16+

В туманах старухи Уссу

Туризм, Weekly, Углегорск, Томари

Летом минувшего аномального 2020 года мне "везло" на туманные восхождения. Пасмурных дней в летние месяцы обычно и так хоть отбавляй, но лезть на гору, да в сырую погоду — удовольствие ещё то. Особенно когда находишься на вершине в густом тумане, а где-то внизу шумит море, и его не видно. Как это было во время поисков пропавшего туриста в районе пика Смелого.

Наиболее тягостным воспоминанием (хотя речь в данном материале пойдёт не об этом) является восхождение, состоявшееся 12-13 июня в рамках акции "Вершины Победы", на высочайшую точку Макаровского района — гору Беловую (1131 м). Эта гора находится в глухой тайге на стыке трёх районов — Макаровского, Углегорского и Поронайского. Собственно, по её вершине и проходит граница муниципальных образований. Мы заходили с западного побережья, поскольку идти до горы напрямую от Макарова было бы крайне тяжело — по руслу реки, по медвежьим углам, и долго — чуть ли не с неделю. Потому и упростили маршрут: доехали до Краснополья, а оттуда пёхом в непролазную сырую тайгу с бродами на каждом шагу.

Всю дорогу нашу большую команду, в составе которой были и официальные лица, сопровождали дожди, туманы и вздувшиеся реки. Мы до последнего питали надежды, что хотя бы на вершине горы небо прояснится: так хотелось созерцать окрестности с такой высоты, в самом сердце острова, в глухой тайге (когда ещё такой шанс выпадет попасть в эти места!). Но нет, солнце дважды пыталось пробиться сквозь плотную пелену и окончательно умерло за серой хмарью. Мы вышли, пробиваясь с боями через стланик, на вершину Беловой, все мокрые от всё ещё лежащего снега и изматывающей мороси. Отогревались агрегатом Вани, да горячительным напитком из его изобильного рюкзака (в тех условиях этот напиток был как никогда необходим).

На пронизывающем ветру, лицом на восток, растянули флаг Макаровского района с изображёнными на нём погонами вице-адмирала Макарова, флаг Русского географического общества и пр. Делали памятные фотографии. Спускались, хоть и довольные выполненной задачей, но всё же с чувством недоведённого до конца дела. Видов-то не было!

И я решил отыграться на другой горе!

Нескончаемые броды
Нескончаемые броды
Штурмуя Беловую
Штурмуя Беловую

5 июля

Южно-Сахалинск. Ранее утро. Вещи собраны накануне. Небо тревожно затянуто, но синоптики обещали хорошую погоду. Мой японский коллега Нобори-сан заезжает за мной. На гору с красивым айнским названием Уссу мы наметили сходить давно и вот наконец нашли удобное для обоих время. Кроме того, нужно спешить: пандемия сплошь и рядом рушит людские планы, ничего невозможно планировать наверняка и уж тем более будет безумием что-либо откладывать на когда-нибудь потом. То закрывают Сахалин, то не закрывают; то запирают людей по домам, то выпускают, но на каких-то условиях. В стране перекрывают целые города. Япония тоже на замке. По слухам, токийскую Олимпиаду-2020, которую перенесли на 2021 год, подумывают вообще отменить. А ведь столько средств уже вложено…

Выезжаем в шесть часов. Мчимся на север, пересекаем остров и выезжаем на западное побережье. И если на востоке более-менее хорошая погода, то здесь, на западе, густой туман и морось. Настроение оттого понижается. До самого Красногорска та же ситуация. Наш общий знакомый, проживающий там, говорит, что это обычная ситуация для здешних мест летом.

Гора Уссу сегодня отменяется, она вся сокрыта в тумане.

Решаем ехать в сторону Углегорска. И удивительное дело, почти сразу же за перевалом видно, как на небе проходит граница между суровыми тучами и солнечным днём. Мы оказываемся на солнечной стороне. Хмурого неба как не бывало. Немного досадно, ведь нам нужен не город, а горы. Но мы были бы не мы, если бы не посетили впереди лежащие города, тем более что Нобори-сан ни разу не был ни в Углегорске, ни в Шахтёрске.

Про Углегорский район можно писать много, про него и так уже написано немало. Расположенные на дальнем западе острова Углегорск, Шахтёрск и Бошняково живут за счёт угля и портов. Порты — моя слабость, как и маяки. В Углегорске мне больше нравится морская набережная, которая почему-то напоминает Дворцовую набережную (Эрмитаж и Нева) в Санкт-Петербурге, прежде всего близким расположением зданий к воде.

Дорога на Шахтёрск
Дорога на Шахтёрск
Озеро Тауро. Судя по всему, название происходит от искажённого Тооро. В японские времена озеро именовалось по названию города Тооро (ныне Шахтёрск)
Озеро Тауро. Судя по всему, название происходит от искажённого Тооро. В японские времена озеро именовалось по названию города Тооро (ныне Шахтёрск)
Храм префектурального значения Эсутору
Храм префектурального значения Эсутору
Знаки времени
Знаки времени

После осмотра основных достопримечательностей Углегорска возвращаемся в Красногорск, где знакомый обещал нам дать ночлег. Назавтра утром попытаемся всё же подняться на крутонравную гору Уссу.

В Красногорске у нас рыбалка. Спиннинги взяли с собой из Южно-Сахалинска. Но как мы ни закидывали их на протоке Рудановского, что соединяет Татарский пролив и озеро Айнское, протекая через посёлок, ничего не поймали. Местные мужики говорят, здесь ничего и не поймаешь. В этом года рыбы вообще крайне мало. Путины почти нет.

Красногорск. Протока
Красногорск. Протока

Уссу

Если читатель не догадался, Уссу — так называли айны гору Краснова. Она находится километрах в пятидесяти к северу от Красногорска. Её высота — 1093 метров над уровнем моря. Общеизвестно, что это древний потухший вулкан, как и прочие горы гряды Ламанон, лежащие далее к западу, отчего берег в той части острова имеет округлый выступ, венчающийся мысами Ламанон и Стукамбис. Геологи говорят, что последняя активность этих вулканов была в среднем плейстоцене (780-126 тыс. лет назад), и эти вулканы на самом деле молоды. То есть гипотетически могут проснуться.

Вулкан Уссу в народе именуют Колдун-горой, Колдуньей, официальное же название — гора Краснова, которое было дано в честь учёного Андрея Николаевича Краснова (1862-1914). Этот учёный-ботаник известен в первую очередь тем, что в Японии изучал чайные плантации и впоследствии интродуцировал японские сорта в Грузии, выведя таким образом то, что мы называем грузинским чаем. В 1892 году А. Н. Краснов посетил Сахалин и изучал растительность горы Уссу.

В айнском названии Уссу слово "су", согласно словарю сахалинского диалекта айнского языка, означает "котёл". Таким образом, японское название горы — Камабуси-яма (в переводе — Перевёрнутый Котёл) является, по всей видимости, калькой айнского оронима. И действительно, со стороны Красногорска, издалека, эта трапециевидная гора очертаниями напоминает перевёрнутый азиатский котёл.

Гора Краснова. Октябрь 2015 г.
Гора Краснова. Октябрь 2015 г.
Гора Краснова. Вид с востока. Сентябрь 2016 г.
Гора Краснова. Вид с востока. Сентябрь 2016 г.

Гора Краснова меня интересовала давно, и лишь в сентябре 2016 года удалось на неё попасть. Тогда я планировал совершить переход к морю, до Татарского пролива, по всем вершинам цепи Ламанон, но на западном склоне древнего вулкана Уссу был остановлен лютой непогодой, промозглым ветром и буйными зарослями. Пришлось возвращаться в будку. Впечатления от двух дней на вершине были незабываемы: ночёвки в будке под завывания ветра под звёздным небом, вечерние и утренние туманно-солнечные виды, благодатное одиночество среди камней. С тех пор искал случая побывать там вновь. Всё это я расписывал впоследствии коллеге Нобори, большому любителю горных восхождений, и не без удовольствия наблюдал, как его глаза тоже загораются от белой зависти и нетерпения там поскорее оказаться.

Добраться к подножию горы в целом не проблема, был бы транспорт. Единственное, что нас беспокоило — открыт ли проезд на карьер, который на склоне горы. Этот карьер ещё в 2016-м принадлежал одной из сахалинских дорожно-строительных компаний, и говорили, что в какие-то часы суток отходящая от трассы техническая дорога до карьера бывает перекрыта шлагбаумом. Но, по словам одного моего знакомого, карьер уже не работает, так что дорога открыта постоянно.

6 июля

Подъём совершили в полшестого утра. Нобори-сан сварганил на скорую руку своеобразный завтрак. Его особенность заключалась в том, что это был, по сути, суп. Вернее, японская лапша удон с бульоном, в которую было нарезано русское сало. В то время как рано утром русский организм на завтрак требует как минимум геркулес с молоком, кушать солоноватый суп с лапшой — идея так себе, но больше ничего не оставалось. В подобных ситуациях нет-нет да проявляются отличия в гастрономических культурах. Помню, несколько лет назад, в японской гостинице, далеко в горах Центральной Японии, после обильного ужина в восточном стиле нам дико захотелось испить горячего чая по-русски. Благо чайные пакетики были привезены из дома. Но не было условий для нашего чаепития: чашки у них все маленькие, кофейные, не наши босяцкие; сахара нет, пришлось свой кулёк из чемодана доставать; размешивали деревяной палочкой хащи.

Итак, сегодня нам предстоит штурмовать древний вулкан, старушку-колдунью Уссу. В прошлый раз для меня это была несложная прогулка. Что нам приготовило нынешнее восхождение?..

Выезжаем из Красногорска в семь. Пасмурно. Интуитивно понимаем, что перспективы не радужные. Гора Краснова укутана туманом, то появляясь на фоне синего неба в разрывах тумана, то вновь исчезая в серой пелене, переливающейся через гребень. Гора словно позирует для фотографирования. Была не была, решаем рисковать: авось распогодится.

Проход к горе открыт
Проход к горе открыт

— Суровый пейзаж северной страны, — задумчиво изрекает Нобори-сан

С юга подступает тёмно-серая масса хмари. Дует сильный западный ветер. Впрочем, не холодно. Вовсю щебечут птицы.

Приходим к выводу, что, вероятно, гора Краснова вкупе с другими вершинами протянувшейся по широте гряды Ламанон — горами Крутой, Котантуру и Ичарой — представляют собой преграду для туч, которые концентрируются от Красногорска и дальше на юг. Погода в районе Уссу-яма непостоянная, изменчивая, на то она — Колдун-гора. Колдует там что-то.

Горная дорога петляет по сопкам до самого карьера. По мере приближения к склону чувствуется запах ягодной горы.

На карьере никого, пустынно. Здесь уже холодно, всё-таки сказывается набор высоты. Хорошо, что взяли с собой тёплую одежду. Изначально, когда ещё только собирались в поход, была идея ночевать на вершине, но эту идею в конце концов отклонили. Положив в рюкзаки только необходимое, покинули машину и углубились в кедрач вверх по склону.

Одежда не долго оставалась сухой. Сквозь пелену безуспешно пытается пробиться солнце. Под ногами покрытые мхом живые камни — курумы. Это подвергшиеся воздействию ветра и воды россыпи древней лавы. Они и облегчают, и затрудняют движение. Нужно быть осторожным, чтобы не перевернуться, не поскользнуться. Камни так и норовят прийти в движение под ногами. В разбросанных по склону рощах щебечут птицы. Длинные снежные языки прячутся в тумане.

Настроение угнетено непогодой. Идти вверх и без того тяжело. Японец невесело шутит, что мы, мол, испытываем на себе действие колдуньи-горы. Проклятая ведьма, думается мне, ужо я тебя!

У айнов был развит культ гор, которых они зачастую отождествляли с духами в образе пожилых женщин, обладающих магической силой. Например, известная гора Фудзияма в Японии, по одной из версий, имеет своё название, происходящее от имени айнской богини огня — бабушки Пучи (Фучи). Да что там Фудзияма! Тут недалеко, в одном горном ряду, есть гора Ичара (на старых японских картах — Исара). Как мне объяснял знакомый айнский профессор из Саппоро, своё название оно берёт у божества Ичара-ачхи (бабушка Ичара), которое призывали на помощь местные айны. Думаю, что гору Краснову не зря в народе именуют Колдун-горой: возможно, и здесь имеется некая преемственность айнского языческого мировоззрения.

На вершинах гор, по айнским поверьям, обитает божество, горный дух. Поэтому аборигены не дерзали подниматься на горы, как мне объяснил всё тот же хоккайдский профессор-айн. Это мне ответил на вопросе относительности "божественности" скалы Лягушки, что в районе Весточки.

С набором высоты к густому туману добавилась бронебойная морось. Одежда пропитана насквозь, рукава куртки хоть отжимай, обувь тоже промокла, с кепки падают тяжёлые капли, капельки небесной влаги на лице и руках. А вот кедровый стланик пошёл низкий.

К полудню выходим к будке, расположенной чуть ниже вершины. Внутри пластиковые пятилитровые жбаны с водой, запас дров и даже кое-какие съестные припасы типа приправ к куксе и соли. Первым делом раскочегариваем железную печку, и блаженное тепло понемногу растекается по тесному пространству будки. А снаружи неистовствует старуха Уссу. Эта будка (балок) как бы оазис посреди грозной стихии ветра, воды и камней. Не будь этого балка, на вершине горы было бы не уютно. Судя по надписям на стене, путники рады наличию балка и призывают собратьев-туристов всячески сохранять и улучшать его.

Внутри имеется даже журнал записей. Его начали 24 сентября 2016 года. А я здесь был 21 — 22 сентября. Жёлтые листы журнала испещрены восторженными письменами. Кому-то повезло, и он любовался видами. Кому-то, как нам сейчас, не повезло, и они также сидели внутри, спасаясь от мороси и ветра, философски относясь к обстоятельствам (они тут были 5 июля).

— Простите, Нобори-сан, — говорю, — не угадал погоду.

Мне действительно неудобно перед ним, ведь он так хотел увидеть озеро Айнское с высоты.

— Всё нормально, — японский собрат оптимистичен, — это сахалинская природа. Она тем и хороша, что непредсказуема.

Он весь вымокший и выглядит уставшим, но не унывает. На его месте я бы грустил, ведь потратить столько сил и времени на подъём и не увидеть самого главного — всегда грустно. У меня был подобный опыт в 2004 году на острове Сикоку на юге Японии, когда я дня два добирался на велосипеде до горы Цуруги, почти двухтысячника, а на вершине вместо любования альпийскими пейзажами неприкаянно бродил в холодном тумане. А в этом году "пролетел" с Беловой.

Такие восхождения бывают, пожалуй, только раз в жизни и только при определённых обстоятельствах. Специально в такие дебри, тем более в одиночку, не пойдёшь.

— Сахалинская природа сурова и прекрасна, — добавил Нобори-сан и начертал это иероглифами в самом низу последней страницы исписанного за годы журнала.

А я подписал: "Группировка Мацуура". Отныне наш маленький отряд будет называться группировкой Мацуура, по имени японского исследователя Мацуура Такэсиро. И никакое колдуньи и ведьмы нам не страшны!

Оставив все вещи в балке, сходили на вершину, к изогнутому ветрами тригопункту. Там водяной шквал: моросящий туман со зверской силой переливается через гребень. Туман стал ещё гуще.

***

Спустились к машине за полтора часа. Вымокшие насквозь. Переоделись в сухое. Какое блаженство надеть сухую одежду! Всё познаётся в сравнении. Из всех земных кайфов, пожалуй, нет большего, как после мокрого похода одеться во всё сухое. Мы повеселели.

Здесь, внизу, мороси нет. На дороге от карьера до трассы сухо, местами в небе просветы. За Красногорском и вовсе солнечная погода.

Старуха Уссу плотно укрылась на севере за своими туманами.

Узнавайте новости первыми!
Подписаться на новости
Подписаться в Telegram Подписаться в WhatsApp

Обсуждение на forum.sakh.com

DTV 15:33 29 января
А гугл и яндекс гору Краснова в другом месте показывают, не там где карьер. Речь, я так понимаю, всё-таки про гребень
феникс18 09:07 29 января
спасибо, было интересно почитать, давно я не была в тех краях
Fire_Alarm 17:49 28 января
ходили мы и на Краснова - классная гора, за день успели доехать до неё из Южного, подняться, спуститься и вернуться обратно. И на Ичару тоже ходили, поднялись и спустились за день, но это было слишком экстремально, вышли в 6 утра и вернулись к 11 вечера, я потом три дня ходил с трудом.
3891aniri 15:43 28 января
Побольше бы таких тем! Спасибо!
Ajgur 15:30 28 января
Валентин, как всегда отличный рассказ!!! Огромное спасибо!!
Читать еще 5 комментариев