7 октября 2022 Пятница, 22:34 SAKH
16+

Сайт закрыт, читайте новости на новом сайте iasakh.com

"Всё в приоритете": спасение Южно-Сахалинска от снега

ЖКХ, Weekly, Южно-Сахалинск

Вроде бы привыкшие жить в диапазоне от "Сахалин готовится к циклону" до "Сахалин оживает после циклона", мы не слишком удивляемся погодным внезапностям, но первая метель этой зимы жителей областного центра впечатлила. Она так мощно дала жару, что дорожники временно убрали из лексикона слово "очистить". Ему на смену пришел другой глагол — "пробить". Замело настолько, что сначала было не до расчистки, обозначить бы черновые проезды в белых коридорах.

— Сейчас проедем по этой улице, — директор завода стройматериалов имени Федотова за рулем, корреспондентка ИА Сах.ком — на пассажирском, 18 января, вторая половина дня. — Так, что это у нас? А, это Степная. Просто в таком снегу получается, как в кино, — я не узнаю вас в гриме.

Алексей Римша выруливает из очередного поворота снежного лабиринта во Владимировке. И выруливая, разруливает по телефону одновременно несколько ситуаций — сложных, непонятных, срочных. Хотя срочное в эти дни все. С начала циклона Римша спит в среднем по три часа в сутки, его верные дорожные бойцы тоже хронически недосыпают, но не сдаются. Город словно обстреляли изо всех снежных пушек и ружей на свете, за три дня выпала двухмесячная норма осадков, так что антиметельные войска должны быть на белом поле боя и днем, и ночью. Отоспаться — это потом.

Жалоб — как снега

Но больше дорожники устают даже не от напряженной работы, а от обвинений, жалоб, криков и порой истерик граждан. Далеко не все готовы понять, что просто физически невозможно по щелчку вылизать город после такого снегопада. Люди снимают свои сугробы на камеру, выкладывают в соцсети с обвинениями в том, что расчистка идет долго, медленно, неидеально, как-то еще не так… Звонят и жалуются в мэрию или напрямую подрядчикам. Находят личные номера дорожников, пишут обвинения и оскорбления, даже если за расчистку их улицы отвечает другая компания. Южно-Сахалинск освобождают от снега пять подрядчиков: три крупных и два поменьше. Завод Федотова обслуживает половину областного центра плюс Луговое, Синегорск, Ключи.

В Синегорске
В Синегорске

Дорожники устали, но упорно чистят дальше. Каждому, кто крайне нетерпимо кидается с обвинениями по поводу и без, все-таки стоит понимать — люди не железные и не всегда могут выдержать такой эмоциональный пресс. Даже крепкие мужики, если им по-настоящему не все равно на свое дело, порой срываются. А если человек не выдержит и уйдет на больничный, кому будет лучше? Город расчистится быстрее?

Хорошо бы всем научиться почаще брать себя в руки, особенно во время ЧС. Пишу это, потому что Сах.ком в эти дни работает дистанционно, и каждый день слышу под окном голос соседки, которая на весь двор возмущается плохой расчисткой и чуть ли не проклинает всех и вся. И это при том, что наш двор, словно какой-нибудь правительственный или депутатский, УК "ЖЭУ-1" расчистила быстро и отлично.

Пробить, зачистить, вывезти

Как пробивали центральные дороги, так теперь пробивают небольшие улочки, переулки и проезды. Это первое, что нужно сделать после метели, — открыть, откупорить каждую наглухо запечатанную снегом дорогу, чтобы скорые и пожарные могли проехать ко всем домам. Прошлой ночью основные силы бросили на частный сектор, не обойдя вниманием и внутриквартальные проезды. Но с внутрикварталкой сложнее — очень много брошенных и не откопанных машин.

— В приоритете — всё. Так, вот и план на ночь, — Алексей Римша открывает одно из десятков сообщений, которые ему шлют ежеминутно.

В нем перечисляются места, откуда в ночь на 19-е нужно вывезти снег: Амурская от Хабаровской до Сахалинской, Асахикава, Буюклы от Комсомольской до Мира и от Мира до Дзержинского, Есенина от Мира до Комсомольской, Чехова от Хабаровской до Сахалинской, Комсомольская от Победы до Пограничной. Дочищать, делать радиусы — и это не считая пробивания улиц в частном секторе, проездов во дворы и прочего, что не терпит отлагательств, а функции "разорваться" у дорожников нет.

— В ночь на 18 января захлебнулись все, — вспоминает Алексей Римша. — Поставили побольше самосвалов, ну и что? В итоге у нас при обычном плече самосвала 30‑40 минут было 2‑2,5 часа. Хвост стоял от южной свалки до путепровода, а иногда и даже на путепроводе. И так всю ночь с 23 часов. Полигоны зашивались. 18 января суммарно на два полигона вывезли 123 тысячи кубометров снега. За десять часов. Ну что смеяться? У нас максимум был объем 100 тысяч на два полигона, и то мы захлебывались, а сейчас еще перевыполнили. Просто безумное количество снега. Все хотят вот так вот щелк сделать — и все, но не бывает так.

В связи со сложной обстановкой на южном и северном снежных полигонах решено открыть третий полигон — в Дальнем.

Войска диванные и дорожные

— Я форум вообще не читаю, — говорит Римша.

Кстати, знаю уже много таких людей, которые просто бросили читать комментарии на форуме Сах.ком: некоторые про себя, а некоторые в принципе. Говорят, что им живется легче.

Пересказываю общий смысл комментов под новостями о расчистке города, говорю, что дорожников поддерживают и хвалят, называют героями. Правда, есть и другие отзывы, не только на форуме, но и в соцсетях.

Диванные войска обвиняют дорожные в том, что последние не готовы. Но дело в том, что для таких сроков и объемов просто нет столько людей и техники. Все подрядчики заточены в основном под стандартное содержание улично-дорожной сети. Невозможно содержать парк техники и штат персонала для метели такой силы, которая случается редко. За последние лет 20 те, кто освобождает областной центр из цепкого белого плена, помнят всего три таких метели: в марте 2001-го, в апреле 2012-го и вот сейчас. Просто держать, скажем, 50 человек, платить им зарплату, чтобы они ничего не делали, ждали очередной мощный циклон? Так не бывает.

Планы, которые ставятся сейчас перед заводом Федотова, порой переходят грань реалистичных. За ночь открыть частный сектор и заодно вычистить внутрикварталку — как это сделать? Население жалуется, мэрия требует с дорожников исполнения сжатых сроков, а дорожники — на разрыв.

Но есть и благодарные люди, конечно. Пока едем, Римша перезванивает человеку, который забит у него в телефоне как "житель с Крылова". Просто какой-то человек, который где-то нашел номер директора завода и позвонил, чтобы поблагодарить его. Удивительно.

"Отлично"

Продолжаем ездить по Владимировке. Вот две женщины в уже пробитом в одну колею переулке выносят на лопатах снег с территории своего частного дома и разбрасывают по дороге. По недавно прочищенной дороге.

— Ну что, отлично, — коротко комментирует Римша.

То же самое он сказал, когда увидел дорожников, откапывающих чужое авто в переулке Озерном, куда мы заглянули до поездки по частному сектору. Сил осуждать кого-то у директора завода все меньше, тратить энергию на это нерационально, слишком много стоит задач, которые нужно срочно решить. От настроя и эмоционального состояния руководителя многое зависит, подчиненные считывают его, особенно в таком авральном режиме работы.

Женщины с лопатами сторонятся, пропуская машину. Следуем дальше по лабиринту.

— Просто какие-то коридоры, — Алексей Римша даже в таких условиях ориентируется быстро, потому что все улицы знает наперечет, максимум — замешательство на пару секунд из-за снега. — А это все мало пробить, еще и вывезти надо. Пока за голову берусь, это сложно, но вывезем, деваться некуда, иначе людей весной затопит. Будем находить площадки, где поставить самосвал, и погрузчиками будем грузить. Потому что ни для ротора, ни для чего тут места нет. А поедемте на Деповскую съездим, там грейдерок наш работает, проулки бьет.

Сознательность с лопатой

В кабине погрузчика тепло, играет музыка, водитель Игорь весел и полон сил — говорит, только вышел с ремонта. Линейный — его первый переулок сегодня. На вопрос, сколько всего улиц уже почистил с начала метели, смеется — сбился со счета, как это можно запомнить, все слились в одну сплошную белую дорогу.

— Снег складываем куда придется. По 12 часов работаем, нормально все. Из сложностей разве что машины брошенные, да еще люди, которые из дворов выбрасывают снег на дорогу. Бывает, расчистишь, они потом снег обратно кинут и звонят жалуются, почему не расчищено, — с этими словами Игорь зачерпывает ковшом очередную порцию плотного, спрессовавшегося снега, сдает немного назад и виртуозно пристраивает ее туда, где, казалось бы, нет места больше ни для одной снежинки.

Параллельно с погрузчиком в Линейном орудует мужчина с лопатой. Он шустро перекидывает снег из своего двора на улицу. В отличие от женщин в предыдущем переулке, житель частного дома бросает снег на дорогу в процессе ее расчистки. Игорь сгребает весь этот снег заодно и раз за разом ловко наращивает высоту снежных куч с краю переулка.

— Вот мужчина, обратите внимание, молодец, — говорит Римша, показывая на гражданина с лопатой.

Оставляем погрузчик работать дальше и петляем по сети переулочков в районе улицы Кирпичной. Почти везде уже пробито в одну колею. Выезжаем на Карпатскую.

— Я даже удивлен, — искренне признается Алексей Римша. — Еще думал, везти вас сюда или нет, вдруг стыдно будет. Да нет, нормально. Мы так с мэром ездили, экспромтом все. Он говорит — да ладно, не надо никакого плана. Просто называет мне улицы, на которые поступают жалобы, и мы едем. Ночью с ним вдвоем ездили на машине, я ему все показывал… А вот и Сентябрьская, кстати, тоже почищена.

Карта в кармане

После частного сектора отправляемся на завод стройматериалов. Здесь Римша должен забрать свой планшет, на который ему установили интерактивную карту внутриквартальных проездов, чтобы можно было в режиме онлайн смотреть, где что расчищено. Эти проезды без названий сложно идентифицировать и обозначить словами, а на карте их видно. Как только участок отработан, мастера докладывают специальному человеку, что такой-то проезд почищен, и это сразу подсвечивается на карте. Но она временная. Министерство цифровизации делает другую, более совершенную и удобную для дорожников карту.

Техника на базе завода Федотова
Техника на базе завода Федотова

Заскакиваем на базу №1 завода стройматериалов. Здесь обсуждается план ночных работ. На мониторе — разные части города в режиме реального времени. Справа внизу — Синегорск, 18 января ближе к вечеру здесь все еще в первозданном снегу, дорога к зданию администрации напоминает переметенное поле. В экран, а потом и в интерактивную карту вместе со всеми всматривается Сергей Павлючик, зам Римши и главный по внутрикварталке. Он трудится дорожником уже почти 20 лет и знает все тонкости работы от и до.

Обсудить самое основное, практически на ходу глотнуть чаю — и снова каждый по своим делам: объезжать город, отвечать на звонки, вгрызаться в снежные завалы, ремонтировать технику, планировать общую стратегию и иногда отходить от нее, нанося спонтанные точечные удары по сугробам там, где это нужнее именно в данный момент. Практически не спать и не видеть свою семью, пропадать на совещаниях в мэрии, на участке, в кабине ротора, погрузчика или КамАЗа, мчащегося на снежный полигон, на обочинах с лопатой… А ведь это только первая метель в этом году.

Редкий момент, когда Римша у себя в кабинете
Редкий момент, когда Римша у себя в кабинете

Опербаза и команда

База №2 — основная оперативная база завода стройматериалов, где занимаются именно мехуборкой. Тут сосредоточен весь основной коллектив, а административно-управленческий персонал большей частью находится на базе №1. На вопрос, как выстраивается работа, Римша сразу начинает хвалить коллег. Один из главных его принципов — все должно работать и без меня. Процесс налажен так, что в ручном режиме директору приходится вмешиваться редко, все автономны, каждый в курсе своей задачи, при этом идет постоянное взаимодействие.

Диспетчерская
Диспетчерская

В диспетчерской звонят телефоны. Здесь отвечают на звонки, выдают маршрутные карты, перераспределяют свою технику и работают с наемной — так круглые сутки.

— Тут сидит начальник участка механической уборки, он сейчас на планерке, — Римша показывает на пустой стол. — А пойдемте послушаем, как они матерятся?

— Уши в трубочку свернутся, — улыбаясь, предупреждает диспетчер.

На самом деле крепкое словцо в брутальном мужском коллективе — нормальная часть рабочего процесса в режиме ЧС. Но в кабинете, где проходит планерка, в эти минуты скорее тихо, чем шумно, все думают, переговариваясь время от времени, напряжение висит в воздухе вперемешку с вопросительными знаками. Как сделать это? Как то? Как срастить, успеть? Как ответственным за внутрикварталку и за частный сектор не подраться за технику?

Директор на пару минут отвлекает коллег, чтобы представить их.

— Медведев Александр Викторович, мой зам, по сути, это мой первый зам. По правой стороне — Анатолий Николаевич Благодарный, это мой главный диспетчер. Максим Потапов — начальник участка мехуборки, как раз тех погрузчиков, которые мы сейчас видели во Владимировке. Опыт у него безумный, много лет. Алесь Владимирович Моисеенко — это человек, который отвечает за то, чтобы все работало, это главный механик. Причем это бывший главный механик шахтерского порта. Безумно опытный человек. За ним сидит Данилин Алексей Юрьевич, это начальник участка, который летом занимается знаками, разметкой, а зимой его люди — это рабочие, которые чистят дороги. И Артем Мисюркеев — начальник участка ремонта дорог, летом делает все, что связано с асфальтом и ремонтом, зимой за ним закреплены новое и старое Дальнее.

Александр Медведев
Александр Медведев

Недолго слушаем обсуждение и выходим на улицу.

— Нет, у нас коллектив на самом деле классный, — продолжает Римша. — Все ребята опытные в своей сфере, каждый знает свою работу. Более того, они переживают за дело. У нас все работники местные, они здесь живут, у них здесь жены, дети. Им же тоже хочется жить в чистом городе…

***

За эту ночь из Южно-Сахалинска на три полигона вывезено 100 тысяч кубометров снега.

Ночной план в целом выполнен хорошо, в частности, завод имени Федотова сделал все, что планировал и по улично-дорожной сети, и по внутрикварталке. С эвакуацией автомобилей, мешающих расчистке, помогали сотрудники ГИБДД. "Бой" продолжается.

Новости по теме:
 Показать все
Подписаться на новости