16+

Вспоминая захват Сахалина

Наша история, Weekly, Южно-Сахалинск, Корсаков

115 лет назад, 24 июня (7 июля по новому стилю) 1905 года в 12 часов дня Япония начала высадку своих войск на остров Сахалин. Многотысячные регулярные войска японцев безжалостно перемололи немногочисленные дружины ополченцев и отряды местных команд, где-то проходя маршем, а где-то встречая серьезное сопротивление. Будет правильно отдать дань памяти этому дню и вспомнить те трагические страницы, которые перевернули привычный уклад жизни на нашем острове. Сахалинское отделение "Поискового движения России" предлагает посмотреть выдержки из архивных документов, в которых очевидцы событий описывают этот день.

Из копии докладной записки матроса первой статьи крейсера второго ранга "Новик" Степана Бурова, находившегося на наблюдательном пункте маяка Крильон:

"В шестом часу вечера 23 июня (6 июля) по направлению зюйд-вест 28 градусов показалась неприятельская эскадра, состоящая из 52 вымпелов, идущая на зюйд-ост. В тот час же я доложил в пост Корсаковский".

Из отчета капитана Стерлигова, участника боевых действий на юге Сахалина:

"Вечером 23 июня по телефону уведомили с Крильона, что в Анивский залив прошли мимо маяка 52 японских судна, при которых было большинство миноносцев, несколько крейсеров и 10 транспортов, и указано их направление на восток. Полковник Арцишевский выслал конных разведчиков к селению Мерея по берегу, и в ночь на 24 июня вернулся один из них пешком и донёс, что высадка японцев происходит около селения Мереи и отряд Беккаревича, находившийся у Савиной Пади, "отрезан японскими миноносцами". 24 июня утром получен был сигнал флагами по постам, что появились японские суда и они стреляют из пушек. Тогда последовало распоряжение, третью дружину Полуботко с шестью орудиями занять высоту к югу от Корсаковского у Поронтомари.

Около 10 утра я был послан на разведку вперёд и, доехав до мыса Эндума, увидел японскую эскадру, производящую высадку между Савиной Падью и Мереей, причём я насчитал около 40 судов, с которых на шлюпках перевозился на берег десант.

Покуда я производил разведку, оказалось, что Корсаковский начали обстреливать с моря. Наши четыре береговые орудия, бывшие под начальством лейтенанта Максимова, стоявшие к югу от пристани, открыли огонь по судам и стреляли до тех пор, пока были снаряды; говорят, что были нанесены повреждения японскому миноносцу".

Из воспоминаний крестьянки из сыльнопоселенцев Варвары Колычевой, которая во время боевых действий была санитаркой при первом партизанском отряде:

"24 июня около 8 часов утра показались 24 миноносца и около 40 судов у Чеписана (Озерское) и стали бомбардировать четвертую дружину до 3 часов дня. Об этом дали знать наши береговые казаки (конные дружинники), которые были расставлены берегом пост от поста на 9 вёрст. Около 5 часов вечера того же дня к Корсаковскому подошло 12 неприятельских миноносок, и с одной из них японцы стали стрелять по Корсаковску".

Более подробно эти дни описывает начальник обороны юга Сахалина полковник Арцишевский:

"22 июня вечером получено сообщение с Крильона, что осветился маяк на японском острове Мацмае в первый раз за время военных действий. Об этом я донес генерал-лейтенанту Ляпунову в пост Александровский. 23 июня в 5 часов вечера было получено сообщение с Крильона о появлении неприятельского флота в Лаперузовом проливе численностью до 52 военных судов. Флот двигался на восток к мысу Анива. Из этого донесения можно было предположить, что флот направляется вдоль Анивского залива, чтобы начать неприятельские действия на юге Сахалина. Приказано было мною конным дружинникам, составляющий передовой отряд под командованием Беккаревича, выступить вдоль Анивского залива к Чеписани на разведку, чтобы следить за высадкой и собрать сведения о силах и действиях противника. Послано уведомления во все партизанские отряды о прибытии в Анивский залив неприятельского флота с десантом и что, вероятно, будет произведена высадка, поэтому приказано было отрядам приготовиться к бою на своих участках. Приказано мною Корсаковскому отряду приготовиться к бою, а обозу быть готовому к выступлению утром следующего дня.

24 июня в 5 часов утра получено донесение от дружинника Беккаревича из селения Савиной Пади (Нечаевка), что на море виден флот со стороны мыса Анива.

6.30, получено донесение, что флот движется в двух колоннах.

7.30, получено донесение, что эскадра из 30 судов держит курс на Корсаковск.

В 9 часов утра послышались орудийные выстрелы со стороны Чеписана.

В 12 часов дня от Беккаревича поступило донесение, что два судна, двигаясь вдоль берега, обстреливают побережье между Мереей (Пригородное) и Савиной Падью (Нечаевка) и что началась высадка между китобойным сараем и Мереей.

В 12 часов дня мной отданы следующие команды Корсаковскому отряду:

  • третьей дружине и артиллерии отряда встать на поронтомарьской дороге для занятия укрепленной позиции в Поронтомари в том случае, если будет уведомление, что отряды противника будут двигаться к Корсаковску береговой полосой, с целью задержать его настолько, чтобы сжечь склады с продовольственными припасами и казённые здания;
  • двум ротам Корсаковского резервного батальона расположиться на горе Маячной в виде резерва;
  • зауряд-прапорщику Помекову дано было десять человек нижних чинов с приказанием жечь склады с припасами, пристань и казенные здания с началом бомбардировки Корсаковска.

В 14.50 дня на корсаковском рейде показались неприятельские миноносцы. Лейтенант Максимов первый открыл огонь из береговой батареи, состоящей из двух 120-миллиметровых и двух 47-миллиметровых орудий крейсера "Новик". Миноносцы начали бомбардировать Корсаковск и подожги несколько зданий. К пяти часам вечера все склады, пристань и казённые здания горели, посему я приказал первому партизанскому отряду отступить на укрепленную Соловьевскую позицию. А третьей дружине — отступить к Севастьяновскому поселку для самостоятельных партизанских действий. Потерь в людях и лошадях 24 июня (7 июля) не было".

В ту же ночь пост Корсаковский был занят японцами. Наши войска вынуждены были уйти в глубь острова от корабельных орудий противника. Так закончился этот день, который послужил началом занятия японцами острова Сахалин.

В дальнейшем были сражения, отступления, героизм и малодушие отдельных людей и целых отрядов, кто-то стоял насмерть, кто-то был вынужден сдаться, кто-то уходил и выводил свои отряды на материк. Как и во всех других, были и в этой войне свои герои, которых можно приводить в пример молодому поколению. Это наша история. В этот день мы должны отдать дань памяти защитникам нашего острова, погибшим с оружием в руках, а также мирным жителям, которых было немало расстреляно, заколото штыками в занятых противником деревнях и постах Сахалина. И очень жаль, что за столько лет мы так и не смогли создать то место, куда можно принести цветы, чтобы помянуть жертв той далекой войны.

Узнавайте новости первыми!
Подписаться в Telegram Подписаться в Telegram Подписаться в WhatsApp Подписаться в WhatsApp

Обсуждение на forum.sakh.com

mbmisha 16:41 13 июля
А что за маяк стоит между Пушистым и Корсаковом? Никакой информации про него среди маяков Сахалина. Современный?
mbmisha 16:32 13 июля
Памятник можно поставить у Мереи. На месте разбитого мемориала высадки японскому десанту.
diversant_d 17:50 8 июля
Интересно, кто автор сей статьи? Если сахалинские поисковики в лице Янкова В., то понятно (понятно их недвусмысленное отношение к создателю памятников данным событиям). А памятники тем далеким дням и их героям на территории Сахалина есть, и их не один, и не два, и авторы статьи очень хорошо знают это, но молчат, по непонятной для сторонних читателей причине.
На Сахалине стоят и воздвигнуты не менее пяти (5) памятников тем далеким боям и сражениям, восхваляющие и отдающие должное защитникам Сахалина тех времен. Один памятник на берегу Тунайчи (отряду и капитану Гротто-Слепиковскому), второй в Соловьевке (матросам крейсера "Новик"), третий в Соколе (отряду Маркевича), и два пямятника в долине реки Найба в районе устьев рек Сейм и Травень (отряду и капитану Ильясу Даирскому). Автор и создатель этих и других памятников знаменитый сахалинский историк, краевед, публицист Виктор Яковлевич Горобец.
Негоже этого не знать, и тем более молчать об этом, товарищи поисковики.
vereck 09:06 8 июля
Со скорбью в сердце и уважением к павшим
БерёзовыйСок 19:42 7 июля
Это была оккупация, и длилась она до подписания Портсмундского мирного договора.
Если смотреть объективно, то прошла она с ничтожными потерями со стороны японцев, русские практически не оказали сопротивления, а в абсолютном большинстве своём предпочли сложить оружие во главе с командованием, чем вести борьбу с захватчиками.
Сахалин позорно и бездарно был сдан, как чуть ранее, позорно сдалась эскадра Рождественского.
Кроме редких эпизодов героизма отдельных частей, подвигов отдельных экипажей и личностей, эта война покрыла позором Россию, и Сахалин не стал исключением в этом позоре.
А воинов павших чтить нужно конечно.
Читать еще 210 комментариев