16+

10 майских выходных

Туризм, Weekly, Южно-Сахалинск, Корсаков, Невельск

Первые дни холод и снег, поэтому на корсаковское плато поехали 4 мая. Сворачиваем с Охотской трассы на посёлок Чапаево. Навстречу женщина в положении, а вот молодая мама с коляской. Один из признаков благополучия, жизни. В умирающих посёлках женщины отказываются рожать.

Денис везёт меня к интересному месту на старой карте Рабоче-Крестьянской Красной Армии. Значок на ней обозначает храм в японском посёлке Симо Киминай, так раньше называлось Чапаево.

Трек на смартфоне… Он приятно двигается в сторону значка храма, мы не ошиблись. Вот слева от машины высота, от неё словно мыс выдаётся в долину. На мысе площадка. Сразу понятно: там! Во всей округе лучшее место для храма.

Туда крутая дорога. Маленький джип легко лезет вверх, и мы въезжаем в неогороженный двор, нас встречают радостным лаем 5 собак, привязаны к будкам. Вам скучно? Или давно не кормили?

Собаки в надежде — а нам непонятно. Они охраняют недавно построенный двухэтажный коттедж, а сторожей-людей нет. Дом стоит чуть в стороне от значка храма. Трек указывает на мыс, идём туда. Отсюда вниз отличный вид в долину Чапаево. Был бы я храмом — я здесь бы стоял.

Спустились вниз, поговорили с местными. Нам сказали, что при СССР вверху на площадке-мысе было маленькое колхозное поле. Туда вверх даже землю возили грузовиками. Ну, понятно… Землёй всё засыпали и распахали, ничего уже не найти…

А всё равно интересное место, посмотреть на него… Для тех, кто умеет фантазией оживлять прошлое.

***

Прощай значок-храм, едем в село Тамбовское, оно рядом. У брода разговорились с водителем грузовичка. Сказал, что хоть сёла и рядом, а погода разная. В Тамбовке она часто лучше, чем в Чапаево.

Жаль, Тамбовки уже нет почти. Отдельные дома да заросшие поля. Поляной подъехали к быстрой воде реки Комиссаровки. Денис задрал голову и начал вглядываться в вертикальный склон её правого берега. И почудилось ему, что вверху — оазис… Я был не против, и мы минут за 10 штурманули брод, потом склон, цепляясь руками за тонкие стволики ив.

Вверху почти ровное плато и лес, оазиса нет — зато есть окопы! Извилисто тянутся вдоль обрыва с видом на реку. Стерегут врага внизу, в долине. Окопы плохо видно. Или очень старые, или выкопаны в неполный профиль и поэтому засыпаны хвоей, листвой.

Вот снимок. На север массив горы Майорской, внизу в долине остатки Тамбовки, а под ногами окопы.

Русско-японская война? Вряд ли. Советские окопы? Тоже сомнительно. Скорее всего, исход Второй мировой. Тогда японцы почуяли, что война идёт к неблагоприятному концу и стали готовиться к тотальной обороне.

Это сейчас внизу весенняя пустыня, а при Карафуто вся долина Комиссаровки была в частных хозяйствах. Народу много, копать есть кому.

От линии окопов в тылу непонятные раскопы. Большие, глубокие. Чтобы понять их, нужно быть военным или специалистом по фортификациям.

Спустились к реке, и на левом берегу обнаружили скважину, из неё ручеёк. Вода приятная, чувствуется лёгкая минерализация. Взять бы её на анализ…

(Заканчиваю тему Корсаковского плато. 9 мая мы ещё раз сгоняли туда, втроём. Михаила обрадовали-удивили вот эти автобусы. Многие на форуме "Сах.кома" сочли их за мусор, а для Михи они радость из детства).

5 мая

Едем втроём в район Огоньков. Денис хочет проверить лесную дорогу, потом показать нам ещё один минеральный источник и… Ну и так, пошляться везде, где джип проедет.

Перед "Артеком" вертаем направо в ручей Краснодонка. Где он в Лютогу впадает, там я 50 лет назад стрелял из ружья чаек и ворон, прости Господь подростку жестокость. Нынче вверх по ручью дачи, микроклимат, вот уютно-красивая фотка.

Погарцевали там по крутякам, "лошадь" у Дениса хорошая… Вернулись на трассу, повернули на Огоньки и перед мостом через реку Брянку (Быстрая на карте) повернули на право на левый берег Брянки.

Ден показывает скважину на берегу. Пробую. Вода холодна… А как солона! Почти как морская! Я сразу вспомнил эту, если не ошибаюсь, "Анивская-2". Её сейчас выпускают? Есть она в Южном? При СССР была в стеклянных 0,5 и не пользовалась популярностью: уж слишком солёная. А вот была просто "Анивская", слабосолёная, эту любили.

Сейчас погулял по инету, нашёл: "В 90-е годы сразу несколько предприимчивых сахалинцев пожелали прибрать к рукам источники в Огоньках. Кто-то неизвестный устроил там взрыв, чтобы не достались конкурентам".

Переехали мост Брянки в Огоньках, повернули налево на старую дорогу, и я попросил Дениса заехать в усадьбу старинного приятеля, сахалинского писателя Анатолия Орлова. Нам повезло, он дома. Сказал, что вниз по правому берегу Лютоги ещё есть источники. Где? Он точно не помнит.

Едем туда. Вот направо дорожка уходит. Заезжаем, там нет ничего. Возвращаемся, едем дальше. Вот опять грязь-дорога направо пошла, лужи. Стоит ли ехать? Ну, давай, едем…

Вот древний асфальт среди луж показался. Уже интересно! Что дальше будет? Вот дорожка упирается в асфальтовую площадку, на ней разный хлам и вывороченный бетон (ага! Как после взрыва!).

И скважины. Аж 3! Вода — копия, как у Брянки, солёная. Осматриваем всё. Приходим к выводу, что именно здесь заливались машины минералкой "Анива-2".

Закончили здесь, едем в сторону Невельска. Вот направо грунтовка, это её хотел проверить Денис. На карте РККА она делает петлю вправо и от дороги на Невельск выходит через перевал на холмскую трассу в районе посёлка Высокое.

По ней ездят браконьеры и колхозники (?), но только по полям вдоль ручья Дышма. Дальше "шлагбаумы" из упавших деревьев, даже на квадриках никто.

Возвращаемся и едем к Высокому, пытаемся найти эту дорогу со стороны холмской трассы. Миха и Ден — "лоси" здоровые, молодые. Ушуршали в бамбук, лазили там, лазили… Миха штаны порвал… Нет дороги. А на карте есть! Видишь суслика? Его нет, а он есть…

Договорились, что потом пройдём эту дорогу пешком. Надо пошляться там в бамбуках оборванцами, погулять по новым вершинам.

"Мертвая деревня"

Эта поездка была идеей Дениса. Двумя машинами едем на юго-запад в бывший посёлок Первомайское. Он от моря в Шебунино километров 10 вглубь распадка. Сначала Денис сводил нас на озеро Линёвое (местное название Светлое). Возможно, результат японских торфоразработок. Молодая черемша размером с палец, набираем на салат.

Потом заезжаем в распадок, там 3 озера и пустые склады взрывчатки для шебунинской шахты. Уютное, тихое место. Здесь хорошо ночевать.

В урочище Первомайском нынче грунтовка не хуже асфальта, а лет 10 назад мы кое-как тащились на джипах. Слева ровные поля, и трудно представить, что там был большой японский посёлок.

Лет 30 назад разговорился с человеком на автовокзале в Южном и впервые услышал это название: Мёртвая Деревня. Про Первомайское. И до сих пор упорно держится слух, что в Первомайском произошла кровавая расправа японцев над односельчанами корейской национальности. Поводом для резни стало подозрение корейцев в симпатиях к Красной Армии в августе 1945.

Подобные события действительно произошли в селениях Леонидово и Пожарское (Мидзухо), есть документы. Про Первомайское нет ничего, только легенда.

***

Оставили машины и пошли в поля. Ден с Михой куда-то быстро ускакали, а я всё-таки с Игорем. Ведь он может хотя бы наполовину объяснить, что мы видим.

Вот в поле массивный бетон, брёвна старые. Что-то капитальное было. Скорее всего, бетон советский, потому что у японцев болты оцинкованные, здесь без покрытия.

Вот интересный обломок по составу включений. Советские люди разбивали японские кирпичи вместе с японской керамикой и делали оригинальный сахалинский бетон.

Вот прямоугольный бетон. Мне непонятно, но рядом один из лучших гидов Сахалина. Это кумитори гути, выгребная яма. У русских отхожее место часто было вне дома, во дворе. Здесь стоял дом деревянный, бетонный туалет внутри.

Ходим, бродим… Помню, 10 лет назад на полях были ямы-колодцы, сейчас нет их. Заросли? Обвалились?

Вот черемша. Здесь она крупная, не как на озере Линёвом. На рынках на тот день она была 100 рублей за пучок. Игорь за секунду вырывает 100 рублей, ещё секунда — 200!

300! 500!! Да куда столько денег?! Нафиг черемшу, идём дальше. Вот заросший канал, узкое кольцо бетона. Здесь шла тропинка. Закрываю глаза и вижу рисованную гравюру, как через канал переходит японка, обутая в деревянные гета, за ней бегут дети, следом кот без хвоста.

Игорь находит стеклянную медицинскую банку. Мир людей разделён на тех, кому ставили банки и молодых, кому не ставили. И не поставят уже никогда!

А здесь шла узкоколейка жд. В обочине утонула колёсная пара.

Вот растение-индикатор. Это японские нарциссы, растут на местах бывших селений. Завезены на Сахалин из метрополии и отличаются от тех, что растут у меня под окном.

Рядом с цветами раскоп, лежит тяпка. Мы не первые здесь этой весной, уже до нас прошли любители старины, искали с приборами.

"Смотри-ка, заелись копари. Уже и тяпка им не нужна" — говорит Игорь.

Раскопки в урочище ведутся уже много лет — и это "слёзы" по сравнению с тем, что было раньше. Мой знакомец поисковик Михаил Шерковцов был здесь одним из первых. Если не ошибаюсь, именно отсюда привёз он свои первые печки. Отреставрировал и позже устроил выставку с красивым названием "Последнее тепло Карафуто". (Эй, Михаил! Давай ещё выставку!).

***

Пора ночевать. По просторным полям ветер весенний гуляет, надо нам спрятаться. Распадок реки Глубокая. Едем в разведку по лужам-воде. В конце дорожки два бетонных куба в зарослях загадочно притаились, маленькая полянка. Сухостой-дрова есть.

Отличное место! Закипела работа, стучит топор, гудит пила. Растёт дом-палатка штабная, я жарю шашлык на костре, от друзей "наливай!" весёлые крики…

Обожаю ночевать в уютном месте с хорошей компанией. Радость дня и таинство ночи, плазма костра, душевные разговоры "за жизнь", закат и рассвет… За долгую жизнь я не раз убеждался, что ночь на Природе является одной из самых сильных групповых социализаций.

Я называю это тпсц, "турист полного суточного цикла". А есть туристы тнсц, неполного цикла, они после прогулки всегда идут ночевать домой, это несчастные люди.

Рассвет я в тот раз не увидел, тяжеловато было с утра. Так и вылез из спальника с фонариком на лбу. Обычно на ночь спускаю его на шею. Денис не мог открыть глаза. (Из Гоголя: "Поднимите мне веки!".). Игорь с Михаилом оказались мудрее, но Игорю не повезло: в самый сладкий утренний сон прилетел дятел и ну наяривать сушину над машиной!

Под эти автоматные очереди он и вылез раньше всех в штабную палатку, чертыхаясь. К непогасшему костру. Стал варить рыбный суп на айнском сувате.

(Рецепт. Главный в этом супе краб. Потом белокочанная капуста. Они дают основной вкус. Дополнительно любая свежая рыба плюс палтус (можно мороженый), редька, морская капуста, морковь, лук… Научил нас ему Владимир Семенчик — а он научился, когда отдыхал во Вьетнаме).

Игорь "рукастый", сам сделал. Айнский подвес-суват впервые в деле, помогает русским варить суп. Верхняя часть согнута "на горячую" из ивы, низ вырезан из еловой доски.

Не всё так просто. Надо было несколько лет, чтобы обойти музеи Хонсю и Хоккайдо, понять, как его делали, как им пользовались. В некоторых музеях к верхней части, к дуге, были привязаны обрывки верёвки — но это был уже закат айнской культуры. На самом деле через иву просовывалось тонкое бревно, именно так Игорь повесил его на костре.

А вот на переднем плане японский топор с выемкой характерной.

Возможно, у канадцев они позаимствовали эту форму. Топор "ископаемый", со времён Карафуто пролежал полвека в земле, даже больше. Игорь купил в магазине ручку для кувалды, и старый "японец" оделся на новую ручку, как на родную. Даже расклинивать не пришлось. И не точил его, только очистил от ржавчины, и топор исправно рубит дрова.

***

С утра потыкались по распадкам, ничего толкового не нашли и поехали в Горнозаводск. Там у Игоря тоже есть дело, хорошее дело, давно хотел его сделать.

Въезжаем в бетонные развалины. Здесь была баня у русских, а до неё производство синтетического бензина. Из угля. Примерно в 1935 году японцы поставили заводской храм, от которого остался фундамент.

Дёрн глубиной на штык лопаты. За 70 примерно лет столько земли накопилось. Как версия, дёрну ровно 40 лет: тайфун Филлис, 1981 год.

Из времени Карафуто у храма тоже нарциссы растут — а вот современная японская бутылочка витаминизированного напитка. Видимо, приезжали старики, бывшие жители Горного, какая-то церемония у разрушенного храма…

На этом добром деле закончился наш юго-запад.

Мыс Трудный

Уже на следующий день, 8 мая, едем на полуостров Анива. В Пригородном стаи маленьких чаек. Никто из нас не видел здесь таких мелких в таких огромных количествах. Предположили, что это чайки-моёвки, ждут мойву. Или селёдкину икру кушают. Мой приятель Зверобой с Нечаевки лопатой её по берегу собирает на удобрение.

А дорога на Трудный начинается от озера Буссе. Опять в две машины поехали, два джипа. Ведь там может быть снег.

Так и получилось, ещё до перевала. Видно по следам, кто-то до нас пытался, но рыхлый снег остановил их машины.

Ольга одела на ботинки "фонарики" для защиты от снега, пошла вперёд на разведку. Вернулась с вестью, что впереди снега ещё больше. Метр! Ей по пояс. Отговаривает нас ехать дальше.

Да куда там! Что мужикам женщины суд?! Водители уже колёса сдувают, чтоб шире площадь контакта была!

Тыркались-пыркались, таскали на буксире друг друга, "давай-давай!", азарт: мы на джипах, можно проехать!

Ольге надоело на это смотреть, пошла пешком назад. (Я с Игорем в возрасте, нам не надо. А помоложе Евгений, Михаил и Денис вполне могли бы написать научную работу под названием: "Поведение одинокой женщины в кругу возбуждённых мужчин").

В итоге мы развернули машины и вернулись до перекрёстка на озеро Птичье. Ольга ждала там мужчин. Дорогу расчистил трактор, выехали на море в районе мыса Птичий Нос. На горизонте мыс Менапуцы, протока Птичьего рядом совсем.

Я здесь второй раз. Уже забыл почти, когда был в этих местах первый раз. Лет 40 назад прошёл по берегу на север. С ружьём, в одиночку. Не было тогда ни машин, ни дорог, ни людей. Хорошо помню здесь встречу с медведем, после которой полтора года кричал во сне.

Сейчас стан, собака, два весёлых деда на завалинке сидят… Мы поводили носами…Нет! Холодно. Не будем здесь обедать и вернулись обратно в устье реки Сиротки. Углубились в распадок и выехали на уютную террасу метров 10 над уровнем моря. Здесь хорошо, ветра холодного нет.

Оказалось, что не только нам на этой террасе хорошо было! Пока ставили палатку, Ольга (Ольга Алексеевна Шубина, археолог, кандидат исторических наук) быстро обошла всё вокруг и отметила штук 10 ям древних жилищ. Мне про них объяснила.

Потом Евгений запёк на мангале традиционное мясо, закуски, напитки… Потом разошлись: средний возраст пошёл на фотоохоту, по берегу. Молодые полезли на ближнюю сопку.

Я древний никуда не пошёл, гуляю вокруг древних стоянок. Котлованы круглые, вот квадратный. Размеры разные, наложение эпох и культур.

Вот в яме холмик. Скорее всего, это печка. Значит, японец жил здесь с семьёй. Может, и айны… Трудно сказать, копать надо археологам.

Вот под деревом маленький череп молодого изюбря, рожки торчат. Не успел пободаться, погиб молодым…

Чот загрустил я… В одиночестве… И тут Ден с Михой с сопки спустились. Нашли там обломки советской рлс. Вскоре вернулись фотоохотники с трофеями: сивучи и орланы.

Едем домой.

***

Вот такие майские выходные нам Путин подарил. Неожиданное, революционное решение президента. Как у Джона Рида: "10 дней, которые потрясли мир" туристов Сахалина. В следующем году в мае опять 10 хотим!

Узнавайте новости первыми!
Подписаться на новости
Подписаться в Telegram Подписаться в WhatsApp

Обсуждение на forum.sakh.com

serg_49 09:23 8 июня
Хорошо написано. Приятно почитать. Спасибо! Встретили вас на Стане перед Птичкой. Мы на красном Сафарике были.
_ekhidna_ 10:35 19 мая
клёво и насыщенно ...и пофик на погоду
aircraft-engineer 09:16 19 мая
спасибо за статью очень понравилась
kolun 20:45 18 мая
интересно получилось
Я в статье упомянул Михаила Шерковцова и попросил новых выставок.
Статья уже вышла, и я вдруг узнаю, что у него будет выставка! Прямо завтра!
Вокзальная 5а, в 17.30.
(Добавлено через 1 минуту)
вот такое совпадение...
DARIYA65 20:23 18 мая
Зачёт! Итересно и с пользой!👍👍👍
Читать еще 43 комментария