Животные на дороге. Сахалин.Инфо
3 марта 2024 Воскресенье, 04:40 SAKH
16+

Животные на дороге

Экология, Weekly, Южно-Сахалинск, Анива, Холмск

Ежегодно в России происходит до 400 тысяч наездов на диких животных. Предотвратить эту ситуацию очень сложно. Некоторые виды зверей (например, олени) пугливы и могут выскочить на дорогу перед автомобилем в последнюю секунду. Пытаясь избежать наезда, водители не раз попадали в сложную ситуацию, подвергая себя и пассажиров серьезной опасности.

1

Западное побережье Сахалина. Новосибирское.

— Стой, стой. Задний ход...

К краю дороги с противоположной стороны от животноводческой фермы, расположившейся в помещениях бывшего зверосовхоза им А.П. Чехова, примерзла мертвая лисица.

Выходим из машины. Биолог-охотовед Андрей Здориков внимательно рассматривает находку.

— Собаки погоняли, машина переехала, грейдер подправил... Раньше лисиц охотники хорошо брали на Сахалине. Охота на них была регламентирована. На воротники били. Мода была у людей на лисьи воротники. Сейчас лисий мех никому не нужен. Лисицы все больше становятся синантропными — зависимыми от человека, связаны с его местом проживания, а рацион построен на отходах хозяйства и продуктах жизнедеятельности людей.

— Здесь лисицы тусовались хорошо. Коровы, когда приносят приплод, рожают телят, лисицы собираются. Теленок тут же к вымени — начинает сосать. Послед на землю падает, они подбирают и съедают.

Лисы — не социальные животные. Только на период гона и рождения молодняка объединяются. Они индивидуумы, каждая в свою сторону "одеяло" тянет. От преследования прячется в норах. Эти убежища она роет сама под камнями, между корнями больших деревьев или в других удобных местах. Они имеют несколько выходов, числом до пяти. Охотник с собакой подошел — лисица ныряет в эту нору — лисята за ней, прислушивается, откуда ей грозит опасность, и уходит по одному из выходов вместе с выводком.

На обломке японского порт-ковша сидят черные уссурийские бакланы. Кормятся, ныряя за мелкой рыбой.

2

Орланы-белохвосты устроили разборки между собой.

— Летают что на юг, что на север — пасутся на береговой полосе. Стали зимовать на Сахалине. Там, где рыбалки происходят, и где на льду рыбные отходы остаются, кормятся и хорошо себя чувствуют. И не летят на Хоккайдо, где еще надо потрудиться, чтобы добыть пропитание. Для них у нас и стол, и дом. Морозы им нипочем — морозостойкие птицы.

— Однажды в сентябре в районе Ильинского орлана встретили, сидящего прямо у дороги. Пытается взлететь — не может. Взрослый орлан с белым хвостом и крепким клювом. Вижу: на лапах сетка комком, веревка волочится. Где-то подцепил, летел-летел, пока не обессилел. Остановились. Я вышел, снял с себя куртку, накинул на этого орлана, он спокойно сидел, пока я отпутывал сетку, ножом узлы срезал. Когда убрал куртку, орлан поднялся, взлетел и главное — над нами несколько кругов нарезал, а потом за нами полетел — будто как поблагодарил. Видимо, сетку с какой-то тухлой рыбой неподалеку морем выбросило. Он давай рыбу выковыривать — они утилизаторы, сетка намоталась на коготь, впилась, и он бедный поднимался, рвал эту сетку... Он бы не выжил, если бы мы не помогли ему освободиться. Лесковые сетки — потенциальные убийцы. Они убивают и тех же лис, которые проверяют выброшенные морем сетки. А сколько особенно тюленей и нерп гибнет от этого — насмотрелся.

Перед Чеховским перевалом на железнодорожном переезде две лисицы заглядывают в салон автомобиля.

Кажется, что они знают "в лицо" всех, кто их тут кормит.

С длинным туловищем, острой мордочкой, с короткими ногами и очень длинным пушистым хвостом. Лисицу обыкновенно считают олицетворением лукавства и хитрости. В мороз, проливные дожди лежит в своей норе и не покидает ее. Так же в тех случаях, когда у нее появляются детеныши. В хорошую погоду рыскает по окрестностям в поисках добычи. При весенних больших разливах спасается на деревьях. Как правило, лисица ходит своими старыми следами — четкой будто прошитой швейной машинкой линией, используя заслоны из корней деревьев, снежных холмов, чтобы подобраться к дичи незаметно. За 15-20 метров слышит лиса под снегом мышиные писки, точно определяет место расположения мышиных гнезд и роет снег так, что белый фонтан взвивается кверху и только хвост остается снаружи. Перекусила — и опять держит уши топориком, вся подобна пружине.

— Быстрая и неутомимая хищница. Хороший охотник, великолепный, приспособленный к жизни, пластичный зверь. Удивляют способности лисы приноравливаться к человеку. Многие животные чувствительны к беспокойству и могут исчезнуть совсем, если им не оставить заповедные островки территории. Она же регулярно появляется в городах, поселках, у железнодорожных станций, находит обильную пищу на свалках, у мусорных баков и ящиков.

Между тем орланы на открытых местах в голодные дни и недели, их слёту ловят — падают сверху и забивают. Если бы орланы летели голодные, они бы этих лисиц запросто положили. Наблюдал, как молодая лисица убегает. Орлан снижается над ней, хватает одной лапой за холку, другой за шею или за голову. Лиса поворачивается, орлан бьет ее клювом, она захлебывается собственной кровью, перестает сопротивляться. Опытные лисицы поступают иначе: заметив орлана, убегают. Орлан снижается, вот-вот возьмет, кажется. Подлетает — лисица резко разворачивается и бросается на него, тот вверх взмывает — так спасается. Было, что орланы поднимали когтями маленьких гончих собак.

В соседней Японии, как и в России, процесс вымирания деревень нарастает. Раньше фермеры пахали землю. Рубили деревья. Собирали дрова и лесные растения, охотники добывали дичь. На реках дети ловили рыбу и насекомых. Животные скрывались глубоко в горах, не приближались к поселкам, опасаясь человека. Существование по меньшей 80% сельских поселений под угрозой исчезновения, вследствие таких факторов как старение и сокращение численности жителей, низкая плотность и природные катаклизмы, японцы сами об этом говорят. Растет ущерб, наносимый оленями, и все чаще появляются выходящие из леса медведи.

На автотрассах стоят специальные знаки с изображением лисицы или оленя, выпрыгивающего на дорожное полотно. Водитель должен быть бдительным, проезжая такие участки.

— Работал с японскими орнитологами на Хоккайдо, столкнулся с этой ситуацией. Автобаны упакованы такими знаками. Самые большие инциденты на скоростных трассах связаны с выходом оленей на автодороги. На трассе Саппоро — Вакканай, лесные массивы. Олени прыгают в одиночку или группами по три-четыре оленя через заградительные сети и запутываются в них. Начинают рваться, реветь. В конце концов выпрыгивают на дорожное полотно, не успевают проскочить и попадают под автомобили. Капоты разбиты, двигатели дымят. Ночью на скоростных трассах ехать опасно, медленно ехать невозможно — сзади сигналят, торопят. В этом случае лучше съехать на полосы, на которые рекомендуемый режим не распространяется, — рассказывает Андрей Здориков.

Так и есть. На Хоккайдо автор сам стал свидетелем опасного выхода оленей на трассу. Мы приезжали в Саппоро со спортивными целями и двигались на комфортабельном автобусе в направлении города Обихиро. Быстро смеркалось. Все дремали. Неожиданно автобус резко затормозил, едва избежав столкновения с оленями, перебегающими дорогу. Очнувшись, я успел увидеть в свете фар голову и выпуклые глаза крупного оленя за лобовым стеклом.

В малолюдных местах Хоккайдо туристы могут поучаствовать в охоте на них. Вынуждено отстреливают, потому что численность оленей велика, размножился сильно, сдирает всю растительность.

Медведей там часто замечают на улицах населенных пунктов и на пригородных трассах. На Хоккайдо их более трех тысяч. Основная пища медведей — лосось. Различные ухищрения цивилизации (заграждения, запруды) перекрывают пути хоккайдским медведям к нерестовым рекам для добычи рыбы, и потому они все чаще опустошают крестьянские хозяйства японцев, проживающих на побережье. Японские фермеры, вынуждены ограждать свои угодья специальными заборами, к которым подведено электричество. Недостает на Хоккайдо и профессиональных охотников. Ежегодно на этом острове отстреливается около 300 медведей по лицензии. Эти цифры примерно соразмерны сахалинским, тем не менее, случаи нападения медведя на человека со смертельным исходом регистрируются систематически. Однако японские ученые всячески оберегают и защищают млекопитающих.

— В Японии охота на медведя четко регламентирована. Становишься в очередь, и только через три-пять лет тебе могут сказать, что ваше обращение рассмотрено и вам выделяется лицензия для охоты на медведя. Угодья принадлежат частным лицам, но и они, чтобы добыть медведя, тоже должны получить лицензию. Стоимость лицензии больше, чем сам медведь — дорогое удовольствие, — свидетельствует биолог-охотовед.

3

В 2009 году молодого медведя, просившего подаяния возле дороги, поймали в рыболовные сети сахалинские егеря. Хищник-двухлетка весом около 70 килограммов местом кормежки выбрал Ловецкий перевал, по которому идет автотрасса из Южно-Сахалинска в Невельск. Зверь представлял опасность для людей, поэтому было решено поймать его, усыпить и увезти в глухой лес.

Операция областного департамента лесов и особо охраняемых природных территорий по поимке медведя была проведена утром. Четыре специалиста накинули на молодого топтыгина рыбацкую сеть, хозяин тайги запутался в ней и получил "сонный" укол. Его погрузили в машину и увезли за сорок километров к югу от Невельска, в дремучий лес. Здесь с медведя сняли сети, он пришел в себя и скрылся на сопке. На Ловецкий перевал мишка больше не вернулся.

До тех пор пока не начался ход лосося, медведи вынуждены питаться чем угодно, в том числе попрошайничать возле дорог.

Одним из таких любимых мест хозяев тайги является Ловецкий перевал, по которому каждый день проходят десятки машин.

— В июне как-то (старая история) начальнику департамента лесов и особо охраняемых территорий Сахалинской области позвонил мэр Анивского района Николай Иннокентьевич Петров. "Сергей Иванович, на 34 километре автодороги Огоньки — Невельск стоит медведь и всех данью обкладывает". Котельников меня вызвал: "Срочно делай что хочешь, но медведя там не должно быть. Ваши медведи, вы с ними и возитесь". Я как раз был его замом по охоте. Большой спектр работы. Только успевай поворачиваться. Один звонит, второй, третий, а иногда по пять-десять человек одновременно: "У нас в поселок пришло какое-то животное нас доедать — спасайте". Мы туда несемся. Вот такие дела. Собираю людей, на уазик садимся и едем в указанное место.

Приезжаем. Точно — медведь нашел экологическую нишу и попрошайничает. Люди едут, видят медведя, останавливаются, еду бросают "голодающему".

Местный инспектор рассказал, как все происходило. Оказывается, с Невельска ехала какая-то начальственная особа на машине — сама за рулем. Ехала-ехала, вдруг на дороге вырисовывается медведь, она останавливается прямо напротив него поглазеть. Медведь подходит к машине — в стекло мордой уперся. Дама нажимает кнопку, стекло ушло вниз. "Ж-ж-ж". Берет телефон и чуть ли не в пасть зверю втыкает — начала его фотографировать, на видео снимать. Медведь не поймет, чем его кормить собираются. Цапнул за телефон и за руку одновременно. Она как взвизгнет! Телефону конец пришел — медведь его прокусил, в пальцах несколько дырок, кровь пошла. Дама кричит, начала махать рукой от боли, капли крови разлетаются по салону. Давит на педаль газа и несется в Аниву. "Вы тут в своем районе такие-сякие развели медведей. Я ничего ему не сделала, а он меня искусал". Мэр вызвал врача, таблетки успокоительные дал. В общем, утихомирили ее, перебинтовали, пообещали наказать медведя за то, что к ней приставал...

Приехали с карабинами — медведь, напавший на человека, подлежит отстрелу по регламенту. Назад в дикую природу его не вернешь, он так и будет ходить попрошайничать. Прежде чем утилизировать тушу, решили посмотреть, что у него в желудке. Там печенье оказалось размокшее — полный желудок, а посередине яичница из трех яиц целехонькая.

— В Европе, в Америке, в Скандинавских странах, если медведь выйдет на дорогу и начнет права качать, охотинспектор привозит ловушку, заряжает в нее кусок мяса и оставляет на месте выхода медведя. Хищник ходит-ходит, потом заходит, хватает мясо, ловушка захлопывается. Инспектор приехал, посмотрел — он там сидит. Прицепил к машине и повез к вертолетной площадке или в местный аэропорт к самолету авиационной лесоохраны, где его перегружают в специальную клетку для перевозки — он туда перескакивает. Животное перевозят самолетом за 60-80 км от места происшествия в дикие места. В тайге клетку открывают, он выходит и там остается. Больше, как правило, не приходит. Но тут двоетолки существуют о том, что если медведь молодой, то в том медвежьем царстве, куда его отвезут, например, на остров Кадьяк, где обитают огромные возрастные медведи, с ним быстро разберутся, проще сказать, порвут на куски. Получается, что охотинспектор отвез его на заклание. И все же это более гуманный момент по отношению к медведю, нарушившему жизненное пространство человека, чем у нас, потому, что часть из них все же выживает.

4

— Бывает, что сами животные гибнут на дороге по неосторожности, как это случилось однажды на 22 км охотской трассы на закрытом крутом повороте в плотном хвойном лесу. Утром рано водитель легковой машины Toyota Mark — II на скорости 100-120 км столкнулся со спрыгнувшим с бровки дороги медведем. Он пытался затормозить, но было уже поздно, автомобиль врезался в медведя, в заднюю его часть. От удара медведь кувырком перелетел дорогу. Капот веером, передок внутрь ввалился, дымище из-под капота. Водитель сам был травмирован. Хватило сил поставить знак аварийной остановки и сходить к обочине — увидеть, что медведь лежит живой в этой канаве, только идти не может. Машин понаехало. Приехала милиция. Водитель стал рассказывать, что случилось, показал место, где медведь находится. Посмотрели, а медведя нет, лишь кровяной след в лес ведет. Полз на передних лапах, задние были отбиты. Нам сообщили про аварию. Машину с водителем к тому времени уже зацепили и поволокли в город. Опытного инспектора туда послал. К нему бойцы ОМОН примкнули. Прошло около суток после аварии. Прибыли на место, по следу прошли осторожно, нашли медведя — он уже был "готов", раны оказались не совместимыми с жизнью.

Или вот с севера как-то ехали по западному побережью Сахалина, в потемках, вылетаем на чеховский перевал. Вижу, что-то темное и длинное лежит поперек дороги. Останавливаемся, выходим, чтобы разглядеть. Посветили фонариками — выдра лежит, не один день — машина переехала. Взял аккуратно, отнес в сторонку и похоронил.

5

— У нас на Сахалине медведи возрастные и ложатся довольно поздно. Встают тоже по-разному. Например, самка с медвежатами, которых она в берлоге родила, та позже встает. Все зависит от количества жира под шубой. Первыми встают те, у которых жира практически нет, а это трех-, четырехлетки, в теплое время года залегли, в марте уже подымаются, потому что начинают подмерзать. В марте-апреле снег начинает таять — водичка, капель — берлога отсыревает. Неуютно становится, вот они и выпрыгивают из берлоги и начинают бродить. В это время еще ничего не выросло на лесных лужайках. Они и так без жира, а тут еще есть нечего. Куда идти? Вот и пошли по помойкам и терроризируют народ. В наших условиях их опять приходится отстреливать — вот и все.

Что касается безопасности любителей спорта, то на горнолыжном курорте "Роза хутор" в Сочи по периметру, например, установлены прочные заградительные сети, а видеокамеры фиксируют все передвижения диких животных, чтобы предотвратить их проникновение на территорию комплекса.

— Были случаи, когда люди приносили домой встретившихся им животных? Кто-то отслеживает эти вещи?

— Были и неоднократно. Мы советуем обладателям диких животных вернуть их в природу, например, тех же ежей. Идут отец с сыном или дочерью, с женой и собачкой в зеленую зону Южно-Сахалинска прогуляться. Собачка "гав-гав", что такое? Подходят, а там ёж. "Ой, мама давай возьмем, он же здесь умрет", — просит ребенок. Мама сердобольная. Отец покряхтит и отступится: "Мама сказала — берем". Увидеть ежей просто — с собакой наткнешься обязательно. Два-три дня, максимум неделю молочком поят, яблочек нарежут, а ночью то ёж не спит, у него ночной образ жизни. По ламинату стучит, будто "лошадь" копытами — есть требует. Начинает бумаги, газеты в кучу собирать — гнездо строить. Кусаются не по-детски — по-настоящему. В конце концов ежа в клетку сажают. Дети в рев: "Зачем в клетку, он такой маленький...", им жалко. Клетку открывают — и опять ночь без сна. Потом отец или мать не выдерживают: "Все, хватит, пойдем и отнесем туда, где взяли".

Лисиц, енотовидных собак держат в пристройках. Резкий мускусный запах от них исходит. По сараям в каких-то клетках бегают, их кормят, а потом думают, а зачем это нужно? Везут в зоопарк: "Вот у меня есть...". Им в ответ: "Да у нас самих таких хватает". Пойдите в лес и фотографируйте или на видео снимите всю эту экзотику. Нет, тянут домой, потом все равно уносят из дома и выбрасывают...

Или, скажем, человек натолкнулся в лесу на медвежонка — ни мамки, никого вокруг. Возможно, браконьер медведицу подстрелил, и медвежонок один остался. Человек берет этого медвежонка домой. Тот орет, есть просит, отклик ищет в душе у человека. Вот отсюда все и начинается. Человек начинает кормить медвежонка, тот поправляется, растет и по мере увеличения веса и возраста начинает когтями требовать то, что ему хочется. Назад в природу никак, потому что в природе никто этого медведя ничему не научил. Дилемма у человека. Первая мысль — "Он мне нужен, такой агрессивный?", вторая — "Кто его возьмет?". В зоопарк его так просто никто не возьмет. "Если в лес вернуть, опять ко мне придет или к другому человеку, будет требовать привычную еду". И немало тех, кто своих питомцев просто отстреливает. Потому что выхода нет. Либо везет в центр реабилитации диких животных, чтобы там разместить. На сегодняшний день такие центры действуют в 47 регионах нашей страны.

Как, например, в Приморье. В центр поступают животные, вынужденно изъятые из дикой природы. Сотрудники делают все возможное, чтобы звери могли вернуться домой. Когда я работал в министерстве лесного и охотничьего хозяйства Сахалинской области, мы отправили в Приморье 6-7 бездомных медвежат на реабилитацию. Самое главное с ними не разговаривать, чтобы они интонации твоего голоса и твоих эмоций не улавливали. Просто кормить и лечить. Сотрудники центра потом их в природу выпускают. На Сахалине такого центра пока нет, его хотят сделать в районе озера Щит (по дороге на Лесное) Корсаковского района. Цель — реабилитация диких животных (травмированных, больных) и дальнейший выпуск их в естественную среду обитания, а также сохранение редких и исчезающих видов. Этим занимается Сахалинский зооботанический сад.

В том, что в городах и селах острова большое количество бродячих собак и кошек, большую роль играет человеческая жалось. Приобретая щенка или котенка, многие люди до конца не осознают, что их питомцы должны стать членами их семьи в буквальном смысле слова, но когда эти питомцы надоедают, от них стараются избавиться любыми путями.

Тема большая, вероятно, мы к ней еще вернемся...

На обратном пути теперь уже в другом месте автотрассы, замечаем еще одну лисицу. Увидев, что мы не собираемся останавливаться, она бросается в погоню, пытаясь прокусить переднее колесо.

Подписаться на новости