16+

Такая странная концессия

ЖКХ, Weekly, Бизнес, Политика, Южно-Сахалинск

На прошлой неделе на Сахалине произошло экстраординарное событие — по собственному желанию от участия в борьбе за кресло мэра Корсакова отказался Павел Гомилевский. Он был назначен на должность и.о. только в мае — после внезапного отъезда прежнего главы Тимура Магинского в Находку. Гомилевский прибыл в портовый город из Южно-Сахалинска и по идее должен был повторить стандартный путь "ставленника ПСО": конкурс, одобрение комиссией, одобрение депутатами и работа на посту главы. До сих пор схема, существующая с 2017 года, давала сбой лишь однажды — когда оппозиционное собрание Холмска не признало право Елизаветы Андреевой на руководство городом.

В Корсакове все вышло еще более резко — и.о. мэра сам заявил об уходе, а губернатор принял его отставку. Источники ИА Sakh.com связывают решение Гомилевского с компанией "Интеллектуальные коммунальные системы" — она приходит в Корсаков на правах коммунального концессионера, который в ближайшие годы будет отвечать за модернизацию и эксплуатацию ЖКХ.

Корреспондент ИА Sakh.com встретился с директором того самого ИКСа Эдуардом Смеловым и узнал, что это вообще за компания и ощущает ли она ответственность за второе за три месяца "обезглавливание" Корсакова.

Показать документы и соглашения, которые регламентируют будущую концессию, топ-гендиректор ИКСа отказался. Предполагается, что они будут обнародованы в августе, когда к рассмотрению документов приступят депутаты Корсакова.

Эдуард Смелов, фото Voda.info.news
Эдуард Смелов, фото Voda.info.news

— Вы хотите сказать, что ваша компания — это хорошо и ничего ужасного она Корсакову не несет?

— Сегодня нет задачи показать, хорошие мы или нет, это не нам оценивать, а жителям. Думаю, главное — наконец-то рассказать о проекте. Я абсолютно не в курсе, кто у вас здесь входит в элиту, а кто нет, связано ли наше присутствие в Корсакове с отставкой главы, с тем, что он отказался исполнять обязанности и выдвигаться. Но я бы не хотел, чтобы это было связано.

— Что вы вообще за компания?

— Мы производственный холдинг — наши акционеры это группа "Полипластик". Сегодня у нас владелец физическое лицо Лев Гориловский, он же президент "Полипластика". Но в настоящее время ИКС полностью переходит в эту группу и будет напрямую ею контролироваться.

Что такое "Полипластик"? Это крупнейший производитель полимерных труб в России. Полиэтиленовые трубы — это наиболее современное решение для инженерной инфраструктуры. Мы производим все: от продукции для разводки в жилых домах до городских распределительных сетей. Трубы можно применять в системах водо-, газо-, теплоснабжения, водоотведения, кабельной защиты. Вообще группа существует более 25 лет, но все в России довольно консервативно и полиэтилен в ЖКХ только-только начал использоваться. Водоканалы чуть пораньше к этому пришли — там не такие жесткие условия эксплуатации, температуры, давление, а вот тепловые сети на подобное стали переходить только несколько лет назад. По сути для нас инвестиции в инфраструктуру городов — это продолжение производственной цепочки и создание дополнительной добавленной стоимости. От сырья до продукции, проектирования, строительства и эксплуатации.

"Полипластик" располагает достаточным объемом собственных средств — выручка за прошлый год составила 40 миллиардов рублей. Есть 16 заводов — на территории Российской федерации 14, по одному в Белоруссии и Казахстане.

Ну и, собственно, два года назад акционеры приняли решение сделать шаг и оценить перспективность инвестиций в коммуналку. С конца 2018 года мы несколько проектов готовили, и в апреле 2019 были созданы "Интеллектуальные коммунальные системы". В прошлом году подписали первую концессию в Приморье, в городе Фокино. И в этом году мы делаем там первые вложения в рамках инвестиционной программы на 230 миллионов рублей. Меняем все магистральные сети на новые стальные трубы, а потом уже предполагаем, что распределительную систему будем класть полиэтиленовыми. Там уже будет наша продукция.

Стройка в Фокино, фото администрации Приморья
Стройка в Фокино, фото администрации Приморья

— Насколько я понимаю, там также две котельные запланированы.

— Да, сегодня в программе стоит строительство котельных в 2022 году. Но мы надеемся, что газ придет уже в следующем. По крайней мере, именно об этом "Газпром" заявил на совещании. Что до конца года или начала следующего газ дойдет.

— Непонятно, при чем здесь Корсаков.

— Все просто. Если брать в качестве базового проект только по замене сетей, то он окупается только через 20-30 лет. Ты выигрываешь только за счет снижения аварийности и потерь. Это не такие большие эффекты по сравнению с тем, что ты строишь новую, а тем более газовую, котельную. Поэтому мы искали комплексные проекты. У нас в стране такие обнаружить непросто, но мы стараемся прийти туда, где нужно обновить в целом инфраструктуру в муниципальном образовании. Проще всего сделать это именно на этапе перехода коммунального хозяйства в городе с одного типа топлива на другой.

И в прошлом году пока мы запускали проект в Фокино, с июня по октябрь я жил в Приморском крае и посетил и Камчатку, и Хабаровск, и Сахалин. И во всех регионах у нас начаты проекты. Две концессии подписаны на Камчатке — мы там будем строить новую газовую котельную и заниматься модернизацией сетей. На выходе, в августе их должны вывесить на госзакупках, предложения по Ванино. Там мы угольную котельную строим, с мазута на уголь переходим и также меняем сети.

В Якутии также два проекта готовим — где проходит "Сила Сибири" и в самом Якутске. Вторая концессия в Приморском крае есть. Все это проекты, где запланировано именно комплексное обновление инфраструктуры, строительство новых источников тепловой энергии и сетей. Так что здесь не только Сахалин, весь Дальний Восток. Просто так получилось, что здесь (в ДФО) наибольшее количество одновременно реализуемых проектов по газификации сконцентрировано.

— Что вы планируете и что будете строить?

— Инвестпрограмма, которую мы подали и которая получила поддержку от комиссии правительства и мэрии, она составляет всего 5,42 миллиарда рублей. Это не размазанные инвестиции — 80% средств вкладывается в первые пять лет. С 2020 по 2024 у нас должно быть 4,12 миллиарда. Из них по котельным — 2,47. Это семь новых газовых котельных: центральная районная, 25-я и 21-я в Корсакове, 22-я в Раздольном, объекты в Соловьевке, Чапаево и Озерском. Шесть должны запустить на следующий год, еще одна, в селе Новиково, она будет на СПГ, на 2024 год стоит. Пока так планируется.

На остальные два с небольшим миллиарда будем заниматься модернизацией сетей — после строительства котельных сразу вся система должна обновиться.

— Что это за деньги?

— Все подобные проекты финансируются с привлечением кредитных средств. Но ни один банк без собственных инвестиций не одобрит кредит. И Сбербанк, с которым мы этот проект подготовили, готов финансировать его в соотношении 80% на 20%. Поэтому пятая часть инвестиций будет за счет собственных средств акционеров и компании. В течение 15 лет предусматривается возврат кредита, затем уже средства акционеров возвращаются.

Всего концессия рассчитана на 25 лет. После этого объекты передаются городу.

— Зарабатывать будете на тарифе?

— Да, именно поэтому газ, поэтому переход на другое топливо. Повышение тарифа не предусматривается, мы будем работать по утвержденным ставкам. А после расчета со Сбербанком — мы еще и снижаем тариф. Возврат будет за счет экономии — снижения потерь и расхода топлива у новых котельных.

— Инвестируете в Корсаков около 800 миллионов своих средств и 4,5 миллиарда кредита. Под чьи гарантии этот кредит? Города, области?

— Нет, только акционеров.

— У вас уставной капитал 100 тысяч рублей.

— Это будут акционеры, группа "Полипластик". Они будут поручителями по кредиту. По другому у нас Сбербанк не работает.

— Но у нас есть не только Сбербанк, но и, например, "Корпорация развития", которая достаточно активно вкладывается в разные проекты.

— Мы не планируем их привлекать.

— Вы состояние сетей и объектов видели? Там половина будет даже не от города, как я понимаю, а от военных вам передаваться.

— Военные котельные, не знаю, переданы или нет даже. Они в состав концессии не входят — их мы не будем принимать и эксплуатировать, сразу строить новые и с ними заходить в ЖКХ. Так что объекты Минобороны я не видел, те, что есть в Корсакове, до следующего года отработают спокойно. А потом уже новые будут запущены. Мы будем их строить с нуля со всей инфраструктурой, а не менять оборудование на газовое в уже существующих. Так меньше потери и вообще это правильнее и проще.

Более того, мы будем в Корсакове 4 котельные демонтировать и выводить. Туда будут проложены теплотрассы и за счет увеличения мощности ЦРК можно будет меньшим числом обойтись.

— Если все так замечательно, так почему же вас не любят? Почему мэр ушел, я не понимаю, почему депутаты нам через одного говорили, что вы загубите ЖКХ и бросите?

— Первая публичная защита нашего проекта в администрации была в январе. Предложение официальное мы подали еще в начале февраля, в начале марта администрация пришла к решению, что они готовы с нами работать, но на иных условиях. Начались переговоры, которые и сейчас идут. Я думаю, разумным было уже в феврале вынести проект на широкое обсуждение, а не делать из него какую-то тайну. Я считаю, проект правильный, он позволит инфраструктуру обновить и сделать более эффективной. Полиэтилен будет 50 лет лежать в земле без проблем, котельные газовые будут работать и после окончания срока концессии. Так что я тоже не понимаю.

Я поэтому и предложил встретиться — чтобы из первых рук без лишней интерпретации все рассказать. Потому что история для нас очень странная.

— Вы готовы передать нам какие-то документы? Хотя бы саму концессию, чтобы мы предметно ее изучили?

— На рабочей группе инвестпрограмму согласовали, до среды (28 июля) должны устранить замечания. 30 (о таком числе рассказывали источники в Корсакове) я не видел, но около 10 есть. Одно из ключевых — это обязательство концессионера в полном объеме принять персонал существующего МУПа, сохранить условия труда, подписать коллективный договор на прежних условиях. Это понятные требования, и с ними мы согласились. Также в поправках указано, что мы несем ответственность за восстановление имущества, если после окончания концессии будут выявлены какие-то существенные недостатки, влияющие на его работу. Тут тоже нет вопросов — своя продукция, в которой мы уверены, используется и проекты котельных достаточно надежные. Были замечания по поводу взаимоотношений между городом и областью, ведь это трехсторонняя концессия. Договорились, что регион будет нести ответственность вместе с Корсаковом, если по инициативе концедента будет расторжение договора.

По тексту мы уже все в целом согласовали. Теперь все будем выносить на собрание Корсакова. Я думаю, что это можно было сделать и четыре месяца назад — суть проекта за все время, что мы согласовывали текст и цифры, не поменялась. Думаю, в августе это произойдет.

— И только тогда вы его сможете показать?

— На мой взгляд, это будет правильным. Когда администрация будет выносить на думу — тогда этот текст и должен быть обнародован.

— Не первый раз вы делаете концессию. В Архангельске вы этим уже занимались.

— Да, я пришел на предприятие — местный водоканал — когда он находился в процедуре банкротства, там уже было введено внешнее наблюдение. Мы в 2016 году вывели его из банкротства. Основной работой стало договориться с кредиторами о реструктуризации долга. И одним из обязательств стало то, что концессионер возьмет на себя долг — 900 миллионов рублей. Насколько я знаю, это обязательство "Росводоканал", который туда пришел, выполнил.

— И сегодня местный бюджет туда продолжает вваливать средства на работу этого предприятия? 200 миллионов как раз на закрытие долгов накануне местные депутаты решили выделить.

— Там нет софинансирования по условиям концессии. Про какие-то 200 миллионов мне ничего неизвестно. Сама концессия не предполагает субсидий.

— На Сахалине вы тоже не планируете получать субсидии?

— У нас предполагается поддержка, и ее уровень сейчас обсуждается. Более 30% он в принципе быть не может. Но это не будет нечто новое для бюджета. Сегодня, по нашим данным, ежегодно муниципальное предприятие поддерживалось администрацией на 150-160 миллионов. Это не инвестиции, это именно текущая деятельность: подготовка к зиме, тарифное регулирование. Нам таких денег никто не даст. Ни на зарплаты, ни на подготовку к зиме.

— А что за поддержка тогда?

— Именно в капитальные вложения, в инвестиционную программу. Это будет софинансирование своего рода. В Приморье нас софинансирует федеральный фонд реформирования ЖКХ. Это налагает дополнительные требования, чтобы потом не пришлось объяснять, что что-то построено не в соответствии с концессией. Здесь, скорее всего, это будет область.

— Вы несете ответственность по условиям концессии за аварии, сбои и так далее?

— Да, мы не только создаем объекты, но и отвечаем за эксплуатацию. Все действующие законы одинаково работают в концессионном соглашении и всех остальных формах. Только у нас еще дополнительные обязательства есть — создать новые объекты.

Например, есть закон "О теплоснабжении", неважно, по какому механизму заходишь в эту сферу деятельности — тебя всегда регулирует Региональная энергетическая комиссия. Это первое. Второе — все подобные предприятия по закону являются естественными монополиями и работают по 223-ФЗ. Как МУП любой или "Сахалинская коммунальная компания". Те же правила для концессионера. Конкурсные процедуры, отборы и так далее.

— 223-ФЗ не означает конкурс. Все зависит от положения о закупках: можно и за миллиард контракты напрямую отдавать.

— В Приморье положение о закупках ограничивает прямые закупки 1 миллионом рублей. Мы заинтересованы в экономии, и большое число участников конкурса — это и есть способ сэкономить. Кроме того, концессия — это не аренда. Это договор с взаимными обязательствами. С одной стороны, инвестор создает объекты и они должны соответствовать требованиям заказчика — концедента. А концедент должен обеспечить возвратность инвестиций. Это гораздо жестче договора подряда. Много на Сахалине строилось коммунальных объектов? А сколько из них без проблем? Та же долинская ТЭЦ, у которой сметная стоимость в 2-2,5 раза выросла в итоге. В концессии это невозможно. Там есть мероприятия, суммы, обязательства пройти госэкспертизу. Если ты где-то превысил стоимость, прошедшую госэкспертизу, — это за твой счет.

— Против вас возбуждалось уголовное дело?

— В Архангельске да, именно когда я возглавлял муниципальное предприятие. Подозревали в превышении полномочий — когда предприятие находилось в банкротстве, мы для ведения судебных процессов нанимали юристов. Прокуратура посчитала, что мы могли с этим справиться и своими силами. Но в результате дело было закрыто.

— Вы выходец из "Росатома". Вам это как-то помогло с Валерием Лимаренко договариваться?

— Когда мы начинали проект в Фокино и заходили на Сахалин параллельно, я начинал общение еще с Дмитрием Зайцевым (экс-министр ЖКХ, покинул пост в декабре прошлого года), только в декабре состоялась первая встреча с Валерием Игоревичем, когда мы предложения уже подготовили. "Росатом" большая организация, мы с ним работали в разных подразделениях: я, в принципе, всегда был в энергетике и коммуналке, в энергетическом дивизионе отвечал за производство электричества и его реализацию. А Валерий Игоревич работал в строительстве, они возводили электростанции.

— То есть вы не встречались прежде?

 — Нет, на правлении "Росатома" пересекались, но не так плотно.

— Корсаков — это 30 тысяч жителей. Рядом есть Южно-Сахалинск, где их в 6,5 раза больше. И тоже планируется строительство котельных, да и сети не в идеальном состоянии. Вы сюда тоже заходите?

— В Южно-Сахалинске наше предложение рассматривается еще медленнее. Мы подготовили его еще в январе. Вообще здесь мы провели обследование большого числа населенных пунктов: Долинск, Макаров, Тымовское, чуть хуже исследовали Холмск. Работали именно в той последовательности, как будет идти газификация. И готовим свои предложения инвестиционные по всем этим городам.

В Южно-Сахалинске, на самом деле, не такой большой объем работ — ТЭЦ уже работает на газе, потребность только в нескольких тепловых источниках на юге города. Не такой уж масштабный проект. Все остальные населенные пункты, по мере прихода газа, могут быть в такой модели также реализованы, и мы в этом направлении сейчас работаем.

— То есть вы планируете остаться надолго?

— Концессия не бывает короткой. Сроки возврата инвестиций в коммуналке вообще очень длинные.

Новости по теме:
Узнавайте новости первыми!
Подписаться в Telegram Подписаться в Telegram Подписаться в WhatsApp Подписаться в WhatsApp

Обсуждение на forum.sakh.com

assamic 00:16 31 июля
Уходят наверное не хотят отвечать за касяки предыдущих правителей, видимо шкафы заполнились скелетами...
Амик 22:28 30 июля
А я вроде уловил что тут непонятного. Сети, они берут на модернизацию сети, и становятся операторами ими же созданных сетей. Правильно?
А вот в чем непротык, так это в самой структуре данного мероприятия. По сути, ЖКХ дожна была нанять этих, на замену сетей. Тупо заключить контракт, и понеслась. Но так как ЖКХ все деньги спустило на канары (поясню, во всех тарифах заложены суммы на ремонты, модернизации и прочее, где они?), эти вот таким вот образом, меняют понятное вороватое ЖКХ, на непонятное, себя.
Что они будут творить со всем этим, не знает никто!
мне лично, вспоминается чубайс, который в 90е, учудил веерные отключения за неуплату.
У меня единственный вопрос к ПСО, господа, где бабки уплаченные в виде тарифов людьми, которые должны были закрывать все модернизации? Это как с пенсионным фондом, фсе отчисляют налоги, но никто не видит пенсий.
С новым "оператором" будет еще сложнее, так как альтернативы, просто нет и уже не будет.
возьмите район, любой, жэк любой, и сделайте. А уже на выходе будем посмотреть. А вот эта афера, передача сетей всего города, реально афера!
Есть пример, роснефть, с топливом че хочет то и делает. Чем эти чудики лучше?
046220vp 17:58 30 июля
Прочёл комментарии ниже. А в чем проблема? Все в принципе доходчиво. Подводные камни пусть прокуратура и СК ищет. Что касается замены полиэтиленовыми трубами , то это надо было начинать делать 15 лет назад. Но наших заскорузлых чинуш , которые кроме чугуния и люминия ни о чём слышать не хотели. Россия отстала от мира на 30 лет, а возможно и более. Ребята прошли этот уровень по выпуску труб, решили двигать свою продукцию таким путём, по чему бы и нет. Это бизнес.
viktoria_ 15:00 30 июля
Тут и ежу понятно, что по сути Корсаков это предлог для отмывания бюджетных денег! Вложат свои 800000 а заработают миллиарды и потом признают себя банкротами и фактически город останется без денег.
radio 14:42 30 июля
Что-то Эдуард не договаривает?
Читать еще 52 комментария