16+

Кто не работает, тот не ГРЭС

Сахалинская ГРЭС-2, ЖКХ, Weekly, Томари

Ночь 22 декабря (в этом году 21 декабря из-за високосного года) — самая длинная в году. Именно поэтому 22 числа отмечают День энергетика. Это довольно логично: когда нет солнца на небе, особое значение приобретают тысячи искусственных звезд, светящих и греющих благодаря стараниям сотрудников электростанций и котельных. В 2019 году на Сахалине появилась первая за полвека большая новая электростанция — Сахалинская ГРЭС-2 в Ильинском. Ее рождение было непростым, непростым стал первый год работы. Эта история не о ней, а о тех, благодаря кому крутятся турбины, течет по жилам проводов электрический ток и пылают маленькие обжигающие огоньки в топках котлов.

Фото сделано в октябре, в ноябре вторая турбина уже была собрана и работала
Фото сделано в октябре, в ноябре вторая турбина уже была собрана и работала

О Сахалинской ГРЭС-2 год назад писали довольно много. Новая станция, открывать которую прибыло руководство области, полпред президента и гендиректор "РусГидро" приковывала к себе внимание. Были как самые оптимистичные, так и самые мрачные прогнозы — первой зимы на новом оборудовании многие откровенно побаивались. Но станция в итоге выдержала и постоянные морские ветра, и "соленый туман", который приводит к замыканиям даже без перехлеста проводов, и даже смену генерального директора, покинувшего находящийся в автономном плавании в самый разгар февральских морозов.

— Я не могу сказать, что все прошло очень легко, но никаких серьезных проблем не было. Станция для меня новая, непривычная чисто по человечески — оборудование другое, стоит не так. К тому же, я всю жизнь работал на ТЭЦ в Южно-Сахалинске — там поперечные связи котлов и турбин, а здесь блоки. Это современное решение, но требующее своего особого обращения. С одной стороны, на ТЭЦ любой котел может любую турбину вращать, а здесь все жестко завязано. С другой, там, если как-то неправильно сработаешь, можно полстанции потерять, здесь — один блок, хотя это тоже полстанции. Но все эти вопросы и проблемы нивелировалось тем, что специалисты здесь классные. Была бы неквалифицированная команда — да, пришлось бы с болью все трудности преодолевать. Но тут все большие молодцы — многие работали на старой ГРЭС, большинство участвовало в пусконаладке и эту станцию от и до знает, — рассказывает гендиректор ГРЭС Николай Недашковский.

Николай Недашковский
Николай Недашковский

В 1992 году он устроился на станцию в Южно-Сахалинск слесарем, работал мастером и начальником цеха, а затем стал главным инженером. При его непосредственном участии проходили строительство новых энергоблоков и работы по газификации "классической" советской части объекта.

— Первое время было непривычно — все-таки главный инженер отвечает за железяки, а у директора больше зона ответственности, надо и о людях думать. Но, спасибо коллективу, помогают, — замечает он.

С ноября 2019 года ГРЭС (теперь формально она не ГРЭС-2, а просто ГРЭС, двуединая в воплощениях в Лермонтовке и Ильинском) стабильно выдает в сеть Сахалинской области свою долю энергии. Пока, признается Недашковский, не все получается, как хочется, — например, высоковат расход. Уголь — это своя специфика, своя тонкая настройка, которая занимает не дни, а месяцы.

— Газ — это значит труба зашла просто, и все горит, а тут достаточно интересно все. В дождь, метель свои задачи, много механизмов, подготовки. Почему уголь? Ну такое решение на уровне правительства — поддерживать отрасль, да и вообще труба с севера у нас только одна. Если что случится — все, конец. А уголь — вот он, рядом, к тому же запас на несколько месяцев можно легко создать прямо у нас на складе. А что касается экологии — когда станция в штатных режимах, тут выхлоп очищается почти как газовый. Порой с дороги вообще никакого дыма не видно. Некоторые до сих пор считают, что мы тут не работаем, — отмечает Недашковский.

В отличие от коллеги в Лермонтовке, запущенной в середине XX века, творение инженеров в Ильинском — вовсе не "теплое, ламповое и ностальгическое". Практически все управление процессами отдано на откуп бездушной эффективной автоматике: системам управления технологическими процессами (АСУТП) и электротехническим оборудованием (АСУЭТО). Даже остановка станции в большинстве нештатных ситуаций происходит усилиями умных программ — большие красные кнопки с белыми буквами "Стоп" под хрупким стеклом — больше дань традиции и технике безопасности. Ну и страховка на случай, если вдруг оборудование решит схалтурить.

— Автоматика — это автоматика, она, бывает, тоже дает сбой. Тем не менее, 80% управления здесь сосредоточено на электронных устройствах — руками ничего двигать не приходится, в основном щелкаешь мышкой да следишь за мониторами. Понятно, что это дань времени — сейчас везде так работают. Но иногда по ключам и тумблерам скучаем, — говорит начальник смены станции Евгений Кожухарь. В энергетике он, несмотря на молодые глаза и какой-то почти мальчиковый задор в улыбке, уже 24 года. Работал на старой ГРЭС, потом перебрался с семьей на новую.

Евгений Кожухарь
Евгений Кожухарь

За его спиной перемигивается огоньками главный щит управления — тоже абсолютно электронное устройство без единой аналоговой лампочки.

— Да, можно сколько угодно надеяться на автоматику, но без людей все равно никуда. Вот тут у нас, на центральном щите, все параметры есть. Сиди, да контролируй. Но все равно мы не обходимся без людей непосредственно в залах — котельном и турбинном цехах. Они — руки и ноги начальника смены. Оперативный персонал называется оперативным именно потому, что делает все очень быстро. Быстро находит какие-то подозрительные изменения, быстро на них реагирует. Станция должна работать. Ведь, если энергоблок встал — просто так запустить его, как машину ключом, нельзя. Чтобы заново его в строй ввести, надо провести целую серию манипуляций — заново растопить котел, толкнуть турбину, вывести ее на параметры, — рассказал главный инженер станции Андрей Козлов. Он же руководил "железяками" и на старой ГРЭС — сейчас она выведена из эксплуатации. Там работают только охрана, да ответственные за золоотвал: серые поля, где хранится накопленная за 50 лет работы зола, просто так не рекультивируешь.

Андрей Козлов
Андрей Козлов

Сегодня ГРЭС в Ильинском работает как дополнение ТЭЦ в областном центре — выдает приблизительно половину от своей максимальной мощности по довольно пологому графику. От компенсации суточного колебания потребления, которая, по одной из версий, привела к преждевременному износу основного оборудования старой станции, она освобождена — эту роль на себя берут более легкие на подъем газовые турбины в Южно-Сахалинске.

— Станция наша еще настраивается, бывало, и на ноль садилась — такие объекты невозможно сразу построить готовыми, всегда идет дополнительная доводка, доработка. Сейчас тоже этим постепенно занимаемся, — рассказал Андрей Козлов.

Кроме опытных сотрудников, прошедших через огонь, воду и поронайскую станцию, на новой ГРЭС довольно много вчерашних выпускников вузов — они поехали на остров за карьерой, романтикой и морскими закатами.

Татьяна Серова три года назад переехала на остров из Томска — вместе с мужем решила строить карьеру в островной энергетике. Заманить ее сумел прежний директор ГРЭС Максим Федотов во время одного из "рекламных вояжей" по энерговузам страны.

— На самом деле, только кажется, что это какое-то беспросветное захолустье. Здесь масса развлечений: здорово гулять на берегу, можно собирать ягоды-грибы, есть рыбалка. Да, это село, но три часа от города нас не смущают. К тому же, здесь хорошие карьерные перспективы и опыт. Мечу в директора "Сахалинэнерго", это как минимум. Но пока тут забот хватает: станция работает не без проблем, и каждый день мы стараемся более эффективно ее настраивать. В идеале процессы пока не идут — всплывают какие-то моменты, проблемы. Но мы боремся. Это молодой организм и у него свои особенности взросления, если так можно выразиться, — отрывается от созерцания монитора с данными девушка.

Татьяна Серова
Татьяна Серова

А Надежда Антонова прибыла в Ильинское, чтобы поднимать здесь образование — учитель информатики хочет преподавать местным детям робототехнику. Ну а пока руководство закупает и доставляет тех самых роботов — трудится на полях планово-технического отдела.

— Робототехника — это очень интересный предмет, наука, которая связывает множество дисциплин — от информатики до физики. Это сейчас один из самых нужных навыков, я думаю. Все автоматизируется, усложняется без таких знаний никуда. Это же такая база — общие принципы, хочешь, строй на них конвейер, хочешь — исследователя морского дна, хочешь — автоматизированную кочегарку. Пока договорились, что у нас будет два вида роботов — для совсем малышей попроще, но их тоже можно будет программировать. А у старших ребят — более сложные модели с датчиками, возможностью создания сложных алгоритмов, определения цветов, препятствий. Ждем только роботов, работа большая проделана, программа уже написана, — рассказывает она.

Надежда Антонова
Надежда Антонова

"Станция — это просто металл и бетон, без людей ничего здесь не будет", — директор станции Николай Недашковский мог бы писать речи политикам. При этом, признается руководитель профсоюза станции Светлана Валента, запуск объекта и налаживание работы людей идет не так хорошо и быстро, как всем бы хотелось.

— ГРЭС же не отдельно от людей, это одно целое — хорошо живут люди и работают они хорошо. А если у инженера из крана не пойми что течет — какое тут сосредоточение на работе? Все это взаимосвязанные вещи: ГРЭС без людей жить не может, люди живут здесь из-за ГРЭС. И вот с комфортом пока есть проблемы. Есть некая социальная неустроенность даже в таких базовых и простых вещах, о которых и думать не хочется в XXI веке. Вот есть первый ряд домов в поселке, второй — они на сопке стоят, а дорога идет вкруговую, надо очень большой крюк делать. А еще там новый сад построили — как детей водить будешь? Летом, ладно еще — напрямую тропку пробили. А зимой? Писала Кобелеву (Александр Кобелев, бывший мэр Томари), писала губернатору, обещали сделать лестницы, но пока тихо. Поликлиника... У нас тут амбулатория, один терапевт, он же фельдшер... Один за всех и все за одного. Вода... Напишите про нашу воду, пожалуйста, она вонючая, прям несет от нее. Непонятно, помылся ты или еще больше испачкался. Месяц потекла нормальная вода с нового водовода, а потом снова беда... — за себя и за весь коллектив переживает она.

Светлана Валента
Светлана Валента

Сейчас Сахалинская ГРЭС в Ильинском переживает свою вторую зиму — в цехах трудятся турбины, парят котлы, с моря налетают вьюги и соленые туманы, а энергетики работают, чтобы в домах жителей острова работали елочные гирлянды, кипели чайники, а в холодильнике дожидалась своего часа селедка без шубы.

Конечно, никто не идеален, и аварии и проблемы бывают всегда. Они были 50 лет назад, будут и в будущем.

Но все-таки хочется сказать энергетикам, которые работают на ГРЭС, ТЭЦ, других станциях и даже маленьких котельных, чинят обрывы проводов в Южно-Сахалинске, Корсакове или Владивостоке, спасибо за их труд.

И в День энергетика, и во все остальные дни года тоже.

Новости по теме:
Узнавайте новости первыми!
Подписаться на новости
Telegram Подписаться в Telegram WhatsApp Подписаться в WhatsApp

Обсуждение на forum.sakh.com

40ka 16:34 22 декабря 2020
 ...а у директора больше зона ответственности, надо и о людях думать
Так почему люди уходят?
анонимная  13:33 22 декабря 2020
Кирилл, вновь отличный репортажный материал))) Энергетиков с праздником! И безаварийной вам работы!!!
Beretik 11:33 22 декабря 2020
Спасибо - и автору, и энергетикам.
Априор 11:06 22 декабря 2020
Позитивные снимки! С праздником!
Маргарита 10:55 22 декабря 2020
Интересный слог, отличные фотографии! Кирилл как всегда на высоте!
Читать еще 8 комментариев