16+

Рыбалка на Лангери

Weekly, Общество, Смирных

Выезд назначен на четыре часа дня. Предстоит преодолеть около 500 километров до устья реки Лангери в Смирныховском районе.

За рулем джипа Владимир Воднев (работал учителем физкультуры, директором спортивной школы, в настоящее время - организатор спортивно-массовых мероприятий. Вместе с нами его внук Коля и его приятель Саша, а еще пес из породы самоедов по кличке Шон - большой, с длиной белой шерстью.

Разговоры о рыбалке разносятся быстро. Судя по ним, неделю до этого лов гольца на Лангери, где мы собираемся рыбачить в ближайшие два дня, был отменным.

Новая дорога после Макарова уже просматривается - она хорошо сложена, скоро по асфальту из областного центра можно будет проехать прямо до Поронайска. Жаль только, что прежняя дорога мало интересует строителей и тех, кто отвечает за её содержание - колдобины, ямы то и дело крепко встряхивают автомобиль. Одним нужно ехать, вторым - строить…

В придорожном кафе "Матросово" ужинаем - борщ, котлета с картошкой-пюре, холодная закуска, чай - за все про все 250-300 рублей. Кафе работает не один год. И здесь заметны изменения - из двух большегрузных контейнеров приставленных друг к другу ловко скручен вместительный обеденный зал. Распахнутые настежь двери контейнера остались на своем месте, в проемы же вставлены окна с видом на автостоянку. На стене зала широкоформатный телевизор. Прием хороший - во дворе спутниковая антенна. Обувь надо снять при входе. Тротуарная плитка на поддонах - для благоустройства территории.

В Смирных магазины льнут один к другому и все вместе к автотрассе. Здесь же автозаправка, шиномонтажка, магазин запчастей, кафе… есть даже гостиница - мотель, а ещё маленький, деревянный навес для огородников.

Дорога дает жителям сахалинских поселков возможность жить и развивать малый бизнес.

В Победино поворачиваем с трассы и едем на восток вдоль реки Побединки. В сорока километрах от районного центра справа от дороги мелькнули три бревна-богатыря, в островерхих шлемах, будто три отточенных карандаша, и прикрепленный к ним герб села Первомайского.

Полночь. Улицы села едва освещены. В темноте не можем сходу найти выезд из поселка. На одной из глухих улочек два парня возятся с мотоциклом. Спрашиваем у них проезд на Пограничное.

- Вы неправильно свернули. Вам надо туда, - машет рукой один их них в темноту. - Езжайте за нами, мы покажем.

Следуем за добровольными помощниками и вскоре, переехав через узкоколейку, выезжаем на грунтовую дорогу. Первомайцы пропускают нас вперед. Владимир Витальевич сигналит молодым людям в знак признательности и быстро набирает скорость. Дорога почти сразу начинает взбираться в сопки Восточно-Сахалинского хребта…

Подростки дремлют. Между ними умащивается пес - спокойно и рационально. Через десять-пятнадцать минут мы попадаем в густой туман. Свет едва пробивает плотный, сырой воздух. Трава с началом лета только поднялась и ограничивает машину от пропасти белым, отражающим свет валиком. Сверкнули и пропали, отразив свет фар, глаза-бусинки лисицы на обочине.

Владимир Витальевич уверенно ведет автомобиль через белое пространство, почти лежа на баранке, внимательно всматриваясь в темноту. Здесь он проезжал не один раз.

Обрывы до 200 метров, а то и больше - то с одной, то с другой стороны. Осенью особо красиво - иней висит на деревьях… Высота над уровнем моря - 800 метров.

А я впервые путешествую по этому маршруту. Крутой поворот заставляет напрячься. Замечаю, что вслед за водителем упираюсь правой ногой в коврик, будто жму на тормоз, крепко держась руками за панель, переживая перипетии путешествия по горной дороге.

Она тянется до нефтяного месторождения Окружное, принадлежащего компании "Петросах". Месторождение расположено на побережье Охотского моря, приблизительно в 100 километрах от Первомайского. Вблизи месторождения действует небольшой нефтеперерабатывающий завод - единственный на Сахалине. Доставка бензина и нефти на терминал в Первомайском производится автомобилями.

Во втором часу ночи проезжаем мимо ели с прибитой к ней табличкой "Пограничное", а дальше у разбитого кунгаса (его притащили рыбаки с моря для приметы) делаем поворот налево. По дороге к поселку переезжаем речки Малую и Большую Хузи, Забытую - мосты в одну колею без перил, и вскоре выезжаем к Охотскому морю.

Каждая дорога, как бы долго она не тянулась, имеет своё начало и конец. Два часа ночи. Перед нами чуть светится река. В свете фар шевелятся наши огромные тени на черном полотне неба.

В половине пятого окрестности озаряются свежим утренним светом. Вылезаем из автомобиля и идем к реке. И тут нас ожидает первая неожиданность - перед нами вместо Лангери… старица с неподвижной водой, отделенная от моря песчаным валом. Река, на которой Владимир Витальевич рыбачил прошлым летом, исчезла, и нам предстояло её найти.

Выбираемся от старицы вверх и движемся в сторону построек. Один за другим проезжаем несколько крепко огороженных и стоящих поодаль друг от друга рыбацких станов, напоминающих опорные пункты.

Яркий свет восходящего солнца разливается над Охотским морем, высветив устье реки. В пору весеннего паводка Лангери, вырвавшаяся из распахнутой к морю широкой долины, вместе с островками, отмелями и косами пробила в песчаных наносах почти под прямым углом новое русло. Пара палаток на берегу, вывалянные в грязи автомобили, тлеющие костры - тихо и светло. Скоро обитатели палаток проснутся, вылезут наружу, а затем, выкурив сигарету, а то и опрокинув стопку водки, ринутся к берегу реки, чтобы испытать, как и мы, рыбацкую удачу.

Поднимаемся вдоль реки на двести метров и останавливаемся на большой поляне. Здесь и будет разбит лагерь. Первой устанавливаем большую шатровую палатку, в которую сносим все вещи. На газовой плитке кипятим чай, завтракаем бутербродами… Затем несемся к реке в предвкушении клёва… Но река не отзывается на новенькие блесны. Ни одной поклевки. Медленно перемещаемся к устью. Там у самого моря видны фигуры рыбаков. Владимир Витальевич уходит на косу вброд через старицу, которую мы накануне приняли за реку, по установленным кем-то вешкам. Я остаюсь на месте и с любопытством обследую окрестности…

На краю поляны пустая двухэтажка, в которой раньше жили пограничники. Действующая метеостанция ближе к реке. В береговом склоне натыкаюсь на обломки то ли огневой точки, то ли пункта наблюдения. Наружу вывалены две бетонные плиты, а в толщу земли ведет поземный ход. Подбираю в песке патрон от японской винтовки "арисаки"… Патронная коробка, керосиновая лампа, катушка телефонного провода, металлические бочки - все брошено и покрыто ржавчиной. Многолетние домашние цветы на месте бывших огородов…

Владимир Витальевич возвращается с устья ни с чем.

- Один мужик двенадцать лет записывал все подробности своей рыбалки. Когда, как, где и какая рыба клюёт, данные температуры воды и воздуха, погоду… все пытался угадать какие-то закономерности… Не ученый, а так - любитель. Бросил в конце концов это занятие. Заявил, что никакой закономерности в поимке рыбы не существует. Может так, а может и не так…

Когда я вытаскиваю из рюкзака вяленую щуку, привезенную недавно с Невской протоки, Владимир Витальевич улыбается. Ещё одна примета у сахалинцев в ходу: взял рыбу на рыбалку (в любом виде) - удачи не видать.

После обеда уезжаем в верховья реки, чтобы там поискать гольца.

Дорога в верховья Лангери идет высоко, плотно прижавшись к сопкам, чтобы удержаться, не осыпаться. Над ней висят старые лиственницы и ели с вскрытой наружу корневой системой, которые иногда соскальзывают вниз, стремительно - будто древние тараны, грозя скинуть вниз неосторожных путников и их автомобили. Трава отливает первородной свежестью. Она только-только взялась, готовится вымахнуть, вырасти… Погода действительно благоприятствует нам… На обрывах висят синие колокольчики, призрев высоту… Всюду горельник на фоне белых от снега склонов Восточно-Сахалинских гор, острые пики мертвых деревьев устремленные в синее, холодное небо. Они скрипят, перетираясь, взламываются с треском от собственного веса и немощи и опять тихо. Лишь едва слышны шорохи легкого ветерка и пересвист птиц.

Два молодых человека в устье ручья Рыбного приехали на джипе. Их спутники ушли выше со спиннингами. Простой, короткий разговор - приветствие. Рассказывают о двух медведях, прошедших недавно мимо стоянки и подавшихся вверх по ручью в сторону горы Длиной, а затем угощают квасом. Размышляют о том, что к вечеру надо убрать продукты, собрать остатки пищи, чтобы звери не пришли к стоянке на запах съестного.

Люди в лесу, на таежной реке, сходятся быстро, не то, что в городе. Человеческие качества здесь проявляются выпукло, зримо. Стоянки, автомобили, лодки остаются в неприкосновенности, если рыбаки и охотники уходят к месту промысла. Ты сам должен быть готов в любую минуту к взаимодействию - вытянуть застрявший автомобиль, предупредить об опасности, выручить в экстремальной ситуации, взять на себя часть коллективной работы. Сожаление вызывает, если кто-то поступается этими правилами.

Дорога так и не отступает от края обрыва. Окружающий ландшафт завораживает. В каменном русле реки видны крупные обломки скал - оббегающий их поток воды, освещенный солнцем, будто серебряный…

Навстречу колонна из шести машин. Останавливаемся все разом - и мы, и те, что едут навстречу. С передней машины выходит мужчина средних лет, приветствует нас, а затем спрашивает, где находится Лангери. Владимир Витальевич показывает рукой прямо в пропасть, где бежит река.

Люди наслышаны о реке, о её рекреационных возможностях, но не все знакомы с маршрутом. Кроме того, такой армаде трудно будет найти удобное место для стоянки, разве что в устье.

Вместе с тем голец исчез, растворился по речке и её притокам. Все же мне удается поймать небольшую кунджу. Затем зацеп, новая снасть и тишина. Лишь за разом улетает в стремительный поток блесна, шуршит леска на катушке… безрезультатно.

Прижимы справа и слева ограничивают пространство для рыбалки. Река не пропускает нас к сокровенным местам.

К северу высятся, формируя удивительный ландшафт, горы Дикая и Сыпучая.

Возвращаемся в лагерь в сумерки, волоча на прицепе дрова. Их мы подобрали на территории поселка на выбитых полянах, где когда-то стояли дома, и были улицы. Мелкие давно собраны - небольшие трухлявые бревна рассыпаются по дороге. От костра идет приятное тепло. Красные языки пламени становятся ярче с наступлением темноты.

Коля в восторге от костра и неустанно подкидывает щепу и ворочает головешки. Саша на год старше - в отличие от своего приятеля, медлителен и сосредоточен.

Выезд детей - отличная школа взаимодействия с природой, бережного отношения к ней. Они учатся устанавливать палатку, рубить дрова и готовить еду на костре, привязывать блесны, мыть посуду, следить за своей одеждой и обувью, распознавать деревья и кустарники, птиц и животных, ориентироваться на местности, взаимодействовать друг с другом. Хорошо, когда взрослые уделяют этому внимание, помогая детям адаптироваться к окружающей среде, как это делает Владимир Витальевич.

С утра Владимир Витальевич уходит на реку. Оттуда возвращается через час с куканом с нанизанной на него рыбой. Хорошо клевала небольшая кунджа. Гольца же и след простыл. Разочарованны все, кто приехал в эти два дня на Лангери. Даже нерпы, которые неподвижно торчат напротив устья реки. Как говорят, повезет в другой раз…

В 11 часов трогаемся в путь. Проезжаем насквозь поселок. В свете дня я вижу трассу, будто впервые. С дороги открываются живописные сопки, снежники, широкие долины рек. Соболёк с обочины смотрит на приближающийся автомобиль и скрывается в траве.

Проехали реку Хой, впадающую в Охотское море. Здесь вчера взяли много гольца - опять же, из разговоров. По дороге впереди нас некоторое время несется заяц, смешно раскорячив длинные задние лапы, а затем скрывается в траве.

С перевала открывается чудный вид. На самом верху высокий православный крест - напоминание о случившейся здесь трагедии. Проезд затруднен в зимнее время, когда дорожное полотно покрывается ледяной коркой, в дождь - тоже. От водителя нужна сноровка и осторожность при передвижении по трассе.

Через дорогу идет медведь - подросток - слева-направо. Он поднялся с речки по склону глубокого оврага. Владимир Витальевич тормозит, чтобы не сбить животное. Через ветровое стекло непрерывно снимаю на фотокамеру его сольный проход. Медленно проезжаем место, где медведь скрылся в березняке. Самого медведя не видно, лишь большой подвижный кусок мокрой, черной шкуры среди зеленой листвы.

Въезжаем в Первомайское. Это достаточно крупное село, расположенное в красивой предгорной местности, на полторы тысячи жителей. На реке Мулейке предприниматели моют золото, и здесь шлам выкрасил воду в коричневый цвет.

Ориентировочная дата основания посёлка Муйка (ныне Первомайское) - 1947 год. До 1953 года здесь проживали в основном граждане, подвергнутые репрессиям ("спецпоселенцы"), а при строительстве посёлка использовался подневольный труд заключённых.

В 1950-х годах в посёлке было размещено управление Муйского леспромхоза.

Участок железной дороги Победино - Первомайское действует. Здесь есть регулярное грузовое движение. Перевозятся почти исключительно наливные грузы (нефть, бензин).

История этой железной дороги началась в период Карафуто. Ориентировочная дата её открытия - 1943 год. Начальным пунктом узкоколейной железной дороги являлась станция Котон (ныне Победино). Основным назначением являлся вывоз известкового камня, добываемого неподалеку от населённого пункта. В 1980 году началось строительство железнодорожной линии "широкой" колеи (1067 мм), пролегающей параллельно Муйской узкоколейной железной дороге. Сквозное движение от Победино до Первомайского было открыто в 1991 году. В начале 90-х в Первомайском был открыт и нефтяной терминал. Это спасло новую железную дорогу: при отсутствии такого объекта она неизбежно была бы разобрана. Пассажирское движение здесь было окончательно прекращено в 2000 году. Лишь машинисты время от времени подвозили местных подростков до старого карьера (в двух километрах от села), который служил местом игр и купания, получая взамен неиспорченный путь и отсутствие посторонних предметов на рельсах.

Проезжаем Первомайский сельский Дом культуры. На завтра объявлен вечер-кафе "В Россию можно только верить…". В программе игры, пляски, конкурсы. У магазина гусенично-тракторный тягач (ГТТ) рычит и обдает всех синим дымом… Водитель и его напарник с пивом в руках лезут в тяжелую машину, разворачиваются и отправляются в сторону Победино.

У входа в магазин "Светлана" задаю несколько вопросов мужчине неопределенного возраста, касающихся местной жизни.

- Где работаете? - спрашиваю я.

- Нигде, леспромхоз закрыт…

- Что делаете?

- Пиво пьем.

- На что живете?

- На ссуду в банке... - отвечает мужчина и, лукаво прищурившись, машет рукой в сторону реки.

Скоро по ней поднимется красная рыба…

Узнавайте новости первыми!
Подписаться в Telegram Подписаться в Telegram Подписаться в WhatsApp Подписаться в WhatsApp
Читать 4 комментария на forum.sakh.com