый шаг. После кулуара склон резко выполаживается, и уже видна вершина. Высота 3280 метров. Здесь меня немного накрывает — начинает сказываться высота, здесь, на Камчатке, из-за высокой влажности воздуха и северных широт она начинает влиять на организм значительно раньше, чем, скажем, на Кавказе. Слегка учащается дыхание и сердцебиение, в общем, на этом всё и заканчивается. Андрей, которому уже доводилось здесь бывать, чувствует себя, как обычно, прекрасно — здоров, как бык.

Через час, обходя заснеженные скалы, выходим на вершину. Время 11:55. Прекрасная видимость! На юге виден Вилючинский и Мутновский вулканы. На север, через долину реки Налычева, вулканы Дзензур и Жупановский. За ними ещё дальше на север вечно дымящий Карымский. Ещё дальше уже в дымке — Кроноцкий. Очень красиво.

Минут через 15 поднимется первый из троих наших попутчиков и, устало втыкая ледоруб в снег, пытается отдышаться. Знакомимся. Парни оказались из местных. Традиция у них такая — каждую весну ходить на Корякский вулкан. Узнаём подробности о тех местах, которые ещё планируем посетить за эту поездку.

Спуск начинаем через полчаса. Медленно проходим опасный кулуар и дальше опять начинаем портить обувь на камнях. Через полтора часа достигаем наконец снега, где скорость спуска резко возрастает. Падаем на пятые точки и спускаемся на них, используя ледорубы в качестве тормоза. Быстро долетаем до палатки и устраиваемся на обед.

Далее следуют короткие сборы и прекрасный спуск на лыжах по мягкому послеобеденному снегу до самой базы.

***

После такого напряжённого восхождения, конечно, неплохо было бы отдохнуть. Отдыхать однако некогда — сегодня все вчетвером идём на Авачинскую сопку (2741 метр), перемычка которой с Корякской сопкой и образует Авачинский перевал, под которым находится база. Выходим в 7:00 и двигаемся по основному кулуару, выводящему на сомму вулкана. Интересный рельеф на Авачинском перевале порой ставит в тупик. Линия, которая кажется очевидной из одной точки, на поверку терпит фиаско, потому что по пути попадается скрытый складками местности овраг. Проходим мимо соседней турбазы. Где-то в этих местах 6 лет назад произошла жуткая история с гибелью в метель сразу троих человек. Двое человек пошли искать третьего и не вернулись. Все трое замёрзли рядом с базой.

Заходим в широкий кулуар. Хорошо видно, что днём он простреливается камнями. Сейчас нам ничего не грозит, пока что есть силы — ломим наверх. Да, ноги, конечно, гудят после вчерашнего, но делать нечего, потом себе не простишь, если смалодушничаешь. Набираем высоту, и скоро склон выполаживается. Авачинская сопка, или просто Авача — вулкан, когда-то переживший взрывное извержение, поэтому он имеет характерную форму в виде старого разрушенного кратера и находящегося в нём молодого купола. Продолжаем движение вдоль подножия купола. Нам необходимо достичь того места, где на купол начинается летняя тропа — именно там угол подъёма минимален. Доходим до тропы и здесь оставляем лыжи, потому что спуск с купола из-за жёсткого снега — удовольствие сомнительное. Высота здесь примерно 2000 метров.

С погодой нам в этот день повезло не так, как в предыдущие — дует ощутимый холодный ветер. Спешно утепляемся и в кошках начинаем подъём на 700 метровый купол. Примерно через 2 часа достигаем вершины. Авача — вулкан активный, в кратере вулкана огромная лавовая пробка, оставшаяся от извержения 1991 года. Здесь всё дымит и парит, как в бане. О том, что ты всё-таки не в бане напоминает только едкий запах сернистых газов. Под ногами хрустит кирпично-красный шлак, на ощупь он ощутимо тёплый. Не брезгуем и садимся на него в попытках согреться.

На спуске с купола встречаем наших соседей по базе, словаков, сменивших вчера команду швейцарцев. Отчаянные ребята ломят на лыжах прямо на купол. Мы же выходим из зоны ветра, встёгиваемся в лыжи, иии... Полетели вниз. Неописуемое удовольствие от спуска по диким склонам с 2000 на 800 метров. К базе выкатываемся в 15:30. Быстро сооружаем обед и на снегоходе возвращаемся в Елизово.

***

Ночь проводим на очередной базе отдыха, расположенной на одном из многочисленных здесь горячих источников. Утром мы должны выдвинуться на юг, в сторону домика метеорологов, расположенного между вулканами Мутновский и Горелый. Рано утром сразу после завтрака нас забирает машина. Точнее на машину в нашем стандартном представлении это уже не особо похоже. Огромный трёхосный автомобиль на базе Toyota Ipsum на огромных шинах низкого давления. Услышанный нами позже термин "луноход", пожалуй, весьма точно описывает эту технику.

Двигаемся по зимнику, который используется для снабжения электростанции на Мутновском геотермальном месторождении и золотого рудника под группой вулканов Асача. По пути водитель Александр охотно делится с нами множеством полезной информации. Основываясь на этом, принимаем решение сходить в кратер Мутновского вулкана сегодня. Целей подняться на высшую точку не ставим — на это нет времени, да и маршрут нами не проработан, вершина, как я понимаю, посещается очень редко. Да и, как сказал мне Александр, зачем тебе вершина, ведь всё самое интересное творится в кратере. Мутновский вулкан — это большой разрушенный кратер, из которого вытекает мутный ручей с кислотной водой. В кратере происходят активные вулканические процессы — всё вокруг дымит, шипит и извергает горячие газы.

Вход в кратер — ущелье с крутыми стенками. Чуть ниже по ущелью — 40-метровый водопад, на него мы сходим позже. Пока же заходим в кратер, укрываемся от ветра в котловине и обедаем. Дальше по течению ручья снега нет, кругом фумаролы — красота неописуемая. Видна тропа вдоль склона, пожалуй, на лыжах по ней не подняться. Поддаюсь общественному мнению и вместе со всеми оставляю лыжи внизу, о чём потом приходится пожалеть.

Поднимаемся по тропе и подходим к фумаролам вплотную. Горячий газ и пар с рёвом вырываются из недр земли. Где-то здесь недалеко должен быть крест, установленный в память о человеке, который погиб, провалившись в одну из фумарол. Соединения серы дерут горло, стараемся долго не задерживаться в облаках, испускаемых фумаролами.

Оставляем фумарольное поле позади и поднимаемся к "активной воронке", самому активному кратеру на вулкане. Дорога очень приятная, как для подъёма, так и для спуска. Будь мы на лыжах. Пока же Андрей работает ледоколом на тропёжке, пробивая нам дорогу. Поднимаемся к воронке и осматриваем её сверху. Из-за таяния снега она очень сильно парит, и особо много увидеть не получается. Под воронкой находится небольшое озеро, сейчас скрытое под толстым слоем снега.

Времени идти на "второй ярус" кратера, где расположен ледник, уже нет. Спускаемся тем же путём до лыж и быстро скатываемся до домика метеорологов. Нам сильно повезло: после летнего ремонта домика осталось множество строительного мусора, который отправляется в печь, делая наше пребывание здесь более комфортным. Правда, нам с Андреем пришлось несколько часов потеть, пытаясь уменьшить размеры снежного монстра, забравшегося через щели на чердак, и занявшего добрую его половину. Чтобы избежать капель, капающих на лицо во сне, перетаскиваем на улицу с чердака добрые тонны полторы снега, уменьшив размеры монстра примерно на четверть.

***

Утро выдается ветреным, поэтому планировавшийся выход на вулкан Горелый вынужденно откладывается. Чтобы совсем не заскучать в домике, делаем короткую вылазку на каньон Опасный, по пути строя планы спуститься в него и попробовать подойти к водопаду, которым заканчивается каньон, снизу. Наверное, к счастью, эта авантюра нам не удалась из-за протяжённости каньона. Как мы узнали позже, первое пригодное место для спуска туда находится не менее чем в 5 километрах ниже водопада. Сам каньон в верхнем течении имеет вертикальные стенки, что, с учётом рыхлости складывающих его пород, делает это мероприятие чрезвычайно опасным. Фотографируемся и возвращаемся на базу.

***

Сегодня команда разделяется. Андрей с девушками идут на вершину вулкана Горелый, а я решаю ещё раз вернуться на Мутновский и всё-таки совершить попытку восхождения на его вершину. Если даже не попытаюсь, потом себе этого не прощу. Поскольку этим же днём мы должны выйти к Мутновской ГеоЭС, выходим нагруженными, под полными рюкзаками. Мой путь несколько более длинный, поэтому выхожу чуть раньше, примерно в 6 утра. Минут через 40 подхожу к тропе, ведущей в кратер Мутновского и под ближайшим камнем прячу рюкзак, дальше иду налегке, прицепив на поясницу клапан рюкзака. Не лучший вариант, но выбирать не приходится.

Двигаюсь знакомым путём к ущелью-входу в кратер вулкана. Однако сегодня мой путь лежит не туда. Сегодня мне надо подняться на кратерную стенку, удобный подъём на которую я приметил ещё позавчера. Ещё одной интересной особенностью местных (и не только) гор по сравнению с сахалинскими является субъективное восприятие перепадов высот. Стоишь под подъёмом и на глаз по привычке оцениваешь: метров 150. А на деле же оказываются все 400.

Выхожу на кратерную стенку и начинаю привычный траверс. Рельеф очень простой, по левую сторону роскошный спуск в сторону электростанции, по правую пока ещё некрутой спуск в кратер. Внизу ревёт пар, вырывающийся из скважин геотермального поля. Сегодня очень сильно печёт солнце, день будет очень жаркий. Активно мажусь солнцезащитным кремом. Дальнейшие перспективы подъёма уже не радуют — гребень дальше очевидно сужается, подъемы становятся круче, причём не только со стороны кратера, но и внезапно с внешней стороны кратера тоже. Высота быстро приближается к 2000 метров. К правой кромке уже стараюсь близко не подходить, там крутые сбросы.

Обхожу слева несколько торчащих вершин. Затем траверсирую в лоб сужающийся до 6 метров и резко обрывающийся в обе стороны гребень, на котором с некоторой странной радостью замечаю старый лыжный след. Поднимаюсь на этот гребень и вижу вершину Мутновского вулкана. Отсюда до неё каких-то полтора километра и всего 300 метров набора высоты. На вершине массивный скальный гребень.

После осмотра вершины смотрю под ноги. Под ногами спуск в седловину по узкому скальному гребню. Выход из седловины наверх ничуть не лучше. А ведь мне ещё идти здесь же обратно. В обе стороны обрывы, срыв в которые грозит очень печальными последствиями. С собой у меня только кошки, нет даже ледоруба, который мог бы меня выручить. Но как же не хочется возвращаться тем же путём. Внезапно обращаю внимание на крутой снежный склон, начинающийся в седловине подо мной и спускающийся в кратер, и где-то внизу ровные дуги, оставленные лыжником. Это немного меняет дело. От восхождения на вершину отказываюсь окончательно, заменяя его возможностью головокружительного спуска на ледник в кратер вулкана. Надеваю кошки и кое-как крест-накрест приторачиваю на поясницу лыжи. Спуск в седловину был самым рискованным мероприятием этого дня. В лоб здесь спуститься невозможно, слишком круто, поэтому приходится немного уйти в бок в сторону кратера. Дважды я туда спускался и дважды возвращался обратно, не решаясь сделать очередной шаг. Очень мешают торчащие за спиной лыжи. На третий раз я наконец выработал нужный алгоритм и прошёл опасный участок.

Аккуратно выхожу в седло и осматриваю линию спуска. Пожалуй, в верхней части тут под 40 градусов. Лыжных следов не видно, дураков нет. Аккуратно подрезая склон, сбрасываю метров 30 в кошках, подходя по скалу, под которой есть маленькая ровная площадка. Здесь уже немного положе, можно попробовать начать спуск. Из-за крутизны склона и жесткости снега повороты приходится делать в полупрыжке, скорость сразу подскакивает до критических значений. Оттормаживаюсь и осматриваю дальнейший спуск. Где-то здесь должен быть бергшрунд — место, где ледник примыкает к склону, там может быть глубокая трещина. На моё счастье, он оказался глубоко под снегом. Выкатываюсь на ледник и даю себе время успокоиться после мощного выброса адреналина.

Ледник почти абсолютно плоский. Походя, осматриваю стены кратера и замечаю на них лишь ещё одно место, где можно относительно безопасно спуститься вниз. Обхожу фумарольное поле и спускаюсь с ледника на знакомую тропу к активной воронке, по которой мы ходили позавчера. Внизу среди частокола лыж сидит человек в ожидании группы иностранных туристов, ушедших осматривать воронку. Обмениваемся приветствиями, и я продолжаю спуск мимо знакомого фумарольного поля. Забираю рюкзак, достаю карту и пытаюсь прикинуть, как мне лучше добраться до места встречи.

Дорогу до места встречи на перевале на Мутновской ГеоЭС описывать не буду — это была самая скучная часть пути. Скажу лишь, что на этом пути солнце палило так страшно, что окончательно превратило меня в головешку.

Встречаемся на перевале под горой Скалистой. Ребята успешно поднялись на Горелый. Вместе спускаемся к станции. Завтра за нами должен приехать Александр, которому тут же отзваниваемся.

— Александр, мы на станции, ждём вас утром.

— Я сижу уже собранный и выезжаю за вами прямо сейчас, надо вас оттуда вытаскивать. Завтра по прогнозу метель.

Что ж, для нас это очень приятные новости, все устали и промокли, ни у кого нет никакого желания проводить ночь в палатке. В ожидании машины смотрю в навигатор — сегодня я намотал 29 километров и набрал 1750 метров высоты — весьма недурно. Безусловно, это был один из интереснейших дней в моей жизни.

***

Покидали Камчатку с грустью и с твёрдой уверенностью, что этот раз не был последним. Мы обязательно вернемся. Скорее всего, зимой. Идей множество — от простых до абсурдных.

Прошедшая зима, против всех ожиданий и, несмотря на отсутствие снега, выдалась одной из интереснейших в жизни. Кто-то может посчитать это весьма странным видом отдыха, но тут каждому своё. Мы перезимуем своё лето. Кто знает, может, грустно пылящимся сейчас лыжам удастся найти применение и в это тёплое время года.

Сергей Синакин

Обсуждение на forum.sakh.com

ol_st_d 01:22 30 июля
Мощно..
анонимный  14:28 17 июля
Нахожусь в Ростове и градусник в тени показывает 52 на небе ни тучки и ни какого спасения от жары нет и , так хочется на Сахалин , в освежающую прохладу . Вспоминается старая поговорка , от холода можно согреться теплой одеждой , от жары ни куда не денешься ., вот и приходит на ум - У природы нет плохой погоды ,
соль 10:15 17 июля
С удовольствием вспоминаю лыжные походы по Сахалину и Камчатке! Ходили в восьмидесятых. Завидую вам белоснежной завистью Спасибо!
armudan 08:48 17 июля
Интересно, а испытательный полигон на Подсеке сохранился?
kolun 21:40 16 июля
интересно
Мне не хватает карт с треками маршрутов.
Читать еще 4 комментария  

Новости

21:02 вчера
Просмотров: 16728 Видео: 1 Фотографий: 9 Комментариев: 223 Голосование
20:44 вчера
В Томари доделывают 16 улиц
20:31 вчера
Просмотров: 10366 Комментариев: 134
Полицейский из конфликта в "Универсале": пил чай, не угрожал, сам вызвал наряд
20:19 вчера
Просмотров: 7598 Фотографий: 8 Комментариев: 75
Горячие источники на Баранском сделали платной территорией, свободной от алкоголя
19:04 вчера
Просмотров: 4864
На фестиваль пельменей могут заявиться южносахалинцы
18:58 вчера
Просмотров: 3317 Фотографий: 6 Видео: 1 weekly
18:35 вчера
Гражданские модульные котельные не дадут замерзнуть сахалинским военным городкам
18:19 вчера
Просмотров: 4405
Сахалинцы могут помочь 4-летнему Вите Полярному научиться ходить
17:36 вчера
Просмотров: 2128
Долинский коммунальный долгострой станет химерой угля и газа
17:35 вчера
Просмотров: 33277 Комментариев: 54
В отопительном коллекторе в Южно-Сахалинске нашли мумию
17:32 вчера
Просмотров: 2283 Фотографий: 11
В долинском "Технике" открылся рынок продовольственных товаров
17:30 вчера
Просмотров: 5044
Врачи-профессионалы отправились по районам Сахалина
17:24 вчера
Инвалидам по слуху тяжело заказывать такси и попадать в Пенсионный фонд на Сахалине
17:09 вчера
Сельскохозяйственным товаропроизводителям Корсаковского района предоставят субсидии
17:00 вчера
Просмотров: 2273 Комментариев: 51 Голосование
Топим везде, угля хватает: минЖКХ отчитался о начале отопительного сезона