16+

Туманное будущее собачьих приютов

Новости Курильских островов, Weekly, Южно-Сахалинск, Курильск

В России все больше внимания уделяется животным — домашним и безнадзорным. Они стали одним из столпов агиткампании за поправки в Конституцию, с прошлого года действует закон об ответственном отношении с животными. Но несмотря на это, от выхаживания, пристраивания и содержания животных органы власти пока держат безопасную дистанцию. А занимаются заботой о братьях и сестрах меньших волонтеры — и организованные с помощью общественных организаций, и самостоятельные, спасающие собак и кошек в собственных квартирах или загородных домах.

Этот материал задумывался как история о том, что скоро все станет совсем плохо. Дело в том, что в Сахалинской области в середине июля утвердили новые правила содержания животных в приютах. В них предполагается создание цивилизованных и, если так можно выразиться, комфортных условий для их жизни в приютах. С большим количеством персонала, отдельными зонами карантина, медобслуживания и постоянного проживания. Как сказал один из сахалинских мэров, к которым за комментарием обратилось агентство, "их как будто списали с человеческого санатория".

В правилах, утвержденных правительством, все с этими параметрами достаточно строго — если не соответствуешь, ты не приют. И казалось, что с момента их принятия и без того сложная ситуация с безнадзорными животными на Сахалине и Курилах свалится куда-то в глубины ада. Ведь денег на глобальные реконструкции и доведение мест содержания животных до этих нормативов никто не дает. А значит они будут закрыты и сотни животных окажутся на улице.

Но на деле все оказалось диаметрально противоположно — приюты никто не собирается закрывать, а принятые правила остались висеть в воздухе. Перестраивать и реконструировать существующие объекты не будет никто. Да и со строительством новых за государственный счет все достаточно непросто: коронавирус, дешевая нефть, общая неопределенность с бюджетом накладывает свой отпечаток.

Корреспондент ИА Sakh.com поговорил с зоозащитницами Ириной Репиной, представляющей фонд защиты животных "Право на жизнь", и Ириной Савицкой, которая два года руководит крупнейшим и самым известным приютом Южно-Сахалинска "Пес и кот". А также узнал, как и сколько на решение проблемы безнадзорных животных тратят Южно-Сахалинск, Холмск и Курильск и какие пути дальнейшего развития сферы решение вопросов безнадзорных животных видят в этих городах.

Из новых правил работы приютов: "Территория приюта должна быть разделена на следующие зоны: производственную, административно-хозяйственную, временного содержания животных, хранения отходов содержания животных. Территория должна быть огорожена сплошным или сетчатым забором высотой 2 метра с цоколем, заглубленным в землю не менее чем на 0,2 метра. Въезд (выезд) на территорию приюта осуществляется через дезинфекционный барьер. Вход (выход) на теориторию приюта осуществляется через дезинфекционные коврики".

Система была и кое-как работала. Сегодня и она развалилась

Ирина Репина — руководитель общественной организации "Право на жизнь" — один из наиболее активных зоозащитников на Сахалине. Она входит в рабочую группу думы, которая уже около полугода трудится над внедрением в Сахалинской области нового законодательства об обращении с безнадзорными животными. Оно вырастает из федерального закона об ответственном обращении и конкретизирует его положения и ключевые показатели для Сахалина и Курил.

— Принятие закона об ответственном обращении с животными для нас не изменило вообще ничего. Во-о-о-о-обще. Конкретно для тех, кто содержит приюты и занимается спасением животных, этот закон абсолютно пуст. У меня сейчас около 45 собак и 7 котов. Я занимаюсь ими сама — у меня нет волонтеров, я не объявляю сборы средств. Они живут за счет моей семьи и моей головы. Дал мне что-то этот закон? Да не смешите, — встречает активистка в заставленном папками кабинетике в Доме союзов на перекрестке Компроспекта и проспекта Мира.

Сегодня в Сахалинской области, рассказала она, государство от системной работы практически устранилось, не существует и сколько-нибудь внятного механизма поддержки приютов. Организации, у которых они есть, — частные и содержатся в основном за счет средств и энтузиазма неравнодушных жителей.

— В прошлом году благодаря спикеру думы Андрею Хапочкину начала работать программа разовой помощи — субсидия в 500 тысяч рублей ежегодно. Эти деньги можно тратить на лекарства, на корма. Их получали приюты "Пес и кот", наша организация, Ксения Завадская, которая пытается фактически государство заменить в этом деле, и центр "Доброе сердце", который не является приютом в полном смысле слова (это центр помощи, где животных лечат от травм). Это столпы, организации, которые имеют опыт и некую базу, на которых в основном и держится содержание животных. У них есть земельные участки, вольеры или какие-то здания, где можно животных держать, лечить, оперировать, — рассказывает Репина. — Но 500 тысяч в год — это капля в море.

Кроме разовой помощи власти периодически объявляют гранты — за них надо еще побиться и доказать, что достоин получения. В этом году, например, "Право на жизнь" Репиной получил 300 тысяч — вдвое меньше, чем просили. Средства пошли на стерилизацию 59 животных и строительство вольеров для собак.

— Что такое 59 животных? Две трети из них — самки. Умножаем 40 на 7 щенков в среднем — получаем 280 щенков, пусть половина выживет, это 140. Опять умножаем на 7 — получается 1000. Рождение стольких щенков, которые пополнили бы в ближайшие году улицы, мы предотвратили, — приводит нехитрую арифметику Репина. Она считает программы стерилизации животных одним из главных в работе общественников — так можно хоть как-то контролировать число бездомных зверей на улицах.

Функции по обращению с безнадзорными животными по закону сегодня переданы в муниципалитеты. Органы власти на местах должны разыгрывать контракты на отлов, стерилизацию и выпуск в среду безнадзорных собак (в основном все сосредоточены на них — кошки людей не кусают), контролировать их выполнение и гуманность обращения с пойманными живыми существами. Города и районы должны также вкладывать в инфраструктуру — то есть строить приюты для лечения и содержания собак, кошек и других обитателей подвалов и подворотен. На последнюю цель область, по сведениям общественников, даже выделила около 47 миллионов рублей — они должны покрыть возведение пяти приютов. Только вот с теми нормами, которые прописаны в новом порядке, этих денег не хватит даже на половину.

До 1 января 2020 года в Южно-Сахалинске, вспоминает Репина, также работал пункт передержки — муниципальное учреждение в структуре МБУ "Зеленый город", в которое помещались отловленные и стерилизованные бездомыши. Но в этом году работу его свернули — полномочий заниматься отловом и стерилизацией напрямую у местной власти больше не осталось.

— Система при всех плюсах и минусах была и она работала. В других городах как все это было устроено — загадка, но в Южно-Сахалинске на самом деле был толк. Теперь на год эту работу просто свернули — все упало на тех же самых волонтеров, — замечает Репина.

На замену передержке должны прийти приюты — более комплексные организации, где бездомные звери будут жить, а не "отлеживаться" после операций. Но этой системы в области на государственном уровне никогда не было, а новый порядок содержания животных делает ее создание еще более сложным делом.

Репина уверена, что вместо властной вертикали с муниципалитетами и их подведомственными учреждениями должна работать система "силы общественности + деньги государства". Когда зоозащитникам будут давать прямые дотации на содержание и строительство, что-то вроде госзадания, а взамен требовать определенных показателей. В любом случае они сделают это эффективнее.

— Все эти нормативы, законы. Это эфемерное нечто, к которому надо стремиться, не более того. Никто ничего завтра или послезавтра в этой сфере не сделает. Проблема с животными стоит очень остро на Сахалине и Курилах, но решается исключительно с помощью добровольных пожертвований граждан и их гуманизма. А все эти помывочные на проездах, вольеры определенного размера — все это такие требования (машет рукой). Хоть какой-то деревянный вольер создать с будочками, не говоря уже обо всех этих мойках-фигойках. Без господдержки, без участия региона невозможно подобный приют построить. Это утопия. Надо помогать тому, что есть и работает, а не какие-то воздушные замки строить, — заключает Репина.

Пенсионеры "Пса и кота"
Пенсионеры "Пса и кота"

Из новых правил содержания животных в приютах:

Штатная численность сотрудников приюта определяется в зависимости от количества содержащихся в приюте животных и видов выполняемых работ и должна предусматривать кроме административно-управленческого персонала также обслуживающий (технический) персонал, специалистов в области ветеринарии, специалистов по социальной адаптации животных (кинологи, фелинологи). При расчете штатной численности сотрудников необходимо иметь двух обслуживающих работников и одного специалиста по социальной адаптации животных на каждые 80 животных.

Можно построить миллиард приютов, но все они будут завалены коробками с домашними котятами и щенками

По оценкам зоозащитников, в промзонах, подвалах жилых зданий и лесополосах вблизи городов обитают более 15 тысяч бездомных собак и кошек. Их ряды пополняются как естественным путем, так и с помощью людей — тех, кто выбрасывает на улицы щенков или оставляет взрослых собак или кошек безнадзорными во время переездов или еще каких-то жизненных неурядиц. Со всей этой популяцией работают четыре приюта — они существуют на юге острова и в Смирных, а также около сотни волонтеров. Люди держат животных у себя дома или берут "патронат" над дворовыми стаями — стерилизуют, лечат, подкармливают.

Крупнейший и самый известный сахалинский приют — "Пес и кот" на улице Железнодорожной. Сейчас в нем живет почти 300 животных — 252 собаки и 46 кошки. Организация существует на частные деньги — доходы его руководителя Ирины Савицкой и пожертвования. В месяц корма и лекарства обходятся в 300 тысяч летом и полмиллиона зимой. А еще недавно здесь перестелили крышу — на это пришлось брать кредит в два миллиона рублей.

— Мы получаем только грантовую поддержку, каждый такой грант требует обоснования "социальной значимости". Нужно проводить мероприятие с участием людей и СМИ, отчитываться. Мы писали в этом году проекты на 800 тысяч и 1 миллион рублей, но дали только 400 и 600. Один был "Кошкин дом" — ремонт зимних вольеров для кошек, они теперь смогут жить в нормальных условиях. Второй — передержка стерилизованных животных. Мы людям помогаем, даем возможность делать льготную стерилизацию, передержку. Иногда на это к тому же объявляем сборы. Какой-то целевой поддержки — на корма, лекарства, нет. Не считается, что приют сам по себе, вся его работа — это социальный проект. Здесь 13-14 лет занимается государственными функциями. Но как-то только требуется что-то: пишите гранты, доказывайте, что это важно и может вы получите деньги, — рассказывает Ирина.

Мы с ней разговариваем в теплой комнате-лазарете — под ногами вьется несколько кошек со сложной судьбой, лежит, свернувшись клубочком, раненый в Поронайске котенок без пальцев. Таких животных в приют и еще одну организацию, "Доброе сердце", привозят со всего Сахалина. Их реабилитация и лечение — еще одна значимая статья расходов.

Ирина возглавила "Пес и кот" два года назад — после смерти его основателя Михаила Глазова. Человека в среде зоозащитников сколь известного, столь и противоречивого. За прошедшее время сумела, считает, в целом поставить организацию на ноги — здесь нет повальных эпидемий, никто не умирает с голода, с крыши не капает на мохнатое темечко. Совместно с волонтерами удается содержать в порядке вольеры и клетки. Но до норм, которые пытаются привить приютам в областном порядке, очень далеко.

— Я когда этот порядок увидела, спросила в агентстве по ветеринарии, были ли они в приюте, похожем на тот, который у них описан. Нет. А хоть в каком-то были? Нет. Ну так возьмите губернатора, которого мы уже три года ждем, подойдите и посмотрите, как тут все на самом деле работает, — говорит Ирина Савицкая. — Проблема она в другом, понимаете. Можно построить миллиард приютов, но все они будут завалены коробками с домашними котятами и щенками. Нам вчера очередных пятерых подкинули. В завязанном мусорном пакете. Расширение мест для содержания — это не решение проблемы. Строить надо людей. Чтобы человек понимал, что если он берет животное, он должен за него отвечать. Должно быть чипирование, ответственность. Может это и на государственном уровне стоит запустить — многих бездомышей берут бабушки, дедушки, у которых денег нет на чипирование, стерилизацию. Должна быть поддержка — тратят же у нас миллионы на то, чтобы убедить всех, что спорт — это хорошо, а курить плохо. Так и здесь необходимо — занятия в школах, пропаганда того, что надо прививать, стерилизовать, не бросать. А когда все это заработает, можно строить хорошие приюты для тех животных, которые правда ничьи и у которых никаких перспектив найти семью нет.

Сегодня контроля за судьбой домашних и уличных животных нет — даже вопиющие случаи жестокого обращения, вроде взятой из "Пса и кота" и съеденной собаки, расследуются или медленно или никак. У полиции хватает других дел и проблем — не всем людям удается помочь, какие уж тут животные.

За семь месяцев 2020 года приют сумел пристроить около 100 животных. Савицкая замечает, что обычно удается достаточно быстро отдавать щенков и котят. Пожилых зверей или инвалидов пристроить практически невозможно. Они годами живут в приюте, пока не умирают своей смертью.

ИА Sakh.com обратился в администрации трех сахалинских городов, которые чаще всего фигурируют в новостях о безнадзорных животных: Южно-Сахалинск, Холмск и Курильск.

В городах на Сахалине сегодня принадлежащих муниципалитетам органов для работы с безнадзорными животными нет. Эти полномочия на конкурсной основе переданы благотворительному фонду "Помощь животным. Сахалин" Ксении Завадской. В областном центре на эти цели выделяется 12 миллионов рублей ежегодно, в Холмске — всего 300 тысяч с возможностью увеличения в случае острой необходимости.

"В полномочиях подрядчика — отлов и стерилизация. Больных и агрессивных особей оставляют в приюте, остальных, после медицинских процедур, проведения прививок от заболеваний, чипирования и биркования выпускают в среду обитания. Эта работа ведется в соответствии с требованиями законодательства" — рассказывают в ответе мэрии Южно-Сахалинска.

Интересно, что в городах по-разному трактуют статус существующих приютов — в Южно-Сахалинске заметили, что не имеют полномочий для прекращения их деятельности, даже если они не соответствуют нормативам. В Холмске оказались более категоричны: "если места для размещения и содержания не имеют лицензии и не будут соответствовать требованиям, они будут закрыты, это отрицательно скажется на работе по регулированию численности безнадзорных животных".

В Курильске ситуация чуть отличается — здесь с безнадзорными животными по-прежнему работает муниципалитет. Действует городская служба отлова, а также пункт передержки.

"Бригаде по отлову безнадзорных животных запрещено производить отлов животных в присутствии детей, отлавливать животных без заявки и не указанных в заказе-наряде, присваивать отловленных животных и продавать, изымать животных из квартир и с территории частных домовладений без соответствующего решения суда или заявления владельцев, снимать с привязи животных, временно оставленных у входа в организацию, учреждение, предприятие и других общественных местах, применять огнестрельное оружие, совершать иные действия (бездействие), нарушающие требования действующего законодательства по обеспечению безопасности населения и гуманного обращения с животными", — сообщается в ответе мэрии.

При этом работающая муниципальная организация не является приютом — животных держат здесь в течение 14 дней. Делают уколы, чипируют и отпускают. Неизлечимо больных или опасных для людей животных умерщвляют после тщательной анестезии, подчеркивают в мэрии.

— У нас действует полный запрет на убийство животных. Мы на это не пойдем. Да, проблема с собаками есть, они кусают иногда людей, но есть и хорошие. Работает приют, там хорошие девочки, они любят животных. И если нас его обяжут закрыть из-за каких-то норм — мы на это не пойдем. Некуда девать животных. Требования совершенно невыполнимые — отдельные помещения, бешеные штаты. У муниципалитета нет средств для подобного. Если область или федеральный бюджет дадут ресурсы — мы с радостью готовы все это выполнить. Мы не будем закрывать пункт передержки. Ну а если суд нас обяжет — значит такой суд, — прокомментировал ситуацию в Курильске мэр Вадим Рокотов.

В сахалинском министерстве ЖКХ, которое курирует сферу обращения с безнадзорными животными, добавили, что в области сегодня официально действуют два приюта — "Пес и Кот" и "Помощь животным. Сахалин". На деньги области к тому же созданы четыре пункта временной передержки — в Смирных и на Курилах.

"В Сахалинской области приняты меры государственной поддержки на выполнение мероприятий по отлову и содержанию животных, субвенции на мероприятия по отлову и содержанию безнадзорных животных выделяются органам местного самоуправления ежегодно. Так, в 2019 году было освоено 51,8 миллиона рублей, в 2020 году выделено — 47 миллионов рублей, запланированы лимиты на 2021 и 2022 годы — по 47 и 47 миллионов рублей", — заметили в ведомстве.

В министерстве подчеркнули, что сегодня не стоит вопрос закрытия существующих организаций вне зависимости от форм собственности. Более того, в ответе сообщается, что "имеющиеся приюты постепенно будут приводиться в соответствие новым требованиям. Необходимые расчеты по дополнительной сумме субвенции на модернизацию и приведение в соответствие с нормативными требованиями по содержанию безнадзорных животных произведены, готовятся предложения для включения в проект закона Сахалинской области об областном бюджете".

Новости по теме:
Узнавайте новости первыми!
Подписаться в Telegram Подписаться в Telegram Подписаться в WhatsApp Подписаться в WhatsApp

Обсуждение на forum.sakh.com

World.of.Tanks 00:00 16 августа
Сообщение скрыто пользователями
кедровая 22:25 15 августа
Законы растут как грибы! Из Закона одного, растут ноги другого, вам нечем заниматься? Как на сковороде пекутся законы из того же, теста. Хватит уже сходить с ума, а то скоро вся страна окажится в палате 6! Вместо того, чтобы отвечать за каждую прирученную животинку, выпекаем законы. Дурдом....О детях и стариках столько не беспокоятся.. чесслово - у одних крыша едет, а остальные следом бегут. Не страна, а сплошной сумашедший дом.
анонимная  15:16 15 августа
В нашей области решить эту проблему можно и нужно. Причем на все про все уйдет 5 лет максимум. Денег в казне не меряно. Позакрывать большую часть не нужных и убыточных проектов, Торов типа ГВ и прочей ерунды. Чиновников и депутатов сократить до минимума, оклады их заоблачные. Вот вам и средства на искоренения этой проблемы. Да похоже на утопию, но запад нам не пример. Там уровень жизни выше и благотворителей соответственно.
анонимная  10:30 15 августа
Вопрос по бродячим и брошенным животным в России совершенно не урегулирован. Безобразие. Читаю этот бред (по "лечению" и "пожизненному содержанию", а ещё и "стерилизации" бездомных собак) и чувствую, что попала в палату №6...
lana_87 21:25 14 августа
Все вроде правильно, но чипировать свою домашнюю кошку не дам, я ее никогда не предам, не выкину, но чипировать, себе вставьте чип под кожу в одно место, научитесь наводить порядок безоперативно
Читать еще 58 комментариев