16+

Сдающие жизнь

Как это устроено, Weekly, Южно-Сахалинск

20 апреля в России отмечают День донора — праздник людей, которые в прямом смысле слова отдают частичку себя ради спасения жизней других. В одном только Южно-Сахалинске, по данным на начало 2019 года, живут около 20 тысяч доноров крови и ее компонентов. Столько числится в базе данных. Ежегодно в областном центре происходит около 11 тысяч кровосдач — это практически 5,5 тонны крови и плазмы для переливания нуждающимся. Потребность существует постоянно — кровь нужна при плановых операциях, для онкобольных, а также жертвам аварий или несчастных случаев. Бесконечно хранить кровь нельзя — именно поэтому важно, чтобы на станцию переливания постоянно приходили люди. Без участия многих спасать жизни невозможно.

Положительный донор, отрицательный реципиент

— Когда я училась на первом курсе, с мамой случилось несчастье: она попала в больницу, в реанимацию. Не скажу, что со страшным диагнозом, но ее отвезли на скорой и положили в стационар на какое-то время. Мы были молодые — мне было 17, брату-погодке 18. Сказали нам врачи: "Ну ребята, организуйте сдачу крови". И естественно, мы начали просить знакомых, разных людей и тоже пошли на станцию. И у моего брата старшего кровь взяли, а меня развернули, сказав: "Простите, вам только 17 лет". И тогда мне стало безумно обидно, что я не смогла помочь маме. И что-то щелкнуло — решила непременно стать донором, и как только мне будет 18 лет, пойти и сдать кровь. Маму спасли, все хорошо прошло — спасибо врачам и всем, кто тогда откликнулся и пришел сдать для нее кровь. А я училась в СахГУ, к нам приезжали мобильные станции переливания крови, и я, как и задумала, как только стала совершеннолетней, пошла и начала сдавать кровь, — рассказывает южносахалинка Анна Скуднова.

Мы вместе с ней едем на станцию переливания крови областной больницы — за окном проносятся спешащие на работу люди. На календаре март — еще брезжит где-то за горизонтом парализующая общество пандемия нового коронавируса, которая остановит практически все.

Переливания крови в мире на системной основе проводят уже около 200 лет — в России первая успешная задокументированная операция такого толка состоялась аж в 1832 году. Тогда санкт-петербургский акушер Андрей Вольф с помощью нее спас жизнь молодой матери, потерявшей много крови во время родов. С ней поделился муж — он же оказался первым российским донором крови. За полтора века наука шагнула далеко вперед, человек полетел в космос и расшифровал собственный геном, но ничего лучше донорского материала, который передают от человека к человеку, изобрести так и не сумел.

Анна Скуднова вспоминает, что еще до поступления в университет мечтала стать врачом — даже училась в медицинском классе. Именно тогда она впервые узнала всю ценность донорской крови: однажды летом устроилась на временную работу в стационар онкологического диспансера.

— Работая там, я поняла, что такое медицина, с самых низов все это разглядела. До этого я не понимала, что такое онкология, насколько это страшно. Думаю, тогда я тоже не все осознавала. Но я хорошо помню, как мы, санитарки, брали плазму, кровь и носили ее из хранилища в реанимацию. И я видела, в каких количествах врачам приходится переливать кровь при раке. Поэтому не могу сказать, что ты каждой своей порцией крови кого-то спасешь, но я считаю, что нужно сдавать. Это не больно, не страшно, не некомфортно, — паркует Honda Fit в мартовском сугробе Аня.

У нее за плечами — 17 лет донорства и более пяти десятков кровосдач. В основном она сдает плазму — сдавать цельную кровь не позволяет редкий резус-фактор.

— Когда я ходила на выездной пункт, я не знала, что у меня кровь с редким резусом — они на выездах только берут и потом уже разбираются, все анализы проводят. И все, что я сдавала, потом им приходилось утилизировать. Но тут я решила пойти на станцию и поставить печать в паспорт — для меня 18-летней это казалось чем-то очень крутым, это такая вещь была важная. Пришла — а мне говорят: "У вас первая положительная, но мы вам ее не поставим, документов нету". Я возмутилась, и тогда меня отвели в лабораторию — святая святых станции. И там я увидела, что у меня часть маркеров показывают отрицательный резус, другие — что кровь положительная. Оказалось, это называется "слабый резус-антиген". Я не могу сдавать кровь, чтобы она была подходящей для переливания напрямую из-за этого. Только компоненты. А если со мной что-то произойдет — мне нельзя переливать положительную кровь, только отрицательную, — вспоминает Аня. Таких, как она, в мире в среднем около 1,5%. Впрочем, особенной ценности с точки зрения донорства такая уникальность не представляет.

Станция переливания крови находится в небольшом двухэтажном здании на территории областной больницы — белое строение отмечено алым сердцем службы крови. На первом этаже здесь различные административные помещения и кабинеты первичного осмотра, а также хранилище замороженной плазмы на несколько тонн. На втором расположены лаборатории и сам зал по забору крови — его здесь называют операционной.

Пока движется короткая очередь — уже в конце марта было заметно, что ряды доноров несколько поредели, — Анна погружается в чтение книги. Сдача крови, улыбается пресс-секретарь Сахалинского международного театрального центра имени Чехова, стала в ее полной цейтнотов и "сделать срочно, еще вчера" жизни любимым островком литературы — здесь уже никто и никуда не спешит и все всегда подчинено единому расписанию. Регистратура, терапевт с анализами — перворазникам тут определят группу и резус-фактор, а тех, кто давно не сдавал, отправят на повторную проверку показателей крови. Перед входом к нему Анна достает телефон и глядит на форум Sakh.com — кому сегодня нужна кровь.

— Я редко сдаю для кого-то целенаправленно, но всегда пытаюсь найти, кому кровь нужна. Понятно, что без помощи никого не оставят, но так как-то теплее. Даже если этот человек для меня — фамилия, имя и отчество на экране, — улыбается донор.

А потом — традиционный чай с пряником. Чтобы кровь была пожиже, а глюкоза — повыше, улыбается Анна. Финальный аккорд — сам операционный зал, в котором на 12 креслах отдают частичку себя люди, которым не жаль своей жизни для других.

— Я не редкий донор — моя группа довольно обыденная, поэтому не было такого, чтобы меня вызванивали среди ночи и просили срочно приехать. Было раз, что пришла сдавать кровь, а тут как раз оказалось, что нужна была тромбомасса моей группы на операцию. И меня попросили прийти и сдать на следующий день — это длительная процедура, несколько часов надо сидеть на аппарате, который забирает кровь, обрабатывает и обратно в тебя вливает. Тромбоциты долго не хранятся, они нужны здесь и сейчас, поэтому их берут у проверенных доноров только. Для меня было очень приятно, что я тогда таким оказалась и смогла на самом деле помочь, — краем глаза глядит на текущую по тонким трубочкам красную жидкость Анна Скуднова.

Анна Скуднова
Анна Скуднова

Плазма живет три года

— Люди более склонны самоизолироваться сейчас — мы чувствуем, что уменьшилось количество доноров. Критической ситуации не было, но мы заметили, что есть снижение. Один раз даже совсем упало количество пришедших на станцию. Но мы подключили свои ресурсы, стали дозваниваться до доноров, которые ходят постоянно, начали рассылать приглашение на станцию крови через СМС. Стали работать в таком режиме, и люди пошли. Нам нужно 30-40 человек ежедневно — это то, что нас устраивает сейчас. Плановые операции сократились, уменьшилось число происшествий на улицах, так что мы видим, что потребление крови снизилось несколько. Но без донорской крови все равно никак: есть онкология, онкогематология, заболевания, при которых необходимы переливания крови, они нужны всегда. Можно ли кровью запастись? Ну на какое-то короткое время — да, можно. Эритроциты хранятся 35 дней — мы можем эту кровь месяц держать в запасе, но, например, тромбоциты можно только 5 суток. То есть нам постоянно необходимо обновлять запасы этого компонента. Я благодарен людям, что они приходят к нам даже несмотря на это время, — главный врач областной станции переливания крови Андрей Воробьев внимательно смотрит на журналистов поверх медицинской маски. На масочный режим на станции перешли в апреле, с разгаром пандемии в России. — На станции у нас — самые здоровые люди. Донор — это вообще человек, который уверен в своем здоровье. Можно сказать, проходит комплексные обследования на системной основе, — улыбается он.

Сегодня в Сахалинской области, которая из-за островного положения несколько изолирована от других территорий, создана единая система по работе с донорской кровью и ее компонентами — две трети этой важной субстанции заготавливают в Южно-Сахалинске, треть — в других населенных пунктах области. В случае чего все банки крови готовы обмениваться друг с другом необходимыми материалами. В основном, конечно, отравляют из областного центра на места.

Собранная у доноров кровь на станции переливания маркируется специальным штрих-кодом — он уникальный для каждого человека и конкретной даты. Еще на этапе сдачи несколько пробирок с кровью специально берут для проведения анализов — их также маркируют личным штрих-кодом. Без исследований, рассказывает Воробьев, второй этаж, где находится операционная и зона для анализов, не покинет ни один пакет с донорскими материалами.

— Вот тут у нас холодильник с еще не обследованной кровью, после анализов мы ее переносим в отдельную камеру. А оттуда, по мере надобности, она выдается лечебным учреждениям. Отдельная история с плазмой (это белковая часть крови, из которой извлечены клетки — эритроциты, тромбоциты и лейкоциты) — этот компонент может храниться три года. Поэтому перед использованием отправляем ее в карантин на 5-6 месяцев — в специальное хранилище. Через полгода вызываем донора — или он приходит сам для очередной сдачи, его обследуем и только после этого отдаем плазму в сеть, — объясняет главврач.

Пока Андрей Воробьев проводит экскурсию за стеклянной стенкой операционной в броуновском движении кружатся медики и пациенты — процесс сдачи напоминает часовой механизм и проходит без каких-либо сбоев. Время каждый день играет против врачей — сдача крови идет примерно до полудня. Дальше этого времени тянуть негуманно, улыбается Воробьев: ведь есть перед сдачей не рекомендуется, иначе кровь становится "жирной". В ней, рассказывает он, в холодильнике буквально на глазах возникают "прожилки" — переливать ее, естественно, нельзя. Кроме того, жирная пища накануне серьезно снижает качество обследования донора и может "скрыть" от врачей отклонения от нормы и заболевания.

Кстати, сами врачи кровь тоже сдают охотно — треть работников станции переливания уже почетные доноры. Приходят и их коллеги со стороны — стоматолог Юлия Гранина, например, только недавно закончила университет, а уже успела сдать два десятка порций крови.

— Чувствую прилив сил от того, что моя кровь кого-то спасет. Я же врач, я давала клятву Гиппократа, обещала помогать людям. Сегодня двадцатый раз, как я сдаю. Начала еще в институте — на втором или на первом курсе в Хабаровске. Была активистом, занималась общественной работой, и одна из наших акций была — проведение Дня донора. Ну а как без личного примера? Тем более, что я стала ответственной за это направление. Вот и втянулась, — щурится от ложащегося на кушетку солнца девушка.

Кровосдача продолжается около 15 минут, сдача плазмы (плазмаферез), после которой тромбоциты, лейкоциты и эритроциты возвращают донору, длится около получаса. За это время кровь успевают взять, отделить компоненты в центрифуге (перед этим пакет "избивают", чтобы равномерно распределить кровь в нем), а затем вливают пациенту. Благодаря этому, сдача плазмы является менее ресурсозатратной для организма. В отличие от "цельной" крови, которую разрешено сдавать раз в два месяца, плазму берут раз в две недели.

После плазму замораживают — в специальной камере, при минус 35 по Цельсию она пережидает карантин, а затем отправляется к пациентам.

Сегодня, кстати, донорскую плазму планируют применять при лечении коронавирусной инфекции — этот компонент будут брать у переболевших COVID-19 и вливать тем, кто переносит инфекцию особенно тяжело. Благодаря содержащимся в плазме антителам болезнь будет протекать легче, а осложнения отойдут.

А вот донорскую кровь на коронавирус не проверяют, признался главный врач. Но обязательно выдерживают на коротком карантине — если за две недели у донора вдруг были обнаружены признаки болезни, его кровь утилизируется. Безопасность прежде всего.

Андрей Воробьев
Андрей Воробьев
Юлия Гранина
Юлия Гранина
Хранилище плазмы
Хранилище плазмы

Перед донорством все равны

К донору в России сегодня не очень много требований. Главное — это возраст от 18 лет и отсутствие хронических заболеваний. Также есть ряд временных противопоказаний — прививки, татуировки, алкоголь, роды, прием препаратов. В остальном на станции переливания все равны — любого готовы принять, обследовать, угостить фирменными пряниками, а после кровосдачи — выдать справку для работы, обещающую дополнительный выходной и компенсацию на полноценное питание (1200 рублей).

— Легкий ужин, легкий завтрак — без алкоголя двое суток, как можно меньше курить, особенно нельзя перед кровосдачей. А так — никаких требований ни к возрасту, ни к каким-то физическим данным (нельзя, правда, быть сильно худым — менее 50 кило). Я сам сдал кровь уже более 100 раз и в этом году сдавал дважды, — бодро рассказывает главврач Андрей Воробьев.

Дмитрий Ковалев, фотограф и сотрудник одной из энергетических компаний, на донорском фронте чуть больше года. "На иглу" его подсадил коллега — предложил пойти и проверить себя.

— Я слышал про это раньше, но никогда не думал пойти на станцию. Казалось, все это будет очень плохо и я себя буду ужасно чувствовать. И вот решил проверить себя. Первые два раза меня завернули из-за показателей — я пришел в третий и все-таки сдал, специально для одного человека. А дальше... Какая-то потребность возникает, не зависимость, конечно, но что-то подобное. Тем более, что станция находится через дорогу от моего дома — встаю я каждый день рано, так что нет проблем сходить и сдать кровь перед работой. Высоких слов у меня нет — я знаю, что она нужна для операций, "Доктора Хауса" смотрел. Цели глобальной нет, скорее просто нежалко, — пожимает плечами Ковалев. — Донорство и доноры — это хорошие люди, они понимают, что кому-то нужна помощь в виде крови. Это такая социальная функция для меня. Это естественно, когда люди могут помочь и помогают. Ничего экстраординарного.

Анна Скуднова после сдачи крови едет за кофе — такая традиция. Пить его перед процедурой не рекомендуется, а жить без него донор не может.

— Для меня это стало обыденностью, хорошей привычкой. А недавно я решила, что деньги, которые дают после сдачи крови, буду тратить на что-то полезное — вот сейчас хочу купить шерсти и связать одежду для недоношенных деток — у нас есть целое движение, которое этим занимается. Такая двойная польза от отсутствия вреда, — говорит она.

— Вы себя будете лучше чувствовать, если сдавать для конкретного человека. Героем, не побоюсь этого слова. Они молодцы, они отдают частичку себя для другого человека, и за это им огромное спасибо, — добавляет Андрей Воробьев.

Дмитрий Ковалев
Дмитрий Ковалев

Узнать, как стать донором крови, какие для этого существуют противопоказания и где находится ближайшая станция переливания можно с помощью портала российской Службы крови.

Узнавайте новости первыми!
Подписаться на новости
Подписаться в Telegram Подписаться в WhatsApp

Обсуждение на forum.sakh.com

Стасёнышь. 21:39 21 апреля 2020
Все прекрасно, хотелось бы отменить традиционные тапки надетые на бахилы, иметь возможность точно знать свою очередь, ато встал в 6 утра, занял очередь и из пятого плавно превращаешься в 20-го, кто без очереди, кто знакомый знакомого и выходит что вместо приятной процедуры с затратами час на все, сидишь там до 12.
анонимная  17:08 21 апреля 2020
Моему дедушке с помощью переливания крови спасли жизнь! Спасибо!
К сожалению сама Донором не могу
waylander 08:57 21 апреля 2020
Почетным ещё не стал, но было бы отлично если бы сделали удобную электронную очередь по времени и деньги на карту переводили 😉
angel1990 22:06 20 апреля 2020
А для чего при сдаче указывать фамилию для кого хочешь сдать кровь? Ведь именно до этого пациента твоя кровь точно не дойдет, а для него возьмут из банка крови.
анонимная  21:26 20 апреля 2020
а почему сдающие жизнь,а не дающие жизнь?
Читать еще 45 комментариев