16+

Пятый поход: до начала ледостава и зимних штормов

Франтирер, Новости Курильских островов, Weekly, Общество, Северо-Курильск

Продолжая тему "устаревших самолетов на спящих аэродромах", "лобовых атак и неправильного применения пехоты и танков", "устаревших крейсеров" мы, наконец, добрались до устаревших подводных лодок. До американских океанских лодок типа "S", серии, опоздавшей на Первую Мировую войну. И построенную с учетом некоторого опыта Первой Мировой. Потом начался кризис и всем стало резко не до подводного судостроения.

Так или иначе, но к началу Второй Мировой войны в Европе именно они вместе с такими же антикварными лодками серий О и R составляли костяк подводного флота Соединенных Штатов Америки. Были, правда, подводные крейсера малых серий, а также серийные лодки типов P и T, но не они определяли лицо американского подводного флота. А крупносерийные "Гэтоу" и "Балао" только закладывались на верфях.

Историческая справка: Американские лодки серии "S" стали первыми лодками ленд-лиза. На них довольно успешно воевали в Атлантике британские и польские подводники.Поэтому на старенькие "эски", прозванные американскими подводниками "хрюшками" за характерные "пузатые" обводы, легла тяжесть походов начального периода войны в Южно-Китайском, Филиппинском и Яванском морях, откровенно неудачного для флотов антияпонской коалиции. У берегов Японии действовали пока ещё немногочисленные новые подводные крейсера. Ситуацию в подводном флоте усугубляли элементарная нехватка современных зенитных средств и универсальных орудий крупного калибра, торпед, удаленность ремонтной базы. Да и качество электрических торпед оставляло желать лучшего. Впрочем, ситуацию с вооружением и его качеством достаточно подробно и ярко описали командующие подводными силами США У. Холмс и подводными силами США на Тихом океане Ч. Локвуд и добавить к их высказываниям что-то новое представляется излишним. Недостатки качества вооружения приходилось компенсировать агрессивностью и профессионализмом.

Поздней весной - в начале лета 1942 года "большая война" пришла на север Тихого океана. Не сказать, чтобы внезапно - американская военно-морская разведка стараниями "человека в красных тапочках", математика Майкла Фридмана, успешно читала японские коды. Объективная и своевременная информация позволяла командованию Тихоокеанского флота США адекватно реагировать на японскую дезинформацию, а в дальнейшем и на отвлекающие действия.

Так, на второстепенном, алеутском направлении, с апреля началось развертывание 8-го оперативного соединения контр-адмирала Теоболда (тяжелые крейсера "Индианаполис" и "Луисвилл", легкие "Нэшвилл", "Гонолулу" и "Рейли", эскадренные миноносцы типов "Фаррагут", "Майо", "Бенсон", подводные лодки типов "S" и "T") с базами на островах Кадьяк, Уналашка и полуострове Аляска. "Зонтик" от "торпедно-бомбовых осадков" обеспечивали 54-я и 22-я истребительные авиагруппы ВВС армии США, летавший на "Аэрокобрах" и "Томагавках". В общем, сил отбиться, хоть и с натяжкой, но уже хватало, а вот для наступления на запад - ещё нет.

Среди кораблей, пришедших в воды Аляски и Алеутских островов, был и 41-й дивизион подводных лодок, полностью укомплектованный прошедшими ремонт, модернизацию и курс боевой подготовки "хрюшками". Подводники большей частью завершили переходы как раз к фактическому началу Алеутско-Мидуэйской наступательной операции.

В общем, как планировали, так и получилось: для демонстрационного мероприятия на севере противника бросил в бой авианосную дивизию с крейсерскими силами прикрытия, ослабив, тем самым, ударные силы у Мидуэя. Японская авианосная авиация наколотила в Датч-Харборе на острове Уналашка много щебня, подожгла нефтехранилище, утопила на стоянке старую плавказарму Береговой охраны и парочку застрявших в ремонте на гидроаэродреме "каталин". И напрасно адмирал Ямамото, страдая последствиями пищевого отравления в адмиральском салоне суперлинкора "Ямато", во главе линейного флота, ожидал броска американского ударного соединения на север, на помощь атакованным Алеутам. Соединение американских тихоходных линкоров контр-адмирала Пая вышло из Сан-Диего и Сан-Франциско, продефилировало вдоль побережья Калифорнии ровно настолько, чтобы отреагировали японские подводники, развернутые в завесу у Западного побережья США, и вернулось в базу. Командование Тихоокеанского флота США не желало воевать по японскому сценарию.

Контр-адмирал Теоболд искал адмирала Какудзихо Какута в Беринговом море, а он стремительно уходил на соединение с главными силам, выводя из-под ответного удара американской базовой авиации свои авианосцы. У Парамушира и в открытом море в ждали приказа корабли и десантники "соединения вторжения Атту" и "соединения вторжения Кыска".

К этому времени две дивизии тяжелых авианосцев Ударного соединения вице-адмирала Нагумо перестали быть, и после раздумий и колебаний адмирал Ямамото дал команду "Фас!" застоявшимся без дела "соединениям вторжения Атту и Кыска". Японские десантники, хоть и с некоторой задержкой, но все же высадились на американской земле, островах Атту и Кыска. В плен к двум батальонам японцев попали поп с попадьёй, 30 промысловиков-алеутов и 5 американских метеорологов. Одного метеоролога японцы захватить не смогли. Увидев поднимающихся к станции японских солдат и офицеров, он схватил куртку, патронташ, винчестер и был таков. Парень продержался среди скал и тундры 45 дней, пока у него не кончились патроны… В общем, как пели в советской частушке о Хасане: "Я бросил батальон пехоты против советских пяти бойцов… И победил в конце концов…".

От десанта на остров Адак японцы отказались - под боком во время массированного налета на Датч-Харбор обнаружилась авиабаза с истребителями "Томагавк", успевших потрепать группу пикировщиков на отходе и во время второго налета.

10 июня 1942 года американская воздушная разведка обнаружила японские корабли и японские войска на островах Атту и Кыска. Против кораблей и войск на островах бросили все, что могло летать- немногочисленные тяжелые и легкие армейские бомбардировщики и летающие лодки "Каталина" из 42-й и 43-й патрульных эскадрилий.

В Японии протрубили об "очередной великой победе", скромно промолчав о разгроме у Мидуэя, а в США общественное мнение, далекое от окопов, пилотских кабин и корабельных боевых постов, выражало неудовольствие захватом части американской территории.

Иными словами, публика требовала наступления и успеха. Контр-адмирала Теоболда вскоре сняли с северного направления. Усилили авиационные удары по японским базам на Алеутах. Организовали серию набеговых операций на японские базы и коммуникации. Но публике нужны были рапорты о действиях в японских водах…

В разгромленный Датч-Харбор продолжали подтягиваться боевые корабли и вспомогательные суда. Среди них была и SS-136 "S-31" лейтенанта-коммандера Роберта Ф. Зелларса, прибывшая из Сан-Диего в Датч-Харбор 7 июля.

Историческая справка: Подводная лодка SS-136 "S-31" спущена на воду 13 апреля 1918 года на верфи Юнион Айрон Воркс в Сан-Франциско. Вступила в строй 28 декабря 1918 года. Относилась к серии S-1. Водоизмещение 854/1062 тонны Скорость хода надводная 14,5 узла, подводная 11 узлов. Дальность плавания надводная 5000 миль 10-узловым ходом. Запас топлива 186 тонн. Глубина погружения составляла 60 метров. Вооружение 1х102-мм орудие, 1х12,7-мм крупнокалиберный пулемет "Кольт-Браунинг". 4 носовых 533-мм торпедных аппарата. Боезапас 12 торпед. Экипаж 42 человека.

Тактико-технические данные вполне сравнимы с британскими и японскими аналогами такого же периода постройки, вот только доля американских лодок такого типа в составе ВМС США была гораздо выше, чем у британцев и японцев.

Армейские и флотские инженерно-строительные части чинили нефтехранилище и пирсы Датч-Харбора. Спасатели поставили "на плав" плавказарму "Нортуэстен".

Тогда, помимо набеговых операций, где в обеспечении задействовались подводные лодки, караулившие пути вероятного подхода кораблей противника, разведки и охоты на морских коммуникациях японцев между Курилами и Алеутами, починенные адмирала Флетчера запланировали действия американских подводных лодок на морских коммуникациях у берегов Шумшу, Парамушира и советской Камчатки.

Казалось бы, далекие северные острова, где и населения кот наплакал, штормовое, негостеприимное море, покрытое зимой ледовыми полями. За кем тут охотиться и кого топить среди штормов, туманов и плавучих льдов? Ан нет. Во-первых, это крупнейший промысловый район, снабжающий противника высокобелковой пищей, в том числе с использованием концессионных участков на побережье советской Камчатки и, следовательно, район действий гигантских промысловых и рыбоперерабатывающих флотилий Японии. Во-вторых, район производства йода, серы для японской промышленности, в том числе металлургии, фармацевтики и биохимии. В-третьих, тыловая база обеспечения японской группировки на западных Алеутских островах с военно-морскими базами в Катаока и Касивабара и сетью аэродромов для истребительной, бомбардировочной, торпедоносной и противолодочной авиации.

Поэтому уже в октябре 1942 года лодки 41-го дивизиона начали выдвигаться на японские морские коммуникации в районе островов Парамушир-Онекотан. Район для подводников был новым. И первой к Курильским островам начали готовить "хрюшку" лейтенанта-коммандера Роберта Ф. Зелларса, недавно вернувшуюся с боевого патрулирования у острова Кыска.

В пятый боевой поход к Северным Курилам подводная лодка SS-136 "S-31" лейтенанта-коммандера Роберта Ф. Зелларса ушла 13 октября 1942 года.

Одновременно с ней на коммуникациях, связывающих Парамушир с островами Атту и Кыска на западных Алеутах, должна была действовать однотипная "S-35". Правда, американское военно-морское командование не знало, что наиболее ценные конвои уходят не от Парамушира, а из военно-морской базы Оминато на о. Хонсю и что на этом направлении японцы задействовали гидроавиатранспорты, вспомогательный крейсер 5-го флота "Асахи Мару" и лайнер "Аргентина Мару", ходивших под эскортом современных эсминцев из 7-го и 21-го дивизионов, а с Парамушира уходили только редкие одиночные транспорты. Правда, оставались шансы на перехват японских транспортных судов, вывозивших готовую продукцию с перерабатывающих комбинатов и рыбных промыслов на Шумшу и Парамушире.

За 8 ходовых суток "старушка" прошла через "алеутскую кухню погоды", пересекла северную часть Тихого океана и прибыла к тихоокеанскому побережью острова Парамушир, продемонстрировав завидную для своего возраста прыть и штормовую мореходность. Командир Роберт Ф. Зелларс радировал в Датч-Харбор о прибытии "S-31"в район патрулирования 20 октября. Подводники начали крейсерство, методично осматривая побережье острова и "добрым, тихим словом" поминая курильские туманы, дожди и дымку.

Из навигационного описания побережья о. Парамушир: Восточный берег окаймлен значительным количеством опасностей, выступающих в океан на расстояние до 2 миль.

Слишком близко к побережью лодка не подходила, вполне закономерно опасаясь не обозначенных на карте подводных скал и каменистых отмелей. Вполне возможно, кого-то элементарно проглядели в тумане и дымке.

Радиолокатора на американских "эсках" в это время не было, а специфические гидрологические условия у берегов Парамушира, с его водопадами, рифами выдавала в приемники гидрофона такую какофонию, что акустики только руками разводили. Лейтенант-коммандер Зелларс, знавший своих парней, вполне разумно рассудил, что в случае чего и у японцев специалисты-акустики находятся в таком же положении, и, вполне возможно, береговые наблюдательные посты не оснащены стационарными гидрофонами. Это ценное наблюдение давало пищу для ума и простор для тактических решений.

Двумя днями позже, убедившись, что целей у Парамушира нет, лодка ушла севернее, на торговые коммуникации, связывающую Парамушир и Шумшу, где находилась до 24 октября 1942 года.

И снова ничего. Особой активности на промыслах тихоокеанского побережья острова Парамушир подводники не отмечали.

После этого "S-31" взяла курс на Четвертый Курильский пролив. На следующий день она крейсировала на подходах к северо-восточной части пролива. Утром 26-го лодка приблизилась к удобному для стоянки побережью Парамушира и… настойчивость была вознаграждена - в 08.25. заливе Отомае-ван подводники обнаружили на якорной стоянке японское грузовое судно.

Из Лоции Охотского моря: Мыс Капустный является западным входным мысом залива Васильева. Окаймлен осыхающими скалистыми рифами. В 1 кбт к югу от м. Капустный находится скала высотой 3,9 м. Вершина этой скалы имеет белый цвет. На 6 кбт к югу от скалы тянется гряда подводных и осыхающих камней, заросших густыми водорослями. Над этой грядой образуются буруны. Подходить к опасностям, окаймляющим мыс Капустный, на расстояние менее 1 мили не рекомендуется.

Отличительная глубина 10,6 метра находится среди глубин 20 метров в 1,6 мили к юго-юго-западу от м. Капустный.

Якорное место, укрытое от восточных, северо-восточных и северных ветров, находится в 1,6 мили к северо-северо-западу от мыса Васильева (сам мыс - 50º00'N 155º23'E). Глубины на якорном месте 12-14 метров, грунт песок. Западнее якорного места дно покрыто водорослями. При северный ветрах рекомендуется становится на якорь в северной части залива.

Обнаружив цель в глубине залива, "S-31" начала сближение с ней. Лейтенанту-коммандеру Роберту Ф. Зелларсу, штурману и старшине-горизонтальщику предстояло решить очень сложную задачу. Лодка "на цыпочках" и "на ощупь" буквально вползала в залив.

Из Наставления для плавания в Четвертом Курильском проливе: При плавании по Четвертому Курильскому проливу во время тумана и в других условиях ограниченной видимости не рекомендуется подходить близко к островам Парпамушир и Онекотан и заходить на глубины менее 70 метров. Глубина 50 метров при этих обстоятельствах должна считаться критической. Необходимо учитывать, что окаймленные камнями и рифами мысы южного берега острова Парамушир даже в ясную погоду часто бывают окутаны туманом. В этих условиях необходимо использовать судовую РЛС и радиомаяк на м. Васильева. Помощь для опознания места при входе в пролив с востока может оказать измерение глубин.

Почти час ползти малых оборотах, рискуя сесть на мель в виду побережья противника, пока командир и экипаж не вывели лодку на удобную позицию для торпедной стрельбы.

Ничего удивительного - радиомаяка на мысе Васильева (в 1942 году - мыс Сурибачи) и в помине не было. Как и радиолокатора на "S-31". Вот так и выдвигались в точку залпа, чуть ли не поминутно измеряя глубину под килем, поскольку дистанция была уже менее 2 морских миль.

На двух торпедах установили разную глубину хода. Теперь черный корпус, весь в ржавых потеках, был как на ладони.

"Залп!!!". В 09.22. лодка выпустила 2 торпеды. Оставляя пенные дорожки, они устремились к судну. Лейтенант-коммандер Роберт Зелларс считал время хода торпед в напряженной тишине… Два взрыва слились в один, ломая и корежа корпус японского "грузовика".

И цель, 2864-тонное грузовое судно "Кейзан Мару", затонула на якорной стоянке в точке с координатами 50º09'N 155º37'E.

В общем, аварийно-спасательной службе ВМС Японии или частной водолазной компании добавили хлопот и головной боли в самое не благоприятное для аварийно-спасательных и судоподъёмных работ время года. На войне как на войне.

В 09.23 "S-31" села на риф. Но быстро снялась с него, дав полный ход.

С 09.28 до 09.55 лодка лежала на грунте на перископной глубине. Ни шума двигателей проспавших атаку подводной лодки "морских охотников", ни грохота взрывающихся глубинных бомб. Тишина. Подняли перископ. Клочья тумана, пустынные, мрачные берега. И Роберт Зелларс снова дал полный ход, выводя лодку из залива.

В 10.00 субмарина вышла на большую глубину, покинув залив Отмае-ван и не обнаружив преследователей в этом районе.

Эсминец 5-го флота "Хокадзе", традиционно патрулировавший в этом районе, благополучно отстаивался в военно-морской базе Касивабара на севере о. Парамушир.

Ночью, пройдя Четвертым Курильским проливом через "чудовищное волнение", подводная лодка с 27-го начала крейсировать вдоль западного побережья о. Парамушир.

Из Лоции Охотского моря: В Четвертом Курильском проливе максимальная скорость приливно-отливных течений отмечается вблизи берегов и достигающее 5-6 узлов при северо-западных ветрах. При волнении могут возникать сулои, водовороты и толчея.

Особенно тяжело приходилось верхней вахте. Целей подводники не обнаружили. Военной активности также не наблюдалось. Эфир также был практически не загружен. Зато начались проблемы другого характера.

Из Лоции Охотского моря: Первый молодой лед (забереги, шуга, склянки) появляется ещё в октябре в некоторых закрытых бухтах северной части Охотского моря, в опресненных участках, а также в местах выхода глубинных вод. Этот лед неустойчив и при потеплении или сильных ветрах исчезает.

1 ноября 1942 года, каким бы мягким ни было топливо, начал сказываться фактор его кристаллизации. И это при том, что лодка действовала в полосе, где даже в суровые зимы не наблюдается льда, благодаря отепляющему влиянию завитка течения Соя и Тихого океана. Но факт оставался фактом: топливо загустело. Иными словами, нужна была зимняя солярка или надо было как-то греть топливо. И то и другое, по понятным причинам, исключалось. Надо было уходить из Охотского моря.

2 ноября 1942 года SS-136 "S-31" оставила позицию у западного побережья о. Парамушир Охотском море и направилась в Тихий океан, а оттуда на базу. "S-31" благополучно пересекла северную часть Тихого океана и прибыла в Датч-Харбор 8 ноября 1942 года.

Это была первая и единственная победа подводной лодки SS-136 "S-31" во ходе Второй Мировой войны.

Тремя днями позже, приняв снабжение, топливо и проведя профилактику приборов и механизмов, она ушла в Сан-Диего для прохождения курса боевой подготовки и обеспечения тренировок на базе школы боевой подготовки подводников на Западном побережье, продолжавшихся в 27 ноября 1942 по 3 января 1943 года.

Военная судьба хранила старую "эску" и её экипаж. После замены артиллерийского вооружения и модернизации пришлось действовать во вражеских водах на юге. Победу во Второй Мировой войне её экипаж встретил в Калифорнии.

В ходе Второй Мировой войны подводная лодка SS-136 "S-31" получила 1 боевую звезду.

Узнавайте новости первыми!
Подписаться в Telegram Подписаться в Telegram Подписаться в WhatsApp Подписаться в WhatsApp
Читать 1 комментарий на forum.sakh.com