16+

Секретные катастрофы жестокой земли

Книжная полка С.Морозова, Weekly, Южно-Сахалинск

И вновь, как и предполагалось, обратимся к книге Гапоненко "Как жили мы на Сахалине".

Константин Гапоненко
Константин Гапоненко

Безусловно, главными героями Константина Ерофеевича были его земляки — пусть и скромные, но мужественные люди труда. Но как честный человек, историк, он смотрел на жизнь без "розовых очков", а потому рассказывал и про все остальное: про море спирта, про тотальный бардак на производстве первых десятилетий, про жестокость островной природы.

На этом внимание не особо акцентируется, но наша небольшая область держит первое место в стране по стихийным катастрофам, именно у нас случились самые смертоносные на территории современной России лавина, цунами, землетрясение...

Бытует мнение, что до эпохи "гласности" сведения о трагедиях строго засекречивались. Что тут сказать... Государственной тайны, за раскрытие которой наступала уголовная ответственность, из этого, конечно, не делалось. Но тогда были другие способы сокрытия информации, которая зачастую ограничивалась только скупыми соболезнованиями в центральной прессе, не раскрывающими сути и подробностей произошедшего. Остальное отправлялось в архивы, доступ к которым был резко ограничен. А потом все постепенно забывалось, что и было лучшей гарантией соблюдения тайны. Мы забывали о многом.

Лавина

Незадолго до Победы 9 февраля 1945 года в 23 часа 25 минут на поселок Средняя Медвежка, где жили рабочие шахты "Октябрьская" и их семьи сошла лавина.

Сам Октябрьский был возле моря, а дальше и выше вдоль узкого ущелья где только можно по склонам ютились хозяйственные строения и жилые дома. Высоты там небольшие, гора Маяк, у подножия которой находилась Средняя Медвежка, всего 524 метра, это меньше, чем возвышающийся над Южно-Сахалинском Большевик. Да и сам поселок располагался уже довольно высоко над уровнем моря, не слишком недалеко от перевала в Александровскую долину. Но и эти небольшие высоты сформировали лавину, объем которой оценили потом в 170 тысяч кубометров. Она ударила по поселку, выплеснулась на противоположный склон распадка, там развалилась и пошла откатом вниз, разрушив еще несколько домов.

"Страшный гул и треск разбудили Афанасия Королева, бойца первого взвода 24-го горноспасательного отряда, работавшего на шахте с 1936 года. Горняцкий опыт помог ему, малограмотному, оценить весь драматизм положения, он кинулся в Октябрьский и через 15 минут с коммутатора шахты доложил обстановку Малючкову (директор шахты). Через минуту над уснувшим поселком завыла сирена, а по радио была объявлена тревога. Немедленно поднялись бойцы военизированной горноспасательной части, бойцы местной противовоздушной обороны... Не дожидаясь согласования с трестом, Малючков добычу угля прекратил и всех людей направил в Среднюю Медвежку... Спасатели скорым маршем двинулись к месту катастрофы.

В Александровске отреагировали оперативно: были мобилизованы все транспортные средства, по тревоге подняли воинское подразделение во главе с капитаном Терехиным и медицинских работников. Вместе с ними выехали в Октябрьский секретарь Александровского горкома В. Силицкий, заместитель секретаря обкома М. Кондратенко, заместитель председателя горисполкома И. Шутов, управляющий трестом Ю. Панкратов. Отряд горноспасателей выслала шахта "Макарьевка".

В первом часу ночи 10 февраля начались поисковые работы... Головной шахтерский поселок не спал несколько суток, посылая своих мужчин на спасательные работы, предоставляя кров, хлеб, одежду, обувь и душевное тепло эвакуированным и спасенным...

Местами толща снега превышала 10 метров, и работы приходилось вести по всем правилам шахтерской науки: били шурфы, прокладывали туннели, ставили крепление. В первые сутки было задействовано 380 спасателей, во вторые — 520. Требовалась четкая организация труда, чтобы избежать бестолковой суеты.

В первые сутки из-под снега освободили 65 человек живых и извлекли 74 мертвых тела. На вторые сутки достали еще 45 человек, чудом выживших, и 49 погибших.... К 13 февраля извлечено было 233 человека — 105 живых и 128 мертвых (в их число вошли пятеро умерших в больнице). Ненайденными значились трое мальчиков из семьи Зинуровых — Хазимур (11 лет), Малинур (8) и Валинур (4 года)".

В братской могиле поселка Октябрьский был погребен 101 человек.

Вода и пламя

И это была не последняя братская могила мирного времени, появившаяся на островах.

"Легкие деревянные постройки и совершенно неприемлемая для нас система отопления, помноженная на беспечность, приводили к частым пожарам. Свирепствуя, они уничтожали огромные материальные ценности, а то и человеческие жизни. Чаще всего жертвами становились дети, оставленные без присмотра. О них вам расскажет любой сахалинский старожил. Где тогда не горело! Только в 1948 году в области произошло 264 пожара, в них сгорело 226 жилых домов, 72 общественных здания, 34 производственных. Однако все затмила трагедия, случившаяся в первом часу ночи 12 января 1949 года в городе Долинске".

Тогда при пожаре в общежитии ремесленного училища сгорело 16 подростков.

Кто, может быть, скажет, а вот при японцах такого не было. Было. 23 ребенка погибли в ноябре 1943 года при пожаре школы в Сиритору (Макаров). Впрочем, это уже из истории, рассказанной Николаем Вишневским.

И, конечно, братской могилой регулярно становилось море.

Об этом в книге очерк "Черная ночь над Бристольским заливом" — в ночь с 18 на 19 января 1965 года под волнами были погребены сахалинские рыболовные траулеры "Себеж", "Севск", "Нахичевань" и "Бокситогорск" из Приморья. Но об этом мы помним.

А есть и забытые трагедии.

Очерк "Гибель парохода "Баскунчак" — 21 февраля 1955 года в Татарском проливе затонуло одноименное судно, погибли 45 человек команды и шестеро пассажиров.

Очерк "Шторм" — в ночь с 15 на 16 апреля 1952 года погибло 17 рыбаков Северо-Холмского рыбокомбината. Они работали на промысле сельди — той самой, которая вновь начала подходить к нашим берегам. Тогда она была основной сахалинской рыбой.

"Круглосуточно работают в управлении Западно-Сахалинского госрыбтреста, не спят на девяти подчиненных рыбокомбинатах — от Томаринского на севере до Горнозаводского на юге; ждут рыбы на двадцати рыбозаводах и трех консервных заводах. Отсюда сводки идут в Главсахалинрыбпром, как фронтовые донесения. Принимает их дежурный, так как сам Валерий Александрович Джапаридзе и его замы выехали к месту "сражения", на самые сложные участки. Опустели отделы рыбной промышленности обкома и облисполкома. Все на путине!"

Ну а далее — план любой ценой! Но эта цена зачастую была чрезмерной. Люди гибли регулярно. Руководителей, понятно, судили. В этот раз сняли с работы и управляющего Западно-Сахалинского госрыбтреста, возглавлявшего его с сентября 1945 года, Михаила Альперина. Но — как опытнейшего работника рыбной промышленности направили управляющим Северо-Курильским госрыбтрестом.

"В Северо-Курильском районе имелось 19 школ, в том числе 2 средние, 4 больницы, 14 врачебных и фельдшерских пунктов, несколько библиотек, клубов. Госрыбтрест объединял 4 рыбокомбината, 7 рыбобаз, 4 консервных завода, имевших просторные цеха с цементированными засольными чанами. Коллективы рыбообработчиц умели делать по три оборота за путину, засаливая чрезвычайно вкусную курильскую сельдь, которую не стыдно было подать к столу кремлевским тузам".

Ночью 5 ноября все того же 1952 года Михаил Альперин тоже погиб — вместе со своим госрыбтрестом.

Закрытые цифры

О Северо-Курильском цунами сейчас написано уже много. Но пробелы остаются. Например, никто не знает, сколько все-таки тогда погибло людей.

"Подполковник Смирнов вел пересчет так: в Северо-Курильске проживали около 6 тысяч человек, погибли около 1200 человек, а общее число жертв составило 1790 человек гражданского населения, военнослужащих: 15 офицеров, 169 солдат, 14 членов офицерских семей. Полковник Наймушин сообщает в Москву общую цифру людских потерь — 2336 человек, оговаривая: "по предварительным данным". К великому сожалению, эта цифра позже пошла гулять по всем публикациям и даже употребляется в солидных научных трудах".

И, действительно, ей оперирует та же Википедия.

— Между тем она не вызывает никакого доверия, — пишет Гапоненко.

"Вот сообщение из Подгорного: "Проживало более 500 человек, в живых осталось 97, которые эвакуированы". Как считать погибших? Вычесть разницу? Но что обозначает "более 500"? Это и 501, и, допустим, 537. Вот данные из книги С. Антоненко "Трагедия Океанского": проживало в Океанском около трех тысяч населения, в живых осталось 390, в их числе рабочие из КНДР. В небольшом поселке Галкино не осталось ни души. Из пограничного отряда, расположенного рядом с Галкино, спасся один солдат-первогодок, которого вынуждены были отправить в дом умалишенных... А как определить число жертв в тех населенных пунктах, где вообще не велось никакого подсчета после катастрофы? Да никто ни перед кем и не ставил такой задачи — достоверно определить число погибших. Оговорка Наймушина "по предварительным данным" должна была предполагать, что через какое-то время назовут точную цифру. Но ее не назвали, да и назвать не могли. Власти не сочли нужным возвращаться к этому вопросу..."

А 15 апреля 1953 года северо-курильский райисполком принимает решение "О санитарной очистке территории города и населенных пунктов": "В результате стихийного бедствия территория города и речка сильно захламлены. Под снегом имеются неубранные трупы людей и животных, а также продукты питания. С наступлением тепла трупы и продукты будут разлагаться... Просить начальника гарнизона тов. Есина для погребения трупов людей, обнаруженных на территории города и населенных пунктов района, и захоронения трупов животных… выделять военнослужащих".

Что тут говорить, если нам до сих пор неизвестно число погибших в 1981 году при Филлисе. Мы знаем, что в Японии погибло 7 человек, что в Хабаровском крае "в ночь с 6 на 7 августа, в результате резкого подъёма воды в реке была полностью разрушена и смыта в море железнодорожная станция "Дюанка", погибло 8 человек (в том числе двое детей)". Это зафиксировано, эти трагедии помнят. А на Сахалине?

Ответа нет

И еще одна совершенно неизвестная и действительно засекреченная катастрофа.

Завершая повествование о гибели Средней Медвежки, Гапоненко пишет: "погибло 76 детей дошкольного и школьного возраста. Горько и больно. Но беду принесла стихия, хотя и человек виноват, неосмотрительно поселившись в таком опасном месте. Между тем изучение архивных документов высвечивает иную драму, многократно превосходящую описанную выше. В 1939 году в Сахалинской области умерло 2647 человек, из них младенцы в возрасте до года составили 1090 душ, от года до двух лет — 811. Без голода и чумы — будто косой выкосили 1901 младенца! Для сравнения отметим: в том же году семилетних умерло 7, шестнадцатилетних — 9".

Что тогда произошло? Почему в тот год на Северном Сахалине сразу же умерли почти все родившиеся в 1938‑1939 годах?

"Доклады на пленумах, конференциях, сессиях предвоенных и военных лег переполнены цифрами о падеже телят, коров, свиней, овец, за что власти стегали нерадивых хозяйственников, отдавали их под суд. Но ни разу не встретился документ, где бы обсуждался вопрос о высокой младенческой смертности. Такие сведения подавались областным руководителям под грифом "совершенно секретно" всего в четырех экземплярах".

Так что ответа нет.

Узнавайте новости первыми!
Подписаться на новости
Подписаться в Telegram Подписаться в WhatsApp

Обсуждение на forum.sakh.com

semion 18:51 8 апреля
Хорошая, исторически правдивая статья!
перц 13:59 8 апреля
Спасибо Гапоненко за страшные факты нашей истории, моему папе удалось выжить в СевероКурильске при цунами в 1952году, светлая память ему, умер в 2019. Помним и эти трагедии в жизни Сахалинцев.
Штурман_Николай 12:13 8 апреля
Добрый день. Благодарю Вас за статью. Очень интересно.
Читать еще 7 комментариев