16+

"Попадаются все": главный сахалинский киберполицейский о мошенниках

Сахалинская полиция, Weekly, Бизнес, Происшествия, Южно-Сахалинск

В России раздумывают над созданием киберполиции — специальных подразделений МВД, которые будут специализироваться на преступлениях в IT-сфере, пропаганде наркотиков в сети, мошенничествах с применением высоких технологий и дистанционных методов взаимодействия с жертвами. Число мошенничеств и краж, совершенных с их помощью растет стремительно — дополнительную скорость процессу придала пандемия нового коронавируса, отправившая людей по домам и сделавшая интернет главным инструментом ведения бизнеса, работы и общения.

На Сахалине, рассказывают в УМВД, пока ситуация не приняла вид лавины, хотя ущерб от краж и мошенничеств, совершенных с использованием плодов цифровизации, за год вырос в два с половиной раза — с 50 миллионов (30 — кражи с банковских карт, 20 — различные мошенничества) по итогам 2019 года, до 126 (делится примерно поровну) в 2020-м. Увеличилось и само число зарегистрированных преступлений в этой сфере — в прошлом году оно почти достигло 1500 случаев, в 2019 — не дотягивало до тысячи.

Корреспондент Sakh.com встретился с начальником отдела по противодействию преступлениям, совершаемым с использованием информационного-телекоммуникационных технологий (ИТТ) управления уголовного розыска областного УМВД Андреем Кимом. И узнал у главного "киберполицейского" области, как вести себя со "службой безопасности банка", кто может чувствовать себя защищенным и почему мошенничество — это со всех сторон довольно сложно.

Андрей Ким 
Андрей Ким 

— Вы давно в полиции? На самом деле у нас все жулики переключились на использование высоких технологий?

— Я пришел в 2007 году на службу. На решение стать полицейским повлиял тот факт, что близкие люди, друзья многие связали жизнь с правоохранительной системой. С самого начала был интерес к оперативно-разыскной деятельности, некий флер романтики. После учебы поступил на службу в управление уголовного розыска. С самого начала я занимался преступлениями против собственности — кражи, грабежи, разбои, мошенничества.

И да, структура преступлений неуклонно с годами меняется — сейчас большинство квалифицированных (то есть тех, которые требуют определенных навыков от преступника и являются не случайными эпизодами, вроде пьяной драки или убийства, а средством заработка — прим. автора) преступлений уходит в сеть, злоумышленники используют удаленный доступ, информационные технологии.

Почему это происходит? Цель преступника — это получение максимальной прибыли, нажива. Из-за этого раньше были популярны преступления, скажем так, уличные — кражи, угоны автомобилей и их возврат, хищение имущества из квартир, разбои. Сейчас ситуация меняется стремительно, преступники обратились в сеть, ко всему, что связано с удаленным доступом к счетам в банках, где хранятся деньги. Это становится основным, все преступники стараются приобрести навыки именно в этой сфере.

Зачем? Во-первых, это удобно для них, во-вторых относительно безопасно. Если мошенничество вскрылось при личном общении — можно поймать за руку, вызвать полицию. А в интернете или мессенджере некого ловить. Кроме того, для злоумышленников преступления с использованием информационных технологий интересны тем, что санкции за них не особенно серьезные. Ранее несудимый гражданин, пойманный на мошенничестве, может отделаться вообще условным сроком.

При этом заработок у него может быть очень высоким. Это выгодно отличает эти преступления от "старой школы" — квартирные кражи, разбойные нападения на АЗС, уличные грабежи. Там тяжесть санкций выше, да и можно столкнуться с сопротивлением. К тому же дистанционность преступления серьезно затрудняет поиск — нет контакта жертвы и злоумышленника, его невозможно опознать, невозможно получить биоматериалы, отпечатки пальцев. Все как бы опосредованно. И установить личности преступников в таких условиях сложно, нужно большое количество сил и средств, требуется много времени.

— Сильно облик мошенников и их методы изменились за последние годы?

— Если говорить о Сахалинской области в целом, то регион отстает технологически от центральной России на 3-5 лет. Там число преступлений в сфере информационных технологий начало расти еще в 2012-2015 годах, у нас вот только эта волна накрывает. Это вызвано в том числе тем, что люди почувствовали, что такое блага современного мира, бесконтактная оплата, простой доступ к счетам, перевод денег в один клик и так далее.

Пользуются этими преимуществами и в преступном мире — все можно получить дистанционно, не надо никуда выходить, кого-то выслеживать. Сидя дома и имея необходимые инструменты — доступ в интернет, гаджеты, сим-карты и банковские карты для вывода денежных средств и так далее — можно спокойно "работать", даже находясь в самоизоляции и болея ковидом.

— Что это за преступления?

— У нас есть две основных "рабочих" статьи — это мошенничества всех видов и кражи.

Мошенничество — это когда используя обман и злоупотребление доверием, похищают денежные средства или имущество. Механизмы могут быть очень разные — вплоть до использования программ, которые заражают гаджет и обеспечивает доступ к данным человека. С точки зрения Уголовного кодекса, это статья 159.

А вот более распространенный вид сегодня — хищение денежных средств с банковских карт — это уже кража, 158 статья. До недавнего времени все кражи, которые совершали дистанционно, квалифицировались как мошенничества, но в 2018 году специально добавили отдельный подпункт "г", где идет речь о похищении денежных средств со счетов с использованием высоких технологий. Это было важное решение: кража — это более тяжкий состав, поэтому появление дополнительного квалификационного признака позволило более серьезные санкции применять к людям, специализирующихся на этом.

Сейчас число дистанционных мошенничеств и краж у нас растет очень быстро. У меня нет статистики точной под рукой, но удельный вес "классических преступлений" снижается год от года. Общество переживает цифровизацию, новые услуги, социальная инженерия, социальные сети — все это входит в повседневность. Все реже приходится вступать в прямой контакт с людьми, какие-то договоры лично подписывать, деньги передавать из рук в руки. Сегодня жертва мошенничеств зачастую даже голос не слышит того, кто ее обманул — все происходит на уровне переписки в мессенджерах. Жуликам, конечно, это удобно очень.

Я так думаю, "классических" преступлений, когда происходит контакт жертвы и злоумышленника, процентов 15-20 от общего числа мошенничеств. Все остальное — дистанционные. Это грубо если.

— Пандемия повлияла на показатели?

— Да. Общество в условиях изоляции активно стало использовать интернет. Его роль как источника информации и общения еще больше выросла. Мы даже в доковидной жизни применяли все эти технологии очень активно, а изоляция еще больше тренд обострила. Преступники тоже не сидели сложа руки.

— На чем ловят людей?

— Нельзя сделать однозначный вывод о том, почему преступление удачно совершается. Мир мошенников — он очень разношерстный. И каждый мошенник в нем выбирает для себя несколько сценариев, схем. И в них достигает совершенства.

Чтобы вас обмануть, надо создать впечатление специалиста, убедить вас в компетентности. У нас на практике было пресечение деятельности преступной группы, которая "продавала" автомобили через интернет. И чтобы создать видимость легитимности действий, они в совершенстве овладели технологией, знали все нюансы своей темы, отвечали на все вопросы потенциальной жертвы, чтобы у нее не было никаких сомнений.

И мы зачастую как раз разделяем преступников вот по этой применяемой схеме — одни продают машины, другие работают на торговых интернет-площадках, есть "службы безопасности", которые выманивают персональные данные и потом списывают деньги с карт.

Один и тот же мошенник не совершает все виды мошенничеств, повторюсь. И, что достаточно смешно, мы некоторых мошенников уже по почерку можем идентифицировать. То есть мы человека ловим, раскрываем его схему, расследуем дело, потом суд, наказание. А через какое-то время мы видим, что снова какие-то похожие преступления происходят. Это сразу позволяет очертить круг лиц, которые могут быть причастны, и уже целенаправленно с ними работать. У многих мошенников к тому же есть коронные фразочки, какие-то схемы разговора, особая манера речи, другие фишечки. Мы по этим признакам и выделяем серийность и причастность тех или иных лиц.

— Недавно обнародовали историю с выманиванием данных, которое оказалось "подкреплено" звонком из "полиции". То есть одноходовые схемы все же перестают работать, приходится идти на ухищрения?

— Да, конечно. Определенные схемы постепенно вырабатывают ресурс — люди привыкают, идет информация в СМИ, наша работа по профилактике дает плоды. Откладываются в сознании те или иные приемы мошенников, начинают люди анализировать, более осторожно подходить к каким-то вещам. Те же "службы безопасности" уже стали таким мемом среди многих людей, большинство молодых такие звонки уже всерьез не воспринимают. И мошенники тоже все это понимают — когда они обзванивают людей и видят, что все хуже верят им, они начинают дорабатывать схему, совершенствовать деятельность.

Тогда берут обычную эту историю с "сотрудниками банков" и усложняют. И когда чувствуют, что у человека есть сомнения, что он вот-вот выйдет из под влияния, делают все, чтобы скрыть свои преступные намерения, удержать человека. Наиболее простой способ — это звонок "с официального номера", который люди так или иначе знают.

Например, у нас был такой случай на Сахалине: потерпевшей позвонили из "банка", в процессе разговора у нее возникли сомнения, что это именно работник кредитной организации. Тогда мошенник вежливо прекратил разговор и говорит — ок, не верите мне, сейчас будет звонок с официального номера банка, ответьте, пожалуйста, вам все подтвердят. И тут же идет звонок с номера официального одного из банков, который всем клиентам известен — с него СМС приходят о списании или зачислении. И тут, конечно, уже не осталось каких-то сомнений и все данные жертва сообщила.

Мошенники используют услугу подмены номера — есть такое приложение в свободном доступе, в том числе бесплатное, с урезанным функционалом, но все же. Люди не знают таких тонкостей в подавляющем большинстве, и звонок с такого номера серьезно повышает уровень доверия.

Где-то с октября прошлого года у нас идет развитие еще одной похожей схемы — в качестве приема для убеждения используется звонок с официального номера правоохранительных органов. Приемных начальников ОВД, прокуратуры, следственного комитета. На материке это достаточно распространенная схема, вот до нас докатились.

Данные для обмана берут из открытого доступа — номера, должности, имена-фамилии, как правило, опубликованы в сети, на официальных сайтах. А дальше используют ту же схему с подменой номера. Люди не могут проверить, кто с ними говорит — настоящий начальник полиции или мошенник. Если залезть в интернет и посмотреть — только убедишься, что такой сотрудник действительно есть, что еще больше может убедить в достоверности звонка. Можно, конечно, перезвонить — тогда ты попадешь в тот орган, которому принадлежит номер на самом деле. Но люди, понятное дело, теряются, это стрессовая ситуация, тяжело быстро все анализировать. К тому же мошенники совершенствуют свои навыки, строят по-особенному речь, используют какие-то обороты, чтобы не было сомнений, что разговор ведет полицейский. И это приносит свои плоды — может, доверие к правоохранительной системе настолько высокое, но люди беспрекословно начинают выполнять все, что им говорит голос в трубке.

Всего у нас таких случаев семь — в первый раз представились начальником областного УМВД, потом подставляли номер одного из руководителей полиции в Южно-Сахалинске, дежурных частей. Последний был в Охе, там выступали от имени местного руководителя отдела полиции.

Еще один прием тоже уже стандартный — использование бота. Записывается технический голос, который звонит вам и просит какие-то манипуляции провести. Люди, в большинстве своем, подобным вещам доверяют значительно больше, чем живым собеседникам — есть такой стереотип, что бот — это сложно, дорого, что это какое-то устройство чуть ли не в целый этаж, которое могут использовать только большие компании, банки, органы власти. Не все понимают, что подобное уже широкодоступно и сделать так может практически кто угодно.

— То есть у нас по-прежнему в основном речь идет об злоупотреблении доверием? Когда людей обманывают и выманивают данные? Каких-то супертехнологий, купленных баз и взлома телефонов не используют?

— На самом деле в общении с коллегами из других регионов узнаешь многое. И теоретически мы знаем, что это возможно, и что это есть в России. Но, может, это региональная специфика, у нас пока таких случаев не зафиксировано, не было заявлений, где мошенничество бы происходило на основании украденной кредитной истории, или свидетельства утечки персональных данных, покупки баз. Но мы знакомы с тем, что такие факты в России есть и не списываем всего этого со счетов.

Есть более занятная схема. Многоходовая, которую часто используют мошенники.

Шаг первый. Они продают людям услуги экстрасенсов, колдунов или более тривиальные биологически активные добавки, витамины, лекарства от всех болезней еще что-то подобное. При этом ведут четкую бухгалтерию, фиксируют все данные людей, выспрашивают их номера, адреса, какие-то сведения о родственниках, работе и так далее. Люди сами рассказывают о себе — многие граждане очень доверчивы, когда с ними выстраивают контакт, они готовы буквально все сообщить. Особенно это люди пожилого возраста, которым часто не хватает общения.

Так вот. Они составляют базу эту, а потом, когда понимают, что эта схема уже не работает, не приносит дохода, решают сменить подход. Например, продают все данные кому-то еще, кто это использует в своих преступлениях — проще обманывать человека, когда ты про него что-то знаешь, а он про тебя — ни одного факта. Ну или сами начинают по второму кругу людей обзванивать. И тут самое простое — представиться сотрудником полиции или СК и сказать: "Валентина Ивановна, добрый день. Мы поймали мошенников. Уголовные дела расследованы, уже почти всех посадили. И у них тут вся бухгалтерия, все записано — у кого сколько похитили. Вы у них купили на 5 тысяч рублей чего-то, они во всем сознались, готовы компенсировать ущерб. Мы вам должны деньги на карту перевести, скажите данные, отлично, сейчас придет пароль. Вот, говорите нам и ждите, скоро компенсация придет". Все.

У человека в большинстве случаев даже сомнений не возникает — он правда покупал, правда его так зовут, да и сумма верная. Не будут же мошенники второй раз звонить? Значит, точно полиция и можно не переживать.

И это наиболее простая схема.

— Очень сложно все, оказывается.

— Да. В чем отличие мошенника от многих других преступников? Когда ты крадешь на улице сумку у женщины, ты не думаешь — дернул, побежал и все. Повезло или нет. Уличный преступник делает это интуитивно, наработанными движениями и зачастую никак не пытается разнообразить или изменить свою схему. А мошенники постоянно развиваются, совершенствуют приемы, меняют их, адаптируют. В этом их главная опасность.

— Когда я договаривался об интервью, ваши коллеги сказали, что вас невозможно застать на острове. Что вы все время в командировках, ловите мошенников за пределами Сахалинской области. То есть они тоже на удаленке?

— Приблизительно две трети IT-преступлений совершают люди из-за пределов региона. Мы это анализировали, пытались понять, почему. Когда я начинал работу в сфере борьбы с подобными жуликами, я даже напрямую об этом разговаривал с мошенниками. В 2014 году первый на моей практике мошенник, совершивший мошенничество с использованием информационных технологий, находился в СИЗО Новосибирска. Когда мы вышли на его след, туда полетели, допрос проводили, я его об этом тоже спросил. Все оказалось просто: звонить на Сахалин для него было удобно и безопасно.

Дело в том, что по правилам ФСИН сотрудники не могут просто так заходить в камеру в ночное время. Регламент позволяет делать это только в экстренных случаях, каких-то ЧП. А значит, у сидящих там возникают все условия для того, чтобы спокойно пользоваться телефоном и другими средствами связи. Это первый фактор.

Второй — опытным путем мошенники установили, что выгоднее всего с точки зрения отдачи звонить утром, когда дома находятся пожилые люди, а домочадцы собираются или уже уехали на работу. Традиционно неработающие пенсионеры — это более легкая мишень, а людей, которые могли бы пресечь общение, или уже нет, или они заняты сборами и им не до того. И это был плюс "выхода на работу" с 3 до 5 утра, когда нельзя проверять: как раз с учетом часового пояса, разницы во времени получалось 7-10 часов утра. То есть "разводить" было удобно главным образом Дальний Восток, ну и отчасти Калининград. Это второе.

Наконец, третий фактор — звонят туда, где дают деньги. Жулики по опыту уже поняли, что на Сахалине, например, есть пенсионеры, у которых "накопления бешеные". Это так один из мошенников описывал ситуацию. У людей деньги есть, они могут с ними расстаться. Один из примеров был — у пенсионерки выманили 450 тысяч рублей. Поражает, что когда курьер приехал за деньгами к пенсионерке, она его спросила: "А хватит 300 тысяч? Может, добавить?". Конечно, мошенники согласились.

— Меняются ли преступники со временем? Вообще мошенники — это такие интеллектуалы и стратеги? Или нет среди них каких-то супервыдающихся личностей?

— С мошенниками активно я начал работать не с самого начала, а только с 2016 года. Мы анализируем оперативную обстановку на Сахалине и видим, что традиционные преступления сходят на нет, но растет число мошенничеств, хищений с использованием информационных технологий, и мы делаем акцент на вот эти квалифицированные, сложные преступления. Мошенничества — серийные преступления, к ним идет подготовка, совершенствование приемов. Это означает, что пострадать от действий мошенников может неограниченный круг лиц.

Что касается изменений. Преступники учатся. Они оттачивают свои навыки, в том числе с использованием интернета. Есть целый сегмент сети — так называемый даркнет — где созданы целые форумы, где предлагают работу "дропам", обналичивающим денежные средства, где делятся схемами, обсуждают приемы.

При этом я не могу сказать, что мошенники это поголовно люди с высшим образованием и какими-то специальными навыками. Мошенник мошеннику рознь, конечно, там есть преступники очень подкованные, знающие психологию отлично, владеющие навыками работы в информационных системах. Но в основном это товарищи без каких-то выдающихся способностей, которые просто отточили навык. И это хорошо — таких проще поймать.

Кстати, наши сахалинские мошенники — они довольно отсталые в этом плане, без изюминки. Они даже деньги выводят через общераспространенные платежные системы, не используют анонимайзеры, eSim, TOR и так далее. Примитивно все. Коллегам из центральной России приходится значительно сложнее, там схемы налажены, идет активное общение.

— То есть у мошенников целое профессиональное сообщество? Чат "Мошенники Сахалина" где-то в мессенджере?

— Про чат не уверен, но в целом да. На Сахалине мы с этим не сталкивались еще, но вообще это есть и это развивается — обмен опытом, продажа баз. Мошенники не просто копируют коллег, есть среди них те, кто что-то изобретает, тратит средства на конспирацию, технику специальную, покупку данных, сим-карт, банковских карт. Эти люди долго остаются непойманными.

Проблема, которая есть у нас, — люди не всегда заявляют, что стали жертвами преступлений. Это усложняет поиск и привлечение к ответственности. Выясняем обстоятельства, а люди машут рукой и говорят: "Ну было и было, чего сообщать?". Из-за этого очень высок процент латентных преступлений — тех, о которых просто никто не заявил.

Поэтому мы просим граждан сообщать обо всех подобных фактах — никакие персональные данные в любом случае мы не будем разглашать, а информация позволит нам быстрее выйти на след преступника, привлечь его к ответственности. И с точки зрения информирования граждан и профилактики любые знания очень важны.

— Какие-то случаи наиболее резонансные приведете в пример?

— Были случаи за год, когда сильно страдали самые уязвимые категории — люди преклонного возраста. Одна бабушка долгое время переводила деньги мошенникам, брала кредиты для этого, там сумма ущерба астрономическая, достигла 5 миллионов рублей. Ей уже даже в банке операторы уже говорили: "Бабушка, что вы делаете? Зачем? Кому вы все эти деньги переводите?" Она отвечала, чтобы не лезли в ее дела и передавали деньги. Настолько сильным может быть влияние мошенников, что человек буквально неделями не выходит из-под него.

Есть еще такое мнение — "Я грамотный, меня это не коснется". Так вот, был случай, когда жертвой стала сотрудница одной из крупных компаний в Южно-Сахалинске. Она работала в бухгалтерии, имела дело с деньгами и должна была понимать, как все это устроено, что такое безопасность финансовая. Но мошенники убедили ее, что ее карты взломаны, с минуты на минуту оттуда спишут все деньги и надо срочно снять их и перевести на "защищенные счета". Так она 800 тысяч перевела. И ее даже не смутило, что счета были привязаны к сотовым номерам.

Были случаи, когда жертвами становились даже сотрудники банков. То есть люди, которые должны быть в курсе всех схем. Разговариваешь с ним: "Как так, неужели вы не знали?". "Знал. Растерялся". Это я зачем рассказываю? Проблема в том, что человек не готов к напору мошенников. А мошенник готов напирать. Он чувствует состояние жертвы, чувствует, когда надо надавить, когда отпустить, когда припугнуть. Когда человек готов к звонку — да, никто не спорит, его сложно обмануть. Но когда вы о чем-то думаете, загружены, у вас быт, проблемы, дела, кредиты, а тут раздается звонок: "Вы сейчас все потеряете, делайте все, что мы говорим и все будет хорошо". Бизнесмены, банковские служащие, юристы, даже адвокаты — ведутся все.

Обманывают даже целые организации. Был пример в прошлом году — пресекли действия группы, которая специализировалась на хищении товара из магазинов. Они представлялись отделом снабжения крупной нефтегазовой компании, звонили ближе к концу недели, во второй половине дня в магазины, которые продают стройматериалы. "Здравствуйте, я сотрудник отдела закупок такой-то компании, у нас проект горит, нужно сегодня начать делать, дадим гарантийные письма, только отгрузите нам товар вот прямо сейчас, мы вам все счета, акты все подпишем, только помогите, за нами не заржавеет, в понедельник, как штык, все оплатим".

И несколько компаний поверили и отдали им товар. А одну они обманули даже дважды за несколько дней. Спрашиваем сотрудника: "Как так?". А он плечами жмет — ну это же большая компания, известная.

То есть человека ловко убедили, а он сам в погоне за прибылью просто закрыл глаза на явные противоречия, на "левые" реквизиты, на странности в переводе денег. Самое интересное, что многие из обманутых уже работали с этой компанией по-настоящему и у них были достоверные реквизиты. И в процессе они на это даже обращали внимание. Но то ли не решились перепроверить, то ли просто закрыли на эти противоречия глаза.

Таким образом они 30 организаций и ИПшников сумели обмануть на большие суммы. Хорошо, что потерпевшие вовремя обратились к нам — из 30 фактов в 6 случаях мы успели пресечь перепродажу товара и вернуть его собственникам.

— В конце я хотел спросить про рекомендации, но такое ощущение, что безопасность можно гарантировать, только если выбросить телефон и уйти в лес.

— Ну почему, конкретные рекомендации есть. Сейчас мы считаем наиболее опасными случаи, когда мошенники звонят и представляются сотрудниками полиции иди других органов. Все-таки схемы с просьбой назвать код или данные карты для проверки операций уже примелькались, люди к ним выработали иммунитет некий. Самая главная рекомендация при всех подозрительных звонках — сразу прекратить разговор.

Дело в том, что в процессе общения вас все равно убедят, наверное в 90% случаев, что-то сделать. Прекратить разговор, собраться с мыслями, задуматься о том, что происходит, может ли это быть правдой. Если необходимо — перезвонить в тот орган, от лица которого вам звонили, на горячую линию банка, она всегда указана на карте. Не надо стесняться, бояться — дежурные части работают круглосуточно, у колл-центров банков это вообще-то основная задача — помогать клиентам.

Еще вещь, которую надо понимать — сотрудники полиции или СК никогда не будут выступать посредниками или гарантами сделок, экспертами, советниками. Мы этой сферы не касаемся никогда. Это или мошенники, или коррупция. Надо, чтобы люди это знали.

Кроме того, надо обращаться в полицию. Любой звонок, любые сведения о действиях мошенников — это кирпичик для нас в дальнейшем реагировании. Чем раньше мы узнаем о каких-то фактах, тем эффективнее мы сможем ответить на них.

Есть такое расхожее мнение — зачем звонить, все равно никого не поймают. Но у нас неплохие показатели — более 20% преступлений этой направленности мы раскрываем.

Еще одна большая история — сфера купли-продажи на различных интернет-площадках. Ранее мошенники якобы оплачивали товар и выманивали коды, которые приходили на телефоны, а сейчас начали использовать фишинговые сайты — подделки под порталы транспортных компаний. Стандартная схема — вы в Южно-Сахалинске, а я в Поронайске — вот заполните и реквизиты приложите, чтобы я мог вам деньги перевести. И вместо получения платы за диван или еще что-то через какое-то время продавец видит, что его счета опустошены.

Тут можно советовать только бдительность: можно в сети запросто найти информацию о сайте, аккаунте, номере телефона, можно вывести мошенника на разговор о том, что "приедет человек от меня". Если он начнет юлить — это подозрительно, и лучше отказаться от сделки, а без проблем согласится и покажет — это другое дело.

Еще один актуальный вид мошенничеств — "верните вещь". Например человек потерял телефон, дает объявление в сети. А ему звонят откуда-то с материка — якобы сотрудник ломбарда, у которого оказался телефон, "по всей видимости, это ваш". Убеждают человека, что это на самом деле его телефон, говорят "переводите деньги, мы вам его вышлем". Но ни денег в итоге, ни телефона.

Развитие всего этого — это понятный процесс. Компании гонятся за клиентами, предлагают все новые сервисы для удобства пользователей, а люди в ответ активно пользуются всеми благами — дистанционными переводами, биометрией, оплатой с телефона, виртуальными кошельками и так далее. Не очень задумываясь, что при повышении удобства почти всегда страдает безопасность. И этим часто могут воспользоваться мошенники.

Новости по теме:
Подписаться на новости

Обсуждение на forum.sakh.com

анонимный  14:59 25 января
Спасибо сотрудникам полиции кто действительно несет свою службу с честью и достоинством! ну и прежде всего необходимо за своим имуществом следить самим и думать что делаешь в этой жизни!
ЕГЭ 14:08 25 января
Спасибо, для меня познавательно.
ms_wolf 12:14 25 января
умнички
анонимный  11:01 25 января
"Еще одна большая история — сфера купли-продажи на различных интернет-площадках. Ранее мошенники якобы оплачивали товар и выманивали коды, которые приходили на телефоны, а сейчас начали использовать фишинговые сайты — подделки под порталы транспортных компаний. Стандартная схема — вы в Южно-Сахалинске, а я в Поронайске — вот заполните и реквизиты приложите, чтобы я мог вам деньги перевести. И вместо получения платы за диван или еще что-то через какое-то время продавец видит, что его счета опустошены."
Меня вчера чуть не развели по этому сценарию. Вовремя спохватился.
Иван41 10:49 25 января
Банки сами сливают информацию мошенникам в самих банках надо искать
Читать еще 54 комментария