16+

О том, как начинался "шельф"

Книжная полка С.Морозова, Weekly, Южно-Сахалинск

Печальное сообщение о кончине первого губернатора области Валентина Федорова вдруг вызвало спор о том, кто сделал больше для "шельфа" — он или Игорь Фархутдинов.

***

Спор совершенно ненужный и, к сожалению, свидетельствующий о том, что в общественном сознании существуют разрывы в исторической преемственности. Потому что такой грандиозный проект, как "присахалинский шельф" не мог быть делом одних только отдельных ярких личностей, это огромный комплексный труд тысяч людей на протяжении десятилетий. И всплывшая в ходе спора фамилия первого секретаря сахалинского обкома КПСС Павла Леонова, здесь тоже к месту.

Словом, ставлю на книжную полку "Шельф для России. Разведку ведут геофизики" (Издательский дом "Приамурские ведомости", 2005 год).

Сразу стоит отметить, что эта книга из разряда "юбилейных". То есть, крупная компания, имеющая продолжительную историю, решает издать об этой истории, своих успехах и достижениях книгу, своеобразную летопись, которую впоследствии дарят своим ветеранам, партнерам и т. д.

Но "юбилейность" нисколько не умаляет значимость проверенных временем фактов, а личные воспоминания ветеранов удачно дополняют сухую хронологию событий.

"Шельф для России" издан к 40-летию сахалинского АО "Дальморнефтегеофизика" (ДМНГ, сейчас структура АО "Росгеология"), компании, стоящей у истоков открытия всех месторождений островного шельфа.

В дальнейшем, к 45- и 50-летию были выпущены дополнительные издания, актуализирующие современную деятельность компании, но нас в данном случае интересует именно история.

***

Но сначала совершенно вкратце, буквально на пальцах, о том, что такое геофизика.

"Полезные ископаемые, составляющие одну из основ всей человеческой цивилизации с поверхности планеты, давно уже "собраны" и теперь их надо искать глубоко в недрах. И это ставит перед геологами, казалось бы, неразрешимую задачу — где именно? Самый надежный метод — бурение. Керн расскажет о реальном составе и строении недр на всем протяжении скважины. Но поставить буровую на каждом квадратном метре невозможно в принципе. И вот тут приходят на помощь геофизики. Сейсмические волны, по-разному отражаясь от разных структур земной коры, позволяют составить некоторое представление о ее строении, характере глубинных складок. Сейсморазведка в сочетании с иными методами — гравиметрическими, магнитометрическими, геохимическими и т. д. — позволяет выявить в недрах наличие обособленных структур, которые по аналогии с уже известными и изученными могут быть перспективны на наличие полезных ископаемых. Сюда и приходят затем геологи, которые дают добро разведчикам и буровикам…"

Словом, хорошо известная многим "эхолокация", только уже земных недр.

На Сахалине внимание геофизиков было направлено прежде всего на нефть и газ. И исследование месторождений суши прямо-таки кричали о том, что далее, под дном моря, залегают такие же перспективные структуры.

"Однако промышленность требовала не догадок, а точных, научно обоснованных прогнозов. Давно применяемые на суше методы разведки перспективных структур, на море, понятно, не годились. Нужны были новые подходы, которые смогла предложить новая наука — морская геофизика. Первые серьезные успехи советские ученые получили на месторождениях шельфа Каспийского моря (Баку)".

Этот опыт начали постепенно переносить и на Дальний Восток. Сначала это была, можно сказать, некая самодеятельность, но по мере накопления данных стало понятно, что исследования надо переводить на системные рельсы.

В конце 1965 года в составе научно-исследовательской морской экспедиции ВНИИГеофизики Министерства геологии СССР (Геленджик) была сформирована "Тихоокеанская группа партий" (Южно-Сахалинск), которая, пройдя ряд реорганизаций и переименований, стала ДМНГ.

"Возглавил новое сахалинское научное учреждение энтузиаст морской геофизики В. А. Сиплатов".

***

Однако в 1961 году дала первую промышленную нефть Западная Сибирь, и естественно, основные ресурсы были брошены на освоение этой огромной и богатейшей нефтяной провинции.

Поэтому морским геофизикам все доставалось по остаточному принципу — старые, чуть ли не списанные суда, примитивные сейсмокосы и прочее оборудование. Но был огромный энтузиазм, и постепенно все складывалось — простреливались тысячи километров профилей по всему Охотоморью, строились разрезы, выявлялись реальные перспективные нефтегазоносные структуры. Все говорило о том, что углеводороды есть, и много.

И вот уже инженерно-геологическая партия "Тихоокеанской экспедиции" (так в то время называлась ДМНГ) в 1972-1973 годах провела "первые инженерно-геологические изыскания по заказу института СахалинНИПИнефть объединения "Сахалиннефть" на точке установки первого ледостойкого основания на месторождении Одопту-море, а так же исследования по трасе его транспортировки от залива Уркт".

То есть, начинались решаться уже практические задачи.

"В план экспедиции на 1974 году были включены опытно-методические работы по инженерно-геологической съемке на своде Одоптинской структуры. На партию также были возложены буровые работы.

Правда, в то время в СССР технических средств для бурения в открытом море не было. Пришлось опять все решать на месте. НИС "Геофизик" на Байковском судоремонтном заводе по проекту центрального конструкторского бюро "Сахалинрыбпрома" был переоборудован для морского инженерно-геологического бурения — обзавелся шахтой в корпусе, буровым станком ЗиФ 650, буровой вышкой и четырьмя якорные лебедками для удержания судна на точке бурения".

Да, вот так вот, первое на Дальнем Востоке буровое судно было построено в Байково. Тогда могли.

***

И за всем этим очень пристально, не менее пристально, чем в Москве, следили в Японии.

Японских специалистов в возможных перспективах нефтегазоносности присахалинского шельфа убеждать не надо было. Но требовались реальные доказательства. И в начале 70-х годов Страна восходящего солнца вышла на СССР со своими предложениями. А 26 января 1975 года СССР и Япония заключают беспрецедентное генеральное соглашение "О сотрудничестве в области разведки, обустройства месторождений, добычи нефти и газа на шельфе о. Сахалин…"

И, конечно же, в подготовке этого соглашения, как и в дальнейшей его реализации, самое непосредственное участие принял — просто не мог не принять — тогдашний руководитель области Павел Леонов, хотя подписывался документ, конечно, на более высоком уровне.

Согласно соглашению специально созданная в Японии компания СОДЕКО ("Сахалин ойл девелопмент корпорейшн") предоставляла СССР кредит в размере 183 миллиона долларов на крайне льготных условиях — как "кредит, возмещаемый в случае успеха".

Задание кредитора — по самым современным стандартам подготовить к разведочному бурению несколько перспективных структур, провести это бурение, и в случае успеха — обеспечить СОДЕКО участие в разработке этих месторождений.

И начался стремительный рывок.

В апреле 1976 года в составе объединения "Сахалиннефть" создается уникальное предприятие — Дальневосточная морская нефтегазовая экспедиция глубокого бурения (с 1988 года — ДМУРБ).

Летом 1977 года на указанную геофизиками точку структуры "Одопту-море" ставится арендованная самоподъемная буровая установка "Боргстен Долфин", и 6 октября на карте региона официально появилось первое крупное морское нефтегазоконденсатное месторождение. Попадание 100-процентное.

"В 1979 году начались работы по координированию и выводу на точки бурения СПБУ "Хакури-IV", "Хакури-II" на структурах Одопту, Чайвинская и Дагинская. И летом этого года скважина №1 на Чайвинском газо-нефтянном месторождении был получен промышленный приток нефти из отложений 14 и 16 горизонтов. Японские коллеги-геологи из состава секретариата, получив данные испытания и просчитав их на компьютерах, "гуляли" три дня. Расчеты показали, что промышленные запасы углеводородов с лихвой окупали все кредиты компании СОДЕКО, — вспоминают геофизики.

Это была пора расцвета. Один за другим в порт прописки Корсаков приходят специализированные научно-исследовательские суда "Академик Губкин", "Академик Сельский", "Академик Крепс", "Искатель-4". В ДМНГ устанавливаются мощнейшие на тот момент в стране вычислительные комплексы — сначала отечественный "Минск-32", а затем французский "Сайбер-172". Заграничные командировки по изучению передового опыта стали чуть ли не обыденностью. Вместо обязательной в те времена политической и экономической учебы, руководство ДМНГ своим внутренним приказом ввело техническую учебу и обязательное изучение английского языка.

Детальной съемкой были подготовлены для разведочного бурения Пильтун-Астохская, Лунская, Южно-Лунская, Киринская, Набильская, Астрахановская и другие структуры, проведены широкомасштабные работы на Приохотском, Примагаданском, Западно-Камчатском и Беринговоморском шельфах.

Стремительно развивался и ДМУРБ — он получает современное буровое судно "Михаил Мирчинк", СПБУ "Оха", "Сахалинская" и "Эхаби", два десятка ТБС "Нефтегаз", огромное судно "Трансшельф" для перевозки буровых установок на большие расстояния и т.д. Кстати, и серия судов снабжения и обеспечения типа "Анна Ахматова" строилась именно под "шельф" — наш "Игорь Фархутдинов" самый молодой из этой серии.

Разрабатывается ТЭО на строительство заводов для ремонта буровых установок, изготовление опорных блоков ледостойких оснований платформ гравитационного типа, — база для их строительства создавалась в Москальво. В Корсакове начинается строительство мореходного училища (его недострой по-прежнему возвышается над городом) и учебно-курсового комбината.

А попутно вся эта дружная сахалинская компания, включая и выделившуюся из состава ДМНГ в отдельную организацию упомянутую инженерно-геологическую партию (ДМИГЭ ВМНПО "Союзморинжгеология") быстро и качественно разведала и привела в рабочее состояние действующий до сих пор "шельф" Вьетнама.

А потом наступил крах.

***

Звоночки звенели уже в конце 80-х, но в эйфории перестройки и гласности на них не обращали внимание, как забыли, например, о кредите СОДЕКО.

"А одних процентов за двадцать лет (с 1975 по 1995 годы) набежало столько, что при подписании соглашений о разделе продукции пришлось в порядке компенсации за предоставленные ранее кредиты и проценты, кроме Одопту и Чайво включать в проекты еще и крупное Аркутун-Дагинское месторождение. А ведь открыто оно было ВПО "Сахалинморнефтегаз" самостоятельно, вне рамок Генсоглашения".

СОДЕКО благодаря этим месторождениям имеет 30 процентов в консорциуме "Сахалин-1" — проект вышел на прибыль, то есть, вложения окупили себя, еще в 2008 году.

А тогда, с 90-х годов государство перестало финансировать все работы на шельфе.

Компания ДМНГ, пройдя тяжелейшие времена, выжила. Выжила и ДМИГЭ — сейчас это "Тихоокеанская инжиниринговая компания" (PECO). А вот от ДМУРБа осталась разве что бывшая береговая база обеспечения — сейчас "Сахалин Шельф Сервис". Основа же компании — ее буровое ядро — исчезла.

Как это вышло? События тех лет еще до конца не проанализированы, вокруг них еще кипят, в том числе, и идеологические, споры и страсти.

Ведь, действительно, было все. И технологии, об отсутствии которых любят говорить, были. Между прочим, БОВ-скважину №1 Одопту- море (длина ствола — 3406 метров, отклонение от вертикали — 2,5 километра) начала бурить еще 16 сентября 1971 года бригада знаменитого бурового мастера Касьянова. Правда, залежи Северного купола она не достигла, но сам факт говорит за себя.

А в 1974 году дала фонтанный приток нефти скважина №26 все там же, на Одопту. Она вскрыла лишь небольшую залежь нефти и не на рекордном удалении от берега, но все же под дном моря. И долгие годы давала хорошую нефть — первую нефть сахалинского шельфа.

Все эти технологии можно было развивать.

А научная и инженерная подготовка наших специалистов вообще вызывала восхищение иностранных коллег:

"1976 год. Корейская плавбаза игнорируя сигналы прошла по сейсмокосе и оборвала ее. В. В. Баранов, В. А. Позняк, В. П. Белокрылов к огромному удивлению французов за 2 дня перепаяли муфты секций, нарастили запасные, смастерили новый концевой буй. Партия не только выполнила объем по контракту, но и перевыполнила его, обработав 11 300 погонных километров профилей, причем была перекрыта производительность фирмы в расчете на судо-месяц, сокращен срок аренды судна. ВО "Судоимпорт" получило 500 тыс. инвалюты в прибыль, а руководитель рейса г-н Пужад значительное повышение по службе в своей фирме".

Было все. Но — получилось так, как получилось. Оценку этому давать не буду. Цель данной публикации — просто напомнить о том, когда и как начинался наш "шельф".

Подписаться на новости

Обсуждение на forum.sakh.com

darkangel999 03:45 10 февраля
Отвечу и попытаюсь объяснить на пальцах: " даже сейчас и в более мелких масштабах если у дела есть поддержка руководства хотя бы моральная а лучше материальная и тебе интересно этим заниматься или как минимум никто не мешается "ценными но бестолковыми указаниями" то на выходе получаются вполне годные и серьезные вещи, но печаль данной схемы в том что при изменении любого компонента системы (ну допустим во главу ставиться прибыль или личные мотивы и заинтересованность) то все сразу летит в пропасть.... так и тут как как только по минимуму что то пошло не так целые институты "легли" несмотря на профессионализм и желание отдельных людей.
анонимный  02:55 10 февраля
Спасибо за статью!
Было интересно. Приезжий, работаю в РН
sofson-2 01:56 10 февраля
У нас до сих пор нет необходимых технологий в этой сфере деятельности.
Работают иностранные механизмы .
Почему? Потому , что не вкладываем деньги в развитие науки и техники очень давно.
Зачем, когда можно просто все продать за бесценок.
..
СвирепыЙожык 19:19 9 февраля
Контора была супер. Вспоминаю с теплом и благодарностью.
Germes1705 16:17 9 февраля
Где можно приобрести книжку?
Читать еще 26 комментариев