16+

С (без)заботой о природе

Экология, Weekly, Южно-Сахалинск

В Сахалинской области планируют создать одну новую особо охраняемую природную территорию — природный парк "Озеро Айнское", а также изменить категорию одной уже существующей — действующий памятник природы "Лагуна Буссе" реорганизовать в природный парк. Если это удастся, то природный парк "Озеро Айнское" станет первой ООПТ, образованной в области за последние 20 лет. Более того, в течение этого времени, несмотря на общероссийский тренд расширения зон охраны природы, количество ООПТ в регионе стремительно сокращалось.

Островные активисты из "Экологической вахты Сахалина" уверены, что ликвидация двух десятков ООПТ и сокращение общей территории под особой охраной государства практически на треть — процесс целенаправленный. Он призван облегчить освоение природных ресурсов, добыча которых в особых природных зонах сильно ограничена.В сахалинском министерстве лесного и охотничьего хозяйства, которое курирует ООПТ и отвечает за охрану редких видов животных, придерживаются противоположной точки зрения — в ведомстве замечают, что большинство ООПТ ликвидированы формально,а те территории, которые лишились статуса особой охраны, прошли через эту процедуру обоснованно.

Корреспондент Sakh.com обратился к обеим заинтересованным сторонам и узнал, что же все-таки происходит в островном природозащитном хозяйстве.

Системная работа с угрожаемыми

Система особо охраняемых природных территорий России активно формируется еще с середины XX века, когда стало очевидно, что антропогенное воздействие молодого индустриального государства на природу стало угрожать ее существованию. То есть многие заповедники или заказники достались стране в наследство от Советского Союза. В 1995 году Правительство приняло специализированный закон, который с правками действует до сих пор и задает правила игры для всех ООПТ страны. Сегодня их в России создано более 12 тысяч — порядка 250 являются федеральными, остальные относятся к региональной компетенции. Общая площадь таких территорий, следует из данных Минприроды, составляет 13% от всей страны — 240,4 миллиона квадратных километров (в 2800 раз больше Сахалинской области). Более того, в планах ведомства — до 2024 года создать в стране еще 24 ООПТ на площади в два миллиона гектаров.

С точки зрения иерархии, ООПТ разделяются как по подчиненности (федеральные и региональные), так и по форме — они бывают памятниками природы, заказниками, природными или национальными парками, а также заповедниками. В зависимости от этого на территории устанавливается свой режим, определяющий, что можно и что нельзя делать в конкретном ООПТ, а также их конкретную задачу — сохранение каких-то уникальных природных ландшафтов, видов, просвещение, наука, экотуризм и так далее. Для каждой территории он определяется индивидуально — где-то все может ограничиваться запретом на рубку леса или добычу полезных ископаемых, а в других местах даже доступ на территорию с рюкзаком и палаткой потребует разрешений и согласований.

У природных и национальных парков, а также заповедников, помимо прочего, существует собственный штат сотрудников — они осуществляют охрану, ведут исследовательскую работу, водят тургруппы.

Незаповедный остров-рыба

В Сахалинской области сегодня существует 57 ООПТ — это 53 региональных территории и три, подчиненных федеральным властям (поронайский и курильский заповедники, природный заказник "Малые Курилы", а также расположенный в Южно-Сахалинске ботанический сад, который также имеет особый статус, хотя и не относится напрямую к Минприроды). Площадь подчиненных области территорий — 686 тысяч гектаров, или 9,47% от всей области, то есть по степени защищенности природоохранным режимом наша область существенно уступает среднему по России показателю. ‬В 2000 году, после утверждения и создания последней на сегодняшний день особой территории — заказника "Восточный", который затем упразднили и вновь возродили, она составляла 962 с небольшим тысячи гектаров, то есть была более чем на 300 тысяч больше. Это не какие-то неформальные расчеты или прикидки — данные об этом содержатся, например, в программе "Поддержка и развитие ООПТ", принятой в декабре 2011 года.

Вот что пишут в документе, утвержденном губернатором области:

"За последнее десятилетие в Сахалинской области была ликвидирована 21 ООПТ, в том числе:

  • государственный природный заповедник регионального значения "Остров Уруп";
  • 3 государственных природных заказника регионального значения: "Олений", "Лосиный", "Полуостров Крильон";
  • 7 памятников природы регионального значения: "Горный массив Вагис", "Популяция вакциниума выдающегося (красники)", "Популяция эндемичных видов растений", "Кедр корейский", "Анивская роща белой акации", "Россыпь агатов мыса и реки Черной", "Новоалександровский реликтовый лес";
  • 10 памятников природы местного значения в Курильском районе.

Кроме того, существенно сократились площади ООПТ регионального значения. В целях приведения в соответствие с законодательством Российской Федерации были уменьшены площади государственных природных заказников: "Северный", "Макаровский", "Долинский", "Озеро Добрецкое",

памятников природы: "Острова Врангеля", "Остров Чайка", "Лесогорские термальные источники", "Группа Пугачевских грязевых вулканов", "Мыс Кузнецова", "Успеновские клюквенники", "Корсаковский ельник", "Озеро Тунайча", "Лагуна Буссе", "Высокогорья горы Чехова".

Общее сокращение территории Сахалинской области, занятой ООПТ, составило 3,51% (с 12,98% в 2000 году до 9,47% в 2011 году). Общая площадь, занятая ООПТ в Сахалинской области, уменьшилась на 27%. В количественном отношении сокращение площади ООПТ в Сахалинской области за прошедшие 10 лет составило 305 517,45 га. При этом площадь, занятая ООПТ федерального значения, осталась практически на прежнем уровне. Сокращение площади ООПТ произошло за счет ООПТ регионального и местного значений.

В "Экологической вахте Сахалина" такое стремительное сокращение территорий объясняют тремя словами — "нефть", "рыба" и "золото".

— Заказник "Олений" был около залива Пильтун, его закрыли как раз накануне начала бурного развития нефтегазовых проектов на севере Сахалина. Решение принимал Игорь Фархутдинов. Формальная причина: там прошел лесной пожар, который уничтожил биоразнообразие и лишил территорию природоохранного значения. В других ООПТ, кстати, пожары тоже были, но строительству инфраструктуры для нефтегазовой сферы они не мешали, и их, соответственно, не ликвидировали. А этот мешал точно — как раз по его территории планировалось строительство трубопровода по проекту "Сахалин-2". Его и закрыли, — рассказывает руководитель "Эковахты" Дмитрий Лисицын.

Одна из самых больших потерь заповедного фонда — это заказник "Полуостров Крильон". Он занимал восточную часть полуострова — от реки Урюм до мыса Крильон и был ликвидирован в 2002 году.

— Формально это сделали потому, что просто закончился срок его действия, но я уверен, что закрыли его под давлением рыбопромышленников. В 1999-м и 2001-м как раз были рекордные по тем временам подходы горбуши в заливе Анива. И рыбопромышленники резко захотели расширяться — нарезать рыбопромысловые участки и строить станы для лососевого промысла. Побережье заказника для этого тогда казалось очень перспективным местом. И тогда руководство областного охотуправления без каких-либо научных обследований просто постановило: "свою функцию заказник выполнил", — замечает он.

Заказник "Лосиный" на реке Поронай закрыли якобы из-за отсутствия лосей — их завозили на Сахалин в 1980-е и интродуцировали на этой территории. Впрочем, сами лоси, продолжает Лисицын, со своим исчезновением не согласны и даже, по официальным докладам, довольно вольготно себя чувствуют. Главная угроза их популяции — браконьерство, поэтому, безусловно, заказник для их сохранения необходим. Но его закрыли.

Также был закрыт региональный заповедник "Остров Уруп" — в 2003 году поменялось законодательство и перестало существовать само понятие, заповедники могли быть только федеральными.

— То есть ситуация такова, что юридически утратил значение, и тут ничего не скажешь — формально процедура без вопросов законна. Но каланы от этого не стали более многочисленными, ценность уникальной природы Урупа не изменилась. То есть никаких оснований полностью ликвидировать данную ООПТ не было, ее необходимо было преобразовать в региональный заказник. Но под эту марку ее просто закрыли, и добывать там золото стало намного проще, — продолжает Лисицын. — Та же ситуация со всеми десятью памятниками природы муниципального уровня — их закрыли только потому, что поменялось законодательство. Но ведь природные объекты, для защиты которых когда-то создавались эти ООПТ, никуда не делись, а их ценность со временем только выросла! Почему же областные власти не позаботились о восстановлении для них охранного статуса, но уже на региональном уровне?

Удивительно, но Сахалин, который позиционирует себя как одно из уникальных природных мест и территорий развития туризма, идет не просто против природоохранной логики, а против всероссийских трендов.

— Я не буду приводить примеры из центральной России. Возьмем наших соседей по Дальнему Востоку. В Приморье недавно приняли закон, формальный по большей части, который разрешал закрывать ООПТ. Так там такая буря поднялась против этого. А это, повторю, был формальный закон — все что нужно, чтобы ООПТ закрыть, уже в федеральных нормах есть. Но вот в Приморье, со всеми его инвестициями и проектами, ни одной природной зоны не ликвидировали. В Хабаровском крае в последние годы они создаются сотнями тысяч гектаров, миллионами, нам и не снились просто такие масштабы, такая же ситуация в Якутии, в Амурской области, в Камчатском крае, — рассказывает эколог.

Развитие туризма и охрана природы при этом, уверены в "Эковахте", никакого противоречия в себе не несут — да, в ООПТ можно меньше, чем за его пределами, но туристам и жителям в большинстве случаев режим охраны никак не препятствует и не мешает.

— Озеро Буссе, Тунайча — тоже ООПТ, но кто там запрещает бывать людям? Нет такого, что запрещен доступ в ООПТ. Или останец Лягушка, Южно-Сахалинский и Пугачевский грязевые вулканы, мыс Слепиковского в Холмском районе, Дагинские термальные источники, пик Чехова — это тоже памятники природы, но хоть одна туристическая концепция мимо них проходит разве? Туда не пускают на машинах, на вертолетах, не дают рубить лес и добывать водные ресурсы варварским методом — драгами, сетями. Для добропорядочных туристов это не проблема, даже для строительства каких-то баз и объектов не везде стоит запрет — режим охраны разный. То есть это не взаимоисключающие вещи — туризм и ООПТ. А вот уничтоженная природа, опустевшие реки развитию этой сферы препятствуют довольно серьезно.

"Цифры шокируют, но если разобраться — нет ничего ужасающего"

В региональном министерстве лесного и охотничьего хозяйства беспокойство экологов за сохранность природы разделяют, а вот мрачный настрой насчет упразднения ООПТ — нет.

— Нам ставят в минус, что ООПТ не созданы, а были упразднены. За местные я говорить не могу — их создавали в восьмидесятые годы, когда еще не было такого, как сегодня, регулирования в этой отрасли. Как хотели, так и создавали. А потом в 1995 году вышел закон, по которому орган местного самоуправления мог создавать только на своих землях, а все их памятники природы были организованы на землях лесного фонда. Соответственно они привели нормативно-правовые акты в соответствие с действующим законодательством и ликвидировали очень многие. Что касается региональных. Охотуправление создавало охотничьи заказники для "передержки" животных: оленей, лосей при их интродукции в экосистемы острова. Когда этот процесс прошел, надобность в их существовании отпала, они выполнили свою задачу. Несколько памятников природы были упразднены, потому что вошли в состав других ООПТ. Например, заказник "Тундровый" был расширен и горный массив Вагис "взял" под охрану. То есть отдельного памятника не стало, но территория сохранила особый статус. Популяция эндемичных растений — ее объединили с Пугачевскими грязевыми вулканами, — комментирует начальник отдела организации ООПТ и биоразнообразия минлесхоза Елена Чернявская.

"Истинно упраздненных" ООПТ, по ее словам, в Сахалинской области только две. В результате антропогенного воздействия утратила свое значение россыпь агатов на реке Черной, которую просто уничтожили собиратели камешков. А также Новоалександровский реликтовый лес, который не выполнял свою функцию никогда — наличие там ценных растений, по словам представителя минлеса, всегда вызывало сомнения.

Что касается сокращения площади, замечает начальник отдела, все здесь не так однозначно. Во времена создания большинства ООПТ самым современным средством навигации и установления координат были карта и компас. Сегодня идет уточнение площадей и границ ООПТ, в ходе которых как раз всплывает, что то в одном, то в другом месте что-то оказалось "пририсовано", неправильно измерено, а сейчас с приходом цифровых технологий и повсеместным GPS точность многократно возросла, уточнив тем самым многие площади.

— Так что я проблем не вижу. Почему? Да, есть указ президента о создании новых ООПТ. Но в каждом месте, где растет краснокнижное растение или проживает животное, невозможно создать ООПТ. Они и так защищены законом, запрещается деятельность, которая разрушает их места обитания, произрастания. Мы тоже не стоим на месте, развиваемся. Мы не впереди планеты всей, но очень на неплохих позициях. Среди всех субъектов РФ мы по показателю "доля ООПТ регионального и местного значения" на 10-м месте. Это не самый плохой показатель — 7,8%, значительная территория, а с федеральными — 10%. Так что тут я не разделяю позицию "Экологической вахты". Ну создадим ООПТ, еще пол-Сахалина сделаем заповедным. Смысл не в том, чтобы создавать, а в том чтобы была возможность все это охранять, — продолжает она. — Под каждым кустом невозможно оставить инспектора. Сейчас инспекторов, занимающихся непосредственно охраной ООПТ, чуть больше 20 человек. И все новые территории в любом случае придется им брать под защиту.

К тому же, как показывают события последнего месяца или даже дней, наличие статуса особо охраняемой природной территории далеко не всегда ограждает редкие виды от ковша и топора

На пороге создания нового

Сегодня в региональном министерстве лесного и охотничьего хозяйства заявляют о планах создать как минимум шесть новых ООПТ — два природных парка на озерах Айнском и Буссе, а также особые зоны на реках Богатой, Пиленге, Лангери и Макаровке. Первые две будут нацелены прежде всего на туристов и отдыхающих, в том числе любителей охоты и рыбалки, а также на пресечение бесконтрольной добычи ценных водных биологических ресурсов. Для Айнского это прежде всего сахалинский таймень — краснокнижная рыба, популяция которой находится в угрожающем состоянии.

Остальные признаны защитить ключевые места нереста лососевых — крупные реки, где есть естественные нерестилища и собственные стада. Когда они будут созданы, пока не известно — процесс создания является очень сложным и продолжительным, требующим серьезных научных исследований и обоснований, а также согласования установления особенной зоны со всеми, чьи интересы затрагивает смена режима использования территорий.

Идея создания локальных ООПТ на реках для защиты водных ресурсов не нова — ее достаточно хорошо обкатали в Якутии, а в Сахалинской области еще в начале 2018 года планировали создать особые зоны, которые бы стали механизмом защиты лососевых в реках Набиль, Вази, Оркуньи, Даги, а также части Ныйского и Набильского заливов.

Дело в том, что сегодня областные органы охранять рыбу от браконьеров не могут по закону — для этого у них нет полномочий, все они сохранены за федеральными ведомствами. В отношении этих территорий были проведены предварительные исследования, но окончательного утверждения так и не состоялось.

Впрочем, в "Эковахте" верят, что забота о природе рано или поздно возобладает над коммерческими интересами и сложностями формализации и создания ООПТ. Тем более что Сахалинская область, по сравнению с другими регионами, находится в уникальном положении, поскольку не испытывает недостатка в бюджетных средствах и, соответственно, может себе позволить и развивать систему ООПТ и обеспечивать их надлежащую охрану.

Новости по теме:
 Показать все
Узнавайте новости первыми!
Подписаться на новости
Подписаться в Telegram Подписаться в WhatsApp

Обсуждение на forum.sakh.com

K_Group 18:19 29 декабря 2019
Общая площадь таких территорий, следует из данных Минприроды, составляет 13% от всей страны — 240,4 миллиона квадратных километров
Не квадратных км, а гектаров.
анонимная  14:20 28 декабря 2019
Во времена создания большинства ООПТ самым современным средством навигации и установления координат были карта и компас.
Специалисты давно уже пользовались в те времена буссолью.и если все сделать как надо то все сходится . Но Елена Ч наверное кроме компаса ничего не знает.Так и скажите что в натуре никто оопт не отводил раньше. Да и сейчас все ли оопт имеют обозначения границ на месте?
Читать еще 13 комментариев