16+

Сергей Буренков о проверке аквапарка, подвешенных "Детях Азии" и подрезанном профспорте

Спорт, Weekly, Южно-Сахалинск

Традиционно летом Sakh.com встречается с министром спорта Сахалинской области Сергеем Буренковым и проводит срез одной из самых крупных островных отраслей. В этом году поправки в бюджет, пандемия и прочие известные проблемы отложили встречу на 1,5 месяца, чтобы дождаться определенности в нашей жизни. Глава ведомства рассказал о том, почему могут не состояться вторые сахалинские "Дети Азии", как будет жить профессиональный спорт с урезанным бюджетом, кто проверяет горки аквапарка и сколько людей будут заниматься физической культурой через четыре года.

Бюджет — кто теряет, кроме профессионального спорта?

— Сергей Станиславович, добрый день. Давайте начнем с бюджета, который у нас срезается. По профспорт мы поговорим отдельно, а что будет с остальными сферами: федерации, мероприятия, стройки и так далее. Как на них это повлияет?

— Без последствий ситуация с сокращением доходной части бюджета не останется для нас, но основной удар приняла на себя инвестиционная составляющая — стройки. У нас при бюджете, который был первоначально больше двух миллиардов, 2,045, если не ошибаюсь, почти на 500 миллионов произошло снижение. Минус 25%. Хочу сказать, что все стройки, которые были начаты, все объекты, которые находились в стадии завершения, они все отфинансированы и по ним никаких вопросов нет. Они все будут завершены.

Под нож сейчас попали пока перспективные проекты, которые должны были начать проектироваться в текущем году или которые планировалось начать в 2021 году. Основной упор у них шел в 2021 году, но авансирование, например, предполагалось в 2020. Мы сейчас не отказываемся ни от одного из объектов, мы просто сдвигаем немножко сроки исполнения — на 2021-2023 годы.

— Давайте укажем, что это за объекты.

— Ну это сложно сейчас сказать детально. У нас 26 объектов только в этом году и 65 в ближайших планах.

— Хотя бы самые крупные из них, которые могут заинтересовать людей.

— Надо поднимать таблицы. Например, строительство лыжной базы в Троицком. Объект не перенесен, финансирование, как и планировалось, начнется. Единственное, для соблюдения баланса бюджета финальный расчет по объекту перенесен. У нас планировалось окончание строительства и расчет в 2022 году, но финальный транш, небольшая часть, перешел на 2023 год. Стройка будет вестись, но, если изначально по 125 миллионов в год планировалось подрядчику осваивать, сейчас он будет получать 100 миллионов. Финальные 25 он получит уже в 2023 году.

Мы не говорим о том, что мы отказываемся от проектов. Они будут строиться. Никто нам не запрещает, и даже наоборот это хороший тренд, если у нас есть бюджетные ассигнования в нужном объеме в течение трехлетнего бюджета, никто не запрещает делать работу с опережением. Каждый год последние два-три месяца есть уже финальный срез по освоению, мы понимаем, что у кого-то где-то есть средства, которые можно перераспределить, отдав их тому исполнителю, который делает с опережением.

Подрядчикам, которые возьмутся за реализацию этих проектов, допустим, со сроком исполнения на год больше, чем мы планировали, но сделают это раньше, думаю, мы найдем способы вернуть вложенные деньги как можно скорее. Здесь я несильно переживаю, что мы потеряли на 2020 год деньги. Мы все равно нагоним это в будущем периоде.

То что касается других расходов. По большей части субсидии, которые мы давали федерациям, они практически не пострадали. Из 160 миллионов, которые у нас запланированы на 2020 год, там сокращение минимальное — меньше 8%. Несмотря на то, что в целом ориентировочный недобор доходов бюджета оценивался порядка 20%, по федерациям мы постарались минимизировать оптимизацию.

— Федерациям важен каждый рубль. У них в принципе немного денег, учитывая, что их большое количество, а выделяется 160 миллионов в сумме.

— Федераций у нас всего 54, которые имеют право претендовать на субсидию, но не все подают заявки. Суть не в этом. Мы как раз принимали стратегическое решение: есть определенный объем средств, который необходимо было оптимизировать. Мы старались меньше резать по живому, по федерациям, старались сохранить, насколько это возможно, за счет других направлений.

— Школы как-то пострадали при этом?

— Все, что касалось государственного задания — это защищенная для нас статья. Мы обязаны обеспечить заработную плату, содержание наших учреждений, исполнение ими тех программ подготовки, которые мы сами до них доводим. Единственная статья, которая попала под нож — не в полном объеме, но значительно, — это субсидии на иные цели: дооснащение, приобретение инвентаря и оборудования.

— Давайте перейдем к профессиональному спорту. Самый большой срез, я так понимаю, произошел у них — забирается половина денег.

— Изначально стратегия такая. Мы обсуждали варианты и перспективы вообще жизни профессионального спорта и каким образом нам уложиться в эти суровые реалии, когда есть приоритетные защищенные статьи в социальном направлении (выплаты, пособия, программы). Когда мы выстраиваем приоритеты нашей программы — профессиональный спорт является своеобразной "вишенкой на торте". Это не самое приоритетное направление, и оно не настолько жизненно важное, как, например, государственное задание, или завершение строительства объектов.

Когда стоял вопрос по оптимизации бюджета, финансовый блок — а стоять на страже баланса бюджета это его основная задача — предложил: "Ребят, давайте подумаем о том, как бы сократить за счет профспорта расходы бюджета". Обсуждали несколько вариантов, но все-таки губернатор принял решение, что ликвидировать какой-то вид спорта будет неправильным. Приведу пример: если дерево срубить, то получишь сразу много дров, но это единоразовое решение, а если у дерева постричь ветки, получишь те же дрова, но через год эти ветки восстановятся. Мы не потеряем основы, корни. Сохраним то, что было годами наработано.

Поэтому было принято решение, что мы все-таки сохраняем финансирование профессионального спорта по всем уже существующим командам, но в рамках оптимизации идем на 50% сокращение объема финансирования из бюджета. Здесь два важных момента: и оптимизируем расходы, и исполняем перечень поручений, который нам обозначил президент, что мы поэтапно должны минимизировать зависимость профессионального спорта от бюджетного финансирования и перевести его на коммерческие рельсы.

Сейчас эти суммы, которые мы планировали, уже проработаны с профессиональными клубами. Профессиональные клубы подтвердили возможность продолжения своей деятельности в этой парадигме. Понятно, что сейчас они ведут работу по оптимизации своих затрат, пересмотр штатных расписаний, пересмотр своих планов подготовки и проведения мероприятий. Многие позиции, конечно, не зависят от решений профклубов. Программу соревнований формирует федерация, что касается переездов, мест проживания, расходов на питание — здесь практически неуправляемый со стороны региональных клубов процесс.

— Есть исключения, иногда удается договориться с федерациями и, например, в волейболе наша команда играла долгие серии дома и на выезде, что экономило бюджетные средства. Сейчас так пытаются договориться с футболом.

— Каждый клуб определяет именно условия своего выживания. Очень надеюсь, что это временный период у нас, и мы сможем, пережив его, вернуться к нормальному традиционному формату существования. Но, с другой стороны, для меня интересно другое. Сейчас эту ситуацию я оцениваю не как проблему или сложности, а больше как возможности и проверку на прочность той конструкции, которая сложилась, насколько зависим результат, который будут получать наши команды, от объема финансирования. И опять же это может быть очень хороший пинок, как бы грубо это не звучало, в части того, чтобы начать работать с потенциальными инвесторами. Не только с благотворителями, которые жертвуют средства безвозмездно, но и работать клубам как инвестиционному проекту, чтобы, имея свои ресурсы, географический охват территории, когда клуб ездит по всей стране, через рекламу получать доходы.

— Мы идем к тому, что клуб должен зарабатывать.

— Конечно! Он должен предлагать такие программы по получению внебюджетных средств, которые смогут компенсировать выпавшие доходы. Понятно, это не будет в полном объеме, но есть разные варианты: платные мастер-классы, продажа атрибутики. Разные направления, которые нужно внедрять в деятельность клубов.

— По деньгам. Сколько их выделят командам и есть ли разбивка по командам?

— Тем бюджетом, который прошел недавно рассмотрение — 92,8 миллиона рублей предусмотрено на закрытие прошедшего сезона и 119 миллионов доведено на начало следующего.

— ФК "Ноглики" тоже получают эти деньги?

— "Ноглики" остаются, как и все клубы, которые были ранее.

— Получаю также беспокойство от болельщиков БК "Восток-65". Клуб им не сообщает о своей судьбе, и они просили узнать, что будет с их любимой командой: она будет в Суперлиге-1 или в Суперлиге-2?

— Клубы сами определяются по своей стратегии, по возможностям. Они определяют, на что в рамках текущего финансирования они могут претендовать, поэтому у меня сейчас нет полной картинки по поводу того, какие итоговые договоренности достигнуты у клубов с федерациями.

— И стратегический вопрос. Будет ли сделана полноценная программа развития профессионального спорта на островах? Я отправлял запрос, и был ответ, что есть строка в госпрограмме. Это хорошо, но все-таки этот вопрос больше, чем просто выделение денег. Это история про взаимодействие со школами, которое не настроено. Например, ребята, которые будут играть в футбольной команде из дубля, раньше они выступали только на любительском уровне, у них будет тяжелый переход на профессиональный уровень. Если бы система была выстроена, то они бы прошли подготовительный этап. Будет ли сейчас разрабатываться эта программа?

— Давайте определимся, что программа развития профессионального спорта не может быть инициирована государственным учреждением или органом власти. Профессиональный спорт — это коммерческое направление. Любой бюджет любого региона только помогает развивать это направление. Программа развития вида спорта, это несколько другое. Это документ, который включает в себя все этапы, начиная от первого прихода малыша в секцию до выхода на профессиональный спорт, который является своеобразной финальной точкой. Эти программы действительно нужны, и по некоторым видам спорта уже есть, как проекты.

Есть и по хоккею программа, и по футболу, есть программа, которую мне недавно принес баскетбол, посмотреть, оценить этапность и возможность интегрировать в нашу существующую действительность. Поэтому здесь да, я согласен, задача правильная и работа в этом направлении ведется.

— Когда можно примерно ожидать, что эти программы будут приняты? Мое мнение, что эти программы должны быть хотя бы параллельны, если не идти вперед процесса спасения клубов.

— В любом случае сказать, когда это случится, можно будет после того, когда у меня будет определенность по возможностям. Организационно придумать, утвердить документ, который не подтвержден финансовым, кадровым блоком [несложно] — это пустышка, которую можно положить на стол или сразу под стол. Программа будет утверждена и подписана, когда у меня будет четкая картинка. Пока на данный момент задача — не потерять финал, ради которого строится вся программа.

Сейчас у нас есть этапы, в некоторых видах спорта у нас есть пустоты внутри этапов, когда мы ведем деток с малолетства до окончания спортивной школы, потом провал в юниорском блоке, начинается "молодежка" и дальше уже профессиональный спорт. Допустим, что касается того же баскетбола, там только начальный и финальный этапы. Полностью отсутствует промежуток в середине.

— Команд в ДЮБЛ как бы есть под "Востоком", но там играют парни из Екатеринбурга.

— Это формальность, да. Вот сейчас как раз любые наши решения для того, чтобы они не стали пустыми, должны быть подтверждены нашими возможностями. Если сейчас у нас этой возможности нет, тогда мы должны понять, каким образом и когда мы сможем это реализовать. Тогда эта программа будет рабочим документом у каждого исполнителя, которым он будет руководствоваться при принятии решения. И которым мы сможем, как власть, руководствоваться, когда заходим на формирование бюджета и доказываем необходимость финансирования.

— Алексей Белик говорил, что дальше снижение продолжится. Вы сказали, что хочется вернуться к прежним временам, а правительство настроено дальше сокращать финансирование. Как здесь найти баланс?

— Как вам сказать... Конечно, каждый руководитель отрасли хочет максимально эффективно использовать имеющиеся ресурсы или, наоборот, привлечь максимальное количество ресурсов для развития своей отрасли. Понятно, что у нас есть конкурентная борьба между всеми направлениями. Я не могу, например, вытащить в спорт деньги, которые, я сам понимаю, больше нужны в строительстве или в здравоохранении. При этом я все равно стараюсь формировать свою потребность и буду защищать её при разделении этого пирога.

Так же и здесь. Я считаю важным обеспечить, пусть не напрямую, финансирование профессиональных команд, а через инструменты финансирования молодежных команд, юношеских. Через увеличение соревновательной практики у команд, которые сейчас сформированы из воспитанников спортивных учреждений, чтобы мы к профессиональному спорту подводили готовых спортсменов.

— Мы вернулись к этому документу, про который мы говорили. Мне кажется, если он будет готов к следующему году, даже если у нас будет не все хорошо, с ним будет легче приходить к губернатору и доказывать необходимость денег.

— Работа ведется, и это не говорит о том, что мы сидим на месте. Мы взаимодействуем с федерациями, с клубами, организуем взаимодействие между существующими спортивными организациями и клубами, чтобы у нас была четкая плотная связь между этими учреждениями в части перехода с одного этапа на другой.

— В думе обсуждается момент, чтобы государство вошло в учредители клубов. Это реально, это делается в других регионах. Хочет и может ли минспорт или его подведомственные учреждения стать учредителями?

— Честно говоря, я расцениваю этот подход как опрометчивый, потому что включение органов власти в управление профессиональным спортом заставит принимать управленческие решения. Соответственно, если государство начинает принимать управленческие решения в профессиональном спорте, это немножко не та функция, которая свойственна государству. Через инструмент помощи это будет наиболее правильно с точки зрения того, что мы не переходим через те функции, которые выполняет государство. Государство не выполняет работы по производству чего-либо. Мы не имеем права производить и реализовывать продукт. В данном случае профессиональный спорт производит продукт, пусть и нематериальный — это, по сути, инвестиционный проект.

— Необязательно напрямую министерству. Например, у ОГАУ "ФК "Сахалин" есть своя АНОшка (некоммерческая организация).

— Во-первых необходимо отметить что в настоящее время такая организация еще не создана, и, насколько я знаю, ОГАУ там не входит в состав учредителей. А во-вторых, как я уже говорил, я расцениваю этот подход как опрометчивый.

— Допустим, если все-таки она будет создана. Может ли этот вариант жить? Например, ОГАУ, "Кристалл", школа по баскетболу, если она будет, могли бы создать свои АНОшки и руководили бы футбольными, баскетбольными и прочими клубами. Мы и раньше с вами об этом говорили, но теперь и в думе от Андрея Хапочкина идет движение.

— Разные варианты обсуждаются, в том числе и такой. Нам необходимо этапность предусмотреть и в каждом этапе надо понимать, кто будет его исполнителем. Есть разные инструменты, в том числе и то, что вы говорили. Они рассматриваются, как и все риски и возможности, которые этому сопутствуют. Сказать, что создание АНО под каждым государственным учреждением — это зеленый коридор и будем делать только так, нельзя. Всегда есть нюансы, которые являются ложкой дегтя в бочке меда.

— И здесь нужно управленческое решение самого главного человека в области, чтобы он решил, куда двигаться?

— Нет. Вопрос не в этом. Позиция губернатора мне очень импонирует — он поддерживает спорт во всех его проявлениях. Здесь я очень рад, что у нас есть такая поддержка на самом верху. Сейчас наша задача — не просто заручиться кивком сверху, а сделать так, чтобы все наши предложения, все наши действия реально работали. Мы должны соблюсти процедуры и Бюджетного кодекса, и всех наших процессов, которые ограничены законодательной базой. Чтобы не было таких нюансов, когда мы с благими начинаниями пошли не туда и механизм реализации выбрали неправильный. Очень важно, особенно сейчас, предусматривать механизмы, которые будут эффективно работать и максимально выдавать результат.

— На 2021 год какие-то деньги заложены на профспорт?

— Сейчас говорить про 2021 год пока рановато. Мы только-только приступили к проектам и планам на трехлетний бюджет, который будет, начиная с августа, формироваться и заходить на рассмотрение. На данный момент только общие пожелания, цифры никакие озвучить не могу.

— Сэкономленные с профспорта деньги — ранее говорилось, что их отправят на массовый спорт, конкретно куда они уходят сейчас?

— Они не уходят. Сейчас у нас, ещё раз повторюсь, это не перераспределение ресурсов. Прошла оптимизация бюджета. Соответственно, в рамках этой оптимизации изыскивали ресурсы, которые можно сократить, просто уменьшив обязательства бюджета по расходной части.

— Про базу "Восток". На пресс-конференции в декабре вы говорили, что область может купить её. Как сейчас обстоят с этим дела?

— Сейчас этот вопрос не поднимается. Руководство базы приняло решение о том, что они будут развивать объект собственными силами. Они разработали программу по развитию базы. Сейчас это коммерческий проект, как он изначально задумывался самими инвесторами. Вопрос по приобретению сейчас не рассматривается.

— По заработным платам наших спортсменов — можете сказать, как они будут изменяться?

— Не могу. Пока такой информации нет.

— Либо сказать, какими они были средними ранее? По моей информации, цифры разнились от 70-80 тысяч рублей до полумиллиона в месяц.

— Что касается заработных плат — это информация, которая касается исключительно двух сторон: работодателя и работника. Эту информацию я не вправе сейчас озвучивать. Что касается конкретных зарплат на перспективу, то клубы находятся на том этапе, когда определяют свои возможности. Ни один из клубов четко довести сейчас информацию не сможет.

— Как вы считаете, если клубы получают 95% денег из бюджета, должны ли они раскрывать эти зарплаты? По большому счету, они те же чиновники, которые получают деньги из бюджета. Как обычный человек, вы бы хотели знать, сколько зарабатывает тот или иной спортсмен? Именно за счет бюджета, потому что если бы им платили коммерсанты, то такого вопроса и не было бы.

— Смотрите, простой пример. Правительство помогает по разным направлениям, например, коммерческой компании, которая захотела сделать интересный качественный инвестпроект, в котором создаются рабочие места и получаются хорошие налоги для региона. Правительство говорит: "Окей, мне это интересно, инвестируй". Предприниматель вкладывает деньги, создает предприятие и говорит: "У меня срок окупаемости десять лет". Правительство говорит: "Хорошо, я тебе компенсирую ставку по кредитам, и тогда срок окупаемости будет семь лет. На три года раньше будешь платить налоги". Это хорошо? Хорошо. Правительство отфинансировало проект, помогло предпринимателю, проект реализовался, люди стали получать зарплату. Но правительство никогда не заходит внутрь предприятия, никогда не спросит уровень заработных плат и никогда не начнет лезть в его финансово-хозяйственную деятельность. Здесь та же самая история. Мне как простому человеку, конечно, интересно, какую заработную плату получают спортсмены, но при этом вопрос этот задавать нужно либо клубу, либо человеку.

— Вашу позицию я понял. Продолжим дальше. У нас посещаемость спортивных событий далека от 100%, исключение — баскетбол. Можно и стоит ли такой пункт, как посещаемость, включить в порядок финансирования команд? Например, рассматривается заявка, и вы говорите: "На вас ходят столько-то людей, у вас аншлаг, 100% от возможности арены, значит, вы можете получить больше".

— Вопрос. Цель какая? Убить непосещаемые виды спорта?

— Почему убить? Это дополнительный стимул, чтобы увеличивать посещаемость. Они будут зависеть от этих денег.

— Вопрос с моей стороны. Вот пришел Эдуард Фраер ко мне. Руководитель некоммерческой организации по виду спорта, так же общаемся. Говорю: "Эдуард, слушай, вот новый порядок, новые условия. Будь добр, обеспечь явку. Если будет заполнение трибун 70% — получишь 10 миллионов рублей, если будет 100% — 15 миллионов". Какие действия предпримет руководитель клуба, чтобы обеспечить заполнение трибун?

— Это вариант, как неоднократно делали ПСК "Сахалин" и "Сахалинские акулы", — привести военных. Даже для картинки это уже неплохо и увеличивает общую посещаемость. Не приносит дохода, но работает на атмосферу. Другой вариант — можно изыскивать деньги на рекламу, заниматься продвижением своего продукта, проводить мастер-классы по школам, раздавать детям флаеры бесплатные, а родителям билет продавать со скидкой. Начнется работа. Сейчас этой работы нет по билетной программе. Есть "Восток-65", который жил болельщиками, не знаю, как будет дальше, и болельщики — главная ценность баскетбольной команды. С остальными все не так радужно.

— Опыт работы "Востока" — это действительно интересно, нужно отдать должное, что с точки зрения спортивного менеджмента они работают хорошо. Но здесь опять же второй вопрос как руководителю некоммерческой организации. Я ставлю вторую задачу — это внебюджетные средства, которыми надо отчитаться и которые надо привлечь не менее 5%. Я надеюсь, что у нас эти пять останутся, но не факт, что они не станут десятью в будущем. Мы обязаны будем изменять баланс.

Если мы говорим о том, что мы решаем вопрос заполнения трибун социальными зрителями, то клуб автоматически теряет возможности получения денег за билетную программу. Либо наоборот — если клуб ставит целью достижение 5% порога, он обязан будет получать деньги с билетов. Если он не получит эти пять процентов, то я не имею права у него не забрать разницу.

Любой клуб будет стоять перед дилеммой: он обеспечивает явку, заявляя — "Все, кто хочет, приходите бесплатно, потому что нам интересно, чтобы на нас ходили", при этом ему как-то необходимо изыскивать 5%.

— Мое мнение, что бесплатного входа в принципе не должно быть, хотя бы 100 рублей должно быть — это просто порядок на трибунах будет. "Сахалинские акулы" делали бесплатные проходки, к ним не стало ходить больше людей. Ходили те же самые люди, но они потеряли деньги. Могли приводить школьников на свободные места, резервировать их и все, как они делали на нескольких матчах. Но, запустив людей бесплатно, они не получили деньги и не приобрели в зрителях. Это сложная сфера деятельности, но такой критерий заставит хотя бы поработать в этом направлении, а толчок хоть какой-то нужен. Болельщики своими ногами покажут, нужен нам этот профессиональный спорт или нет в принципе. Если не будут ходить на баскетбол, потому что команда начнет проигрывать, не будут ходить на футбол и так далее, то губернатор придет на один из матчей и скажет: "А почему здесь пустые трибуны? Зачем мы платим эти деньги?".

— У нас сейчас есть искренние болельщики, которые при любых условиях придут, а есть люди, которые говорят: "Зачем нам нужен этот профессиональный спорт? Зачем мы тратим эти бешеные деньги? Для кого мы это дело содержим?". Наша задача — не убить уже сформировавшийся интерес, не выплеснуть дитя вместе с водой из таза.

— Я имею в виду будущее. Сейчас не факт даже, что болельщиков на трибуны будут пускать из-за коронавируса.

— Тут момент один, который надо иметь в виду. На Сахалине на матчи будут люди приходить, а когда эта команда будет выезжать к соседям, как там будет организовано мероприятие? Неизвестно.

— Я думаю, что считать нужно только домашние матчи. Какая разница, сколько на нас ходит на материке, за это мы денег не получаем точно. Условный ЦСКА может продавать через себя билеты на фан-сектор в гостях на матч с "Зенитом", но это история не про нас.

— Давайте подытожим это направление. Порядок предоставления субсидий — это не догма, это живой документ, который у нас корректируется из реальностей, из потребностей, из возможностей. Поэтому как инструмент воздействия на активность клуба это предложение достойно рассмотрения. В принципе, есть смысл подумать над этим направлением.

Судьба перспективной молодежи и спортивные стройки

— Как будем удерживать потенциально перспективных наших игроков? Никто из них не находится на контракте, многолетние соглашения никто не заключает, поэтому игроки с Сахалина массово уезжают в другие школы.

— Давайте пойдем от большего к частному. Перспектива трехлетнего финансирования профессионального спорта — это проблемный момент. Как я в самом начале рассказывал, это четвертая категория важности при приоритезации. Никто не сможет говорить: "Клуб, мы тебе гарантируем на три года n-ю сумму, и в ней варись". Каждый бюджет — это практически полностью переработка старого за исключением обязательств по социальной и адресной программам, которые уже приняты на себя регионом.

Поэтому субсидия дается только на календарный год, под этот календарный год определяются возможности, и ни один здравомыслящий руководитель клуба не возьмет на себя никаких повышенных трехлетних обязательств, которые он гарантированно не сможет исполнить. Либо, если он говорит: "Да, я смогу, и у меня есть долгосрочные контракты с инвестором", тогда конечно — контракт можно заключить, но это риски полностью руководства клуба. Всегда это были частные решения, и не было массовых практик, чтобы перезаключить контракты со всем составом на три года.

— Понятно, что со всем составом и не надо перезаключать контракты. На комитете в областной думе поднимался вопрос, что 15 молодых ребят за два года уехали с Сахалина. Именно на этом уровне защитить их, хотя бы с 14 лет.

— Хочу отметить, что здесь сторона в контрактах — это не юрлицо в формате спортивной школы, это некоммерческая организация — спортивный клуб, который использует ресурсы тех учеников или ту инфраструктуру, которая есть на территории конкретного региона. Есть, к примеру, молодежный, а в перспективе — юношеский клубы, и за счет получаемых субсидий этими клубами заключаются контракты с конкретными детьми. Даже 14-летние, находясь в статусе воспитанника спортивной школы, могут быть на контракте у клуба и получать заработную плату. Это не запрещено.

— В этом году часть объектов у нас попала под организацию обсерваторов. Как повлияло закрытие спортшкол на тренировочный процесс и когда они полностью откроются?

— Повлияло, конечно, но в меньшей степени, чем могло бы. До того, как эти объекты стали обсерваторами, школы практически два месяца работали на удаленном режиме. Наши дети уже к тому времени находились дома, они работали со своими тренерами по "Зуму", по "Скайпу". У деток формировалась программа индивидуальной подготовки. Когда мы стали открывать плоскостные объекты, эти дети вышли на стадионы и беговые дорожки заниматься, когда мы дали возможность заниматься в спортивных залах — вот тогда стала более актуальна проблема, что объект становится обсерватором.

Сейчас, насколько я понимаю, режим такой жесткий снимается. Максимально будут освобождаться объекты от использования их в качестве обсерватора, в ближайшую пару недель будут закончены все работы по освобождению объектов, по их обработке, дезинфекции и возможности использования по назначению.

— Чуть ли не больше всех гимнастика пострадала — их отправляли даже заниматься на улицу. Мы обсуждали ранее, что при подготовке к Токио-2020 думали строить объект для гимнастов. Что с этой историей?

— Сложная история, и на самом деле она по щелчку пальцев не решается. Были несколько заходов, чтобы решить её, в том числе обсуждали с представителями федерации несколько вариантов по поводу размещения объекта. Предлагались несколько земельных участков, которые на тот момент не устроили представителя федерации, потому что находились достаточно далеко от центра города.

— Это Дальнее?

— Да, это Дальнее. Вообще в Южно-Сахалинске большая проблема в свободных земельных участках, и решить проблему по-простому не получается. До сих пор девочки занимались в "Олимпии". Там предусмотрены условия, но опять же условия, конечно, не того качества, не того уровня.

— Плюс соседство с футболистами.

— Соседство с футболистами — это не проблема, проблема в температурном режиме, который необходимо соблюдать для каждого из этих видов спорта. Если футболистам достаточно температуры пониже, чтобы они спокойно бегали, то для девочек, которые занимаются в купальниках на полу, температурный режим должен быть значительнее комфортнее, теплее. Есть сложности с этим балансом.

В период пандемии, когда у нас были проблемы с использованием "Олимпии", был проработан вопрос. Сейчас эти девочки занимаются в помещениях водно-спортивного комплекса "Аква Сити", параллельно отрабатываем несколько помещений дополнительно, чтобы в принципе на будущее решить проблему и развести потоки: футболистов и гимнастов.

— Странно, что девочки занимаются в "Олимпии", которая ещё дальше, чем Дальнее, но при этом не хотят ехать в Дальнее.

— Для меня это тоже было в момент общения вопросом непонятным, почему так, но, к сожалению, теперь на этот участок мы претендовать не можем. Муниципалитет эту землю взял под реализацию другого проекта в сфере здравоохранения (по информации Sakh.com, комплекс для гимнасток хотели построить на участке, где сейчас нет никакого другого строительства и смены назначения земли. Под детскую поликлинику ушел другой участок, который ранее имел спортивное назначение, — прим. ред.). Теперь у нас и того нет. В момент тучных времен, когда можно было решить проблему, она была субъективным фактором немножко отложена в сторону.

Опять же, не значит, что мы похоронили этот вопрос. Он все равно на контроле, и сейчас очень плотно работаем с руководителем учреждения по поводу вообще перестройки всей системы подготовки в гимнастике. В том числе путем использования всей инфраструктуры в городе, которая возможна, потому что художественная гимнастика — вид спорта, который предъявляет очень высокие требования к объекту размещения. И наличие большой площади, и очень высокие требования к потолкам, а такие помещения очень сложно отыскать в городе.

— Только построить с нуля.

— Поэтому сейчас мы занимаемся как раз тем, что в зависимости от уровня подготовки, от возрастной группы определяем помещения, чтобы проводился качественный тренировочный процесс.

— Сейчас в Южно-Сахалинске обсуждается реновация различных микрорайонов, тех же Черемушек, но глобальных спортивных объектов там почти нет. В основном лишь площадки, футбольные поля. Не обсуждали ли возможность более масштабных строек?

— Обсуждали, мы находимся в постоянном диалоге с городом, с архитектурой городской, которая разрабатывает проекты планировки, генплан. По поводу спортивной составляющей — это не только наше желание, но и требование градостроительного кодекса, чтобы у нас в каждом квартале жилой застройки был и спортивный объект, и объект дошкольного образования, и по возможности школа.

Город всегда идет навстречу и при наличии возможности принимает наши предложения, но что касается Черемушек или улицы Горького, там плотная жилая застройка, там очень плотные системы коммуникаций, которые в случае реализации этого проекта станут большой сложностью. Для нас будет сложно внутри квартала что-то поместить. Сейчас наиболее правильным решением с точки зрения объема инвестиций и получаемого эффекта будет развитие внешних территорий города. Разведения потоков по направлениям, когда мы не концентрируем в центре города огромный массив спортсменов, а все-таки разводим логистические пробки.

— К слову о логистической пробке в центре города. Как дела с "Газпромом" и их проектами на военных землях?

— Пока на сегодня ничего не поменялось. Соглашение как было заключено, так оно и есть. Исходные данные "Газпрому" по техническому заданию на эти объекты передано, и "Газпром", по моей информации, занимается вопросом проектирования и разработки эскизных решений.

— Есть также давний вопрос по ОГАУ "ФК "Сахалин". Они не первый год просят постелить новое поле на запасном "аэродроме" стадиона "Спартак". Как с деньгами на эти работы?

— Давайте сначала проговорим не про деньги, а про организационную часть, потому что до того момента, как у них появился объект, это было просто пожелание. Мы должны соблюдать наши юридические правила, любые инвестиции в объект недвижимости возможны только при наличии права на этот объект. Сейчас, после того, как ОГАУ ФК "Сахалин" переехало в новое для себя помещение, когда это запасное поле перешло в их оперативное управление, у них есть право на это поле. Они разработали уже проект реконструкции, он прошел экспертизу, и сейчас при формировании бюджета трехлетки мы планируем предусмотреть деньги на выполнение строительно-монтажных работ в 2021 году.

— Сколько денег необходимо для этого?

— Порядка 150 миллионов — это стандартная цена для нормального футбольного поля, исходя из той практики, что у нас уже есть по Сахалину.

— Как дела у нас с картингом и с ЦТВС в целом?

— С картингом понятно, а по ЦТВС — это более широкий, объемный вопрос. По картингу — у нас есть идеи, которые требуют финансирования. На сегодня с финансированием у нас не все радужно, как хотелось бы. Та идея, которая была озвучена ранее, сейчас не утратила актуальности. Все-таки рассматриваем возможность для начальной группы подготовки использовать существующий ангар 30 на 60 метров, который имеется на территории аэродрома "Пушистый".

— Его сейчас можно использовать из-за судов с минфином?

— Его сейчас нельзя использовать, потому что работы, которые требовали бы капитализации объекта, невозможно сделать из-за передачи земельного участка от Министерства обороны в собственность Сахалинской области. Она процедурно завершится, и мы тогда сможем, наделив ЦТВС официально земельным участком, зайти на любые работы по капитальному строительству на этой территории.

— А когда это примерно произойдет?

— Не могу сказать, не курирую процессы земельных отношений. Я думаю, это перспектива текущего года, не затянется дольше.

— Только после этого можно будет возвращаться к теме картинга?

— Да.

— А в принципе по автоспорту есть планы?

— По автоспорту вопросы так же рассматривались, есть эскизные решения и проекты планировочных решений по строительству автомобильной трассы с боксами для ремонтов, трибунами.

— То, что мы обсуждали год назад?

— Да. Сейчас, опять же повторюсь, в приоритете вопросы, которые необходимо решить для завершения тех инициатив, которые были уже начаты, чтобы это не ушло в долгострой, чтобы мы не остались у разбитого корыта. Все вновь начинаемые проекты рассматриваются под лупой, исходя из того, можно ли сейчас в данный момент начать реализацию и не повлечет ли это за собой негативных последствий. Пока сейчас, как инициатива, как идея — это есть, но она не конвертирована в сроки.

— Во время пандемии на Сахалин приезжал гонщик Александр Смоляр. Будете ли следить за его дебютом в "Формуле-3"?

— Конечно, да.

— Не встречались с ним?

— Нет, не встречались, но мне очень интересна его карьера — с удовольствием посмотрю, понаблюдаю.

— Можно пригласить в будущем его, как одного из экспертов — человека, который прошел все эти этапы подготовки. Понятно, что не на Сахалине, но может, этим он принесет нам пользу.

— В любом случае при проектировании объектов мы никогда не опираемся на то, что мы здесь истина в последней инстанции. Мы обязаны соблюдать федеральные нормативы, которые применяются к объектам спорта, но мы всегда консультируемся с федерацией, которой на этих объектах работать. И те рекомендации, которые они нам дают, действительно, зачастую, очень правильные и очень дельные. Учитывая их в проектах мы, не нарушая нормативов, облегчаем дальнейшую деятельность для тех людей, которые будут заниматься этими видами спорта.

— По ещё одному нашему объекту. Недавно в аквапарк приезжала комиссия, которая проверяла горки.

— Да, у нас заключено соглашение и ведется экспертная работа по горкам (она ещё не завершена) — по поводу того, что необходимо сделать, чтобы получить разрешение на эксплуатацию водных аттракционов, какие мероприятия необходимо провести, с оценкой необходимости финансирования. Понять, что сделать, во сколько это обойдется и когда это можно будет выполнить.

— Какой срок контракта?

— Срок контракта 45 рабочих дней с момента заключения, это ориентировочно середина августа.

— Я правильно понимаю, что эти горки должны находиться на гарантии?

— Конкретно горки на гарантии не находятся. Есть гарантия на объект, который приобретался областью, как имущественный комплекс.

— Я к тому, что кто будет платить, если эксперт скажет: "Ребят, нужно столько-то денег, чтобы переделать такие-то недочеты"? Либо подрядчик, которые строил, либо переделываем сами и выбиваем в судах?

— В этом и состоит задача экспертов, чтобы определить, кроме того, что надо делать, ещё и к какой категории это относится. Недостаток конструктива при проектировании, недостаток при производстве строительных работ или уже при эксплуатации. У нас целый год он находился в руках оператора. То есть выяснить, что произошло, и чем это по сути является. От этого будет сильно зависеть, кому будет предъявляться предложение по устранению.

В любом случае, пока объект на гарантии, мы будем работать в правовом русле и предлагать устранить в добровольном порядке те замечания, которые будут выявлены. Если нет, если мы не достигнем договоренности со стороной, которой будем предъявлять эту претензию, тогда устраняться все будет за счет бюджетных средств с последующим взысканием через решение суда.

— И что за эксперты: из Москвы или из других регионов России?

— Наши эксперты — это московская организация. В настоящий момент эксперты провели обследование объекта и работают над подготовкой заключения.

— Пресс-тура не будет, чтобы посмотреть на эти работы?

— Скорее всего, нет, потому что устранение недостатков, например, в пластиковом покрытии, в структуре покрытия горок — это очень проблемно и сложно с точки зрения химии. Пока там будет проводиться работа, заходить туда, я так понимаю, будет совсем неправильно. Только результат итоговый будет показан.

— Завершая этот блок. Вопрос по шорт-треку: будет или нет?

— Здесь нам надо синхронизироваться с предыдущим вопросом по "Газпрому". Сейчас, даже несмотря на то, что у нас построена вторая очередь "Кристалла", льда хватает впритык. Мы смогли развести проблему между хоккеистами и фигуристами, программы подготовки и расписание выстроили более или менее так, что выдаем полностью всю ту нагрузку нашим детям, которая нужна. Несмотря на то, что мне лично шорт-трек очень понравился в живую, и я, если честно, хочу попробовать, чтобы у нас это вид спорта появился, но площадок для его запуска нет, и на это ещё накладывается проблема отсутствия дополнительных денег, чтобы открыть новое отделение. Пока я все-таки рассматриваю возможность сдвижки вправо этого решения до момента появления объекта "Газпрома". Когда у нас будет реальный нормальный объект, соответствующий всем требованиям, стандартам соревнований.

"Дети Азии" — быть или не быть?

— Давайте перейдем к следующему блоку. "Дети Азии — 2021", как идет подготовка к играм? Сдвинулась она или нет? К прошлым, когда мы готовились, в этот же момент все было более оживленно.

— Я думаю, стоит ответить так, что у нас со стороны правительства был подготовлен проект договора на проведение этих игр. Юридически обязательно должны быть закреплены ответственность, права, полномочия, обязанности всех сторон. Между нами и Международным комитетом Игр. На сегодняшний момент договор так официально и не согласован со стороны комитета. Учитывая, что все сроки объективные пройдены, у меня полная уверенность, что вторых игр в 2021 году не будет. Смысла сейчас уже начинать подготовку и проводить это мероприятие на скорую руку я не вижу.

— Все остальные вопросы насчет игр теперь можно убирать. Единственное, насчет наших спортсменов. Перед прошлыми играми часто разговаривал с теми же фигуристками, которых отправляли в Сочи, давали новых тренеров, и они чувствовали, что такое настоящая подготовка. Им её здесь не хватало. Безотносительно "Детей Азии", когда у нас будет такая полноценная подготовка? Не только к играм.

— Сложно сказать.

— И чего не хватает для этого?

— Финансов. Все очень просто. Программы подготовки есть, тренерский состав по большинству видов спорта у нас есть, понимание, что надо делать, есть, но опять же сейчас в приоритете у нас базовые виды спорта, исходя из того объема денег, что доводится до отрасли. Мы приоритет делаем на базовые виды спорта, потому что по этим направлениям у нас есть дорожная карта, утвержденная правительством и рекомендованная практически к обязательному исполнению федеральным минспортом. Мы обязаны к 2024 году довести уровень финансирования по базовым видам спорта до 100% от федерального норматива. Там как раз предусматривается полное выполнение обязательств по соревновательной и по тренировочной практике. По другим видам спорта — в зависимости от возможностей бюджета.

— Все, что останется?

— Не все, что останется. Мы все равно каждый год увеличиваем количество ресурсов, которые направляем на исполнение государственного задания нашим спортивным школам. Всегда. Если за пять лет динамику брать, то с каждым годом количество наших спортсменов, которые попадают в состав сборных команд России по видам спорта, растет очень существенно. Чуть ли не двукратно каждый год. Не потому, что у нас здесь какие-то особые условия, а потому, что мы можем обеспечить возможности соревновательной практики и выездов. В сравнении со многими другими регионами, где школы либо лишены этого, либо выполняют в неполном объеме.

— При этом нам сложно это сделать с точки зрения логистики. Рядом практически ничего нет.

— Да.

— И ещё такой момент. На прошлых "Детях Азии" меня смутили спортсмены-сноубордисты из Мурманска, которые выступали за нас, выигрывали медали и обратно уехали домой. Зачем это было нужно? Я не очень понимаю.

— Это все-таки стратегический ход был. Не конкретно к "Детям Азии". Сейчас допускается такая возможность, как двойной зачет по спортсменам, когда они выступают за два региона. Это не значит, что они выступали конкретно за Сахалинскую область. Они выступали и за регион базовый свой, и за Сахалин в том числе. При международных соревнованиях очки делятся между регионами. Мы рассчитывали, что они и дальше останутся здесь, но не сложилось. У них, я так понимаю, были более интересные предложения на материке.

Почему их сюда привлекали? Их уровень подготовки и их возможности очень серьезно стимулировали наших воспитанников. Планировалось, что они подтянут уровень и дадут хороший импульс нашим спортсменам.

— Аналогично, как с профессиональным спортом? Мы приглашаем ребят, условно волейболисток, уровня сборной России, а другие, которые рядом, должны смотреть и расти.

— Они заставят подтянуться до этого уровня — это первая составляющая. Вторая составляющая — это, конечно, конкуренция за бюджетные средства с точки зрения спортивных федераций. Когда в медальной копилке есть серьезные достижения на соревнованиях уровня России, возможно, международных, при рассмотрении заявки от федерации на финансирование в том числе оценивается ранжирование по уровню соревнований и по медалям, которые принесли нам спортсмены. Здесь обычная конкурентная борьба между федерациями.

— Если все-таки "Дети Азии" у нас состоятся, то мы ещё встретимся и поговорим отдельно про них. Другое крупное событие — это этап Кубка Мира по параспорту. Как его оцените и будет ли он в следующем году?

— Оценю очень положительно. В первую очередь, не само мероприятие, а тот эффект, которое оно дало. Мы впервые проводили это мероприятие, были неопределенные ожидания, зайдет ли оно людям, понравится ли, насколько Сахалин готов проводить мероприятия мирового уровня? Оказалось, что мы в общем-то способны проводить этапы Кубка Мира, и то, как было организовано мероприятие, очень понравилось всем, в том числе иностранным гостям: спортсменам, представителям международного паралимпийского комитета (МПК), паралимпийского комитета России (ПКР).

Очень большой отклик это мероприятие нашло в социальных сетях тех спортсменов, которые к нам приезжали. Очень много положительных отзывов. Многие спортсмены, уезжая, при мне обращались к руководству нашего ПКР и международного комитета, чтобы следующее мероприятие так же было проведено на Сахалине. Сейчас мы находимся в стадии переговоров, отрабатываем проект соглашения с МПК и ПКР по проведению в 2021 году с 1 по 5 марта, сроки пока ориентировочные, этапа Кубка Мира.

— В более теплое время? Для нас это будет лучше, чем в прошлые даты.

— Для нас это лучше, интереснее. Сейчас мы практически находимся в стадии подготовки этого мероприятия, в сентябре намечается инспекционный визит представителя МПК сюда, чтобы определить, какие нюансы надо учесть, и самое главное в перспективе, что это не последнее мероприятие, которое мы проводим здесь с паралимпийским комитетом. На 2023 год к нам планируют завести финал Кубка Мира.

— Можете отметить, какие у нас были ошибки, и какие хорошие стороны отметили в комитете? И что мы хотим улучшить к 2021 году.

— Сказать, что были какие-то ошибки, язык не поворачивается. Вся команда организаторов отработала на отлично.

— Давайте скажем тогда, что не ошибки, а сложности.

— Были рабочие моменты, которые возникали в течение часа, календарного дня. Они оперативно решались конкретными исполнителями. Таких стратегических просчетов, которые можно считать как упущение, обязательное к исправлению, такого, к моему удивлению, не было. Возможно, опыт проведения "Детей Азии" сказался. Мы понимали, кто за что отвечает, сформирована была очень мощная команда со стороны правительства, со всех ответственных министерств. Каждый понимал, что от него ожидается, что ему надо сделать. Начиная с момента прилета сюда и организации сопровождения волонтерами ещё в аэропорту Шереметьево и заканчивая награждением и выездом команд назад — никаких серьезных провалов и замечаний не было.

Очень понравилась нашим гостям организация размещения по местам проживания. Мы переживали в части возможности наших отелей разместить такое большое количество лиц с ограниченными возможностями здоровья, но все получилось. Гостиницы пошли на беспрецедентные меры, подготовили номерной фонд таким образом, чтобы все остались довольны. По питанию вопросов не было, по организации подготовки склонов спортсмены были в восторге, потому что готовили их героически. Посреди соревнований был циклон, и в одну ночь пришлось полностью отратрачить весь склон, при том не на один раз, потому что метель продолжалась всю ночь. Но к утру, к моменту старта соревнований все было готово. И особенно гостей впечатлили церемонии, которые были на уровне чемпионата мира по статусу проведения — они соответствовали таким высоким критериям.

— У меня единственный негативный момент касается зрителей. Когда на "Горном воздухе" будет нормальная инфраструктура для зрителей, чтобы им было удобно? Я сам на склоне смотрел соревнования один раз. На средней станции в этот момент были бабушка с внучкой, которые хотели попасть к трибуне, но не смогли. Там невозможно спуститься, только либо на лыжах, либо на пятой точке. Когда доступ будет сделан?

— Вопрос, когда будет сделан, немножко некорректен.

— Тогда можно ли там это сделать?

— Я к чему подвожу. Каждое соревнование в зависимости от дисциплин планируется на разных склонах — это был пробный шар с проведением соревнований на одном склоне "Спортивном", и финиш этих спусков находился на середине трассы. Ничего капитального ставить на том месте, где в следующем сезоне может не состояться старт, нет смысла. Это только мобильные трибуны. И сейчас мы рассматриваем вопрос в переговорах с соорганизаторами нашими по использованию, например, трасс "Армейка", где уже трибуна находится, "Спортивный рукав", "Запад".

— По "Спортивной" вопрос не в наличии трибун или их отсутствии, а в том, как до них дойти.

— Поэтому в приоритете сейчас "Запад" и "Армейка", где у нас уже есть возможность, никуда не ходя, наблюдать за соревнованиями. Вопрос спорный, потому что, как правило, на соревнованиях подобного уровня подходы к трассе очень осложнены — это мировая практика. Основная часть зрителей всегда аккумулируется в нижней зоне, на финише и смотрят по экранам весь процесс прохождения трассы. Наша задача — дать возможность людям подойти к точке финализации, где происходит финиш, определяется тайминг спортсмена, выведены экраны. Эта точка будет определяться мобильно, конкретно по тем регламентам, которые нам спустят наши соорганизаторы.

— Это очень здорово. В целом по "Горному воздуху", как на него повлияет сокращение бюджета?

— Логика та же самая. Сейчас все, что начато, будет продолжать финансироваться, и мы должны завершить эти проекты. Те объекты, которые не начаты, будут сдвинуты вправо.

— Как обстоят дела с горой Красной? Постоянно Ростехнадзор и вы друг другу проблему "футболите", а гора как стояла, так и стоит.

— Гора и будет стоять. Я надеюсь.

— Я имею в виду, что подъемник не запущен, и туристы им не пользуются.

— Сейчас у нас работа ведется очень плотно и конструктивно со всех заинтересованных сторон, в том числе и Ростехнадзор подключен вместе с нами. Заинтересован в том, чтобы эта работа была завершена. Я никаких рисков не ввода в эксплуатацию не вижу. Сейчас решаются вопросы больше управленческого и правового-юридического характера.

— Какие-то сроки у этих работ есть или их назвать нереально?

— На данный момент пока нет, ведется экспертная работа.

— По событиям, которые проходят на "Горном воздухе". В декабре был фестиваль "Вьюжный", можете ли оценить его влияние на посещаемость?

— Сложно оценить, насколько повлиял именно фестиваль, но количество клиентов увеличилось по сравнению с предыдущим сезоном.

— Но он был такой, что это неудивительно.

— Вот поэтому оценить напрямую влияние конкретного фестиваля я не могу, потому что ситуация несопоставима с прошлым сезоном.

— Я сравнивал с тем, что было два сезона до этого, и там в декабре было больше посетителей, чем в 2019 году. И в целом сезон 2017/18 сильнее, чем сезон 2019/20.

— Тяжело оценивать, все-таки мероприятие организовывалось ТИЦ, мы предоставляли только площадку для его проведения. По сути, может, было правильное мероприятие, но не попало в целевую аудиторию и во время проведения.

— Планируется ли повторение?

— Учитывая, что не мы организаторы — не могу сказать. В планы и бюджеты агентства по туризму еще не смотрел.

— По летней активности "Горного воздуха". Очень мало мероприятий. Есть "Шепот звезд", есть йога и какие-то спортивные активности, но кажется, что все равно комплекс не дорабатывает в плане проведения массовых мероприятий. "Горный воздух" вполне может быть аналогом парка как общественной зоны, где должны отдыхать люди.

— Это немножко разные целевые аудитории, чтобы ставить их в один горизонт. Парк — зона отдыха семейная, на "Горный воздух" идут люди, которые являются фанатами здорового образа жизни, которые хотят подтянуть себя в физической форме, которые хотят подышать чистым воздухом (уже после интервью в один из будних дней корреспондент ИА Sakh.com посетил гору, и там было несколько людей, которые загорают, мамы с колясками, семьи. При этом в этот день не работал подъемник, и для этой аудитории, кроме кафе, там ничего нет, но она все равно туда приходит, — прим. ред.). Они приходят туда в больших количествах каждое воскресенье. Больше людей или меньше, зависит от направленности мероприятия. Не скажу, что "Горный воздух" не работает. "Горным воздухом", как учреждением, разработан план мероприятий на период летней активности. Тот же "Шепот звезд" — если раньше он проводился один раз, то в прошлом был дважды, потому что требует население. Но мы очень сильно зависим от прогноза погоды. На начало лета у нас мероприятие не планируется: середина и конец летнего периода, как и было раньше. Другие мероприятия, которые касаются троп, велоспорта, они как работали, так и работают. Хочу отметить, что стратегия министерства — поддерживать инициативы по проведению на горе событийных мероприятий.

— Как вы считаете, не стоит ли привлечь новую целевую аудиторию? Чтобы мамы с детьми могли приехать, в кафе посидеть и на город посмотреть. Расширить аудиторию, потому что летом "Горный воздух" почти ничего не зарабатывает.

— Почему? Зарабатывает. И именно на тех людях, которые приезжают на Сахалин. На тех людях, которые приезжают из районов Сахалина в Южно-Сахалинск на экскурсии. Очень много людей пожилого возраста приезжает.

— Хотелось бы большего от него, чтобы у сахалинцев было больше выбора.

— Если есть какие-то идеи, с удовольствием их приму в работу и предложу "Горному воздуху". Ребята там тоже рассматривают варианты, возможности привлечения, маркетинговые программы.

— Я подумаю и вам напишу.

Блиц: цели, мечты, Сандлер и "Формула-Е"

— Давайте будем завершать интервью и перейдем к блиц-вопросам. Потеря ли для сахалинского спорта Эдуард Сандлер?

— (Выдохнул). Я бы не сказал, что потеря. Он себя зарекомендовал как хороший тренер, как менеджер, но, к сожалению, все его время нахождения здесь сопровождала череда скандалов, поэтому это не очень хорошо влияло на имидж сахалинского баскетбола. В принципе на спорт в регионе. Поэтому сказать, что это очевидная потеря, я не могу.

— Какие соревнования вы мечтаете привезти на Сахалин и что из этого действительно можно реализовать?

— В первую очередь, довести наше развитие паралимпийского горнолыжного спорта до финала Кубка Мира 2023 году, возможно, даже в 2022 году. Если мы в 21 году качественно проводим этап, то рассматривается вариант 22 или 23 годов. Если на 22 год срастется и получится завести Кубок сюда, то это будет идеально. Параллельно мы уже находимся в стадии переговоров и практически достигли договоренности проведения здесь в 2024 году первенства Мира по горнолыжному спорту. На 2023 год рассматривается вопрос о проведении здесь чемпионата России по лыжным гонкам, в 2022 году — первенство России по лыжным гонкам.

И сейчас у нас еще очень серьезная проработка ведется в международном паралимпийском комитете, пока на стадии идеи. МПК заинтересовался нашими возможностями, нашей инфраструктурой, локально размещенной на территории города, и сейчас впервые в мировой истории прорабатывается вопрос о возможности проведения чемпионата мира по зимним видам спорта среди паралимпийцев. Здесь будут и горные лыжи, и лыжные гонки, и слэдж-хоккей. Они будут объединены в единый чемпионат. Для меня это важный знак, посыл для активной работы. Проводить подобные крупные мероприятия на территории Сахалина, особенно впервые в мире, это уже становится традицией.

И, честно говоря, повторю то, что я говорил год назад, два года назад, когда занимался ещё и туризмом. Я не рассматриваю спорт как конкретно спорт ради медалей. Для меня спортивная отрасль — еще и способ продвижения нашего региона. Спортивные событийные мероприятия для нас являются очень серьезным инструментом для продвижения региона на мировой туристической арене. Заявить о себе, показать, что мы на самом деле очень интересный регион, куда надо приехать. Не только ради природных красот, но и ради интересных событий.

— Три сахалинских спортсмена, за чьими успехами вы всегда пристально следите?

— Сказать про трех не могу, честно говоря, я с удовольствием наблюдаю за всеми успехами. Мне приятно, что количество наших спортсменов, которые показывают себя на всероссийской и международной аренах, с каждым годом растет. Выделять кого-то конкретно и отдавать приоритеты будет некорректно для меня, как руководителя отрасли. На самом деле приятно и радостно, что наши ребята достигают таких высот.

— Каких спортивных объектов не хватает Сахалину?

— Про гимнастику мы уже поговорили, про лед поговорили. Вот сейчас я надеюсь, что все будет по плану с точки зрения очень востребованного и очень нужного нам крытого легкоатлетического манежа. Объект выстрадан нашими легкоатлетами. У нас большая потребность в крытых спортивных залах на территории муниципалитетов. У нас большая потребность в небольших бассейнах в районах. Не обязательно это соревновательные высокозатратные объекты, но дать возможность тренироваться детям мы просто обязаны.

— Не боитесь ли падения интереса к спорту из-за проблем с бюджетом?

— Скорее всего, нет. Мы за последние три-пять лет общими усилиями, хочу сказать большое спасибо жителям нашего региона, сформировали совместно потребность у населения в здоровом образе жизни. У людей появилась потребность не достичь каких-то успехов и результатов, а поддержать собственное здоровье, тонус организма, жить нормальной жизнью. Интерес к спорту уже никуда не денется, наша задача — чтобы людям было куда прийти, где заниматься и чем заниматься.

— В 2017 году я вас спрашивал о целях в качестве министра. Вы ответили, что минимум — это сохранить рост и увеличить его. У вас это вышло и какие новые цели?

— Да, вышло. Общими усилиями опять же, потому что прилагали очень много сил, в том числе защищая бюджеты. Если говорить по результатам, у нас есть четкие установки, которые зафиксированы как нашей региональной госпрограммой по развитию отрасли, так и нацпроектом "Спорт — норма жизни". Нацпроектом нам установили задачу по достижению 42,6% занимающихся на систематической основе, нашей госпрограммой было предусмотрено достижение по итогам 2019 года 45,1%, а фактически получилось 47,9%. На два с лишним процента превысили собственные показатели, хотя мы уже изначально по отношению к федеральной программе поставили себе повышенные требования. Останавливаться все равно нельзя, потому что федеральный план по итогам 2024 года — это 55% населения, поэтому нам надо не только создавать условия, но и надо продолжать придумывать разные способы вовлечения, в том числе через инструмент социальных проектов.

Эта задача у нас переходящая, и её никуда не снять, как она была, так она и продолжается. Сейчас мы ещё в более напряженном режиме работаем, потому что нам нельзя терять тот темп, который достигнут, а он с каждым годом увеличивается.

Очень для меня важная задача, которую на перспективу оцениваю — наш регион становится местом притяжения для спортивных сборных команд. Не только России, но и мира. Отслеживаю эту тенденцию по общению с коллегами, чтобы проводить на территории Сахалина, как минимум, тренировочные сборы перед международными мероприятиями в Азиатско-Тихоокеанском регионе и использовать наши объекты. К нам уже приезжали пловцы-паралимпийцы, на август запланирован ещё приезд нескольких сборных команд России. Рассматривается вопрос и ведутся переговоры по приезду к нам перед токийской олимпиадой и иностранных команд. Взаимодействие с международными спортивными федерациями и создание некой системы инфраструктурных объектов, которые будут задействованы в этом процессе — очень серьезная задача для меня. Чтобы сделать Сахалин привлекательным для приезда сюда спортсменов. Соответственно, туда, куда едут спортсмены, за ними едут болельщики, едут семьи и "едут" деньги. В любом случае это интересный механизм для привлечения в регион ресурсов, не зависящих от нефти и газа.

И ещё один блок. Сахалин себя очень хорошо зарекомендовал, и он де-факто становится уже неким центром спортивной жизни в паралимпийском спорте. При этом у нас до сих пор нет центра адаптивной физической культуры. Мы сейчас в рамках принятой стратегии поэтапного решения вопроса движемся. В ЦСП пока создано отделение, которое будет координировать эту работу. Я себе ставлю приоритетной задачей создание юридического лица, учреждения, которое будет непосредственно заниматься этим направлением, работой с нашими адаптивщиками. И в дальнейшем — строительство дома для них с точки зрения спортивного объекта, который будет полностью соответствовать всем критериям, которые предъявляются к этой категории спортсменов. Ну, и соответственно, реализацию нацпроекта "Спорт — норма жизни" для нас тоже никто не отменял.

— Спасибо за интервью, и проявлю небольшую наглость в конце. Вы очень хорошо работаете, и в качестве "помечтать" хочу через вас передать идею для губернатора. Есть такие соревнования, как "Формула-Е". Это чемпионат мира среди формульных болидов, которые едут только на электричестве. Они гоняют по улицам города, так что специальная трасса для них не нужна, а для наших жителей появится новый классный асфальт. Такое соревнование привлекает массу людей, проводится во многих городах АТР и очень классно вписывается в нашу стратегию перехода региона на альтернативные источники топлива.

— Я посмотрю, почитаю, что за мероприятие, не был в курсе. Очень интересно! Но есть один момент, который ограничивает наши возможности в подобных мероприятиях. Все, что касается автоспорта, мотоспорта и конного спорта, требует приезда сюда не просто спортсменов, но спортсменов со специальным оборудованием или животными. Очень сложно организовать перевозку. Если для боксера, футболиста и других видов спорта достаточно самолета и сумки в багаже, здесь это отдельный вид перевозки. Здесь нужен контейнер, судно, другие совсем затраты. Есть ограничения, которые накладывает островная специфика.

— Для примера — они проводили гонки в Пекине, в Гонконге, в Малайзии, в Марокко, в Мексике, в Уругвае — не самые доступные места.

— Мысль мне очень понравилась. Это очень хорошая инициатива с точки зрения популяризации электротранспорта на территории региона, показать, что это не просто утилитарный транспорт для перемещения человека из одной точки до другой, а это действительно перспективный и интересный проект. Спасибо за идею.

Новости по теме:
Узнавайте новости первыми!
Подписаться в Telegram Подписаться в Telegram Подписаться в WhatsApp Подписаться в WhatsApp

Обсуждение на forum.sakh.com

Акула505 21:19 22 июля
Интересно какой штат в министерстве?
финиК 18:29 22 июля
не ужели не понятно.. прибыль профессионального спорта напрямую зависит от социально экономического состояния населения.. на данный момент в нашей стране это невозможно, пока у людей на первом плане другие проблемы ни кто не будет тратить свои деньги на спортивные шоу.. все говорят "вон в Америке".. только там не каждый может себе позволить сходить на матчи ведущих лиг. все дорого начиная от билетов, еды, атрибутики и т.д. спортивные арены на 16-20 тысяч, даже что бы посмотреть игру по телевизору или в интернете надо платить.. и это не только в Америке но и в других странах и если посмотреть, то прибыль есть только в странах с хорошим уровнем жизни.. так что у нас это пока просто не возможно и весь "профессиональный" спорт это способ освоения и хищения бюджета.. нужно начинать с нуля.. с детей,юношей, молодежи.. развивать школьные и студенческие лиги..создавать условия для этого вкладывать в объекты,(а не проводить их в убитых спортзалах) создавать программы.. в общем инвестировать.. а так это и будет просто освоение
693013 17:55 22 июля
Одной этой публикации достаточно чтобы понять, - человек не на своём месте. Пора под него создать Министерство словоблудия и пустословия.
terroristik 16:38 22 июля
какое отличное умение у чиновников ла ла ла и никакой конкретики... вроде и говорит чего то, а по факту никаких выводов сделать даже не получится...
Kostyan01 16:18 22 июля
Профессиональный спорт... какие субсидии, какое финансирование??? Пусть сами зарабатывают, если могут, а если не могут, то звиняйте, давай, до свидания!
Читать еще 25 комментариев