28 января 2020 Вторник, 20:45 SAKH
16+

Русские на норвежце в погоне за интернациональным ивасем

Рыболовство, Новости Курильских островов, Weekly, Бизнес, Южно-Курильск

В бухте Крабовой штиль. Высокие уступы надежно защищают вытянутое подобно впившемуся в землю когтю зеркало залива от порывов ветра. Но стоит только выйти из узкой горловины, как по палубе начинает гулять свежий утренний бриз. Сейнер "Торлэнд" — один из трех норвежских братьев-близнецов, работающих на новый завод "Гидростроя" — выходит в открытое море. Справа и слева виднеются суда побольше и поменьше — и неповоротливые "процессоры", переваривающие свежий улов прямо в море, и юркие малые рыбаки, ежедневно "подкармливающие" береговые предприятия.

В небе вьются лоснящиеся сытые чайки, а где-то под толщей воды играют с рыбаками в кошки-мышки многомиллионные косяки самой разной рыбы. Выследить их, загнать в сети и поднять на борт — главная задача и главный двигатель для десятков судов и сотен человек, барражирующих в изумрудных водах Охотского моря и Тихого океана вблизи южных Курил.

Норвежец с русским сердцем и русский с рыбной душой

— Идем по рыбному морю, а взять не можем. Не идет и все тут. Хоть каким богам молись. Я когда у японцев работал — там на каждом пароходе есть маленький домик, в котором живет дух судна. Его подкармливают все — конфетки, рис, саке. Такая вот у них примета. Можно верить, можно не верить, но я заметил — если саке налил и оно убывает, то рыбалка идет. Дух значит пьет, в хорошем настроении и помогает. А если стоит на уровне — хоть ты что делай, не будет рыбы, — капитан "Торлэнда" Александр Смирнов азартно глядит на многочисленные табло и экраны. Один из них — выводящий показатели гидролокатора — рдеет многочисленными красными пятнами. Каждое — косяк рыбы. В некоторых — сотни тысяч сардин или чего покрупнее. Но заходить в трал вся эта рыба наотрез отказывается. Почему? Сейчас выясняют на палубе. — У наших тоже есть свои традиции, Потя там, Байдоха. Ну а здесь духа нет. Это же норвежский пароход.

Александр Смирнов
Александр Смирнов

45-метровый "Торлэнд" пожирает в сутки 10 тонн солярки, способен разгоняться до 12 узлов и может выловить до 450 тонн рыбы за раз. Основной объект для него — пелагические рыбы от минтая или сардины до скумбрии. Но вообще на Курилах он прописался ради иваси — селедки или сардины, которая недавно вернулась в акваторию островов. И должна стать здесь основным сырьем сразу для нескольких крупных заводов.

— Ивась (именно так в мужском роде называют на Шикотане эту рыбу) в советские времена добывали, крайняя экспедиция в 1991 году была. А потом просто пропала она и все. И вот вновь возникла только в 2016 году. Я помню, когда селедка была стратегическим сырьем — полстраны ее ело, на Новый год обязательно, в четверг. А сейчас… Целое поколение прошло, ее не помнит уже никто, наверное. Надо очень мощную рекламную кампанию делать, чтобы молодежь ее как-то воспринимать начала, — задумчиво следит за показаниями приборов капитан Смирнов.

В море он с 16 лет — уроженец Забайкальского края в один момент вдруг заявил отцу, что хочет работать на флоте. Короткие поиски, и вот парень уже в Невельской бурсе, осваивает профессию судоводителя. С тех пор пришлось поработать и на российских судах, и с американцами или японцами. У каждого народа, вспоминает, свои традиции, особенности, подход к работе — особенно поднаторели в этом деле моряки Страны восходящего солнца. Но о российском флоте и моряках Александр Смирнов все равно говорит с каким-то особенным придыханием — кто еще в мире работал в Арктике и Африке одновременно?

Поиск рыбы в море напоминает, даже на таком современном сейнере, как "Торлэнд", игру в горячо-холодно. Не как на зимней рыбалке, где ориентироваться в "клевых местах" приходится интуитивно или глядя на довольных конкурентов, но тоже нетривиально. На дальних подступах работают прогнозы и слухи — свои расчеты мест скопления рыбы предоставляет наука, идет постоянный обмен сведениями с судами, уже ведущими промысел в открытом океане или море. Общаются и с помощью обычного радио, и с применением более современного WhatsApp. Дальше в дело идут двигатели и эхолот, который в состоянии приблизительно определить скопления рыбы даже на самых далеких территориях. По мере приближения в дело вступает гидролокатор — средство более точное, но требующее скорости движения всего в 5-6 узлов. Ну а когда скопление рыбы локализовано, поймать ее — дело техники и хорошо настроенного трала.

Утробное пение трала и грустный звон цепей

С берега часто кажется, что промышленная рыбалка — процесс, не требующий никаких особых знаний и навыков. Как в сказке: закинул дед невод — не повезло, закинул второй раз — тоже не ахти, а вот в третий — привалило, и стал он чуть ли не владыкой морским. И правда, что может быть хитрого: скинул за борт сеть, она там расправилась и давай собирать в себя все живое и не совсем. Потом поднял, вытряхнул в трюм полезное, а за борт не нужное и по-новой.

В ложности подобных впечатлений на сейнере убеждаешься чуть ли не сразу после выхода в море — еще не скрылись в дымке склоны Шикотана, а палубная команда уже вовсю колдует над сетями, вяжет хитрые узлы, подбирает нужные поплавки, мудрит что-то с настройками двух громадных металлических пластин — траловых досок.

Молчаливые матросы, обращающиеся друг к другу исключительно по отчеству, сосредоточено перебирают сеть, с помощью гудящего крана подвешивают в небо яркие буйки, иногда собираются кучкой и тихонько обсуждают — как сделать здесь, как сделать тут, чтобы было удобнее и лучше. На самом деле трал, хоть мурманский, хоть Маклакова — сложное техническое устройство, состоявшее из доброго десятка компонентов, каждый из которых требует тонкой и даже творческой настройки. Переделывать и подгонять сеть приходится не только под разные объекты лова, может понадобится приспособление даже к конкретным районам и их гидрологии.

Все начинается (или заканчивается, смотря с какой стороны считать) с мощных стальных тросов-вайеров, способных выдержать вес и сопротивление самой конструкции, а также массу пойманной рыбы. К вайерам прикреплены траловые доски — самая заметная часть системы, раскрывающей орудие лова и делающей его управляемой. Длина стальных канатов может достигать 200 метров — так трал лучше расходится и "работает". К тому же, рассказывают тонкости на палубе, приличное расстояние от судна необходимо, чтобы рыба в ужасе не разбегалась от звука винтов — пугливая скумбрия, разогнанная траулером, "разбегается" в стороны, а потом снова собирается в центре, куда ее к тому же подгоняет шум от вайеров и досок. Для этого в том числе и нужен какой-то запас — иначе она просто пролетит мимо сетей и судно останется без улова.

К стальной части прикреплен сквер трала — это сети с ячеями разного размера. Чем дальше от судна — тем ячея меньше. В самом конце — кутец или куток, в который, и набивается пойманная рыба. Кроме сетей, вайеров и досок в трале есть многочисленные канаты, придающие дополнительную прочность, верхние и нижние подборы, отвечающие за вертикальное раскрытие, поплавки, грузы и так далее. На современных судах и тралах к тому же предусмотрены специальные датчики-эхолоты — они позволяют капитану отслеживать положение орудия лова в воде и даже подсказывают, когда в него заходит рыба.

Все это — достаточно упрощенно. Разобраться в точности в конструкции трала, используемого на "Торлэнде", я пытался раза три. Но быстро тонул в терминах, путался в тонкостях и погружался в пучину нюансов.

За подготовку трала к лову отвечает палубная команда — несколько матросов, боцман и трал-мастер, к которым часто присоединяется электромеханик. Сегодня у них особенно напряженный день — старый, проверенный трал, только что отработавший на минтае, пришлось оставить на берегу. "Торлэнд" снарядили новым, еще не опробованным и не настроенным. Поэтому перед началом промысла им пришлось повозиться.

Спуск сети в воду — его постановка — напоминает целый ритуал. Это не то же самое, что размотка гирлянды со снастями на зимней или летней рыбалке. Происходящее напоминает какое-то театральное действо, где у каждого есть своя роль и место.

Вот громадная лебедка делает оборот и за борт валятся мелкие сети. В поднятой винтом лазури они растекаются, подобно масляной пленке. А палубная команда уже крепит поплавки, перецепляет что-то, вешает на тянущуюся в морскую бесконечность нить датчики, грузы. Последними борт покидают траловые доски — с оглушительным скрежетом два куска металла срываются откуда-то сверху, ударяются сперва о борт, а через секунду ухают в бурлящую за кормой пену. Набегающая вода разводит их в стороны — картина напоминает кадр из фильмов про покорение космоса, примерно так же там раскрывают свои солнечные паруса отправляющиеся к далеким звездам крейсеры.

Лебедка разматывает последние метры стальных тросов и цепей. Одна из них, толщиной в человеческую руку, при каждом обороте барабана издает почти колокольный звон — бом-бом-бом. То ли набатом извещая море о вторжении, то ли призывая на обед сопровождающих судно чаек. Они, рассказывают рыбаки, в последние годы в акватории Курил стали ленивыми и предпочитают не добывать корм самостоятельно — рыбные отходы с громадных автономных траулеров и плавбаз достаются куда легче.

Трал, как медуза за бортом

Палубная команда на "Торлэнде" лишь ставит и снимает трал. Управление снастью и все операции с ней ведутся напрямую с мостика. Под взаимодействие с сетью здесь отведена целая консоль с десятками тумблеров и ручкой, опускающей в глубины пелагиаля или поднимающая на поверхность сеть.

— Катаемся по рыбе, ***. А она мимо проходит, твар. А давай вот так, пониже… — колдует над приборами капитан. Экраны перед ним буквально горят от обнаруженных косяков, но датчики трала заходы регистрируют неохотно. Капризная сеть к тому же не спешит правильно вести себя в море — норовит то всплыть, то "провалиться", а то и вовсе схлопнуться, оставив команду без улова и денег.

Прямо под сейнером проходит очередной громадный косяк — автоматика заботливо подсказывает, что сейчас под нами проплывает приблизительно миллион особей. Компьютер, отвлекается капитан, хитрым образом считывает прохождение импульсов локатора через плавательные пузыри рыб — сопротивление там меньше, потому можно посчитать их количество. И на основании этого строит приблизительные прогнозы численности.

— Треска она самая дорогая, — не отрывая взгляда от горящих в темноте мониторов, зачем-то роняет капитан. — Ну твар, же твар… Куда идешь?

На экране издевательски помигивает линия локатора — над ней жалкие "хвостики" громадного косяка, входящего в трал, под — сплошное море рыбы, плывущее по своим делам.

Азартная погоня за рыбой продолжается несколько часов — "Торлэнд" движется сложными галсами, преследуя капризные стаи, трал упрямо отказывается работать как следует, скопления проходят мимо, Александр Смирнов выказывает все большее нетерпение.

Иногда он отвлекается от погони — отходит выпить кофе, быстро курит, нервно перемещается по мостику, записывает голосовые сообщения, а один раз даже рассказывает бородатый анекдот про перспективу.

— Жили в колхозе свиньи. Хреново жили — жрать было нечего, свинарник разваливался. А рядом было частная ферма — и там свиньи жрали по-свински, жили счастливо, хотя иногда их и забивали на мясо. И стали свиньи думать — может забор сломать и свалить. Ну забьют так забьют, зато поживем. Но страшно, б***. И решили пойти к псу Шарику — он под крыльцом управы жил, все знал. Пришли к Шарику, он и говорит: "Да валите, конечно. Хоть поживете нормально. Ну зарежут и зарежут, зато пожрете по-свински". А свиньи ему: "А ты чего не сбежишь с нами?". Шарик в ответ: "Да вы что, у меня перспектива. Я слышал как директор совхоза главбухше говорит: если так дела и дальше пойдут, мы все у Шарика сосать будем". Так же и мы — или щас рыбу найдем и поймаем, или сосать будем, — нервно усмехается капитан.

Жизнь в ритме рыбы

Экипаж "Торлэнда" — всего 12 человек. Часть команды — капитан и его помощники, штурман, механики во главе со стармехом — живут в соответствии с расписанием вахт. Отстоял свое — можно идти на боковую, смотреть телевизор (особенно здесь жалуют русские сериалы и реалити-шоу) или проводить время любым другим, не требующим связи с внешним миром способом.

Другое дело — палубная команда. Четыре человека во главе с трал-мастером Сергеем Новиченко живут буквально под рыбью дудку. Звонок — капитан вышел на курс траления, пора сбрасывать сеть. Звонок — время поднимать трал и смотреть, вышло что в этот раз или нет. Звонок — снова косяк по курсу, надо готовить снасти.

"Рыбная тревога" может нагрянуть на траулер и глубокой ночью, и вечером, и ранним утром. Невозмутимые моряки собираются в маленьком тамбуре, где висят непромокаемые костюмы, стоят сапоги и пахнет рыбой — и выходят на палубу, чтобы сосредоточено и быстро делать свое дело.

Сергей Новиченко
Сергей Новиченко

За двое суток, что мне пришлось провести на "Торлэнде", трал поднимали и опускали три раза. И ни разу — с достойным уловом.

— Трал не идет, без понятия почему. Три раза опускали, подымали — без толку. Щиток, доски переделывали — не пошел. У меня такая ходка в первый раз, — вырываю из полудремы трал-мастер.

Для короткого разговора его пришлось вырвать из полудремы в кают-компании — у измученной борьбой с тралом команды в этом рейсе это было обычное состояние. На заднем плане тарахтел телевизор — там рассказывали про то, как в Японии живут сумоисты.

Команда на сейнере подобралась со всей России, но большинство из них — дальневосточники. Совгавань, Невельск, Благовещенск — людей на промысел привлекают главным образом деньги. Зарплата матроса стартует приблизительно со 150 тысяч рублей в месяц. Но получение денег полностью зависит от рыбы — не будет промысла и придется довольствоваться 40-50. А как-то раз, рассказывает команда, заработали по полмиллиона — месяц выдался богатым на минтай, теплоход едва успевали опорожнять в порту. Работают вахтами — от полугода и далее в зависимости от собственных сил и наличия замены. Но не жалуются — в конце концов, на "Торлэнде" созданы все условия, чтобы чувствовать себя скорее оператором сложной машины, чем рабом на галерах.

Ивась демонстрирует свое отношение

Приблизительно в два часа ночи "Торлэнд" просыпается от настойчивого звонка. Время поднимать сети. Тихая ночь наполняется скрежетом и воем механизмов, в небе парят, подобные морским призракам, ожидающие позднего ужина чайки. Сеть медленно тянется на палубу — лязгают цепи, напряженными струнами гудят канаты. В ячеях виднеется множество мелких рыбешек. Это тот самый ивась — только слишком маленький для нормальной сдачи на берег. Команда понимает это, еще даже не видя основного улова — в этой части трала рыбы в таком количестве быть не должно. По мере подъема палубу затапливает запах свежей крови — перемолотые лебедкой рыбьи тельца распадаются на отдельные фрагменты, падают вниз, превращая выщербленное покрытие в сюрреалистичный алый лед.

Если где-то в мире существует рыбная бойня — пахнуть на ней должно примерно также. Соль, металл, кровь. Несмотря на эпичность зрелища, толку от него не много — сдать на берег такой улов не выйдет. Команда собирается в закрытом от ветра закутке на правом борту и траурно курит, матерясь. Их несложно понять — двое суток в море, а в трюмах пока побывала только вода.

— Ну и что мне делать, Николаич? Трал-мастера, ***? Что? — на мостике тоже напряженно. Капитан и стармех Сергей Виноградов глядят в распахнутый навстречу "Торлэнду" горизонт, где теплится робкий рассвет. Несмотря на все усилия трал так и не раскрылся — ни фигурально, ни буквально. Рыбы нет, трюмы пусты, 20 тонн солярки и двое суток потрачены зря.

"Торлеэнд" добрался куда-то в район самых южных Курил, вокруг кишмя кишат суда. С них, как на зло, приходят оптимистичные сводки — уловы есть, поднимаем, забиваем трюмы. И только один грустный норвежский сейнер остается не у дел.

— Смотри, что я тут снял. "*** вам, а не рыба", называется, — сменяет усталую злость на веселую капитан. На экране смартфона — один из графиков, демонстрирующий какую-то конфигурацию рыбной стаи под брюхом сейнера. По прихоти судьбы или повинуясь чьей-то воле рыба в этот раз сложилась в отчетливый фаллический символ. Капитана это настолько веселит, что он даже рассылает фото коллегам на другие суда. Уже к вечеру оно стало среди капитанов настоящим мемом.

Очередная неудача словно погрузила весь "Торлэнд" в какое-то грустное оцепенение — в кают-компании дремлют на диванчике матросы, над палубой парят чайки, изредка спускаясь на сеть и выклевывая из нее какие-то остатки неудачного ночного улова. Приблизительно в полдень с мостика приходит весть — сейнер ложится на обратный курс.

Закатное солнце растекается по неподвижной вечерней глади океана — слева, на западе, в лучах светила вырисовываются четкие контуры курильских островов: Полонского, Осколки, Зелёный, Дёмина, Юрий, Анучина, Танфильева. Впереди громадой возвышается вулкан Тятя на Кунашире, а где-то справа в туман кутается Шикотан. Уютные коридоры "Торлэнда", где ходят исключительно в тапочках, пусты и прохладны. В кают-компании два героя реалити-шоу выживают.

— Вот у меня всегда, когда журналисты на борту, какая-то хрень — то крабовые ловушки в трал набьются, то шторм, то вот трал упрямится. Какие-то вы для рыбалки неподходящие, — беззлобно рассуждает Александр Смирнов.

На горизонте уже видны огоньки Крабозаводского — маленького поселка, в который каждый день привозят много рыбы. В этот раз рыбы в нем будет чуть меньше — "Торлэнду" похвастаться нечем.

Впереди у команды еще одна бессонная ночь, придется снова перенастраивать сети, колдовать над досками, перенастраивать все, что ответственно за раскрытие и работу трала. Ранним утром сейнер снова ждет открытое море — бесконечно-прожорливая рыбная промышленность требует пищи без остановок и перерывов.

Обсуждение на forum.sakh.com

волькирия 04:07 12 ноября 2019
"45-метровый "Торлэнд" пожирает в сутки 10 тонн солярки, способен разгоняться до 12 узлов и может выловить до 450 тонн рыбы за раз"
+10000
анонимный  21:23 11 ноября 2019
45-метровый "Торлэнд" пожирает в сутки 10 тонн солярки, способен разгоняться до 12 узлов и может выловить до 450 тонн рыбы за раз.
450 тонн за раз?
radio 17:30 11 ноября 2019
Давно про рыбаков так красиво не писали. Отлично.
анонимная  13:58 11 ноября 2019
А паромы у нас такие красавцы будут? Или опять "Полярис-2"
анонимный  13:42 11 ноября 2019
Сам из моряков только по крабу специализацируюсь..)рыболовам привет..полных замётов и "7 футов" под килем))
Читать еще 14 комментариев  

Новости

19:32 сегодня
Просмотров: 2218
В Холмске из отбора кандидатов в мэры устроили военную тайну
19:20 сегодня
Фотографий: 6
Юных южносахалинцев активно "расшколивают"
19:13 сегодня
Сахалинские географы предложили создать парк мира и согласия вместо "Ривьеры" раздора
19:01 сегодня
Просмотров: 2408
Мэрия рассказала южносахалинцам, где можно купить дешевые продукты
17:50 сегодня, обновлено 19:36 сегодня
Просмотров: 16318 Комментариев: 200 Видео: 2
17:45 сегодня
Фотографий: 5
Долинские "чебурашки" вышли в финал областного суперкубка "Хоккея в валенках"
17:42 сегодня
В Южно-Сахалинске началась сессия оркестра русских народных инструментов
17:39 сегодня
Просмотров: 1975
Власти подумают, что делать с дальневосточными гектарами, у которых нашелся другой владелец
17:33 сегодня
Музею книги Чехова подарили 800 книг
17:19 сегодня
Просмотров: 1942
Восточный газопровод в Южно-Сахалинске наполнили голубым топливом
17:19 сегодня
Центр культурного развития на Кунашире будет стоить полмиллиарда рублей
17:16 сегодня
Сахалинцы успешно выступили на соревнованиях по настольному теннису в Якутии
17:11 сегодня
Просмотров: 1952 Фотографий: 6
Разваливающийся дом в селе Чехов не хотят признавать аварийным
16:59 сегодня
Просмотров: 6412
Сахалинские преступники проявили фантазию, делая фигуры из снега
16:54 сегодня
В Корсаковском районе принимают заявки на приобретение дотационного комбикорма