16+

Не махать флагами: Егор Умнов про возрожденную сахалинскую "молодежку"

Персоны, Weekly, Политика, Южно-Сахалинск

В Сахалинской области воссоздали агентство по делам молодежи — орган, ответственный за помощь и поддержку островитян от 14 до 30 лет. До этого подобного отраслевого учреждения в регионе не существовало девять лет — с момента слияния ответственных за это подразделений еще администрации области со спортом "молодежка" традиционно оставалась в регионе на вторых ролях.

Корреспондент ИА Sakh.com встретился с исполняющим обязанности руководителя агентства по делам молодежи Егором Умновым и узнал, кому и зачем вдруг понадобился этот орган, как он связан с грядущими выборами и к какому жизненному идеалу будет подталкивать обитателей острова.

Егор Умнов родился 25 июня 1983 года в Южно-Сахалинске. Выпускник Сахалинского госуниверситета по специальности "государственное и муниципальное управление". Окончил вуз в 2005 году, после работал на различных должностях в мэрии Южно-Сахалинска и правительстве области. Начал в комитете по делам молодежи, в 2008 году стал заместителем руководителя, затем в ходе объединения спорта и молодежной политики перешел на должность замначальника управления по физической культуре, спорту и молодежной политике администрации Южно-Сахалинска, а в 2012 году возглавил это подразделение. С 2017 года работал замминистра спорта и молодежной политики, после выделения молодежной политики в отдельное ведомство весной 2019 года назначен исполняющим обязанности руководителя самостоятельного молодежного управления.

— Что вообще произошло? В смысле — что это означает для области?

— Большие изменения произошли, создан самостоятельный орган исполнительной власти по реализации государственной молодежной политики. Это определенный статус, новые, возможности и полномочия, но и одновременно ответственность за то, что мы будем с новыми силами развивать. На местах структуру органов власти формирует регион, и он сам принимает решение о целесообразности той или иной конфигурации. Везде по стране устроено по-разному — где-то молодежная политика входит в структуру спорта, где-то — в образование, но порядка 25 субъектов идут именно по пути выделения в отдельный отраслевой орган.

На федеральном уровне, кстати, агентство по делам молодежи достаточно давно выведено из подчинения Министерства спорта, недавно лишилось опеки Минобрнауки и теперь подчинено непосредственно аппарату Правительства Российской Федерации.

Это говорит о том внимании, которое государство уделяет молодежной политике. Зачем это нужно? Что это значит с точки зрения организации процесса? Отдельный орган власти может более четко выстраивать политику и определять задачи. Думаю, что это первый шаг к формированию инфраструктуры государственной молодежной политики — сегодня в других отраслях есть четкое, понятное нормативное поле, но в нашей сфере ничего подобного нет, даже закона единого не существует, и мы руководствуемся рамочными документами. Такими общими положениями.

Ключевая задача — создание необходимых условий для самореализации молодежи и ее потенциала в интересах региона, в самых разных направлениях. В целом, если говорить о молодежной политике, можно рассуждать и более широко, и более узко.

В широком смысле все органы исполнительной власти в своих программах отражают направления по работе с молодежью. Это жилищные программы, целый блок, связанный с поддержкой молодых семей, молодых людей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации, который ведет минсоцзащиты, это мероприятия минобра, минспорта. Работа проводится большая, в этом смысле наша задача — мониторинг этой работы и координация деятельности по совершенствованию этой политики.

Ну а более узко... На федеральном уровне с созданием Росмолодежи была выстроена инфраструктура, созданы подведомственные учреждения по разным направлениям: поддержка предпринимательства, патриотическое воспитание. У нас из-за того, что долгие годы все было в рамках одного министерства, этой системы так и не появилось. Важно те мероприятия и формы работы, которые сегодня стали федеральным стандартом, нам также организовать, принимать участие в этом процессе. Уже создана система ключевых показателей региональных органов молодежной политики по эффективности реализации этих мероприятий. Это участие в форумной кампании, проведение региональных мероприятий, фестивали, конкурсы, другие мероприятия федерального уровня, чтобы своего рода сетка, система выстраивалась по всей стране. По итогам 2016 года мы в этой работе занимали 85 место по этому рейтингу, сегодня мы существенно продвинулись и находимся в середине.

— Давайте коротко: что изменится по сравнению с тем временем, когда всеми этими вопросами ведали в минспорте?

— Изменится количество и качество мероприятий, их информационное сопровождение. Когда есть большое министерство, три глобальных направления (спорт, туризм, молодежь), достаточно сложно руководителю уделять равное внимание всем. Вот, например, я. Работая в министерстве спорта, туризма и молодежной политики, курировал в том числе вопросы физкультуры и спорта. Это очень большой блок, который требует постоянного внимания. А теперь можно полностью сосредоточиться на вопросе поддержки молодежи и ни на что не отвлекаться.

— Молодежь жалуется, что не может найти себя: нет работы, нет жилья, невозможно отдать ребенка в детский сад и так далее. Эти проблемы везде, но у молодежи они наиболее остро стоят. Их как будете решать?

— Эти проблемы носят межведомственный характер, надо будет взаимодействие между структурами налаживать. Наша задача, одна из основных, — это именно выстраивание отношений между молодежью и властью. Мы с этой целью проводим и форумные площадки, где у нас в обязательном порядке принимают участие и местная власть, и депутаты, и члены правительства. Там есть возможность эти проблемы поднимать и принимать оперативные решения. Такие примеры были.

Есть ряд программ по жилью, по строительству школ, детских садов. Понятно, когда есть стратегический вектор, есть и тактические вопросы, проблемы, которые возникают у молодежи. Необходимо их слышать, понимать, принимать какие-то решения. В целом мы, помимо форумных площадок, ведем работу по формированию молодежных сообществ, чтобы по разным направлениям вырабатывать решения.

Уже несколько лет есть, например, молодежный форум по поддержке предпринимательства. В рамках этого сообщества создан сильный клуб достаточно, порядка 100 ребят-предпринимателей, действующих и начинающих, тех, кто только планирует делать первые шаги. Вот такой формат, он не только образовательный, он дает возможность обратную связь получить. У нас действуют такие органы самоуправления, как молодежный парламентский центр при областной думе, его цель — также мониторинг законодательства и внесение предложений по улучшению нормативной базы.

— Какая главная проблема?

— Закрепление молодежи на островах. Это главное сегодня, поскольку эти ребята — ключевой резерв, и нельзя допустить, чтобы они уезжали и не возвращались. Надо те меры посмотреть, которые применяются, насколько они эффективны, доступны. Нам необходима система мероприятий по привлечению молодежи активной, готовой работать, создавать семьи из других регионов России.

Например, в регион ежегодно в рамках студотрядов приезжает тысяча молодых людей с горящими глазами. Раньше они приезжали, отработают на путине, а там еще непонятно, зарплату получат или нет. В таких условиях, естественно, они никогда на Сахалин не вернутся по доброй воле. Наша задача — помогать им, организовать работу, досуг, культурную программу, знакомство с Сахалином.

Необходима система господдержки для закрепления молодых кадров, она существует, есть подъемные, которые выплачиваются, жилье. В здравоохранении это проводится, в образовании. А это что? Это люди, которые не уехали, которые закрепились. Создание всего этого — наша основная задача.

От "событийки", мероприятий, мы никуда не денемся. Но выстраивание такой госполитики, которая будет доводиться до каждого молодого человека, чтобы он чувствовал заботу государства, заинтересованность в нем здесь, в данных условиях, на Сахалине — это наша задача максимум.

Этот вопрос тоже сложный достаточно, межведомственный. Он касается и развития системы образования, и создания рабочих мест, и строительства жилья. Вопрос глобальный, и нет однозначного ответа, что вот сейчас можно одномоментно сделать.

— 97 тысяч молодых людей живут на островах, у вас для них припасено 90 миллионов (2019 год) из бюджета. Иначе говоря, ресурсов у "молодежки" своих нет. И задача — именно напоминать власти, тому же минстрою, что молодежь на Сахалине и Курилах еще существует?

— У нас есть две госпрограммы, которые мы реализуем, и одна, в которой мы участвуем. Это строительство жилья и обеспечение молодых семей. Агентство как раз занимается ее реализацией. А также молодежная политика и патриотическое воспитание, куда входят организация и проведение мероприятий.

— Но, как минспорт, — взять три миллиарда на условный "Горный воздух" — и потратить их на такой же условный молодежный кластер вы не можете?

— Такие вопросы так просто не решаются, но если говорить об инфраструктуре молодежной политики, то этим тоже, безусловно, будем заниматься и двигаться в этом направлении. Мы, наверное, единственная отрасль, где нет соответствующих ресурсов и условий.

У нас только в двух мунобразованиях, например, есть учреждения по работе с молодежью — это центры молодежных инициатив в Южно-Сахалинске и в Корсакове. В остальных всю эту работу, как правило, реализует один специалист в мэрии, у которого и другой работы довольно много. Это одна из задач — выстраивание инфраструктуры, возможно, мы придем к тому, чтобы создавать молодежный центр, дом молодежи, который необходим и вопрос существования которого неоднократно поднимался.

Сегодня работа ведется через молодежные общественные организации и подобные структуры. Это и мероприятия с "Российским союзом молодежи", и КВН-движение, ребята сейчас как раз готовы регистрировать организацию. Небезызвестная "Юнармия" существует и активно работает, создано подразделение военно-патриотического центра "Вымпел" и других организаций, которые работают с большим количеством молодых ребят.

— Тактика на ближайшие год-два есть? Что надо сделать в первую очередь?

— Наши стратегия и тактика определены в программе государственной молодежной политики и патриотического воспитания. Если говорить про инструменты, то сейчас мы ведем работу по созданию подведомственного учреждения — молодежного ресурсного центра (его создание согласовала областная дума, официально решение было принято 18 июля), который позволит в полной мере реализовывать мероприятия, которые мы планируем. Сейчас в стране к тому же ведется реализация национального проекта "Образование", в структуру которого входит федеральный проект "Социальная активность". Это глобальная вещь, и важно, что в таком стратегическом и программном документе учтена молодежная политика и ей уделено серьезное внимание.

В том числе много задач стоит по развитию добровольчества. Есть хороший опыт, задел, мы планируем открыть в этом году три ресурсных центра по развитию волонтерства. Сахалинская область принимает участие в конкурсе "Регион добрых дел", в рамках которого предоставляется субсидия из бюджета на открытие подобных центров поддержки. Пройден уже заочный этап, в ближайшее время должна состояться очная защита. В случае, если мы и его преодолеем, это позволит привлечь федеральные деньги. Это возможность проведения слетов, обучения добровольцев. Не только молодежи, но и других категорий. (Конкурс состоялся, Сахалинская область выиграла 8 млн рублей).

К тому же наш регион выиграл конкурс и ведется работа по открытию центра для серебряного волонтерства, это добровольцы пожилого возраста. Мы провели уже два форума, и очень хороший отклик от старшего поколения к возможности самореализоваться в этой сфере. Появление межведомственного центра позволит более активно этому направлению развиваться.

Мы договорились со всероссийской организацией "Волонтеры Победы" об открытии центра по подготовке ребят в этом направлении. Он будет дальневосточным, и к нам будут со всего ДФО приезжать и на учебу, и в качестве экспертов. Для нас это важно, на сахалинской земле закончилась война. Считаю, что это будет хороший задел на будущее.

— Нет ощущения, что молодежная политика устарела в России? Что она не нужна в первую очередь тем, кому адресована?

— Здесь может молодежь ответить только. Понятно, что поколения меняются, отношения к жизни, работе, семье постоянно корректируются. Важно правильно реагировать на эти изменения и отвечать на вызовы и запросы, которые делает молодежь. Мы планируем проведение глубоких социальных исследований. Ясно, что мы знаем о проблемах молодежи, которые они озвучивают во время встреч, мероприятий, но вместе с тем необходимо более глубоко посмотреть на эту сферу, на то, какие изменения происходят.

В нашем регионе таких исследований никогда не проводилось, а в Хабаровском крае такая работа ведется институтом РАНХиГС в течение многих лет. И плоды есть. В нашем же случае это позволит нам упредить момент и предвидеть момент, когда молодежь скажет, что политика государства не отвечает ее запросам, что она не нужна им.

Но я в своей работе с такой проблемой не сталкивался на самом деле. Мы стараемся слышать видеть молодежь, то, что требуется им.

— По закону люди от 14 до 30 лет в России одинаково считаются молодежью. Это 16 лет, за которые мы проходим путь от подростка до самостоятельного человека с совершенно иными интересами. Вы для себя молодежь делите как-то? Кому больше внимания?

— Мы, безусловно, делим. Не столько по возрастному критерию, правда, а именно по направлениям работы. В жилищных программах были до 30 лет молодежью, потом до 35 сделали, а у ученых — доктора наук и до 40 лет в наши программы попадают. Военно-патриотическое воспитание в рамках "Юнармии" — там с 8 лет до 18 примерно идет наиболее активная работа. Если говорить о молодых предпринимателях, закон позволяет заниматься бизнесом с 14 лет, в мунпрограммах — это вообще тот, кто в течение двух лет открыл бизнес. Большая часть молодежи уже окончила институт, это возраст от 25 до 30 лет. Молодые инженеры, молодые ученые, молодые специалисты, студенческие отряды — везде по разным направлениям свои возраста, своя специфика.

— На кого будете опираться? Всем ведь не угодишь.

— Наша задача — как раз охватить все направления. И на федеральном уровне такие же ориентиры нам постоянно ставят. Любой молодой человек должен при желании иметь возможность принять участие в той или иной форме взаимодействия, получения поддержки: форуме, программе содействия предпринимателям, обучению для повышения компетенций или реализации себя в молодежном самоуправлении.

— Форумы, где за миллионы машут флагами непонятных движений, добровольцы, которые подпортили имидж, очереди за жильем, которые начинаются в 4 утра. С точки зрения простого человека, вся молодежная политика выглядит примерно так. Такой сформировался имидж. На самом деле у вас там так?

— Это не так.

Добровольчество… Да, были два крупных проекта по проведению больших мероприятий, международного и российского масштаба — "Дети Азии" и WorldSkills. Это был очень серьезный опыт, который взят за основу и в других регионах. Это общемировая практика. Но волонтерство на этом не заканчивается. Ребята, которые через эту школу прошли, они в районах теперь работают, и эта деятельность не ограничивается каким-то событийным волонтерством, они участвуют в организации самых разных вещей. У нас по итогам Года добровольчества создан региональный совет по развитию этой сферы, в который приглашены представители волонтерских организаций. Мы открыты и готовы работать со всеми.

Мы видим, как много делается в том числе и простыми совершенно людьми, — и уход за бездомными животными, и проведение экологических акций, и помощь пожилым людям. А у нас есть все возможности и механизмы, чтобы помогать этим людям, и мы готовы в этих вопросах сотрудничать. Более того, мы сейчас реализуем в регионе стандарт поддержки добровольчества, разработанный "Агентством стратегических инициатив". Он направлен на продвижение новых проектов некоммерческих организаций и признан лучшей мерой поддержки со стороны государства организацией "Волонтеры ООН". В рамках этого стандарта создан порядок взаимодействия между социальными учреждениями и волонтерскими организациями, который позволяет на совершенно понятных и прозрачных условиях налаживать взаимодействие.

Мы продолжаем его внедрение, и задача — такие инфраструктурные вещи запустить, которые позволят все барьеры для волонтеров убрать. Будем инициировать вопрос, чтобы пункты о взаимодействии с ними и их поддержке будут в обязательном порядке включены в положения обо всех структурных подразделениях правительства Сахалинской области.

Мероприятий и направлений очень много, другой вопрос, что, может быть, недостаточное количество информации о мероприятиях в СМИ подается. Я допускаю, что молодежь и другие люди не все знают о тех мерах поддержки, которые сегодня существуют в регионе, о той работе, которая ведется каждый день.

— Волонтеры будут бабушкам помогать, собак лечить?

— Они и так это делают. Вопрос в том, что событийные мероприятия — они просто на виду. Когда у нас были "Дети Азии" и тысяча этих зеленых человечков ходила, они привлекали внимание…

— А потом продавали форму…

— Насчет этого — мы же в одном обществе живем, и эти ребята не с Луны прилетели, они вышли из наших семей, из наших школ. Если такие факты были, то здесь каждый сам выводы сделает. В целом считаю, что опыт был интересным и успешным. Но это не самое главное, не самоцель. Самое главное — дать возможность почувствовать себя сопричастным к большому интересному событию и показать, что он и сам может стать его участником.

Мы нашли очень много интересных ребят, которые занимались организацией этого движения. Команда тимлидеров (руководителей отдельных направлений) с минимальным опытом волонтерской деятельности — это новые лица, которых мы увидели, они раскрылись совершенно по-новому, думаю, мы с ними можем много интересных мероприятий провести.

— Будут у нас большие крутые форумы?

— У нас и так проходит форумная кампания. Есть федеральные вещи — сегодня на Дальнем Востоке это в первую очередь форум "Восток" на острове Русском, на базе кампуса ДВФУ. На Сахалине проходят пять муниципальных молодежных форумов по разным районам, туда приезжают ребята из соседних муниципалитетов. Почему это нужно? Это важный механизм взаимодействия между властью и обществом. Не только ребят "прокачивать" каким-то образом, разговаривать, но и получать обратную связь, чтобы правильно выстраивать отношения. И будет еще региональный форум, где мы соберем активистов со всей области, чтобы общие итоги выработать и сформулировать.

Что касается проведения большой площадки на территории сахалинской области — мы ее обсуждали предварительно с Федеральным агентством по делам молодежи, но она требует дальнейшей проработки. Это затратный проект, и он требует большого объема работы.

— Вы сами себя молодежью считаете?

— Конечно, считаю. Я с молодежью много работаю, часто встречаюсь и общаюсь, и эта энергетика передается.

— О заботе государства. Зачем молодежь нужна государству? Почему возникла необходимость в создании агентства? Что власть хочет от молодежи? Снова заниматься форумами и не давать им выходить на улицы?

— Я бы не ставил такие политические акценты, что молодежная политика — это махать флагами и ходить голосовать за кого-то. Это не так, и я к этому никогда так не относился. Наша цель — создание условий по самореализации. Без каких-то лозунгов и высоких слов.

Это важная задача. Если не будет преемственности молодежи и старших поколений, то к чему мы придем? Мы два года занимаемся развитием системы наставничества. И вот эта идея передачи опыта — одна из важнейших. Это преемственность нашего общества.

— Кстати, о поколениях. С пенсионерами, с людьми советской закалки власти говорят на одном языке. С молодыми, как мы поняли, — не всегда. Планируете ли, что молодежь должна работать с молодежью?

— Сам постоянно думаю над этой проблемой. С молодежью должна работать молодежь, есть такой принцип: равный — равному. Когда люди примерно одного поколения, одного уровня передают опыт, это более эффективно. Но надо понимать, что здесь не идет речь про возраст в полном смысле — есть среди сотрудников те, кто спокойно общается с молодежью на их языке, хотя сам уже долгие годы у нас работает.

Тут есть два уровня — агентство, которое больше работает с документами, но все равно должно понимать, о чем идет речь. А есть актив, в том числе молодежные общественные организации, это один из приоритетов в работе, они представляют молодежь и могут с ними на одном языке общаться. В этом году при поддержке депутатского корпуса порядка 8 миллионов удалось предусмотреть на поддержку грантовых проектов у молодежи.

Были два больших мероприятия, о которых мы уже говорили, — "Дети Азии" и WorldSkills. И на самом деле были конфликты между ребятами, представителями власти на местах. Приходилось объяснять, разговаривать доводить информацию. Ведь это только на первый взгляд простой вопрос — какие задачи, полномочия есть у самих волонтеров, у организаторов, у благополучателей, мало кто понимает. На самом деле все значительно сложнее.

— То есть как Тимура и его команду воспринимают?

— Бывали случаи, когда отношения не только у руководителей, но и у участников мероприятия были к волонтерам, как к обязанному человеку, как к бесплатной рабочей силе. Но это же не так. Это тот человек, который идет на ту или иную задачу в силу внутренних убеждений, и он должен получать соответствующее отношение. К сожалению, не всегда это получается. Были случаи, когда приходилось девчонок-добровольцев успокаивать, которые были не готовы к такому отношению. Общество надо тоже учить тому, как ему относиться.

— Пришедшие в госаппарат часто говорят, что существующая бюрократическая система буквально "ломает о колено", что вот эта необходимость согласований, документооборот не дают жить буквально. На себе это ощутили?

 — Я в органах власти давно, и да, сохранить горящий взгляд среди повседневных задач — это довольно сложно. Я согласен с этим. Я сам видел, как люди попадали в систему и потом с потухшим взглядом выполняли автоматически задачу. Все на самом деле от тебя зависит. И сохранить себя как человека и возможность не отдавать всего себя на рутине — это очень важное качество. Систему не поломаешь, да и не надо — от работы с документами, законами никуда не деться. Но молодой человек, который идет на эту работу, должен эти вещи осознавать.

В молодежной политике мы не можем увидеть быстрого результата, как при строительстве дома. У нас все сложнее и есть определенный отложенный результат. Это тоже результат работы.

— Вы недавно подружились с мотоциклистами. С кем еще будете сотрудничать?

— Мы открыты для всех, и у нас есть все возможности оказывать содействие молодежным организациям, для этого мы и созданы. К нам обратились мотоциклисты, и мы их поддержали. Ребят на байках становится больше, больше становится происшествий, но вот такой формат мероприятий позволяет всем напомнить, что есть не только машины, но и мотоциклисты. Второй момент — это самодеятельность, у них очень много групп, где играют мотоциклисты, вообще, не хватает в Южно-Сахалинске площадок, где молодежь может выступать, проводить время. Поэтому открыто всех приглашаю приходить, дружить, работать вместе.

— За 5 лет что будет у нас в вашей сфере хорошего и нужного?

— У нас есть KPI, он будет отражен в проекте социальной активности. Количество молодежи в добровольческой деятельности, творчестве вырастет. Основные задачи — максимальный охват жителей и молодежи. Ну и сохранение их на островах.

Новости по теме:
Узнавайте новости первыми!
Подписаться на новости
Telegram Подписаться в Telegram WhatsApp Подписаться в WhatsApp

Обсуждение на forum.sakh.com

sound_master 02:11 26 июля 2019
Один пилил на "Спорт против подворотни" интересно, что будет пилить этот
cluster 22:51 25 июля 2019
Похоже на реферат первокурсника. В болото болтуна... ещё и с прицепом.
Shelf 13:39 25 июля 2019
Окончил вуз в 2005 году, после работал на различных должностях в мэрии Южно-Сахалинска и правительстве области. Начал в комитете по делам молодежи, в 2008 году стал заместителем руководителя
как-то быстро все, только окончил и сразу в мэрию, а через 3 года уже зам
неспроста
Караваев 12:15 25 июля 2019
Иди попробуй по простому поработай в Макарове грузчиком или сантехником , хотя бы неделю. И сразу морда-лица станет более соответствовать фамилии. И пургу перестанет гнать про правовое поле итд. что никакого отношения не имеет к проблемам простого народа и простой молодежи в частности.
zakirsaidov1 12:08 25 июля 2019
Мой одноклассник
Читать еще 30 комментариев