16+

Море, рыба, кризис...

Экономический обзор, Weekly, Политика, Бизнес, Южно-Сахалинск

В комментариях к публикации "Парадигма Фархутдинова" прозвучала претензия — почему автор только критикует, а что он может сказать — как жить области, когда закончится нефть и газ?

***

Нефть и газ у нас, конечно, закончатся нескоро, мы говорим только о шельфовых СРП-проектах, срок завершения которых уже на горизонте. Но поскольку они приносят сейчас области основные доходы, вопрос — а что дальше — действительно очень интересен и важен. Тем более что власти ничего конкретного нам по этому поводу не говорят.

А между тем некоторые ответы лежат на поверхности.

В частности, совершенно очевидно, что наше главное, безусловное и долгосрочное богатство — это море. В нашем распоряжении один из самых богатых промысловых районов мира.

Тут на ум сразу приходит Исландия, небольшое, менее 400 тысяч граждан, островное государство. Климат примерно, как у нас, ну, может быть, чуть помягче. И промысловый район такой же, как у нас, — один из самых богатых в мире. Так вот, имея в активе только вулканы и рыбу, Исландия является одной из самых зажиточных стран планеты. Вот уже многие годы — 12-е место по ВВП на душу населения.

Прямое сравнение, конечно, будет не вполне корректным. Исландия — суверенное государство, которое устанавливает свои правила игры и очень жестко их защищает. Единственный вооруженный конфликт между странами НАТО был вызван именно этим. Погуглите "Тресковые войны" и с удивлением узнаете о морских сражениях в 70-х между береговой охраной Исландии и военным флотом Великобритании.

Ну а мы с нашими соседями по макрорегиону работаем по другим правилам.

Поэтому просто будем иметь ввиду то, что благодаря морю можно жить вполне обеспеченно — на уровне самых развитых стран.

А между тем наши воды гораздо богаче исландских. В прошлом году там было добыто 1,3 миллиона тонн водно-биологических ресурсов. А в экономической зоне Дальнего Востока одного только минтая — 1,7 миллиона тонн, и еще столько же других ВБР. При этом ресурсы минтая стабильны и даже прирастают, а еще более стремительно растут ресурсы скумбрии и иваси. И есть еще и огромное количество ВБР, которые не осваиваются.

Но мы прекрасно видим, что отдача от этих миллионов тонн для нашего населения совершенно несравнима с исландской.

Только не надо говорить, что все из-за того, что у нас все "вывозят". Там делают то же самое. С этого и живут. И живут неплохо.

Вот эту проблему надо изучать и решать. Причем предельно срочно. Потому что мы сейчас падаем не только в бюджетный кризис, но и в рыбохозяйственный.

***

Последнее нуждается в пояснении.

Первый кризис рыбохозяйственной отрасли советского Сахалина случился в начале 50-х годов прошлого века. Тогда была окончательно уничтожена основательно подорванная еще в японские времена сахалино-хоккайдская популяция сельди, бывшей основным объектом промысла. Рыбаки-прибрежники, перевыполняя планы и зарабатывая ордена, изымали рыбу с нереста и в итоге остались ни с чем. Все это множество прибрежных поселений, засольных чанов, мелких слипов и т. д. оказалось никому не нужным.

Пришлось рыбакам уходить от берега — сначала в Охотское море, а потом и океан. Это была государственная задача.

Известна даже дата начала ее реализации. В августе 1952 года в Невельске было создано "Управление морского промысла", а в марте 1953 года СРТ "Нептун" (капитан Василий Лымарь) и "Нейва" (капитан Манолий (Мануил) Георгиев) отправились в первую дальнюю экспедицию к Камчатке.

Ну а далее были и НБТФ, и БОР, и СКБСФ, и рыболовецкие колхозы-миллионеры, беринговоморские и антарктические экспедиции.

Второй кризис разразился в 90-х, причем кризис общегосударственный. Все вышеназванные предприятия исчезли с лица земли, суда продавались "на гвозди" и т. д.

Да, обозначенная ранее автором "парадигма Фархутдинова" была отнюдь не идеальной, она просто концентрировала ничтожные тогда ресурсы власти на одном векторе развития. Он оказался верным.

Но рыбохозяйственный комплекс в данной парадигме был предоставлен сам себе. Это были жестокие годы криминала и тотального браконьерства, эхо которых порой звучит и сейчас.

Но при этом Сахалину судьбой был дан уникальный шанс — феноменальные подходы горбуши. Именно она, внезапно хлынувшая к нашим берегам в годы экономической катастрофы, прямо или косвенно спасла очень многих, стала основой выживания, особенно в островной глубинке. Ее резали нещадно, ее черпали экскаваторами (с тех пор понятие РУЗ стало на острове нарицательным), а горбуша все шла и шла. Практически два десятилетия. А вот теперь эта сказка закончилась.

О причинах можно рассуждать. Самый легкий путь — обвинить во всем РУЗы. Да вот только в прошлом году лососевых стало меньше по всему северу Тихого океана — не только в России, но и в США и Канаде. Так что, скорее всего, это климат.

Но в любом случае много красной рыбы уже не будет. Разве что на уровне 50-60-70-х годов прошлого века. То есть, в разы меньше, к чему мы привыкли и на чем выросло практически целое поколение островитян.

И вот "Экологическая вахта Сахалина" предлагает вообще остановить в этом году промышленную добычу горбуши.

Очень радикальное предложение. Оно означает, что сахалинцы в принципе останутся без свежей горбуши. Те 50 небольших участков побережья, на которых разрешена добыча 3-х хвостов, не смогут обеспечить все потребности. Рыба, которая будет появляться на рынке, будет исключительно браконьерской, в цену которой обязательно войдет плата за риск.

Однако "Эковахта" предельно права в том, что сложившаяся в 90-е годы система лососевого промысла в ближайшем будущем просто уничтожит наше стадо горбуши.

А автор добавит, что помимо этого не даст развиваться ни аквакультуре, ни другим видам прибрежного рыболовства.

Данную систему — когда все побережье острова разбито на рыбопромысловые участки, где можно осуществлять только один вид деятельности, надо срочно менять.

Это сложный процесс, в том числе по изменению федерального законодательства, но заниматься этим просто необходимо уже сейчас. Как и разработкой хотя бы среднесрочной концепции развития нашего рыбопромышленного комплекса. Это гораздо важнее, чем проекты новых городов.

***

Но последний, кто пытался концептуально осмыслить происходящее в отрасли, был Игорь Быстров, работавший тогда зампредом правительства области. Вот несколько цитат из его интервью конца 2016 года.

"Всю эту систему нашего лососевого промысла мы создавали в период сумасшедших подходов: 300 тысяч тонн в 9, 10, 11 годах. Соответственно, пиковые подходы, неважно, чем они были вызваны, требовали увеличения количества неводов, РУЗов на реках, вот этого частокола сетей... И мы тут насоздавали, даже любительское рыболовство вытеснили с территории островов.

Сегодня это меняется... Мы перешли к нормальным годам, количество лосося сокращается. А лосось, напомню, сегодня остается единственной надеждой для наших рыбопромышленников. И рыбы в таких условиях им не хватает категорически: число предприятий запредельное, неводов больше, чем может экосистема позволить, чем требует рациональное пользование ресурсами. Это сумасшедшая нагрузка на природу.

В последнее время все эти перекосы стали выползать, и все начинают искать виноватых: наука, РУЗы, промышленники, мы, природа или еще что-то. Но по факту все просто: создана система, которая не соответствует ни подходам рыбы, ни состоянию биоресурсов, ни сохранению, ни экономике..."

"В промышленном рыболовстве у нас задача уйти от нашей беды — выбраться из-под лосося. Нас мечтами о том, что его будет много, просто задавило, выползти необходимо...

По трепангу, гребешку — надо иметь рыбопромысловые участки, а мы на пике все попилили. С обеих сторон Сахалина все ровным слоем — РПУ. Промысел, промысел, промысел, порт, где ничего быть не может — это закрытая техногенная зона, и снова промысел, промысел, промысел. Даже для любителей места нет. Пока мы не оптимизируем промысел и саму ситуацию с участками, можно говорить "халва", но слаще не станет".

С тех пор проблема стала еще более кричащей — вплоть до полного запрета на невода — а что изменилось? Да ничего. Ну разве что с мая 2019 года Быстров сидит в ожидании суда по обвинению в превышении должностных полномочий при спасении рыбокомбината "Островной".

Вот пришел губернатор. Вот разработал Стратегию развития области до 2035 года. Да, в ней сказано, что "рыбохозяйственная отрасль Сахалинской области недоосваивает более 500 тыс. тонн ВБР, продукция из которых является востребованной на российских и международных рынках морепродукции". В том числе и потому, что "на 2 500 км Восточно-Сахалинской промысловой подзоны — 6 точек базирования флота, что позволяет облавливать не более 34% прибрежных акваторий малым флотом, на Курилах — не более 13%".

И что дальше?

А ничего, от слова вообще!

Где поэтапная программа строительства ковшов-убежищ? Где анализ и "дорожная карта" по изменению федерального законодательства в пользу нашей области? Ведь сама по себе идея "шестимильной зоны" была неплоха, но не включена в общую нормативно-правовую систему, а от того сгинула. Где — по опробованному опыту поддержки фермеров — пути поддержки организации рыболовецких артелей, и т.д., и т.п?

Увы, увы, увы.

Ах, да, есть такая областная госпрограмма "Развитие рыбохозяйственного комплекса Сахалинской области". На следующий год на нее из областного бюджета выделят 3,3 миллиона рублей, в том числе 3 миллиона пойдут "на развитие рекреационного потенциала водных биологических ресурсов в Сахалинской области, в том числе на организацию культурно-массовых мероприятий в сфере любительского и спортивного рыболовства межрегионального значения".

3 миллиона на развитие рыбохозяйственного комплекса области! Да набор красивых картинок про неведомый "Аэротрополис" и то дороже стоит.

Есть и вторая часть нашей рыбной отрасли — морская, которая обеспечивает до 90 процентов добычи ВБР. Она по старинке предпочитает работать без шума, и решать свои проблемы автономно в рамках своих ассоциаций. Здесь самостоятельно инвестируют в производство, в инициативном порядке пробуют развивать аквакультуру. Никакого браконьерства там давно в помине нет, все настолько зарегулировано, что давно пора уже запускать обратный процесс. Но и в этой части все зависит от "гениальных идей" рождающихся в столичных кабинетах. Как там что придумают, так всех и начинает трясти. И с этим что-то тоже надо делать в рамках единой концепции.

Но власти островной области сейчас люди континентального менталитета, для которых рыбалка — это на бережку с удочкой, а все остальное от лукавого.

А острова уже штормит. Море вокруг все-таки...

Понятно, что тема слишком обширна, чтобы изложить все в одной публикации. Но разговор об этом начинать надо.

Подписаться на новости
Читать обсуждение на forum.sakh.com