16+

"Акулы" в новом сезоне: тренеры-сахалинцы, рождение юниорки и "братишка" ковид

Спорт, Weekly, Южно-Сахалинск

Спортивные команды Сахалина постепенно готовятся к началу нового сезона, не стали исключением и "Сахалинские акулы". Островной коллектив был одним из тех, кто мог больше остальных пострадать от сокращения бюджета, но тучи над молодежкой разошлись, и ещё год она точно продолжит радовать болельщиков боевой игрой в МХЛ. Sakh.com встретился с президентом клуба Игорем Коптеловым, который рассказал об изменениях в тренерском штабе, влиянии юниорки и будущем местных ребят.

Игорь Коптелов
Игорь Коптелов

— Игорь Владимирович, давайте начнем с подготовки к сезону.

— Перед началом нового сезона мы с Константином Евгеньевичем Резницким поменялись позициями — мы продолжаем работать в тандеме, как в свое время Путин и Медведев, но теперь я в должности президента, а он стал вице-президентом. В прошлом сезоне было наоборот, но на общий вектор развития "Сахалинских акул" это не повлияет. Все вопросы, которые возникают, будем совместно решать и двигаться вперед.

Началось все на мажорной ноте, сказали, что деньги есть, мы подтвердили участие в чемпионате. Были не то, чтобы спокойные, мы понимали, что так не бывает. Мы привыкли ко всем перипетиям [сахалинского бюджета], и потом началась пандемия. После этого началась минорная нота — сказали, что денег больше нет. Мы достаточно сильно расстроились, проблема не в том, будет команда или нет, а в том, что, если сейчас выйти из лиги, то больше нам в неё не зайти.

— В третий раз вступить в одну и ту же реку сложно.

— Тут даже дело не в этом. Дело в том, что в лиге в прошлом году стояло шесть команд на очереди. Лига соблюдает парный баланс и, например, на Дальнем Востоке желательно иметь четыре команды. Когда в этом году китайская команда вышла временно, по расписанию начались большие проблемы. Чтобы как-то выйти из этой ситуации, например, были сделаны виртуальные пары — мы и "Тайфун" (Владивосток), а "Амурских тигров" пристегнули к "Крыльям советов". На самом деле, это очень неудобно. Если бы вышли ещё мы, то теоретически могли бы дивизион на расширение закрыть.

Многие команды против того, чтобы летать на Дальний Восток. Это мы думаем, что все нам рады, но не всегда, потому что большой перелет. Некоторые московские команды в прошлом году летали просто на два дня в Хабаровск — утром прилетели, вечером поиграли, на следующий день поиграли, потом улетели. И через два дня снова игра там [на Дальнем Востоке]. Для пацанов в 18-19 лет это очень тяжело.

— А сейчас уже есть календарь? Можно сказать, когда парни начнут играть?

— Календарь согласовывается, думаю, что он будет выдан примерно 15 августа. Теоретические подтверждения финансовые от команд пришли, но мало ли, что может произойти. Календарь — это математическая задачка. Нужно совместить команды, чтобы они не мешали друг другу, чтобы были дни отдыха. Необходимо на пять месяцев вписать 60 игр — это сложновато с перелетами, в 2,5 дня проходит одна игра. Территориально люди находятся за восемь тысяч километров друг от друга, и по России должно образоваться 32 пары на 2,5 дня, потом они должны разойтись и новые сойтись. Почему, когда команда выпадает из календаря, это катастрофа для всех? Никто не понимает, как дальше это перекладывать. Команде выписывают баранки, если это произошло по ходу сезона, ты с ней не играешь, но ты выиграл — это расслабляет.

Первым всегда идет КХЛ, потому что есть города, где основные льды используются под команды КХЛ. Сначала они утверждают, потом к этой головоломке начинают смотреть МХЛ, как он ложится. Ещё вмешивается соревновательная часть — игры сборной, но они идут "безбойками". Пауза делается, чтобы сохранить спортивный принцип. И третьи, кто с нетерпением ждут календаря хоккейного, это концертники — только после этого они могут планировать туры. Там, где концерты проходят в ледовых дворцах.

Нас очень долго втискивали в календарь, там идет согласование с медициной, за кадром остается эта работа, но она существует. Если бы мы вышли из лиги, то шансов у Сахалина попасть туда вновь было бы маловато. И второй момент, когда подтверждение лиге было, календарь уже начали прорабатывать. Когда нам сказали, что денег нет, календарь предварительный уже был готов. Когда календарь готовился, команды начали бронировать гостиницы, билеты — это работа, которую никто никогда не видит.

Кроме команды и тренера, есть же огромный штаб, который занимается обеспечением, продвижением и так далее. Просто сказать: "Сегодня я играю, завтра не играю" — так не получается. Потом все благополучно решилось, предложили сокращение сделать. Стали пересматривать, что можно сократить.

— Сильно сокращен бюджет?

— Подурезались немножко, но, с другой стороны, мы не сильно это почувствовали на себе. Говорят, что мы профессиональная команда, но нельзя молодежку назвать таковой. Профессионалы — это те, кто живут на деньги, которые они и зарабатывают. Мы в молодежке платим деньги, но они больше равны пособию, потому что минимальная зарплата — один МРОТ. От зарплаты в молодежке порядка 40% идут обратно государству — игра виртуальная, выплатили рубль и условно в область вернулось 40 копеек. Зарплата с налогами на игрока 22 тысячи рублей, на руки он получает 17-18 тысяч. Назвать это профессиональным игроком, наверное, тяжеловато.

Поэтому, когда нас причисляют к великим баскетбольным клубам сахалинским, хоккейным, волейбольным и говорят, что великий менеджер получал 600 тысяч рублей (речь об Эдуарде Сандлере — прим. ред.), мы смотрим и думаем: "Один менеджер у нас — это вся команда, по нашим меркам 30 человек". Мы рады, что нас причисляют к профессиональным клубам, но это такая искаженная ситуация.

С точки зрения профессиональности штаба: у нас есть требования лиги, он, наверное, самый профессиональный. У нас три тренера, которых мы должны иметь: главный, второй и тренер вратарей. К сожалению, в других видах спорта не так. Плюс большие требования по арене. Сейчас в конце августа приезжает серьезная инспекция, а так как КХЛ и МХЛ сейчас — одно и то же, МХЛ попал под требования КХЛ. Там требования почти равные к стадионам, на которых играют "Спартак", "Динамо" московские.

— Только трибуны меньше можно?

— Да, количество посадочных мест меньше. Количество трансляционных камер: у нас их стоит шесть, а в КХЛ их 12. Это не такие серьезные различия, а система безопасности, система прохода — все абсолютно одинаковое. В конце августа будет комиссия, они едут по всему Дальнему Востоку, и едет глава службы безопасности КХЛ, он нас тоже будет проверять. У нас есть некоторые вещи более требовательные, например, к медицине. Ребята проверяются два раза в год, это достаточно серьезное обследование из-за того, что были случаи, когда от нагрузок ребята портили здоровье. Медицина обходится около 2,5 миллиона рублей в год — здоровье стоит в КХЛ на первом месте. Плюс сейчас добавились ковидные темы, сдача анализов.

— На sports.ru вышла статья про медицинский регламент КХЛ. Он же будет и у МХЛ?

— Абсолютно. В этом году даже заливщики льда будут сдавать анализы на ковид, охранник, который сидит там, где раздевалки команд, он тоже должен сдать анализ. За 98 часов до матча все сдают мазок. Все это надо оформлять протоколами. В этом году никто не понимает, как будет проходить сезон. Требования по лиге очень серьезные. Если раньше МХЛ и КХЛ имели разные юридические адреса, то есть шапка была общая, то сейчас все — один департамент. Если бы на Сахалине был дворец-пятитысячник, то, в принципе, мы готовы к КХЛу, мы подготовились. Мы это сделали.

Сейчас не может человек приехать и зайти в команду без анализов. Раньше, как было. На каждого мальчишку есть спрос определенный: кому-то нравится как игрок, кому-то нет. Тренер решает. Сейчас, чтобы заехать на кампус, он должен иметь анализ с собой. Мы не пускаем никого без анализов. Если не в команде, то делаешь все за свои деньги, в том числе углубленный медицинский осмотр. Потом на игрока очень внимательно смотрит врач, потому что, подписывая временный контракт, даже на пять дней, мы уже несем полностью ответственность за игрока.

— Вернемся к подготовке к сезону. Какие изменения произошли в клубе?

— По команде в этом году произошли кардинальные изменения — они не то, что бы были чем-то вызваны, так получилось. Хотел бы сказать большое спасибо Сергею Юрьевичу Мелешкову (бывший спортивный директор команды — прим. ред.), он очень много сделал, очень теплые воспоминания. Он профессиональный пловец, он не выдержал, и душа рвалась к другому, поэтому свою профессиональную деятельность он сейчас связывает с воспитанием пловцов. Хочется пожелать успехов, всегда двери открыты, всегда рады. Очень многие помнят его хорошим словом. Его место занимает Виталий Захаров.

Виталий Захаров — с 2012 года директор "Центра хоккейного развития" в Южно-Сахалинске, все три сезона в "Сахалинских акулах" был заместителем директора клуба. Капитан запаса Вооружённых сил Российской Федерации, окончил Оренбургское высшее зенитное ракетное училищ". С хоккеем новый спортивный директор "Сахалинских Акул" знаком "изнутри". С 1994 по 1996 годы Захаров сам играл в качестве нападающего за хоккейную команду своего института.

По нашей информации, главный тренер Сергей Бажухин ушел немножко даже на повышение — его заметили, он много сделал с командой. Официально пока места работы нет, но неофициально он находится в системе ЦСКА. Хочется пожелать ему успехов. Поменялся у нас штаб кардинально: за главным тренером ушел и второй тренер, потому что они всегда в связке работают. Произошла уникальная ситуация, сейчас главным тренером стал Чечель Виктор Васильевич. Когда увидели, что он уроженец Корсакова с такой хорошей профессиональной биографией, то стало дело за малым — его уговорить, чтобы он возглавил коллектив. Последние годы он работал в школе в Тольятти, его хотели забрать в местную молодежку.

Виктор Чечель родился в Корсакове. Карьеру нападающего строил в ХК "Торпедо", где 15 лет защищал цвета усть-каменогорского клуба (1970-1985 годы). Болельщикам он запомнился своими скоростными прорывами по правому краю и игрой в комбинационный хоккей.

Свою тренерскую карьеру он начал там же, воспитывая спортсменов хоккейной школы "Торпедо". В 1994 году Виктор Васильевич переехал в Тольятти, где помогал познавать азы хоккея ученикам местной детской спортивной школы вплоть до настоящего времени. В 2001-2003 годы был главным тренером ХК "Лада", в 2012-2014 годы — главным тренером ХК "Ладья". Под его руководством молодёжная команда каждый год выходила в плей-офф.

За период тренерской работы Виктором Васильевичем выпущены игроки, играющие в клубах системы КХЛ, ВХЛ, МХЛ: Григорий Панин, Михаил Якубов, Александр Черников, Юрий Петров, Егор Морозов, Денис Ежов, Алексей Емелин, Денис Гурьянов и другие. Выпускники Чечеля участвовали во Всемирной зимней Универсиаде (золотые медали), в Олимпийской сборной России (Василий Кошечкин) и сборной России на чемпионате мира (Дмитрий Воробьёв). Владимиру Васильевичу объявлена благодарность от президента Республики Татарстан, присвоены звания мастера спорта СССР и заслуженного тренера России.

Вторым тренером стал Владимир Кормачев — он дедушка сахалинского хоккея. Он был ещё при "Золотой шайбе", когда ещё не было валенок, он начинал с дворовых площадок. Судьба его забросила сюда. Тоже мастер спорта, профессиональный игрок, все родители его знают. Последние два года возглавлял Ночную хоккейную лигу на Сахалине. Достаточно много поиграл. У них получилась очень хорошая связка, два человека, и оба сахалинцы.

Владимир Кормачев — родился на Сахалине, воспитанник советской школы хоккея. Свою игровую карьеру начал в 1989 году в "Металлурге" из Новокузнецка. С начала своего хоккейного пути Кормачёв прошёл путь от Молодёжной хоккейной лиги до Суперлиги и Высшей хоккейной лиги, завершив играть в 2004 году. Экс-нападающий также успел поиграть за такие команды, как "Шахтёр" (Прокопьевск), "Нефтяник" (Альметьевск) и "Мотор" (Барнаул).

С 2004 года Владимир Николаевич стал тренером. Под его началом выступали молодёжная хоккейная команда "Металлург", а также "Металлург-2". В 2009 году его подопечные стали чемпионами МХЛ. В 2009 году Кормачев вернулся на Сахалин, где успел внести немалый вклад в развитие островного хоккея. В 2018 году он стал тренером хоккейной команды, выступающей на международных спортивных играх "Дети Азии", а последние 5 лет является региональным представителем Ночной хоккейной лиги и исполнительным директором федерации хоккея на Сахалине. Носит звание мастера спорта СССР.

Виктор Чечель и Владимир Кормачев
Виктор Чечель и Владимир Кормачев

Тренер вратарей Андрей Федотов — он хоть и молодой, но очень амбиционный. У него есть своя школа вратарская, он пытается заниматься обучением, у него папа — вратарь. Мы думаем, что будет такой толк хороший. На сборы к нему приезжают даже вратари с НХЛ.

Андрей Федотов начал хоккейную карьерную карьеру в 1999 году. Воспитанник московских хоккейных школ "Динамо" и "ЦСКА", он защищал ворота таких молодёжных команд, как "Тюменский легион", "Спартак" (Москва), "Химик" (Воскресенск), а также имеет опыт выступлений в Америке. Многократный чемпион Москвы, призёр чемпионата России, обладатель IIHF кубка мира среди молодёжных команд 2014 года. В 2008 году принимал участие в сборах вратарей под руководством Владислава Третьяка.

Федотов окончил Московскую государственную академию физической культуры и высшую школу тренеров РГУФК Москва. Тренерскую карьеру начал с 2014 года. Под его началом занимались вратари юниорской сборной команды "ФСО хоккей Москвы". С 2016 года работал в качестве тренера вратарей в школе хоккея "Морозово". Андрей Федотов занимается индивидуальной подготовкой вратарей, а также работой с хоккеистами разных амплуа по ОФП и межсезонной подготовкой профессиональных хоккеистов (МХЛ, КХЛ, ВХЛ).

За время своей игровой и тренерской деятельности и благодаря накопленному многогранному опыту Андрей Андреевич разработал новаторский подход к системной работе с вратарями.

Андрей Федотов, последние две фотографии предоставили "Сахалинские акулы"
Андрей Федотов, последние две фотографии предоставили "Сахалинские акулы"

Мы не лезем в тренировочный процесс, объяснять, как играть в хоккей нам — это полная ерунда, но посматриваем на занятия и видим, что появились новые тренировки, новые упражнения, новые веяния. Сезон покажет, что получится.

— Если сравнить подготовку год назад, когда мы вернулись в лигу, и сейчас, стало ли нам легче?

— С одной стороны, легче, но, с другой, тут ковид вмешался. Если бы не "братишка" ковид, то вообще все было бы волшебно. Он сильно тормозит, появляются ограничения. В этом году меньше просмотров, потому что мы не можем выпустить на площадку больше 20 человек. Соответственно, если раньше на просмотры мы могли 15-20 человек набирать, в этом году 5-6 человек. Пятерку берешь, своим подставляешь и смотришь.

— Сложнее стало ведь всем, а тогда было только нам.

— Мы не знаем, как у всех. Мы же говорим за нас, может, у других тоже сложности. Этим летом большая проблема, что многие ребята после четырех месяцев приезжают с лишним весом. Приехал вратарь на просмотр, и, даже не раздевая, видно, что десять килограммов набрал. Его даже не стали переодевать в форму вратарскую, он просто сразу поехал домой. И такие случаи есть. Четыре месяца ограничений наложили отпечаток. С товарищескими матчами в этом году проблем нет, если будут все эти вещи соблюдены: анализы и все остальное. Посмотрим, пока только два товарищеских матча прошло, верим в лучшее.

— Определен ли пул игроков, которые уже заключили контракты?

— С того года у нас остался костяк, 14 ребят. Те, кто по возрасту проходят, практически все остались, с минимальными потерями. Старшие должны уходить, а младшие приходить, но сильно на младших игру не сделаешь. Мы баланс держали, чтобы процентов 60 были те, кто ещё могут играть, а процентов 40 — те, кто уходят. В этом году будет то же самое. Если грубо брать, в МХЛ возраст три года: поступил, первый год службы, второй год службы, третий год службы, после чего пожали руку и выпустили его.

— Как сейчас проходят тренировки у команды и изменился ли стиль "Акул" в новом сезоне?

— Так же будем кусаться. Мы сказали: "Проигрываете? Деритесь, бейтесь!". Будь у нас название "Черепахи", сказал бы, что стиль поменялся, в луночку и спим. По тренировочному процессу — у них плотный график, пашут практически каждый день, кроме воскресенья. В 7:30 зарядка на стадионе, потом уезжают на завтрак, в обед зал, потом вечером идут на лед. Плавники точат. Понятно, что задача стоит такая, чтобы радовали игрой, радовали победами. Понимаем, что базис на скамейке запасных "Сахалинских акул" — он не такой, как в ведущих командах. Мы не отчаиваемся, будем биться.

— В плане турнирной таблицы есть задачи?

— Турнирная таблица — это как ЕГЭ. Хочу проходной балл такой-то. Турнирная таблица играет роль, но лишь бы они задачу выполняли, чтобы ребята сахалинские могли раскрываться. Эта задача более важная, чем турнирная таблица. Понятно, что мы должны быть не хуже, чем в прошлом году, но победа над командой-лидером — более яркое пятно, чем место в турнирной таблице. Если в родных стенах сахалинец забьет гол, это будет больше праздник. Турнирная таблица — показатель, но математический.

— Есть ли информация по зрителям на трибунах, будут ли они в этом сезоне?

— У нас есть генерал — его зовут КХЛ, как они решат, так и будет. Так как это организация серьезная, есть Роспотребнадзор, что они нам напишут, мы то ретранслируем. Новый председатель МХЛ давал интервью, говорил, что будут ограничения по количеству людей и по рассадке их, но эти высказывания носят рекомендательный характер. Никто в начале марта не знал, что придет "братишка" ковид, никто не ожидал этого. Сложно удивляться чему-то уже. Что будет, то будет.

— Сахалинцы сейчас в Ступино или тренируются на острове?

— Один остался здесь — Данил Лотин, но это связано с программой школы. Из-за болячки многие вещи поменялись кардинально. Каждое министерство образования по каждому региону выставило свои даты экзаменов, и сроки сдвинулись очень сильно. Он сдает сейчас экзамены, и школа в приоритете. Он тренируется по индивидуальной программе, чтобы он мог иметь спортивную форму. Тренеры консультируют, дают задачи. Дистанционное хоккейное образование.

— В прошлом году часто местных ребят не брали на выезды, как будет в этом году?

— Вопрос двойной. Например, у одного сахалинского парня были проблемы со школой и там родители подходили, говорили: "Вы его на выезд не берите, пусть хоть школу подтянет". Мы не можем за него учиться. У нас была такая мысль: "Кто плохо учится — тот не играет", тренер посмеялся. Знания должны быть. Из-за одного человека командная игра может быть разрушена. Мы можем заставить тренера выпустить сахалинца, но команда его сама потом не примет. Мы заставим команду отторгнуть этого человека. Он вышел, и из-за него что-то произошло, гол, например, а матч принципиальный.

Тренер, как психолог, должен чувствовать этот настрой, что игрок не готов. Игрок тоже понимает, что у него есть зона ответственности. Будь у него эта игровая практика в юниорке, он это волнение уже бы прошел. Многие горят на волнении. Сами видели матчи: бежит-бежит-бежит, у него шайба — пиу — и выпрыгнула как лягушка. Не так нажал, не так вздохнул, и у него не хватает профессиональной уверенности, которая появляется только с играми. Если тренер видит, что у него не хватает опыта, то проще его не брать. Если он не готов морально выйти на лед, но будет с командой неделю, для чего его взяли? Баулы, что ли, таскать? Тоже какая-то ерунда.

Пусть здесь останется и будет тренироваться. Когда команда улетала, они же не переставали заниматься, тренер писал им задания и они занимались на льду, мы им выделяли время. Есть такое мнение, что можно прийти к тренеру и заставить кого-то взять поиграть, но по такой же версии можно вас поставить поиграть, можно и меня в валенках поставить поиграть. Это же бред, правильно? Все решает всегда тренер. В хоккее основные составляющие: техника, опыт, дух, у сахалинцев он у всех сильный, и опыт. Посмотрим, как в этом году будет. Я думаю, что мы ребят практически всегда будем видеть на домашних матчах и выездных.

Задача стоит у команды — интеграция детско-юношеского хоккея, показать, что любой может заиграть. Бондаренко из Холмска, и он в раннем возрасте уехал во Владивосток, потом, когда понял, что на Сахалине больше шанс пробиться, он переехал сразу обратно сюда. Мы готовы любого брать. Сейчас тренируется мальчишка из юниорки в Ступино, вратарь. Говорят, что парень усердный, но по возрасту пока не подходит. Он пока растет, подрастет и пожалуйста, место в воротах найдем.

— Если говорить о подрастающем поколении, что с юниоркой, которую хотят запустить в этом году?

— И минспорт, и депутатский корпус поняли проблему. Мы давно говорили про юниорку, вроде бы сейчас минспорт и "Кристалл", мы там тоже помогаем организационно, взяли на себя финансирование. Юниорка будет играть в зоне "Сибирь и Дальний Восток". Это уникальный случай. Школы на Сахалине нет, есть зачатки, но нет глобального решения. Для Сахалина это может оказаться бонусом, что ребята-юниоры, которые по своей игре пока не готовы (не то, что они плохие, просто не такой уровень подготовки), они могут попасть в эту зону.

Как только теоретически замаячила юниорка на Сахалине, четверо ребят, которые уехали два-три года назад, захотели обратно вернуться. Это уникальная ситуация. Область предлагает второй диплом, а тут ребята сами, уехав с Сахалина, решили вернуться. Дома и родные стены, и болельщики, и родня.

— А если юниорка появляется, есть ли возможность сажать игроков на контракты, чтобы они не уходили на материк?

— В теории — да, но в практике это не так. Сумма компенсации, которая положена за игрока, она минимальная. У нас нет самого главного — это спортивной школы по хоккею. Появилась юниорка, ребята не по своей воле уходят из других клубов с мыслями: "Поедем на Сахалин, там себя попробуем", а из-за того, что у них есть шанс пробиться дальше. В России сейчас работает около 400 школ, каждый год они выпускают 6 тысяч человек. У нас юниорских команд на всю Россию — 50, где есть по 20 человек. Играет тысяча на три возраста, а их выпустилось шесть тысяч. Куда им деваться? Хорошо, они устроились таксистами, космонавтом, хоть кем.

Когда говорят, что в МГУ конкуренция один к десяти, например, в хоккее больше конкуренция — один к ста, к двумстам. Математика — наука упрямая. В молодежке играет тоже 50 команд, но из школы попасть в молодежку практически нереально. Тут вопрос не в стоимости, что область что-то будет получать, а вопрос в игровом времени и доверии тренера.

— Вопрос шанса.

— Шанс — это очень условно. Шанс — это игровое время, помноженное на везение, на масло в голове хоккейное и желание играть. Если желания играть нет, то сколько область бы не получила, он как был бестолковый, так и останется. А если он будущий Овечкин, то дадут за него миллион рублей. Области от миллиона рублей станет лучше? Область его растила, чтобы он прославлял регион. А тут они получают денежку, компенсацию, но Овечкины каждый год не рождаются. И огромный шанс, что, если он очень хороший игрок, то уедет до 14 лет, а до 11-12 лет компенсация вообще не предусмотрена. Есть такая интересная формулировка в хоккее "смена места жительства", и если человек меняет его, то какая компенсация?

Есть какие-то уловки, и если все думают, что от этой большой волшебной вещи под названием "компенсация" уровень хоккея на Сахалине вырастет — это маловероятно. Это даст психологически [плюс], что мы его воспитывали-воспитывали и — хоп — миллион рублей. Но учитывая, что бюджет того же "Кристалла" — 200 миллионов рублей, то это "Кристаллу" ровно на 1,5 дня работы. В хоккее никто не воспринимает серьезно эти компенсации для школ, потому что, когда выходит монстр, как ЦСКА или СКА, для них этот миллион заплатить несложно. Если игрок перспективный, его и так заберут. Если звезда родится на Сахалине, что она останется на Сахалине, шанс есть, но небольшой.

В хоккей не играют только звезды. В команде играют одна-две звезды, а остальные 20 мужиков — шкафы — их таскают. Это люди очень высокого класса, но они не имеют такие имена. Любая команда строится так. Сахалинцу можно и в звезду попасть, но можно попасть в эту двадцатку, и это абсолютно реально. Есть работа, которую надо выполнять, но выполнять её надо качественно. Сейчас в хоккее нет понятия четвертой или первой пятерки. Все пятерки одинаковые. Канадцы взяли такую тенденцию, и поэтому могут играть и четвертой пятеркой, как первой. Старая технология, что первая пятерка играет, а остальные ей помогают — она работает в меньшей мере. Если ты играешь в четвертой пятерке, ты все равно должен быть высокообученным игроком.

Попасть в двадцатку любому мальчишке из любого города Сахалина абсолютно реально. Нужно трудиться и играть в хоккей. В отличие от футбола, мы его очень любим, хоккей — это всесезонный вид спорта. Если брать условный Краснодар и Сахалин, конечно, шанс, что в Краснодаре вырастет профессиональный футболист, он выше. Там поля лучше, детей больше. На Сахалине шанс есть, но он немножко меньше. Опять же, вопрос трудолюбия — ребенок может брать трудолюбием и профессионализмом.

В хоккее лед, что в Макарове, что в Ногликах, что в Сочи, что в Москве абсолютно одинаковый. Это просто замерзшая вода при температуре минус пять. Шанс одинаковый. Мальчишка из Макарова гоняет шайбу, мальчишка из ЦСКА гоняет шайбу — они делают это одинаково. Вопрос тренерской подготовки существует, но есть методики. Раньше люди из поселков становились чемпионами мира по шахматам или олимпиадам, вопрос обучения.

Есть вопрос игры. К 14 годам ребята уже умеют на коньках кататься качественно, набрали техническую базу, и им нужно тупо игровое время. Тут мы подходим к юниорке, к молодежке. У любого сахалинца есть шанс после этой школы попасть в юниорку, потом уйти в молодежку и дальше, как жизнь сложится. Но он будет уже подготовлен. Шанс заиграть в юниорке у сахалинца больше, потому что ему здесь больше доверяют.

— Плюс у него был опыт в других школах, и он может применять его здесь.

— Если система заработает, спасибо минспорту и "Кристаллу" за это направление, то шанс одинаковый. По опыту, там, где родился, там и пригодился. Шанс у сахалинца, каким бы перспективным он ни был, дойти в СКА до самой вершины минимальный — он должен быть явным лидером. А в составе тех 20 человек, которые хорошо обученные профессионалы, проще расти на родной земле. Таких профессионалов тысячи, и вопрос в том, что им нужно игровое время, тренеры и база. Наверное, если выбирать: договор и получим за него деньги или давать игровое время, второе более перспективно.

Те ребята, которые регулярно уезжают, они понимают, что нет перспективы. Им нужно игровое время, а его тут просто нет. Ребятам в 14 лет надо 38-40 игр минимально, а если он будет получать по 20 игр в год, то у него будет теряться практика игровая. То, что он делал до 14 лет, начнет забываться: руки должны постоянно работать, ноги кататься, соперники необходимы, борьба, силовые приемы. А если нет, то что дальше? Занимался-занимался хоккеем и чик — все. Куда ему? Мы видим много объявлений, "Макдоналдс" приглашает, но зачем заниматься хоккеем, чтобы потом идти работать туда? Можно это и без хоккея.

Если бы ушла молодежка и появилась юниорка, то была бы такая же ситуация. Как стул на трех ногах. Приехал он в юниорку сюда, а дальше что? Тут интересна связка юниорки и молодежки. Есть договоренность с "Кристаллом" о совместных тренировках. Ребята, которые будут в юниорке, вне зависимости от их уровня — он может подниматься — будут браться перспективные. И наоборот, ребята из молодежки будут приходить смотреть, тренироваться также.

— Смесь уровней?

— Без этого не получится. Может, ребята будут толковые, надо будет смотреть, можно взять его на одну-две игры. Пусть выбежит, поиграет. Для него это будет большой толчок профессиональный, он почувствует, что играет классом выше. Эта работа будет идти, ради этого все и затевалось. Потихоньку этот конвейер, хоть он и не самый быстрый, не самые лучшие двигатели стоят, запускается. Сама система сахалинского хоккея только зарождается, но должна быть вертикаль. Пусть кривенькая, косенькая, но должна зарождаться. Иначе трата денег.

Не будет юниорки — и иметь команду институтскую, можно сказать, смысла нет. Денег не хватает — режьте, забирайте эту молодежку. За ней нужно все льды закрыть. Зачем нужны ледовые дворцы, если толку от них нет.

— Просто ОФП.

— Для этого в Китае есть вид спорта хоккей на роликах. Нет роликов и асфальта? Сделайте хоккей на траве. В принципе есть альтернатива. Хоккей в валенках, без валенок, настольный хоккей. И не надо просто для ОФП содержать массу ледовых комплексов. Можно найти другие виды спорта для этого. Зачем брать самый дорогой вид спорта по содержанию и говорить, что мы развиваем хоккей? Не надо врать родителям. Они тратят огромное количество времени и должны видеть результат. Говорят родителям: "Ваш сын станет суперчемпионом", но когда родитель лет пять в этой системе находится, он понимает: "Как мой сын станет чемпионом без молодежки и юниорки?". Ставится задача уехать в другой город, искать юниорскую команду, снимать квартиру — это коренной перелом жизни, не все родители на это согласятся.

— Скажут, идти в учебу и все. СахГУ и два диплома ждут.

— Тут, как говорят у нас некоторые родители, если ребенок спит с клюшкой в коньках и в шлеме — он заболел хоккеем. Стать учеником потом очень проблематично. Как говорится: "Ну как же мечту забрать? Как так?". Если есть у ребенка мечта, если все для этого построено, то не иметь юниорки и молодежки — в этом нет логики. Когда в думе были, мы задали вопрос: "А если молодежки не будет, то зачем нужна арена?". Все принимают, что мы шантажом занимаемся. Но какой здесь шантаж? Делать вид, надувать щеки, что мы сегодня занимаемся хоккеем. Мы врем родителям, когда говорим, что их дети будут чемпионами. Мы говорим, родители, что ваши дети не будут чемпионами, если не будет этой лестницы, ступеней.

Сейчас в молодежку возвращается мальчик, он последний год в Новокузнецке играл. У нас таких двое: Бондаренко и Кормачев. Он сахалинец — он уже лучше, играющий сахалинец — вообще чемпион, однозначно будет в команде. У них будет в этом году больше игрового времени, за год они подросли. Из трех человек двое уже уехали с Сахалина, они бы не вернулись, но это пример того, что, если есть команда, есть шанс, они сами будут возвращаться. Он сам найдет способ выехать из другого клуба. Это не наша проблема. Одно условие — должен прийти очищенным от предыдущего контракта. Как ушли, так и приходите обратно. Если юниорка в этом году заработает, теоретически есть два-три пацана, которые могут попасть в команду. Через год пять-шесть сахалинцев могут играть.

Если сахалинцы заходят — они получают особый статус. Даже если в команде кто-то есть лучше — он все равно будет играть, он наш, родной. Понятно, что, если мы начнем мерить ребят, которые росли на Сахалине, и ребят, которые росли в "Спартаке" и других школах, явно выбор будет не в пользу Сахалина. Сахалинскому хоккею шесть-семь лет, за это время воспитать альтернативу ЦСКА или "Спартаку" только старик Хоттабыч мог бы с помощью волоска из бороды. Понятно, что ребята все стараются: нас мало, но мы в тельняшках.

Узнавайте новости первыми!
Подписаться на новости
Telegram Подписаться в Telegram WhatsApp Подписаться в WhatsApp

Обсуждение на forum.sakh.com

MarkPro 18:42 28 июля
Следующим шагом должно быть создание специализированной школы по хоккею: без "Кристалла" и ДЮСШ игровых видов спорта (г.Южно-Сахалинска), на начальном этапе это работало, сегодня это уже прошлое, всех ребят города надо собрать в одной школе, с обучением в специализированных классах. Очень сильно у нас отставание в материальной базе- ЦХР только платный в Арене Сити, в Кристалле нет специализированного зала для хоккеистов. Абсолютно не продуманны летние сборы для команд, в лучшем случае этим озабочены тренер и родители, школы не принимают в этом участие. В том числе организацией товарищеских матчей, в предсезонной подготовке... Всеми, и не только этими вопросами будет заниматься специализированная ДЮСШ.
Читать все обсуждение