16+

Учитель уйльтинского языка Минато Сирюко: наша задача — сберечь собранную по крупицам национальную культуру

Образование, Weekly, Южно-Сахалинск

В Южно-Сахалинске 24-28 сентября состоялась III международная конференция "Фольклор палеоазиатских народов". Среди докладчиков признанные исследователи и хранители традиций культуры малочисленных народов Севера из различных регионов России и Японии.

В рамках секции "Фольклорные традиции коренных народов Сахалинской области" с докладом выступила Минато Сирюко — учитель родного языка МБОУ школы-интерната №3 "Технологии традиционных промыслов народов Севера" (г. Поронайск), отличник просвещения РСФСР, почетный гражданин Поронайского городского округа, ветеран труда.

Минато Сирюко
Минато Сирюко

─ В последнее время мы замечаем интерес нашей молодежи к обычаям и традициям своего народа. И наша задача сберечь собранную по крупицам национальную культуру. Мы благодарны ученым-исследователям и всем тем, кто внес неоценимый вклад в сохранение и развитие национальной культуры и языка народов Севера. Фольклор — самобытная культура, предаваемая и накапливаемая с незапамятных времен. Это своеобразная копилка знаний и опыта, необходимых для сохранения и продления жизни на земле. В фольклоре много эмоций и восхищения, знаний и опыта, связывающих человека с родной землёй, с окружающим миром, ─ отметила Минато Сирюко (Людмила Хомовна) в своем докладе.

Время для доклада было невелико, но ей очень хотелось рассказать о себе и своем народе, быть услышанной.

Уйльта по национальности, Минато Сирюко родилась на берегу залива Терпения в ныне упраздненном поселке Нева Поронайского округа в 1943 году. Уйльта — самоназвание одного из коренных народов Сахалинской области.

По данным переписи 2010 года, численность уйльта — одного из самых малочисленных народов Российской Федерации, живущего в Поронайском и Ногликском районах, составляла 295 человек.

─ Что вы помните из своего детства?

─ Мама — Ямакава Гэйсук, отец — Огава Хома, имена дали японцы моим родителям, с этими именами и жили. Японские военные начальники, когда война началась, когда русские освобождали Южный Сахалин, нас всех зачем-то собрали и отправили в Тойохара (Южно-Сахалинск). Взрослые с детьми жили в трехэтажном здании. Слышали, как самолет летал, стрелял по крышам. Люди по лестнице вниз побежали, чтобы спрятаться. Боялись, вдруг самолет бомбу сбросит. У мамы нас пятеро было: младшие — два брата и я, старшие — моя сестра и брат, подростки. Все побежали быстро-быстро. Меня впопыхах оставили в комнате, где жила наша семья — забыли. Я просидела под столом, пока их не было, ничего не зная. Когда вернулись, мама увидела меня, плачет. "Как ты?" — спрашивает. "Ничего, ─ говорю. ─ Я под столом сидела". Как домой вернулись, не знаю.

Отношусь к "детям войны". Жили в большом деревянном доме на берегу залива Терпения. Шесть семей в одном доме. Помню, бабушка, когда наводнение началось, сидела на берегу реки, измеряла подъем воды, что-то говорила, смотрела, как вода потихонечку убывает. О дедушке ничего не знаю.

Когда я родилась, маленькой была, родители меня отдали в другую семью, потому что у этой семьи не было детей. У уйльта есть такое поверье. Если в какой-то семье не было детей, она брала ребёнка из другой семьи, чтобы он у них жил, пока не появятся свои дети. Из многодетных семей ребенка брали. Меня воспитывали, одевали, как свою. Три или пять лет, не помню, я жила в чужой семье. Потом у них свои дети появились. Отец приехал и забрал меня домой.

Во дворе дома чум стоял. В центре чума взрослые разжигали костер или на улице. В хорошую погоду все делали на улице. На палку рыбу нанизывали и жарили. Палки с рыбой втыкали в песок, наклоняли к костру. Кто целую нанизывал, кто кусками. Смотрят время от времени, поворачивают. Мы маленькие рядом бегаем, раз — рыбий хвостик оторвем или голову, мама сердится... Сверху вешала — сетки были, навес такой над костром. Туда клали рыбные брюшки, они коптились и сушились одновременно, долго-долго. Так заготавливали юколу на зиму. Крепкая получалась, как сухари — вместо хлеба кушали.

─ Чем занимались Ваши родители?

─ Отец рыбачил. Когда мой отец работал бригадиром рыбаков прибрежного лова, то у него в бригаде работали рыбаками русские, корейцы, нанайцы, нивхи, уйльта. Все уважали отца и всегда советовались с ним.

Большой лодкой центральную сеть с крыльями и оттяжками вытягивали в море на 800-1000 метров, на неё ловушки пришивали. На кунгасах рыбаки ходили по трое с каждого борта — смотреть. Пойманную рыбу вычерпывали из ловушек сачками и в кунгас бросали. На берегу — кранов не было — все вручную разгружали, это сейчас везде техника. В 20 метрах от воды стояла бочка-ворот с большими ручками и стальным тросом. Рыбаки накручивали трос на бочку и втаскивали им кунгасы на берег. Чтобы легче было тащить, под днище укладывали бревнышки. Рыбу таскали и засаливали в японских чанах.

В море нерпы было много. Мужчины ходили на лодке охотиться на нерпу с гарпуном. Отец сам ковал острые железные наконечники с зазубринами, на палки их насаживал. Приблизятся поближе, раз — и поймают. Не все умели это делать, только сильные и ловкие. Ударят нерпу, но сразу не вытаскивают. Держат несколько часов в воде на длинной веревке, пока нерпа не утихнет. Привезут нерпу на берег, собираются всем поселком, а затем поровну делят и мясо, и сало. Кто умел ─ резал, пожилые женщины в основном это делали. Мы рядом бегали и с нетерпением ждали, когда взрослые приготовят мясо.

Мама за детьми ухаживала, воспитывала и занималась домашним хозяйством — мыла, стирала, готовила еду, держала кур и чушек, но сама не ела их мясо. Поверье было, считалось, что если ты сам выкармливаешь и ходишь за животным, то оно считается как бы своим. Поэтому мама не ела этого мяса — ни птичьего, ни свиного. Всегда уходила и плакала, когда мужчины разделывали чушек.

Советские паспорта, как всем, не давали. В тех сереньких паспортах, что выдали моим родителям, было написано — "без гражданства". Чтобы куда-то поехать, нужно было в милицию идти и брать разрешение.

─ Все дети любят играть. В какие игры Вы играли в детстве?

─ Посёлок Нева (Чемукан) маленьким был. Кроме наших, еще несколько русских домов стояло. Были баня, клуб, медпункт, школа начальная. Рядом жила семья пограничника с маленькими детьми. Мы с ними вместе играли. Бегали черемшу собирать. Отвезут нас на другую сторону маленькой речки, а там трава высокая, выше нас. Среди травы шиповник — такой яркий и большой-большой. Мы бегали, играли в прятки, купались. Наедимся ягод — заслюнявимся, руки до локтей чешутся. Пекарня своя была. Русские пекли вкусный черный хлеб. Буханка большая была, на два-три килограмма.

Когда набегаемся, бабушка нарежет хлеб на кусочки, в блюдце нерпичье сало нальет и нас всех зовет. Сидим, хлеб палочкой в жир макаем и кушаем, русские дети с нами. Рожицы так и блестят у всех.

─ Играли в палочки, такие, как для суши изготавливают. Сидели на полу или на земле. Кому выпадало играть первым, брал пучок из 15-20 палочек и подбрасывал. Затем быстро переворачивал ладонь тыльной стороной вверх и ловил подброшенные палочки. Сколько поймает, столько и забирает себе. Затем другой бросает. И так пока палочки на закончатся. Есть палочка-"вождь". Если вождя поймаешь, можешь сразу три или пять палочек забрать. Сколько зазубрин на ней — столько забираешь. У кого больше других оказывалось пойманных палочек, тот и становился победителем и получал право ударить проигравшего палочкой по ладошке столько раз, на сколько больше у него было палочек.

Ещё такая была игра ─ мяли газету в несколько слоев, получалась плотненькая тяжелая подушечка, по-русски — бита. Дети по очереди били своей подушечкой по другим подушечкам, и те, которые переворачивались, игрок мог забрать себе. Для того, чтобы определить, кто бьет первым, каждый из нас тащил палочку из пучка, и тот, у кого оказывалась самая короткая, играл первым.

Мне ещё нравилось играть с маленькими мешочками, наполненными камешками или песком — мы ими жонглировали. Сначала один мешочек подбрасываешь, потом два, потом третий берешь… Кому удавалось одновременно подбрасывать сразу несколько мешочков — тот считался победителем.

С русским детьми дружили. Каждый на своем языке разговаривал. Они по-нашему понемногу стали говорить, мы — по-русски.

─ Вы помните, как пошли учиться в школу?

─ При японцах старшая сестра училась в японской школе, некоторые дети тоже. Мы, младшие — не учились. На русском разговаривали мало и плохо или вообще не разговаривали. Никто не учился до этого русскому языку. В правление пришло указание — всех собрать и отправить в школу. В большом доме школу устроили. Детей по классам рассадили.

Учительница русская. С мужем жила в поселке, две дочери у них были. Печка в школе вроде высокой бочки, обложенной кирпичом, стояла. Когда наступили холода, муж нашей учительницы приходил в школу пораньше и топил печь, мы приходили и грелись.

Сидела в классе за партой с русской девочкой, у неё косы длинные были. Японцы после того, как их победили, отсюда уехали.

По русскому языку я первое время получала "один-два". Как говорила, так и писала — правил не знала. Из Южно-Сахалинска пришло постановление за русский язык неудовлетворительные оценки нам не ставить. Два класса закончила, научилась писать и считать, стала получать хорошие оценки.

Мама умерла, когда я в третий класс пошла. Когда похоронили маму, вместе с отцом пешком отправились в Сачи — это заречная часть Поронайска, место традиционного проживания коренных малочисленных народов Севера. Там я стала жить и учиться. Потом в Речное переехали. К тому времени там была создан колхоз "Новый путь", где отец стал работать — от Сачи шесть километров.

─ Вы стали учительницей. Расскажите, как это было?

─ В 1956 году поступила в Александровск-Сахалинское педагогическое училище по специальности "учитель начальных классов". Разнарядка пришла, чтобы меня отправить учиться и других тоже. Отец не хотел меня отпускать. У нас поверье было, что девочек нельзя отпускать от себя далеко. Его по этому поводу в правление вызвали, и он меня отпустил.

Из Тымовского ехала по узкоколейке на поезде, потом автобусом. Холодно было, меня укачало. Педучилище находилось в здании разрушенной православной церкви. Рядом был красивый сквер и много высоких деревьев.

Брат приезжал на север меня проведать, когда я там училась. Приезжала домой на каникулы, работала на рыбе. Отец не разрешал мне ходить на пирс, но подружки меня туда затянули. Пришла в цех и попросила принять меня на работу. На пирс по лестнице поднимались. Пирс был крытый с деревянными корытами по краям. Рыбу кунгасами привозили с моря, садками вытаскивали на пирс и в эти корыта кидали. Всюду были кучи рыбы. На пирсе были большие ванночки. В них морской водой мыли рыбу из шланга. Около ванны мне два ящика поставили под ноги, чтобы я могла чистить рыбью чешую. Фартучек выдали маленький и маленькие сапоги. Ножей не давали. Ракушки на берегу собрали остроносые и дали каждому из нас, мы этими ракушками рыбу чистили. Всюду вода текла. Несколько человек стояли за длинными столами, резчики — они каждую рыбу разрезали, вытаскивали внутренности. Кишки через дыры в пирсе падали на берег. Икру не выбрасывали, а собирали в ящички с ручками. Возле каждого резчика лоточек стоял. Приходил человек, брал ящики и уносил в цех солить. Комаров сколько было, спать хочется, руки опухали от холода. Всю ночь иногда работали, столько рыбы было. Потом всех нас собирали и везли домой. Открываю дверь и на пол валюсь от усталости, ничего не помню…

Окончила училище в 1959 году. Стала работать в поселке Речное учителем начальных классов. В школе было много нанайских детей. Нанайцы семьями приехали с Нижнего Амура помочь южанам ловить рыбу.

Мечтала стать врачом, потому что у бабушки болели глаза, и я её все время лечила — водичкой глазки промывала, а стала учительницей.

Потом вышла замуж, дети родились.

После выхода закона о ликвидации малолюдных поселений в труднодоступных местах поселок Речное закрыли, я вернулась в Сачи. Там я закончила школу-семилетку. В 1975 году поступила на заочное отделение Южно-Сахалинского педагогического института по специальности "учитель русского языка и литературы", окончила в 1980 году.

С этого времени я непрерывно работаю в школе.

Сначала я учила детей русскому языку в начальной школе. Затем меня приняли воспитателем в школу-интернат. Факультатив родного языка открыли, уйльтинскому языку стала учить.

Интернат создавался как лицей в 1993 году для сохранения и изучения культуры и традиционного художественного ремесла коренных малочисленных народов Севера. В 2015 году лицей-интернат был переименован в школу-интернат. В школе обучаются дети разных национальностей: нивхи, ороки (уйльта), орочи, эвенки, нанайцы и другие народности. Численность обучающихся в этом году 64 человека: 1-4 классы — 18, 5-9 классы — 44, 10-11 классы — 2. Сообщение с внешним миром — паромом через реку Поронай.

Школа маленькая, уютная, благоустроенная. Учителя и воспитатели стараются формировать в каждом ученике желание изучать, сохранять и развивать национальные традиции, почитать и уважать народные обычаи. Интернат временно не посещается детьми. Катер не ходит, сказали — на две недели поломался. Пока дети обучаются в средней школе №4 Поронайска.

─ Что объединяет народы Севера Сахалина? Из чего складываются традиционная культура северных народов?

─ Во-первых, это родина, место проживания. Во-вторых, традиционные формы хозяйствования, в-третьих, формы общественного уклада жизни народа, в-четвертых, сложившиеся верования, обряды, ритуалы традиции. Из этого и сформировалась культура наших народов: устное народное творчество (легенды, сказания, сказки, предания), задача каждого нового поколения — сохранять и передавать все это начинающему поколению.

На конференции я рассказала немного о двух народах (нивхи и уйльта), живущих бок о бок на берегу реки. Я сказала о том, что объединяло и объединяет нас, тем самым обеспечивая национальное многообразие народов Сахалина, о том, как устоять в этом многообразии и сохранить уникальность, как помогают национальные ценности современному человеку коренных малочисленных народов Севера в обретении самосознания, самодостаточности.

На протяжении тысячелетий наши народы занимались рыболовством, охотой на морского зверя. Я не слышала, чтобы нивхи и уйльта когда-либо воевали между собою или ссорились. Летом строили временные жилища, располагались в устьях рек в определенных местах, ловили рыбы, заготавливали юколу. Зимой свои стойбища располагали в тайге. Занимались охотой на таежных зверей. Нивхи ездили на собачьих упряжках за сотни километров в гости. Уйльта кочевали по тайге на оленях. Люди, живущие по соседству, обменивались новостями, продуктами. Каждый гость был желанным.

Жили всегда дружно, понимая друг друга, помогая и советуясь во всем.

Молодые, конечно, влюблялись, некоторые нивхи брали в жены уйльтинку. Пример — моя семья, моя сваха Энекку была замужем за нивхом. По большой любви. Когда с мужем случилось несчастье, она пешком ночью прошла 60 км, нашла его и выходила. Я тоже была замужем за нивхом. Он был очень красив и трудолюбив. По любви вышла за него.

Вот и в фольклоре этих народов отражены обычная жизнь человека, его деятельность, быт, а также даются понятия об устройстве Вселенной. Вот, например, уйльтинский рассказ (тэлуну) о том, как когда-то храбрый молодец проехал на лыжах по небу. Позади него образовалась белая дорога. Вся дорога была в белых звездах. Он, вытаптывая лыжню, разбил эти звезды. Сделалось от этого две дороги — два созвездия. Назвали одну Большая медведица, а другую — Малая Медведица.

Маленькие сказки уйльта. Сказка "Лах" (облако) — сказка о молодой женщине, которая оставила ребенка под облаком. Придя домой, сказала мужу, что не нашла облако, под которым оставила ребенка. Муж рассердился и выгнал жену из дома. Люди говорят: "Выйдет ли она когда-нибудь замуж?" Это бытовая история о женщине легкомысленной, в то же время в назидание другим, чтобы так не поступали.

Не затронула на конференции я сказки о животных. Эти сказки интересны тем, что животные и люди разговаривают между собой. У них такие же действия, как у человека и так же думают и поступают, как человек. В этих сказках осмеиваются пороки людей; жадность, хитрость, обман. Например, нивхская сказка "Нерпа и камбала" или уйльтинская сказка "Почему камбала стала плоской".

─ Праздник "Кормления духа — хозяина моря" собирает в Поронайске многих людей?

─ С глубокой древности рыболовство занимало и занимает поныне важное место в традиционной жизни малочисленных народов Севера. Древним рыболовам и охотникам было свойственно одушевлять окружающий мир. Такое отношение к природе и окружающему миру нашло свое отражение в обрядах и поверьях. Одним из самых могущественных духов считался хозяин моря. Путина обязательно начиналась с обряда "Кормления духа — хозяина воды".

"В море надо быть острожным и бдительным", ─ говорили старики молодым людям. Вспоминаю с детства маленькую уйльтинскую сказку о людях, которые охотились на морских зверей и заблудились. Они долго блуждали по морю, попадая в разные приключения. Но они не пали духом, помог им вернуться домой добрый дух моря. Эти сказки предупреждают людей о том, что где бы вы не находились, надо не забывать: за добро духа надо задабривать, благодарить.

Ритуальный обряд проводят уважаемые люди — старейшины из числа коренных народов Севера. Они бросают в воду из корытца разные кушанья, упрашивая "хозяина воды" пригнать в сети как можно больше рыбы. Также в воду бросают "инау" с просьбой об удаче в промысле. "Инау" служит символическим жертвоприношением и посредником между людьми и духами.

В Поронайске праздник-обряд проводится на берегу залива Терпения. Здесь располагается импровизированная деревня — палео. По окончании обряда кормления всех гостей праздника приглашают попробовать блюда национальной кухни коренных народов Севера. Проводятся различные конкурсы и соревнования по национальным видам спорта.

Самым важным для палеоазиатских народов был культ медведя (особое отношение, поклонение ему) — об этом писали многие исследователи. Поэтому многие амулеты выполнялись в образе медведя. Медведь, в представлениях народов Сахалина, был горным человеком, или духом. В честь него устраивался большой родовой праздник. Он продолжался несколько дней и сопровождался играми и охотничьими состязаниями, игрой на музыкальных инструментах, ритуальными и развлекательными плясками, пением.

Возродить такой большой праздник трудно. Много лет назад последний раз такой праздник проводили на Сахалине.

─ Шаманизм как форма религии занимал когда-то особое место в жизни коренных малочисленных народов Сахалина?

─ Да, это все было... Маленькая была, видела, как камлали шаманы. Больных было много. Не всегда в больницу можно было попасть, к шаманам обращались. Вера в общение шамана с духами была. Помню, как осмеивали шаманов в сельском клубе на сцене. Больной пришел к шаману. Шаман ходит, старается его вылечить, всякие движения делает, а больному все хуже и хуже. Врача вызвали. Старики его не пускают к больному. Шаман танцует, ничего у него не получается, а у того аппендицит — бок болит. Сразу увезли в больницу. Сейчас нет такого. Современные люди могут прочитать о шаманах в книгах, увидеть, как шаманы выглядели раньше в выступлениях художественных коллективов.

─ Пословицы, поговорки, приметы, как известно, народная мудрость, пришедшая к нам из жизненного опыта. Расскажите о наиболее примечательных из них, бытующих у северных народов?

─ Вот некоторые поговорки уйльта: "у быстрого человека — быстрые ноги", "ничего не делая — не разбогатеешь", "со злым человеком не водись", "взрослым не перечь, рот не раскрывай".

Или, например, приметы уйльта о хорошей погоде: "у трав цветы раскрыты", "гагара летит к морю", "паук сети вяжет". О плохой погоде: "комары, мошки очень кусают", "рыба не клюет", "гагара летит за лес".

А вот нивхские приметы: "никогда, увидев медведя, не убегайте, если тихо, глядя в его глаза что-то говорить и потихоньку пятиться назад (не делая лишних резких движений), он не нападет на вас" — так говорили старые люди. Или вот ещё одна — "весной, когда кукушка кукует, надо обязательно смотреть, как она машет хвостом. По народным приметам, если кукушка машет горизонтально, справа налево или слева направо, значит, не будет рыбы, и год будет голодным. А если она машет хвостиком сверху вниз, да так, как будто заметает что-то под себя, значит, много рыбы будет, и год выдастся богатый, удачливый".

Если в начале августа подует восточный ветер, незнающие люди ругают его. А зря. Мудрые старики только радуются. Подул в это время ветер — значит, и ягода, и шишки поспеют рано, леса будут богаты на съедобные дикоросы.

Наши старики говорили: "Если лебеди весной летят высоко в небе, длинными стаями и не тучно, значит будет теплая и затяжная осень, зима не скоро придет. И рыбу успеем заготовить, и ягоду, и орехи. А если лебеди летят низко, короткими отдельными стаями, то осень будет короткая и холодная. Ягоду-то толком собрать не успеешь — укроется снегом".

Отдельно хочется сказать о песнях. Песни пела и моя бабушка, и мама, сами сочиняли, что видели, то и пели, и я люблю петь. Есть любимая песня всех народов севера "По ягоды". Это песня про девушек, которые собрались уплыть на лодке на другую сторону реки собирать ягоду, замечательная песня. Поют эту песню все народы севера с разными интонациями и движениями. Много песен о молодых девушках, об их судьбах — печальных и грустных. Песня "Уильта паталани", например.

Есть детские песни, и поют их медленно, нежно и ласково, укачивая дитя, сравнивая его с птичкой, вороненком, щеночком, которые как как бы соревнуются между собою, кто быстрее заснет.

Участники международной конференции "Фольклор палеоазиатских народов" (Поронайск, 28 сентября)
Участники международной конференции "Фольклор палеоазиатских народов" (Поронайск, 28 сентября)

─ Какие меры предпринимаются государством и обществом для сохранения языка уйльта?

─ До недавних пор наш народ не имел своей собственной письменности, учебников и письменных литературных произведений на родном языке. Мы не имели реальной возможности изучать родной язык. Процесс обучения языку уйльта был очень сложен из-за отсутствия системы письменности

Проект по созданию письменности уйльтинского языка разработал почетный профессор Университета Хоккайдо Дзиро Икэгами. Он собирал материал в тесном контакте с представителями народа уйльта, носителями языка Еленой Бибиковой, Ириной Федяевой (Ногликский район), Любовью Китазима и Минато Сирюко (Поронайский район).

Мы, можно сказать, соавторы этой первой книги для изучения уйльтинского языка. Появление букваря языка уйльта — большое событие для маленького народа. Он полезен и детям, и взрослым — желающим приобщиться к языку предков и национальной культуре.

Проект был утвержден в Институте языкознания РАН в Москве в 1993 г. Публикация букваря состоялась в 2008 году и стала возможной благодаря совместному проекту компании "Сахалин Энерджи", администрации Сахалинской области и Совета уполномоченных представителей коренных малочисленных народов севера Сахалина. Выход в свет книги — результат реализации "Плана содействия развитию коренных малочисленных народов севера Сахалина".

В скором времени может появиться хрестоматия на уйльтинском языке для начальных классов.

Я участвовала в конкурсах "Лучший учитель года" в Южно-Сахалинске. Дважды становилась лауреатом конкурса среди учителей народов севера. Как-то один из членов конкурсной комиссии меня спросил: "Для чего вам уйльтинский язык, вас мало, все исчезает и язык тоже исчезнет, когда вы уйдете". Я ответила: "Я надеюсь, что найдется знающий человек — придет и будет продолжать учить детей уйльтинскому языку". В настоящее время смену себе готовлю из школьных учителей — индивидуально и на уроки приглашаю.

Приятно, что молодые люди стремятся изучить языки своего народа, что появляются педагоги, которые могут помочь им, проводятся конкурсы и конференции. Посмотрите, насколько популярен стал нивхский язык. Столько материалов, методик разных по классам. Это благодатный материал.

Узнавайте новости первыми!
Подписаться в Telegram Подписаться в Telegram Подписаться в WhatsApp Подписаться в WhatsApp

Обсуждение на forum.sakh.com

анонимный  20:21 7 октября 2019
Кто подвиг совершит?
Издаст учебник для 2 класса (северных народов).
Санги молодец - совершил подвиг - издал учебник для 1 класса.
Кто готов написать для 2 класса?
анонимный  20:18 7 октября 2019
Нашим северным народам определиться надо какой язык учить.
Санги (насколько я понимаю) пишет на языке который не характерен для большинства (я сам лично восхищаюсь - смог возродить язык - только какой?)
У Нас либо китайская версия или японская.
Пора привлечь специалистов и определить какой язык учить.
native 11:17 6 октября 2019
очень добро написано.
"Импровизированная деревня - палео", палео - слово из языка уйльта?
трям2013 16:27 5 октября 2019
Интересная история жизни человека...
анонимный  16:27 5 октября 2019
Интересная статья,жаль что многие народы Сахалина и Курил,Айны например практически не выжили а те кто выжил ассимилированы японцами,потеряли свой облик внешний и язык(
Читать еще 3 комментария