29 ноября 2022 Вторник, 21:48 SAKH
16+

Сайт закрыт, читайте новости на новом сайте iasakh.com

О хосписе, инфекционке и непопулярных решениях власти

Здравоохранение, Weekly, Политика, Сахалинская область

Поводом для этого материала стало обращение в адрес редакции инициативной группы жителей Корсакова, несогласных с планами минздрава перепрофилировать почти построенное здание инфекционного отделения корсаковской ЦРБ под паллиативное отделение областного онкодиспансера. Начнем с того, что в островном парламенте дискуссии об этом ведутся уже пару месяцев, а действия власти, как выяснилось, не совсем логичны. Ходят слухи, что судьба здания решена. Или не решена?

По нашим данным, жители Корсакова сейчас собирают подписи под обращением к губернатору. А в это время о сути вопроса корреспондент Sakh.com спросила у депутата областной думы Натальи Ждакаевой.

Наталья Ждакаева, фото облдумы
Наталья Ждакаева, фото облдумы

Если коротко, то люди жалуются на ужасное состояние нынешнего здания инфекционного отделения, построенного в 1947 году. Оказавшись в его палатах, приходит понимание, что Корсаков, простите, так и остается дырой, хоть и золотой.

Люди просят о вводе в эксплуатацию построенного здания на улице Окружной. Говорят, стучались во все двери, но ответа не получили.

О безотлагательном решении проблемы инфекционной безопасности в портовом городе с интенсивными морскими перевозками в свое время говорил Валерий Лимаренко. А еще раньше, в 2016-м, о возведении корпуса инфекционного отделения говорилось как о решенном вопросе на встрече Олега Кожемяко с жителями Корсакова — тогда обещали начать его строительство в 2017 году. Тендер же на разработку проектной документации был объявлен еще в 2014 году, в бытность губернатора Александра Хорошавина.

Строить начали в 2019-м, а в марте 2020-го новый министр здравоохранения Владимир Ющук в думе заявил, что санитарные нормы изменились и инфекционку нужно перестроить под паллиативную помощь.

— Наталья Иннокентьевна, на заседании думы вы выступили против этого решения, и, как известно, побывали в новом здании инфекционного отделения на 30 коек в Корсакове. В какой стадии сейчас строительство? Что с ним не так?

— Здание практически построено, находится под крышей, с окнами. Остался внутренний ремонт. Потрачено порядка 170 млн рублей, из них 66 млн — это федеральные деньги. Сегодня строительство встало по той причине, что перестало подходить под нормы СанПиН, решается вопрос о его перепрофилировании в областное паллиативное отделение. Для этого предлагается вложить туда определенную сумму денег и продолжить строительство уже в другом направлении.

По просьбе корсаковцев я подняла этот вопрос на заседании думы, ко мне присоединились депутаты по округу Дмитрий Флеер, Виталий Баранов и Максим Козлов. Было принято решение совместно выехать на объект и поднять у мэра Магинского (в ту пору) вопрос: как же так получилось, что когда проект согласовывали, принимали, выделяли деньги и уже практически заканчивают строительство, вдруг выяснилось, что он не вписывается в санитарные нормы? Якобы мешают жилые дома, не хватает 6-7 метров, чтобы закончить строительство. У Роспотребнадзора, как говорит минздрав, есть претензии, которые не позволят запустить в эксплуатацию данное здание.

— А когда состоялась ваша поездка?

— Дело было в марте, сначала мы планировали выехать на место всем составом комитета по социальной политике. Но вдруг по каким-то причинам председатель комитета Виталий Евгеньевич Гомилевский на ту дату, которую запланировали, ехать не захотел, объяснив, что с нами непременно должен поехать представитель минздрава, надо ждать. Но мне позвонил депутат Флеер и сказал, что раз уж подняли этот вопрос, то поедем самостоятельно, поговорим с мэром и выработаем решение. В итоге присоединился и Гомилевский. Поездка была продуктивной, на объекте нас ждали и сами строители, которые, понятно, хотят получить свои деньги за построенный объект.

Побывали мы и в старом здании инфекционного отделения, своими глазами увидели его убогость.

А дальше история пошла таким путем. Мы написали обращение заместителю председателя правительства области Сергею Наумову, где было сказано, что необходимо приложить все усилия для ввода в эксплуатацию нового инфекционного отделения, предложили организовать встречу депутатов с Роспотребнадзором и контролирующими органами по вопросам якобы нарушений санитарных норм. Чтобы в дальнейшем выйти в Совет Федерации на нашего представителя доктора Архарова.

Известно, что в январе текущего года делегация городского округа совместно с сенатором Юрием Архаровым в Москве встречалась с работниками Роспотребнадзора для консультации по возможному изменению на объекте режима санитарной зоны при внедрении новых систем фильтрации воздухообмена. Насколько нам известно, сенатор имел намерения продолжить переговоры по данному вопросу, поддерживая жителей Корсакова.

— То есть варианты изменения проекта под именно инфекционное отделение все-таки есть?

— В санитарных нормах сказано, что можно принять другое строительное решение, в том числе усиленные фильтры и так далее, я не строитель. Пусть это повлекло бы удорожание проекта. Но, повторю, мы ни разу плотно не обсуждали это ни со специалистами минздрава, ни с Роспотребнадзором. Все дискуссии проходили на заседании комитетов, и разговор был поверхностным.

25 мая мы рассматривали ответ зампреда Наумова на наш запрос, где было обещано, что строительство будет продолжено как инфекционное отделение.

Однако параллельно, примерно в то же время, неофициально я получила фотографию документа, где минэкономразвития запрашивает у минздрава в срок до 10 мая предоставить пакет документов, новую смету и новое название объекта как паллиативное отделение, речь все о том же объекте.

Тогда я вновь подняла этот вопрос на заседании очередного комитета, но Виталий Евгеньевич сообщил следующее: он лично поговорил с губернатором, который ответил, что, конечно, мы будем достраивать здание только как инфекционное отделение. Удивительно! Я попросила предоставить хоть какую-то бумагу от губернатора в подтверждение этих слов, на что Виталий Евгеньевич сказал: "Ты что, губернатору не веришь?".

Нет, не верю. Выходит, одна рука не ведает, что делает другая.

— В каком состоянии сейчас старое здание корсаковского инфекционного стационара?

— Его убогость бросается в глаза уже когда подъезжаешь. Я всегда говорю: хорошо, что и обеспеченные люди тоже болеют и лечатся в городе Корсакове. Когда они попадают в данное помещение, то вынуждены покупать бойлеры и устанавливать их в дар учреждению. А многие мамочки, которым необходимо по заболеванию находиться в этом инфекционном отделении, пишут отказы и уходят домой, потому что пребывание там для них невыносимо.

И это город-порт, который согласно стратегии развития имеет туристическую направленность, туда будут подходить огромные лайнеры. Случиться может всякое, и налицо такое позорное инфекционное отделение!

Впрочем, инфекционные отделения в плачевном состоянии не только в Корсакове, но и в Поронайске, и в других районах.

— Вопрос строительства в регионе хосписа уже много лет не может сдвинуться с мертвой точки. Что об этом думают депутаты?

— Начну с того, что я против паллиативного отделения в Корсакове на улице Окружной. Одно дело инфекционный стационар, и совсем другое этот особенный социальный объект. Если вы знаете, рядом с новой инфекционкой находится и морг. Ушел человек в мир иной, и далеко, извините, ходить не надо?

Суть паллиативного отделения в том, чтобы люди в последние свои дни находились в несколько иных условиях. Не в боксах, а в тишине и красоте, чтобы был большой холл, рядом природа, куда можно вывезти человека погулять. И уж точно, чтобы окна были не с видом на морг.

К тому же здание находится близко к жилому микрорайону, люди живут своей нормальной жизнью, у кого-то свадьбы, из их окон несется музыка. Несопоставимо как-то.

Знаю об этом не понаслышке (недавно от онкологии умер мой брат, находясь в хирургическом отделении в Смирныховском районе), насколько горько человеку проводить свои последние дни в палате с другими, условно говоря, здоровыми людьми. Кто-то смотрит "Дом-2", кто-то ест колбасу, а человек умирает от голода, потому что не может употреблять пищу.

Паллиативное отделение региону нужно однозначно. Но сама мысль, что министерство хочет открыть его в той окружающей среде, теряет смысл. В том числе, для родственников, которые планируют посещать своих близких.

— Много лет назад Любовь Шубина продвигала этот вопрос, хоспис на 25 человек обещали построить чуть выше областного онкодиспансера в зеленой зоне. Якобы был проект, в нем предусмотрены зимний сад, небольшая часовня…

— Любовь Федоровна довела бы вопрос до конца, если бы ее не свалила болезнь. Я не раз говорила коллегам-депутатам нынешнего созыва, что если мы построим инфекционное в Корсакове и хотя бы начнем строительство в областной столице паллиативного отделения, значит созыв пройден недаром.

— То есть паллиативное, считаете, должно быть на территории онкодиспансера?

— Да, это отделение уместно именно там, и все это понимают — и врачи, и пациенты. Ситуация осложнилась тем, что на территории онкодиспансера (есть письмо от компании "Росатом") собираются построить клинический центр протонной терапии. А нужен он нам или нет — вопрос.

Наверное, нужен. Но только не при населении в 400 тысяч человек. Протонный центр, согласно данным письма "Росатома", должен отрабатывать как минимум 6 тысяч исследований в год.

Мы с группой депутатов во время посещения онкодиспансера спросили главного врача, сколько человек в Сахалинской области, по прошлому году, нуждались в таком исследовании? И ответ был, такие исследования за год потребовались, если не ошибаюсь, 52 пациентам. Сегодня эту услугу сахалинцы получают в Хабаровске, дорога оплачивается, проблем никаких нет, час лету. И, собственно, все.

И ведь центр ядерной медицины — материя тонкая, техника высокотехнологичная, простаивать не должна, необходимо ее содержать, привлекать компании, которые обслуживают сложный позитронный аппарат. Для нашего бюджета, конечно, это будет серьезная финансовая нагрузка. Проект дорогой и стоить будет, думаю, не меньше двух миллиардов.

— Депутаты все-таки поддержали обращение?

— Коллеги, которые вместе со мной выезжали на объект, номинально меня поддерживают. Не получив четкого ответа от исполнительной власти, я внесла в повестку заседания 25 мая рассмотреть обращение по этому вопросу уже к полпреду президента в ДФО Юрию Трутневу. В тексте мы указали, что на территории онкодиспансера выделен земельный участок под строительство паллиативного отделения, за который платится земельный налог, что есть готовый проект… и остальные факты по сути вопроса. И уж не знаю, как так получилось, но все депутаты проголосовали "за".

28 мая обращение должно было через постановление областной думы выйти на пленарное заседание. Но в повестке его не оказалось. Депутат Гомилевский мне объяснил, что вот 8 июня еще заслушаем министра Ющука, и тогда примем решение отсылать обращение или нет.

Простите, а как же процедура прохождения документа? Почему его положили на полку? В зале заседаний завязался скандал. В итоге обещали подправить текст, убрав "слезы о милосердии" и пустить документ в работу.

Однако 29 мая оказалось, что в документе изменен был не только текст, но и адресат — письмо направлялось губернатору Сахалинской области. Объясняя это тем, что это полномочия главы региона и что письмо все равно спустится к губернатору.

— И чем закончилось обращение к Трутневу?

— Это похоже на детективную историю. 3 июня меня снова позвал Виталий Евгеньевич и показал письмо от 1 июня, подписанное председателем правительства региона Алексеем Беликом, в котором сказано, что "планируем построить на выделенном земельном участке в городе Корсакове новое инфекционное отделение — на улице Федько". И более ничего. И деньги найдем.

Но как мы можем их найти в нынешней ситуации, когда губернатор заявил, что 25 миллиардов будет секвестированного бюджета, а самое больное место — строительство, стройки будут урезаны.

— Вопрос этот еще выйдет на пленарное заседание?

— Обязательно. Рассмотрим сначала на заседании комитета, а 11 июня на пленарном заседании. Но, повторю, есть подготовленное решение, в котором сказано, что в обращении к полпреду уже нет никакой актуальности, потому что правительство Сахалинской области уже приняло решение: новое инфекционное отделение будет построено на улице Федько.

Мне как депутату в ответе наверняка будет сказано "отклонить в связи с изменением ситуации". И я не уверена, что кто-то из депутатов поднимет по этому поводу шум, увы.

— Следуя принципу "не выносить сор из избы"?

— Наверное, так. И еще по той причине, что по одному и тому же вопросу часто бывает два абсолютно разных решения.

— В таких случаях всегда возникает вопрос: кто главнее — исполнительная власть или законодательная? Кто к кому должен прислушиваться?

— Исполнительная власть — от слова "исполнять". А у нас все с ног на голову, так что вопрос риторический. Особенно ощущается это, когда нас приглашают на публичные слушания по бюджету. Мы в думе не раз поднимали вопрос о том, что предварительные, нулевые чтения нужно проводить в законодательном органе. Ни разу не проводились. Принимая поправки в бюджет, мы ни разу не собирались фракциями, комитетами, чтобы к нам пришли представители всех министерств. Хотя есть много вопросов, особенно к минздраву в нынешней ситуации прохождения коронавирусной инфекции. Министерство здравоохранения у нас очень редкий гость.

— Вы можете задать свой вопрос прямо здесь.

— 18 марта вышел указ сахалинского губернатора о том, что приняты все меры в отношении коронавирусной инфекции. В других регионах, да по всей стране, развернута беспрецедентная стройка по масштабам и срокам силами Минобороны. А в Сахалинской области даже идея такая не витала в воздухе.

Почему бы нам не обратиться в Минобороны? Думаю, в бюджете деньги бы на это нашлись. И почему мы ни разу не обсудили этот вопрос?

— Возвращаясь к главному, об инфекционном стационаре, чего ждать жителям — врачам и пациентам?

— Мы с жителями Корсакова, не побоюсь под этим подписаться, хотим, чтобы инфекционное отделение все-таки достроили.

Если подытожить сказанное, почему планы изменились? Участок на территории онкодиспансера, вокруг которого закружилась проблема, и стал "затыком" во всей этой истории. Не хотят построить там паллиативное, потому что решено строить клинический протонный центр. А, как водится, земельные участки у нас найти сложно — то это земли Минобороны, то инфраструктуры не хватает, вопрос всегда в это упирается.

Второе, президент сказал, что нужно развивать паллиативные отделения. Да, но он не сказал, что нам не нужны инфекционные отделения и что они менее важны. А вот про клинический протонный центр я вообще ничего от президента Российской Федерации не слышала.

Мегапроекты — это хорошо, но когда у нас нет дорог, когда в районных поликлиниках валятся потолки, а нам предлагают "ужаться" в интересах новых медицинских и туристических кластеров, это напоминает плохую игру в непонятно чьи ворота.

Хочется призвать к ответственности тех, кто имеет отношение к непопулярным у населения реформам. Считаю, что это действия руководителей, которые на сахалинской земле ни стареть, ни болеть и умирать не собираются.

Новости по теме:
Подписаться на новости