Грабежи, погони, драки.... Сахалин.Инфо
23 февраля 2024 Пятница, 17:05 SAKH
16+

Грабежи, погони, драки...

Спецкор, Weekly, Общество, Южно-Сахалинск

Каждый день в нашу редакцию поступает сводка происшествий из пресс-службы вневедомственной охраны. В ней - грабежи, погони, драки. Иногда в рассказы пресс-секретаря ОВО Иры Никифоровой, причудливо колеблющихся по характеру от трагичных до комичных, верилось с трудом. Видимо, устав от моих недоверчивых восклицаний, она пригласила меня съездить на дежурство - "чтобы проникнуться". Получилось...

День первый. Одна из пятниц сентября, Южно-Сахалинск, вечер.

К девяти часам приезжаю к областному УВД. Меня встречает Ирина с видеокамерой наперевес - именно ее съемки мы обычно видим в криминальной хронике. Вскоре подъезжает "экипаж", но не карета с парой гнедых, а старенький УАЗик.

Давно замечено - у милиционеров специфичный жаргон. Бойцы ОВО от коллег не отстают. Кто бы мог подумать, что владельца поставленного на сигнализацию объекта они зовут "хозорган". Проникновение в охраняемую зону врага для них просто "дыра". Лететь на "сработку" или вызов с сиреной и мигалками - значит "ехать с музыкой". А год рождения подозреваемого - это "год выпуска". Плюс целый набор цифровых сокращений, вроде "двадцать один" или "двадцать четыре", которые значат состояние объекта - от полного порядка до "все плохо"...

Алексей оформляет одного из "малолеток"
Алексей оформляет одного из "малолеток"

"На борту" УАЗа двое милиционеров. Уже немолодой водитель Сергей работает во "вневедомке" давно, он спокоен и рассудителен. Старший группы задержания Алексей суров и энергичен. Вскоре оказалось, что обещания Иры "дать мне парабеллум" не шутка - на заднем сиденье лежит бронежилет. Алексей спрашивает, приходилось ли мне его надевать. Чтобы не осрамиться, бросаю сквозь зубы "конечно!" и лихо напяливаю громыхающую конструкцию задом наперед. Вздохнув, старший правильно надевает на меня "броник" и наставляет:

- Никуда не лезь, я всегда первый, в драки, если будут, бросаться не вздумай. Когда скомандую, надевай "сферу", - протягивает мне тяжелую каску, обтянутую бесформенным чехлом.

Только устраиваемся в УАЗе - вызов по рации от центра оперативного управления. Едем к "резиновой фабрике" на Ленина. В милицию позвонил таксист, дверь которого в сердцах пнул пьяный пассажир. Кипящего парня сажаем в "экипаж", туда же приходится втиснуть его совершенно трезвую жену. Обрадовавшийся нам кавказец-таксист едет своим ходом. Пока движемся к горотделу, скандалист горячо объясняет мне, почему неправ "барыга". Их сдаем оперативникам - "пусть разбираются, они оба готовы заявления писать", - говорит Алексей.

"Внимание, сработка в филиале университета путей сообщения", - гудит рация. "117-й, принял", - мы едем во дворы у проспекта Победы. Подъезжаем к ДВГУПС, оба милиционера прямо на ходу натягивают бронежилеты, выскакивая из машины, застегивают "сферы". Эта сработка - ложная. Запала кнопка, перепуганному охраннику показывают, как поставить ее на место.

Затишье. Широкими кругами объезжаем город. У той же "резиновой" останавливаемся у стайки даже с виду несовершеннолетних мальчишек. Троим лет по 12-13, они спокойно рассказывают, что курят и пьют пиво. Почти половина двенадцатого ночи - не самое подходящее время для прогулок, забираем "малолеток" в горотдел. С ними, а точней - их родителями, будет разбираться инспекция по делам несовершеннолетних.

Высаживаем Иру - видимо, больше интересного не будет...

Останавливаемся у магазина, милиционеры пошли купить что-нибудь перекусить. По рации передают о том, что "по строительным лесам управления сельского хозяйства лазают трое неизвестных". Приезжаем моментально, у здания, особо не прячась, покуривают трое подростков. Естественно - нетрезвых. Ведем их к позвонившему в милицию сторожу, женщина не может их опознать - видела верхолазов только на мониторах камер наблюдения, выйти побоялась. Проверяю - на экранах и правда ничего не разобрать. После профилактической беседы хорохорившихся поначалу парней отпускаем. Они притихли, и неудивительно - такая сталь лязгнула в голосе Алексея, когда он прикрикнул на попытавшегося поговорить с ним на "ты" и "по понятиям" заводилу компашки.

"Проедьте к налоговой на Бумажной, надо оказать помощь". Дежурящий там милиционер показывает в темноту "там тело, посмотрите, я не могу пост бросить". Идем с Алексеем, у меня клацают зубы - вот и труп. Настоящая милицейская романтика. У забора, на узеньком тротуаре сидит тощая немолодая женщина и сосредоточенно ковыряется под досками.

- Вы кто?

- Я Наталья Ивановна, - с достоинством отвечает бомжиха, не бросая своего занятия. С ее стороны подул ветерок, у нас перехватывает дыхание от аромата бездомности.

- А что вы тут делаете?

- Это вы что делаете у меня дома! Я в холодильнике порядок навожу!

Алексей бросает вполголоса "вот черт, ненормальная, что с ней делать?". Вызывает через центр "скорую". Из на диво быстро приехавшей "Газели" выходит молодой врач и хватается за голову. Психи - не его профиль, на их станции есть специалист, но он сейчас на вызове. Видимо, осень обостряется...

Натянув перчатки, врач щупает Наталье Ивановне щиколотки и запястья, осматривает застарелый синяк. "Я не могу ее забрать, куда везти, травм нет!.." Оставив медика ждать подмоги, с облегчением уезжаем - наша задача выполнена.

Примерно в 3 часа ночи стоим на перекрестке Мира и Победы. Подъехавший таксист рассказывает о троице, которая вытащила у него из-под козырька деньги, приехав от дома культуры "Родина". У всех - электрошокеры, пьяные и агрессивные. Резко стартуем, прочесываем Пограничную - еще есть шанс их встретить. У таможни видим парочку, похожую по приметам на грабителей. Третий, размахивая шокером, идет чуть сзади. Резкое ускорение, скрежет тормозов, милиционеры вылетают наружу и хватают двоих. Тот, что был позади, успевает скрыться между домами. За ним погоня, Алексей прижимает пойманных к пыльному борту УАЗа и деловито застегивает на них "браслеты".

Поддавшись общему порыву "догоняй", бегу во двор. Вскоре отрываюсь от других милиционеров и остаюсь один. Осторожно шагая по темным закоулкам, спотыкаюсь и напряженно думаю всякие глупости вроде "а пробьет ли шокер бронежилет" и что делать, если увижу бандюгу. Решаю громко орать "стоять, милиция, стрелять буду". Бог миловал - видимо, преступник испугался еще больше и сейчас уже подбегает к китайской границе.

Возвращаюсь к УАЗику, туда уже приехал таксист. Он говорит, что парочка похожа на его пассажиров и просит отдать их ему - с ним вместе парочка угрюмых друзей. "Нельзя, ребята", - говорят им и просят написать заявление. Едем в горотдел, выловленные ребята при проверке данных оказываются вовсе не такими ангелами, как пытаются нам рассказать - на одном уже три уголовных дела. Им по 21-22 года...

В УВД нас встречает усталая Ира - ее вызвали на съемку. Освоившись, грабители кричат "не снимайте нас" и требуют ослабить наручники и адвоката.

После оформления всех бумаг оказывается, что уже шестой час утра. Спать хочется невыносимо и к облегчению Алексея с Сергеем мы прощаемся.

День второй, одна из пятниц октября, Южно-Сахалинск, вечер.

В этот раз меня усадили в другой "экипаж". Встречают нас с Ирой без особого энтузиазма - бытует примета, что репортеры притягивают преступления и вызовов при них всегда больше. Мы не скрываем своей радости от такой перспективы, заставляя милиционеров укоризненно качать головой...

Первый вызов - в магазин на проспекте Мира, "сработка". Летим по Есенина "с музыкой", лавируя между машинами. Врываемся в киоск, на нас ошарашенно смотрят покупатели. Продавцы не сразу вспоминают, что нажали "кнопку" случайно. Пока старший, Олег, оформляет ложный вызов, сидим в машине. Беседу с Ирой прерывает вызов по рации: "Зайдите в торговый зал". Водитель Сергей блокирует дверь, продавщица указывает на недавно вошедшего парня - "это он украл час назад продукты!". Девушка изумленного "подозреваемого" яростно бросается в бой: "Да мы первый раз у вас, вы с ума тут посходили!". Продавщицы тушуются, извиняются. Вышедший Олег вполголоса ругается - в магазине за вечер три раза вытаскивали деньги и товар из-под прилавка, пока работницы отвлекались. Они ни разу не позвонили в милицию, с такой бдительностью неплохой бизнес выходит...

В половину девятого вызов на "сработку" сигнализации в квартире. Видимо это - всерьез, запищали датчики открывания окна и объема в комнате. Громоздкая пятиэтажка на проспекте Мира, первый этаж, пластиковые окна. "Опять эти "рехау"!, - в сердцах восклицает Олег. Почему-то владельцы квартир, в которых стоят модные стеклопакеты, считают себя застрахованными от взлома. Этим они немало раздражают милиционеров и веселят воришек - окно у подъезда распахнуто, у него стоит вырванный откуда-то заборчик. Блокируем окна и дверь, обходим другую сторону дома. Там в этой квартире балкон, забранный глухой решеткой - не выскочишь. Прямо под окном стоит потрепанная жизнью "Карина". Сергей светит фонариком внутрь - там сидит мужчина. Открываем дверь, "кто такой!". "Водитель" с трудом поднимает голову с руля - он пьян до невменяемости. "Я тут живу, ик...". Прохожий подтверждает: сосед, пьяница, дома жена убьет - он часто так дремлет, чтоб протрезветь.

Вызывем по рации подкрепление - воры могут быть внутри. Приезжает начальник дежурной части Владимир Савчиц, именно он по инструкции входит вместе с "хозорганом" в квартиру. Прибывает и сам хозяин. Звонок из милиции вытащил его из бани, мужчина потрясен. Савчиц клацает затвором ПМа, заходит. Там никого нет - воров спугнул писк сигнализации. Единственный след - на стуле у окна. Хваленое пластиковое окно отжато двумя отвертками - на раме характерные следы. Милиционеры говорят - специалисту делов на сорок секунд...

Привозят кинолога с собакой. Овчарка, деловито обнюхав заборную лестницу, потянула в соседний подъезд, прямиком в квартиру на 4-м этаже. Нам открыли дверь, внутри небольшая компания начала застолье. Гостя, пришедшего как раз полчаса назад, забираем с собой. В это время собака, сделав грациозный круг по двору, приводит к лавочке, на которой трое парней и девушка пьют водку. Сильную половину тоже забираем - для проверки. Огромный старший прапорщик Михаил Симонов сурово их опрашивает, всех заталкивают в УАЗик и везут в горотдел.

Мы садимся в "Тойоту" Савчица, когда передают о подобном случае в "стоматологии" на Чехова. Приезжаем, кабинет уже блокирован, такое же пластиковое окно распахнуто. Дождавшись хозяйки, входим внутрь - никого. Нет никаких следов, "хозорган" проводит собственное расследование и вскоре грозно заявляет, что работавший тут то ли лаборант, то ли завхоз "получит" за то, что не запер окно. Его распахнуло ветром...

По рации звучит вызов в бар у парка. "Опять подрались", - говорит Олег. Туда едет 117-й, мы движемся в свою зону, на юг города. Тут в динамике крик: "В баре большая драка, нужна помощь!!!". Прямо на перекрестке рвем с визгом тормоза, разворачиваемся и под рев сирены летим к парку. Там уже стоит пара экипажей, драку растащили. Оказалось, что двое худеньких флегматичных парней при поддержке охранника насовали четырем пьяным крепышам. Те хорохорятся, кидаясь на врагов. Правда, только из-за спины милиционеров.

Приезжает старший прапорщик: "Что случилось?". "Драка", - говорю я. "А, и только-то", говорит Симонов и спокойно раздвигает собой галдящую толпу в фойе бара. Увидев его безмятежное лицо, драчуны как по команде начинают успокаиваться. Заталкиваем их всех в УАЗики, едем в УВД - побитая четверка хочет писать заявление.

Из горотдела мы с Савчицем едем к ТЭЦ-1, там патруль поймал подозрительных ребят. Они в три часа ночи таскали коробки с аппаратурой через дыру в заборе оптовой базы. При виде милиционеров бросились в разные стороны - с предсказуемым успехом. К нашему приезду все четверо в наручниках обнимали свой микроавтобус, полный ксероксов, компьютеров и факсов.

Подъехавшая вскоре собачка провела нас через дыру в сетке забора по территории мимо всех складов. Минут через 15 оживленной переклички десятка милиционеров, вооруженных мощными фонарями, к ним решается подойти охрана базы - видимо, погоны рассмотрели. Конечно, охранники ничего не знают и не слышали, и вообще крайне бдительны - муха не пролетит...

"Великолепная четверка", кстати, придерживалась совсем интересной теории - "подошел к нам днем мужик, предложил за два ящика водки ночью с базы коробки вытащить". И они его, естественно, первый раз видели. Как оказалось, еще к исходу ночи, эти ребята "лепили горбатого" ОВОшникам. В горотделе, куда мы их отвезли, они "раскололись" на кражу...

Уже под самое утро на "сработке" поймали еще одного "сказочника": "Я от девушки шел, провожал ее, а на меня двое напали, избили. Я убегал от них, а меня милиционеры схватили" - так звучит версия оборванного парня, пойманного на попытке пролезть в проковырянную киркой стену гаража. Он даже успел разбить пульт охраны, а вот бег от группы задержания по пересеченной местности закончился, судя по внешнему виду воришки, в густо поросшей репейником помойке.

Пока ждем приезда опергруппы, Владимир Иванович рассказывает, что сейчас работа стала поспокойней. В "лихие 90-е" ему с напарником случалось и киллера вооруженного после "заказа" брать, и грабителей гонять серьезных. Впрочем, заварушки бывают и сейчас - с месяц назад перевернулся летевший в погоне УАЗик. Экипаж выжил, по побился крепко. А Олег показывал на сотовом собственную фотографию всех цветов радуги - разнимал драку сразу десятка человек, "прилетел ботинок". Ира рассказывает, что бойцам их батальона везет на приключения - с завидной регулярностью они ловят в неслужебное время разномастных воришек и бандюг...

Уже "под занавес" ночи заезжаем в тот самый Центр оперативного управления. Там уставший от бессонной ночи дежурный с четкостью автомата выдает команды в микрофон рации - такое чувство, что делать это он сможет даже во сне. А в соседнем кабинете у компьютеров - несколько женщин, именно они держат на контроле все тысячи охраняемых вневедомственной объектов и квартир.

Круглые сутки, каждый день.

Подписаться на новости